А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Изысканный адреналин" (страница 27)

   – Притормозите! – попросил Леонид, водитель остановил машину, Штерн расплатился и вышел из такси. Да, это был именно тот самый дом, который он искал. Высокие резные ворота, ажурные, как кружево, искусно выполненные – прекрасный образец старорусского стиля. На общем фоне ворота выглядели уникально. К ним примыкала калитка, она оказалась не заперта – и Штерн вошел.
   Участок выглядел заброшенным. Запущенный сад, заросшие травой тропинки, вдоль забора поросль крапивы и прочих сорняков. Лишь свежие колеи от протекторов шин на траве у гаража говорили о том, что здесь бывают люди. Пригнувшись, Штерн добежал до высокой сосны и притаился. Окна дома были закрыты плотными металлическими ставнями. Понять, есть ли кто-нибудь в доме или нет, было невозможно. Леонид постоял некоторое время и, стараясь передвигаться как можно тише, обошел дом, настороженно прислушиваясь. Ни шороха, ни звука. Возможно, он ошибся, и Ольга прячет Мэрилин не здесь? Скорее всего, ошибся. Лезть в чужой дом было неловко. Штерн присел на ступеньку крыльца, размышляя, как поступить. На земле, рядом с правым ботинком, что-то блеснуло. Леонид нагнулся – это были очки, жуткие очки, в которых была Мэрилин в клубе «Красный монах». В груди бешено застучало сердце – он нашел ее. Нашел! С улицы послышался шум мотора, мелькнул свет фар – у ворот притормозила машина. Хлопнула дверь автомобиля, скрипнула калитка. Штерн соскочил с крыльца и рыбкой нырнул в кусты.
   На тропинке показались Бутырский и Марго. Штерн округлил глаза, наблюдая за ними из кустов и пытаясь понять, что происходит. Тихо переговариваясь друг с другом, Уланская с братом зашли в дом. Неужели Бутырский узнал о причастности Ольги к преступлениям и решил расправиться с ней, мелькнула в его голове мысль. Сейчас будет суд Линча, испугался гроссмейстер и, выскочив из кустов, понесся в дом, чтобы остановить расправу. Леонид распахнул дверь, влетел в помещение, ринулся на свет в комнату и замер на пороге.
   – Светлана? А что вы тут делаете? – растерянно спросил гроссмейстер.
   Света сидела за столом и держала в руке горящую свечу. Марго с Бутырским стояли в двух шагах от нее с вытянутыми лицами. В углу гостиной, привязанная к стулу, чуть слышно всхлипывала Мэрилин и полными ужаса глазами смотрела прямо перед собой. У ее ног стояли две пластиковые канистры. Резко пахло бензином. Штерн взглянул на пол – он был мокрым, он весь был залит бензином.
   – Ты пришел? – Светлана поднялась, подошла к Леониду со свечой в руке и заглянула ему в глаза. – Ты пришел… Я всегда знала, что не одна в этом мире. Я чувствовала, что ты существуешь.
   – Света, вы, кажется, устали. Вам нужно отдохнуть…
   – Дурашка, ты ничего не понял, – она погладила его по щеке, нежно-нежно, как мама. – Даю еще одну подсказку:

Красною кистью рябина зажглась.
Падали листья. Я родилась.
Спорили сотни колоколов.
День был субботний: Иоанн Богослов.
Мне и доныне хочется грызть
Жаркой рябины горькую кисть.

   – Да, я тоже люблю поэзию Цветаевой… Я родился с ней в один день…
   – И я… Мне тоже скоро будет тридцать…
   В памяти отчетливо всплыл диалог родителей, пересказанный братом, и Леонид с трудом удержался на ногах. «С двумя ты мне не нужна… Одного придется оставить – не прокормим. Кто же знал, что так выйдет…»
   – Рас-стояние: версты, мили… – прошептал Штерн. – Нас рас-ставили, рас-садили. Чтобы тихо себя вели по двум разным концам земли. Рас-стояние: версты, дали… Нас расклеили, распаяли. В две руки развели, распяв… Господи, Света!.. – Штерн зажмурился, пытаясь справиться с эмоциями и удержать слезы. Сердце превратилось в кровавую рану. – Света, как же так случилось? Как такое могло произойти?!
   – Мне было очень одиноко без тебя, братишка, – всхлипнула Светлана, Леонид прижал ее к себе – она не сопротивлялась, подалась навстречу, уткнулась носом ему в грудь. Он нежно провел рукой по волосам сестры, поцеловал.
   Марго с Бутырским продолжали стоять, как истуканы, посреди комнаты, не зная, что предпринять.
   – Все будет хорошо. Все будет хорошо, – шептал ей на ухо Леонид, глядя на ее руку со свечой, которую она отвела в сторону. – Ты только позволь, я помогу тебе. Позволь, я помогу, Света!
   – Поздно… Я скоро умру.
   – Ты не умрешь. Я не дам тебе умереть!
   – Ничего уже не изменить. Они убили меня. Они убили меня, как только я появилась на свет. Я медленно, медленно умирала с самого рождения. Сначала отобрали маму, потом тебя, а после забрали отца. Отец хотел меня взять, я знаю. Я ждала, ждала его каждый день, но он так и не приехал. Мне было так одиноко!
   – Мне тоже было одиноко без тебя, милая моя. Давай побудем вдвоем. Пусть все уйдут, а мы останемся и поговорим, – Леонид прижал Светлану к себе еще крепче.
   – Нет, ты не понимаешь! – резко сказала Света, оттолкнув Леонида. Свеча в ее руке затанцевала. – Из-за нее я навсегда осталась сиротой, – Светлана обернулась и посмотрела на Марго с ненавистью. – Она должна покаяться! На колени, сука, иначе я сделаю пекинскую утку из этой девчонки! И ты, банкир, на колени! Хорошо тебе было в гнезде? Тепло и уютно! А знаешь, каково было мне? Я мечтала посадить тебя в клетку, чтобы ты понял, каково жить за решеткой. На колени, твари, хочу перед смертью насладиться вашим унижением. Быстро!
   Маргарита повиновалась, молча опустилась на пол. Демьян некоторое время стоял с окаменевшим лицом, но не выдержал взгляда Светланы и опустился на колени рядом с Марго. Мэрилин заплакала.
   – Освободи девушку! Ведь она ни в чем не виновата, – мягко попросил Штерн.
   – Уходи, – сказала Светлана. – Я отпускаю тебя.
   – Я не могу оставить тебя, сестренка.
   – Уходи!!! – закричала Света.
   – Хорошо, но позволь мне тебя обнять на прощание, – спросил Леонид, подошел к Светлане, притянул ее к себе. Она вновь расслабилась, Штерн схватил руку сестры и попытался вырвать свечу.
   – Предатель! – закричала Света, разжала пальцы и бросила свечу на пол – тот мгновенно заполыхал. Бутырский вскочил на ноги и метнулся к Мэрилин. Марго попыталась встать. Светлана со всей силы ударила ее ногой по лицу и бросилась к выходу. Уланская охнула и повалилась на пол. Леонид подхватил Марго под мышки, оттащил подальше от огня.
   – Дверь! – закричал Бутырский, пытаясь отвязать журналистку от стула. – Леня, входная дверь!
   Штерн кинулся за Светланой.
   – Дверь заперта! – закричал гроссмейстер и закашлялся.
   Огонь распространялся стремительно, заполыхали занавески, помещение заполнилось удушливым дымом.
   – Епэрэсэтэ! – заорал банкир, отвязал наконец девушку, схватил стул и попытался выбить окно. – Твою мать! Ставни закрыты, без ключа их не отпереть. Наверх надо! Там чердачное окно, оно выходит на крышу веранды. Я в детстве так по ночам из дома сбегал. Только быстро! Сейчас рванет на фиг все! И канистры, и газ в баллонах на кухне. Леня, быстро!
   Банкир подхватил Мэрилин за талию и повел ее наверх, девушка с трудом держалась на ногах. Леонид поднял Марго на руки и потащил по лестнице. Каждый шаг давался с трудом, отдавая тупой невыносимой болью в спине. Силы его покинули наверху, когда до спасительного окна оставалось несколько шагов. Он упал на колени и положил Маргариту на пол.
   – Марго, поднимайся, – попросил Леонид, похлопав ее по щекам, от едкого дыма слезились глаза и легкие словно превратились в камень. Снизу орали Бутырский и Мэрилин. Слышен был голос Чижикова. Со стороны улицы кто-то пытался вышибить входную дверь. – Марго, поднимайся, пожалуйста. Нужно подняться, Марго, – умолял Штерн.
   Маргарита застонала, приоткрыла глаза.
   – Боишься умереть без меня, гроссмейстер? – чуть заметно улыбнулась Уланская, закашлялась и хрипло вздохнула. – Не бойся, мой милый мальчик, тебе ничего не грозит. Иди. Я не могу. Иди. И прости меня за все. Я обманула тебя. Это были просто витамины. Ульянушка ввела тебе витамины, а капсулы – это обычный рыбий жир.
   Секунду Штерн потрясенно смотрел на Маргариту и тяжело дышал. Ему хотелось лишь одного – убить эту женщину.
   – Сволочь! – выдохнул он, подхватил хозяйку клуба под мышки и потащил к окну. От злости у гроссмейстера прибавилось сил. Через минуту Уланскую принимали внизу Чижиков и Бутырский.
   Они успели отбежать на безопасное расстояние, и дом взлетел на воздух, разметав куски черепицы и огненные щепки в радиусе нескольких метров. Некоторое время все потрясенно и завороженно смотрели на языки пламени, не в силах поверить, что остались живы.
   – Чижиков, блин, где ты был? – поинтересовался Демьян, вытирая сажу с лица рукавом дорогого костюма. – Я же просил тебя ехать следом за нами.
   – Так я и поехал! Ментам сначала позвонил и поехал. Когда полыхнуло, попытался дверь выбить, но не вышло, – пожал плечами Макс. – Кстати, она была закрыта изнутри. Ну, это я так, к слову о птичках.
   – Изнутри, говоришь, значит, она там осталась, – Демьян болезненно поморщился. – Ладно, – похлопал он оператора по плечу. – В любом случае спасибо тебе за все, Макс. С меня причитается.
   Уланская лежала на земле и смотрела в небо, скула ее отекла и посинела. Оставив Чижикова, Бутырский присел на траву рядом с ней, снял с себя пиджак, свернул его и подложил Марго под голову. Маргарита коротко кивнула и отвела глаза.
   – Я не убивала твоего отца, – тихо сказала она.
   – Тебе Светлане нужно было об этом рассказывать, а не мне, – отмахнулся банкир. – Правда, не уверен, что она тебе поверила бы. Мрак…
   – Ты, главное, себя не вини, Демьян Иванович.
   – Я-то ладно, переживу. Леньку жалко. Ранимый он очень, весь в маму.
   Штерн стоял в стороне от всех, погруженный в свои мысли.
   – Любовь отогреет, не волнуйся за брата, – улыбнулась Марго и попросила: – Телефон дай, пожалуйста. Позвонить нужно.
   Бутырский достал свой сотовый и протянул Маргарите. Уланская набрала номер.
   – Ульянушка, это я. Анжелке передай, что денег на дальнейшую раскрутку Селивана я дам. Пускай продюсера хорошего ищет и самых лучших учителей по вокалу. Сделаем из него поп-звезду. Где я? На даче у покойного Замятина. Забери меня, пожалуйста, домой. Приезжай скорее, Ульянушка, жду. Адрес ты знаешь, – Марго отдала телефон банкиру и горько усмехнулась: не следовало ей когда-то рассказывать близкой подруге о профессоре психологии из МГУ.
   – А что там у вас случилось-то? Может, расскажете? – подошел к ним Чижиков. Мэрилин потянула его за рукав.
   – Я тебе покажу, Макс, – нервно хихикнула журналистка и потрясла своим джинсовым рюкзачком. – Мы с тобой такой сюжет отсняли! Что теперь все от зависти усохнут.
   – Ты хочешь сказать, что все сняла на камеру? – удивился Макс.
   – А что, я же профи, – пожала плечами Мэрилин. – Папа теперь может мной гордиться. Можно сказать, что побывала, как он, в горячих точках.
   – Ты хочешь сказать, что твой отец…
   – Мой отец Роберт Хейч – репортер Би-би-си.
   – Ни хрена себе! И ты молчала! – ошалел Чижиков. – Он же мой кумир! Его весь мир знает. Да с таким папашей любую дверь можно открыть!
   – Вот-вот, поэтому и молчала. И ты, смотри, никому не протрепись.
   – Какая же ты дура, Коновалова! – восторженно глядя на журналистку, выругался Макс.
   – Сам дурак, – хихикнула Маша и чмокнула оператора в щеку. – Спасибо тебе, Чижиков. Не знаю, как тебе удалось так быстро разыскать Марго и сына профессора Замятина, но если бы не ты, то эта сумасшедшая баба меня убила бы однозначно. Они приехали минута в минуту.
   – Э, нет, я тут ни при чем, за свое спасение благодари Штерна, – гоготнул Макс. – Кстати, он в тебе уже дырку, по-моему, просмотрел. Пожалуй, я в сторонку отгребу, – заявил оператор, но Мэрилин ухватила его за рубашку.
   – Макс, не уходи! Не уходи! – залепетала девушка. – Чего это он на меня так смотрит, а?
   – Жениться хочет, наверно, – заржал оператор. – Злобный коршун любви-и-и-и… Расклевал мое сердце до крови-и-и-и…
   – Да иди ты отсюда! – разозлилась Мэрилин и отвесила Максу подзатыльник. Чижиков воспользовался моментом и юркнул в свой автомобиль.
   К дому подъехали две пожарные машины, милиция и «Скорая». Вокруг засуетились люди. Макс завел двигатель и поехал домой: проку от него в любом случае не было никакого.
   В квартире пахло краской и штукатуркой. Чижиков надел халат и шапочку, чтобы добелить потолок, и услышал звонок в дверь. На пороге стояли несколько человек в ярких комбинезонах.
   – Нас Бутырский прислал, – заявил один из них и, отстранив Макса в сторону, прошел в квартиру, по-хозяйски осматриваясь. Следом вошли остальные.
   – Вы кто такие? – спросил Чижиков.
   – Передачу «Квартирный вопрос» смотрел? Мы типа того, только лучше. Единственное, не любим, когда нам мешают. В общем, отдыхай. Позовем, когда будешь нужен, – заявил мужик и снял с Чижикова газетную шапочку.
   Делать было нечего, и Макс поплелся на кухню, ставить чайник.
   В дверь снова позвонили.
   – Кого еще принесло? – застонал Чижиков и распахнул дверь.
   – Потанцуем? – счастливо улыбнулся Егор Редников с порога и протянул Чижикову бутылку шампанского и цветок.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация