А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Изысканный адреналин" (страница 9)

   – Шофер доставит вас обратно в отель. Вижу, как вы устали, – улыбнулась ему Инга. – Идемте, я провожу вас.
   – А остальные?
   – Разъедутся немного позже, когда разберутся со ставками. На каждое пари мы включаем тотализатор. На деньги в нашем клубе не играет только Марго.
   – Интересно, на чью победу ставил Торчинский? – задумчиво спросил Штерн.
   – Мне жаль, что вы проиграли, Леонид, – ушла от ответа Инга. – Пожалуйста, не расстраивайтесь. Возможно, в другой раз вам повезет больше.
   – Инга, расскажите мне, какие еще пари заключались в клубе?
   – Самые разные. Ваш крупье, например, продюсер Валерий Торчинский, поспорил, что сможет сделать поп-звезду даже из самого безголосого исполнителя, и теперь раскручивает одного мальчика, которому медведь на ухо наступил. И знаете, Леонид, у него неплохо получается. До выигрыша Торчинскому осталось немного. Записать сольный диск и распродать его тиражом в сто тысяч экземпляров. А бывают и довольно смешные пари. Один спорщик бился об заклад, что невозможно спуститься с крыши мэрии на парашюте и остаться при этом в живых. Другой уверял, что нет ничего проще. Ставки на это пари были очень высокие.
   – Действительно, смешно, – хмыкнул Штерн. – Второй спорщик – это депутат Мариновский?
   – Откуда вы знаете? – напряглась Инга.
   – По телевизору видел, вся страна обсуждает это происшествие.
   – Ах, ну конечно! К сожалению, все закончилось довольно печально. А ведь Мариновский почти выиграл пари. Опыт прыжков с вертолетов у него был, ко всему прочему, он несколько месяцев брал уроки у инструктора по бейс-джампингу. Почти все были уверены, что Мариновский выиграет, поэтому ставки делали в основном на его выигрыш.
   – Кажется, прокуратура подозревает в убийстве Мариновского какого-то банкира, – сказал Леонид, наблюдая за реакцией Инги, но администратор рассеянно кивнула и о чем-то глубоко задумалась. Дальнейшие расспросы вести было опасно. – Поужинаете со мной, Инга? – улыбнулся Леонид, взял руку девушки и поцеловал.
   – Возможно… – загадочно проворковала Инга, вложив ему в ладонь визитку. – Хотя… Вам, господин Штерн, надлежит сейчас думать о другом. От всей души желаю вам, чтобы девушка, которая попросит у вас закурить в ночном клубе, оказалась приличной. Искренне вам сочувствую. Сегодня Марго была совершенно не оригинальна. Придумать такую пошлость! Не понимаю, как подобное пришло ей в голову, сюжет, словно из бульварного романа, – Инга поморщилась.
   – Инга, дорогая, а вы в будущую среду в ночной клуб случайно не собираетесь? – подмигнул ей Леонид.
   – Я не курю, – хитро улыбнулась Инга.
   – А курящих симпатичных подружек у вас случайно нет?
   – Прекратите! – вдруг разозлилась администратор. – И мой вам совет: не пытайтесь жульничать, такого в клубе не прощают никому. Всего хорошего.

   На улице уже рассвело. Утренний влажный туман стелился по аллее, заползал на мраморные ступеньки, усыпанные лепестками роз. Дом по-прежнему казался сказочным замком, но теперь Леонид Штерн знал, что за чудовища обитают внутри. Марго, умница Марго, она знала, кого приглашать в свой клуб: выискивала среди богатых и знаменитых тех, кто склонен к риску, азартен, но неудовлетворен, потому что настолько пресыщен жизнью, что не находит больше удовлетворения ни в чем, что можно купить за деньги. Выискивала – и предлагала новый вид экстрима. Адаптированную русскую рулетку, игры с собственной судьбой и жизнью. Вот в чем заключается суть идеи клуба «Флоризель». Как ни прискорбно, но его брат принадлежал к психологическому типу этих людей.
   Обессиленный Штерн рухнул на сиденье «Кадиллака». Произошедшее воспринималось как дурной сон, и казалось, что, выехав за ворота клуба, он тут же проснется и забудет о кошмаре. Но чем дальше автомобиль удалялся от особняка, тем паршивее становилось у гроссмейстера на душе. Реальность вновь обретала четкие контуры, та реальность, в которой он жил прежде. Совершенно очевидно, что в клубе его не только мастерски обработали психологически, но и угостили для большей сговорчивости каким-то наркотиком или психотропным препаратом.

   Ольге он позвонил из телефона-автомата, расположенного в холле отеля. Нельзя было исключать, что в его номере уже установили прослушку и за ним внимательно наблюдают, поэтому действовать предстояло очень осторожно.
   – Оля, здравствуйте. Я был там, все прошло гладко, если можно так сказать. Кое-что удалось выяснить. Клуб «Флоризель» – это букмекерская контора, необычная. Там заключаются оригинальные пари. Мариновский являлся членом этого клуба. С мэрии он сиганул на спор. Ставки на это пари были сумасшедшие, все в основном рассчитывали на его выигрыш. Он мог погибнуть, а мог выиграть спор. И Мариновский бы выиграл, если бы не машина, которая его сбила. Вы понимаете, о чем я говорю, Оля?
   – Значит, кто-то очень не хотел, чтобы Мариновский этот спор выиграл: либо тот человек, который заключил с Мариновским пари, либо тот, кто выигрывал от проигрыша. Он и есть убийца.
   – Совершенно верно, вы умница, Оля. Но детали мне пока выяснить не удалось.
   – Что же делать?
   – Самый лучший вариант – добиться свидания с Демьяном и поговорить с ним по душам. Если не получится, попробуйте через адвоката выяснить вопрос: с кем заключил пари Мариновский? Я со своей стороны буду пробовать разузнать в клубе, кто ставил против Мариновского. Но собрания проходят только по субботам, поэтому мой следующий визит, соответственно, случится только через неделю.
   – Спасибо, Ленечка. Не представляю, чтобы я без вас делала. Как вы?
   – Нормально, собираюсь в скором времени жениться.
   – На ком? – ошарашенно спросила Бутырская.
   – На ком?.. Пока затрудняюсь ответить. Как раз по этому поводу я хотел с вами поговорить. Дело в том, что я совершенно не ориентируюсь в ночных клубах Москвы…

   Глава 8
   ПРОМАХ

   Инга торопливо поднялась по лестнице на третий этаж, постучалась и вошла в будуар хозяйки. Марго сидела на пуфике у трюмо, на ее лицо была наложена маска.
   – Я очень устала, Инга, – глядя в зеркало на помощницу, сухо сказала Маргарита. – Поговорим завтра.
   – Мне он не нравится. Ты сделала огромную ошибку, пригласив его в клуб.
   – А я решила, что ты пришла мне посочувствовать, – блеснула глазами Маргарита.
   – Прости, но…
   – Я забыла тебя спросить, девочка, кого мне приглашать, а кого нет.
   – Марго! Неужели ты не видишь, что Штерн не из нашей стаи? Он чужак!
   – Убирайся вон! – Марго хлопнула по столику трюмо ладонью так, что зеркало задребезжало.
   Инга мгновение смотрела на хозяйку растерянно, после взгляд ее очерствел, и она выбежала из комнаты. Марго раздраженно поморщилась и тут же схватилась за лицо руками: маска уже подсохла, мимика вызвала неприятные ощущения. Маргарита Петровна поднялась и направилась в туалетную комнату. Включив воду в раковине, хозяйка клуба «Флоризель» устало присела на бортик ванны. Вода всегда успокаивала ее, а сегодня был тяжелый день. Наглая рыжая девчонка посмела открыть свой рот и упрекнуть, что она сделала неправильный выбор. Неужели она решила, что Марго сама этого не понимает? Понимает прекрасно, недаром за три года работы клуба создала себе репутацию самой умной женщины России. Попасть в клуб «Флоризель» было престижно и непросто. В сущности, ничего нового и оригинального Маргарита Петровна Уланская не придумала, просто прочитала как-то книгу Роберта Стивенсона о приключениях принца Флоризеля и Клубе самоубийц, частично позаимствовала идею, адаптировала ее к российской действительности, а остальное сделал грамотный и тщательно продуманный пиар. Правда, ее клиенты не были самоубийцами в прямом смысле этого слова, но они играли собственными судьбами, и делали это с таким яростным азартом, что становилось страшно. Марго же просто помогала воплотить в жизнь нездоровые идеи этих людей, подыгрывала им и создавала правильную атмосферу. Атмосфера – вот что было главным. Посему все новички, которых она сама тщательным образом отбирала, проходили жесткое психологическое тестирование. Тесты она разработала сама, это было несложно. Когда-то Маргоша окончила с красным дипломом психфак МГУ, легко поступила в аспирантуру… Правда, защитить кандидатскую так и не смогла. Некоторые обстоятельства помешали. Маргоша без памяти влюбилась в своего научного руководителя. Он был старше Марго на двадцать лет, умен, как Аристотель, красив, как Аполлон, имел докторскую ученую степень, трехкомнатную квартиру, номенклатурную дачу и, как и подобает ученому мужу, состоял в браке. Никакой надежды на взаимность не было, посему свои чувства Марго, как истинная комсомолка, тщательно скрывала. Однако выходило это плохо, в его присутствии она переставала вообще что-либо соображать, краснела и, что самое ужасное, потела. Позже Марго, пытаясь анализировать, пришла к выводу, что профессора подтолкнули к порочной связи как раз феромоны, которые она непроизвольно источала в его присутствии, обливаясь потом, как портовый грузчик. Красотой она не блистала: бледная, худенькая, невыразительная, тонкие губы, дурацкие хвостики, низкий лоб – в ней не было ничего, что могло бы привлечь мужчину. Со временем она научилась выглядеть элегантно и броско, а тогда походила на беспомощную мышь.
   Предварительный вариант диссертации был готов. Профессор попросил приехать с работой на дачу, сославшись на завал в делах и недостаток времени. Она приехала на электричке, волновалась страшно. Профессор встретил ее приветливо, усадил на веранде на плетеный стул, приготовил чай, поставил на стол вазочку с вишневым вареньем, присел рядом.
   О стекло бился шмель, нос щекотал запах мяты и спелых яблок. Профессор вдруг снял с Марго очки и положил их на стол. Все расплылось перед глазами, его рука легла ей на колено, поползла под короткую клетчатую юбочку, нырнула в трусики, пошарила там по-свойски. Стало неприятно и даже больно, но Марго сидела, боясь пошевелиться, широко распахнув глаза. Профессор засмеялся, сказал какую-то грубость, подхватил ее на руки, как куклу, и отнес на диван. Ловко стянул с нее трусики, некрасиво задрал юбку, расстегнул свой ремень – брюки упали на пол. Марго с ужасом взглянула на его оттопыривающиеся трусы, одернула юбку, сползла с дивана и стала шарить рукой, чтобы отыскать свои трусики. Он схватил ее за волосы, рывком поставил на ноги, развернул к себе, со всей силы хлестнул по лицу. Она не удержала равновесия и снова упала на диван. Он грубо раздвинул ей ноги, навалился сверху – от пронзительной боли у нее потемнело в глазах и зазвенело в ушах.
   – Ты что – девочка? – Его вопрос прозвучал раздраженно. – Что ж ты раньше не сказала? Ну прости, прости, надо же предупреждать о таких вещах. Иди в ванную, приведи себя в порядок, так и быть, я отвезу тебя домой на машине. За диссертацию можешь больше не волноваться, оставляй, я подправлю слабые места – защитишься на «отлично», обещаю. И не реви, – натягивая брюки, сказал он холодно, – разве ты не об этом мечтала, когда ехала ко мне на дачу? Я вас, аспиранточек, как облупленных знаю. Не первая ты у меня такая умная: юбочку короткую нацепила, верхние пуговки на блузке расстегнула. Или ты думала, что я тебе за голые коленки диссертацию выправлю? За все в жизни нужно платить, запомни, солнышко!
   На следующий день она забрала документы с кафедры, но урок своего научного руководителя запомнила на всю жизнь. Потом было несколько лет работы в интернате для слабоумных детей, год практики на зоне, перестройка, частный кабинет, своя клиентура, нервный срыв, неудачная попытка самоубийства, психиатрическая клиника…

   Ну да! Да! Да! Да! Штерн был не из их стаи! Чужак… Марго это сразу поняла, увидев интервью гроссмейстера по телевизору. Нечто позерское и неестественное было в поведении этого человека. Да и во взгляде его сквозила обреченность, а не азарт и удовлетворение. При других обстоятельствах хозяйка клуба «Флоризель» не обратила бы на Штерна внимания, но искушение было слишком велико, и она закрыла глаза на отчетливо прозвучавшие фальшивые нотки. После, прочитав ответы Штерна на анкету, Маргарита снова уловила фальшь. Он безбожно врал. Почему? Все просто: гроссмейстер неосознанно старался выдавать желаемое за действительное. Однако на главный вопрос гроссмейстер ответил честно и именно так, как было нужно. Штерн был азартен, и этого оказалось вполне достаточно, чтобы позже загнать его в угол.
   Марго аккуратно сняла маску ватными тампонами, ополоснула лицо, промокнула щеки хлопковой салфеткой, вернулась в комнату, прилегла на кровать и закрыла глаза. Пожалуй, она погорячилась – не следовало так разговаривать с администратором. Инга была преданным, незаменимым сотрудником, прекрасным организатором и лицом клуба. Нестандартная, изысканная красота Инги, яркая сексуальность, ее аура создавали в клубе уникальную атмосферу здорового соперничества между мужчинами, что держало их в легком тонусе и стимулировало на подвиги. Рыжая бестия умела дразнить, заводила, но всегда знала, как вовремя остановиться, чтобы мужчина не почувствовал себя обманутым. Она была умна и хитра, как лисица. Глупо было ссориться с ней. Поразмыслив над сложившейся ситуацией, Маргарита Петровна решила попытаться уладить возникшие проблемы, набросила халатик, взяла из бара коробку конфет и выскользнула в коридор. Как назло, в своей комнате Инги не оказалось. Марго спустилась вниз, прошлась по залам, заглянула в комнату заключения пари. Инги не оказалось и там, но то, что увидела Марго, заставило ее сердце забиться в бешеном ритме. Все конверты, которые лежали на рулетке, были вскрыты.
   – Черт! – Марго выбежала во внутренний дворик. Машина Инги исчезла со стоянки. Девушка уехала домой, в Москву. Плохо, очень плохо: Инга узнала то, что знать ей было не положено. Ну да! Да! Да! Она положила во все конверты черные фишки с надписью «Клуб «Флоризель». Смухлевала, хотела, чтобы гроссмейстер играл именно с ней. Так было нужно! Только как объяснить это Инге? Впрочем, девочка сама не без греха. Кофе для Штерна приготовила отменный, добавив в напиток немного чудодейственного расслабляющего снадобья. Подобным коктейлем угощали всех новичков, чтобы они не пугались и не портили отказами от подписания договора атмосферу в клубе. Чтобы все шло как по маслу. Штерн не стал исключением, но как же он отчаянно сопротивлялся! Силы воли у него не занимать. Пускай он чужак, но сломать его было интересно. Лишь бы не отказался от условий пари, потому что смерть в планы Марго не входила. У нее и без этого проблем было полно. Убийство депутата Мариновского висело над головой хозяйки клуба «Флоризель», как дамоклов меч. Пока все шло прекрасно. Бутырского обвинили и засадили за решетку. Но ситуация могла измениться в любой момент, а этого Марго допустить никак не могла.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация