А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Изысканный адреналин" (страница 25)

   Глава 6
   ЯРКАЯ ПАЛИТРА СМЕРТИ

   В последнее время он часто думал о смерти. Прислушивался к ней, изучал, пытался ее понять – и преуспел в этом. Теперь Леонид Штерн знал о ней многое. Смерть пахла ландышем, на вкус казалась пресной, любила спать и постоянно тянула его в постель. Она была мудрым философом, прекрасным историком и беспощадным хирургом. Вскрывать нарывы души, давать советы и воспроизводить картины прошлого получалось у нее отменно. Но, пожалуй, особенным ее даром был талант гениального живописца. Она тщательно прописала кистью каждую деталь бытия, окрасила новыми красками закат и восход, сделала ярче солнце и звезды, щедро добавила изумруда листве и ультрамарина небу.
   Штерн стоял у окна и с наслаждением разглядывал облака, похожие на шахматные фигуры. Никогда прежде он не замечал, как они прекрасны. Никогда прежде ему так страстно не хотелось жить, как сейчас. Сейчас, когда он вдруг прозрел и разглядел мир во всем его простом великолепии, научился радоваться каждому мгновению и впервые испытал потребность любить.
   Мэ-ри-лин… все чаще слетало с его языка. Мэ-ри-лин… отдавало в сердце теплом. Мэ-ри-лин… ласкало слух. Штерн ничего о ней не знал, но девушка вдруг заняла большую часть его души, возможно, потому, что единственным его спасением была именно она – худенькая синеглазая журналистка со светлыми короткими волосами. Мама вряд ли одобрит этот брак, она всегда возражала против неравных браков. Снобизм тут был ни при чем, мама считала, что ментальность у людей из различной социальной среды несовместима, поэтому подобные союзы обречены на провал. Развод же, по ее убеждению, был категорически неприемлем – так как это оставляло пятно на репутации всей семьи. Да, мама однозначно его не благословит, и подобное положение вещей очень огорчало.
   Стук в дверь отвлек гроссмейстера от мыслей о грустном. На пороге стояла Бутырская.
   – Оля? – Леонид посторонился, пропустив жену брата в номер.
   – Где Демьян? – сухо спросила Бутырская, прошлась по комнате, остановилась у окна, резко развернулась и с вызовом посмотрела на Штерна.
   – Олечка, да на вас лица нет! Присядьте, пожалуйста, – обеспокоенно сказал Леонид, разглядывая жену брата. Ее словно подменили: болезненная бледность, осунувшееся лицо, тени под глазами, спутанные волосы, небрежная одежда – и глаза, никогда Штерн не видел у нее таких глаз: шальные какие-то, затравленные, как у волчонка, попавшего в капкан. На сердце стало неспокойно. – Оля, все в порядке, не переживайте. Демьян в безопасном месте. Разве брат не предупредил вас, что некоторое время будет отсутствовать? Он же вам звонил при мне.
   – Да, звонил! Один-единственный раз, – Ольга села в кресло, нервно покусывая ногти. Штерн отвел взгляд, смотреть на Ольгу ему было неловко. – Я не знаю, где он. Не знаю, с кем он. Что происходит, в конце концов? Я ничего не знаю! Он не посчитал нужным по-человечески мне все объяснить. Леня, разве так поступает любящий муж?
   – Оля, успокойтесь, пожалуйста. Демьян не сказал, где он, чтобы вас обезопасить. Опять же, насколько я знаю, он приставил к дому людей из службы безопасности банка.
   – Да уж… рыцарь! Сам исчез, а меня поручил своим псам.
   – Зачем вы так? Сейчас я все вам объясню. Мы вычислили человека, который пытался подставить Демьяна.
   – Кто же он? – Ольга перестала грызть ногти и хмуро посмотрела на Штерна.
   – Артем Золотников, театральный актер.
   – Золотников? – тихо переспросила Бутырская.
   – Вы с ним знакомы, насколько я знаю. Как выяснилось, именно он стоял за всеми неприятностями Демьяна. Пока Золотникова не арестуют, отвезти вас к мужу я не могу. Это опасно и для вас, и для Демьяна.
   – Демьяну больше ничего не угрожает, – вдруг захохотала Бутырская, – потому что Золотников мертв! Разве вы не знали, Ленечка?
   – Откуда вам это известно, Оля? – спросил Леонид.
   – Смотрела новости по телевизору! – рявкнула Бутырская. – Так вот, мой друг. Артемушки больше нет! Нет! Его больше нет! Мой сладкий сахарозаменитель, мой фальшивый брильянт, мой героиновый мальчик – мертв! Как поразительно он был похож на Демьяна, как умело заменял его. С Артемом я не чувствовала себя одинокой, а теперь снова осталась одна.
   – Оля, прошу вас…
   – Что – Оля? Ну что – Оля? Неприятно? А знаете ли вы, Ленечка, как мерзко всю жизнь терпеть измены мужа? Отвечайте, где Демьян? Прячется у какой-нибудь шлюшки? – зло усмехнулась Бутырская, вытащила из сумочки пистолет и направила его на Леонида. – Откуда вы взялись, Штерн?! Откуда? Как вы только появились, все пошло наперекосяк. Вы лезли везде, всюду совали свой нос, вы все испортили. Я вас ненавижу, слышите!
   – Оля…
   – Молчать! – Бутырская поднялась, вплотную подошла к Леониду и пихнула его пистолетом в грудь. – На выход, Штерн, быстро! Вы немедленно отвезете меня к Демьяну, иначе я пристрелю вас, как собаку.
   Штерн заглянул Ольге в глаза и понял, откуда этот взгляд. Бутырская была пьяна в стельку. Спорить с ней было бесполезно и опасно, любое слово или неловкое движение могло спровоцировать Ольгу на неадекватные действия. Леонид подчинился, медленно направился к выходу, усиленно соображая, как обезоружить жену брата и выбить дурь из ее головы. Нельзя было допустить, чтобы она оказалась в подобном состоянии рядом с мужем. Несомненно, к супругу Олечка стремилась совсем не для того, чтобы погладить его по головке. Даже ангельскому терпению когда-нибудь приходит конец. Смерть любовника подействовала как детонатор, выбила почву из-под ее ног, и нервная система не выдержала. Ольгу было жаль, искренне, всем сердцем. Леонид чувствовал свою вину. Бутырская права, своим приездом он растревожил их жизнь. Но разве он мог предположить, что эта жизнь окажется такой прогнившей насквозь и посыплются скелеты из шкафов? Как же все запутанно, как все ужасно! Как хочется домой…
   Леонид распахнул дверь и ступил в гостиничный коридор. Что произошло дальше, Штерн не понял, лишь уловил справа стремительное движение в свою сторону. Громыхнул выстрел – сильный удар в позвоночник сбил его с ног. На мгновение он оглох – и ослеп: от боли, разлившейся огнем по телу. Кажется, ему в спину попала горящая головешка и прожгла ему позвоночник, подумал Леонид и уткнулся носом в пол.
* * *
   – Леонид! Леня, придите в себя уже! – Настойчивый женский голос, отдаленно знакомый. Что-то прохладное коснулось его лица.
   Штерн открыл глаза. Он лежал на диване в своем номере, над ним склонилась секретарша Демьяна.
   – Светлана?
   Она улыбнулась, промокнула ему полотенцем лоб и погладила по голове, нежно-нежно, как мама.
   – Какой вы слабенький! Всего-то небольшой синячок. Подумаешь! До свадьбы заживет.
   – Что произошло? – Штерн сел и тут же со стоном повалился обратно на диван – в спине разлилась тупая боль. В его номере, помимо референта Бутырского, находились следователь Ильин и врач, который сидел за столом и что-то строчил на бланках. Спина ныла, отдавая тупой болью в каждой клетке тела. Ничего себе – синячок!
   – Как чувствуем себя, больной? – каркнул доктор, не отрываясь от своего занятия.
   – Нормально.
   – Головокружение есть?
   – Нет.
   – Хорошо, значит, жить будете.
   – Хотелось бы, – пошутил Штерн.
   – Укольчик сейчас вам сделаю, обезболивающее и успокоительное. Поспите, и все пройдет. Да, и не мочитесь пару дней, – посоветовал доктор, сделав инъекцию Леониду.
   – В каком, простите, смысле? – округлил глаза гроссмейстер.
   – В том смысле, что спину не мочить, чтобы не продуло и осложнений не было, – доктор на секунду задумался, – а писать можно, – добавил он снисходительно.
   – Спасибо, доктор.
   – Спасибо девушке скажите, если бы не она, то неизвестно, чем бы все закончилось. Отвезла бы вас куда-нибудь, и… – врач вздохнул и, подхватив свой чемоданчик, покинул номер.
   – Да, скажите Светлане Сергеевне спасибо, – улыбнулся Ильин. – Она оказалась в нужном месте в нужное время.
   Штерн с удивлением перевел взгляд на секретаря Бутырского. Светлана смущенно улыбнулась и заправила за ухо прядь волос.
   – Светлане Сергеевне позвонили из службы безопасности банка Бутырского и сообщили, что его жена вырубила одного из охранников, который был приставлен приглядывать за домом, завладела его оружием и скрылась в неизвестном направлении, – продолжил объяснение следователь. – Психическое состояние Бутырской вызвало у охраны беспокойство. Светлана Сергеевна предположила, что Бутырская отправилась к вам, и поехала в гостиницу. Она прибыла практически одновременно с Бутырской, видела, как вы впустили Ольгу Андреевну в номер, и слышала из-за двери, что жена банкира вам угрожает. Когда вы из номера выходили, она выбила у Бутырской пистолет. Правда, Бутырская все же успела выстрелить. К счастью, пистолет был заряжен резиновыми пулями, и вы отделались ушибом. Неприятно, конечно, но не смертельно. Светлана Сергеевна, где же вы приемам таким научились? – улыбнулся Ильин.
   – Спецкурс телохранителей, – усмехнулась Светлана. – Все секретари и помощницы Бутырского в обязательном порядке его проходят. Мало ли что?
   – Вот и пригодилось.
   – Где Оля? – спросил Штерн. – Отпустите ее. Я не имею к ней никаких претензий. Она выстрелила случайно. Это был просто психологический срыв. Отпустите ее.
   – К сожалению, задержать Бутырскую не удалось. Светлана Сергеевна испугалась, что вы серьезно ранены, и бросилась звонить в «Скорую». Бутырская воспользовалась моментом и бежала. Ее объявили в розыск. Вы знали, что Артем Золотников был любовником Бутырской?
   – Оля мне сказала, но это ее личное дело, с кем спать, – нахмурился Штерн.
   – И кого подставлять, – вздохнул Ильин.
   – Что вы имеете в виду?
   – Я имею в виду подставу Бутырского с Уланской. Как это ни прискорбно, но мы подозреваем, что именно Ольга Андреевна Бутырская является организатором убийств Мариновского, Торчинского, Валетовой, Золотникова и еще двух женщин, смерть которых произошла около года назад.
   Штерн потрясенно смотрел на следователя и не верил своим ушам. Да, он сам подозревал Олю первое время, но подобное все равно в голове не укладывалось.
   – Этого не может быть, Оля безумно любит Демьяна! – возразил Леонид.
   – Любовная связь с Золотниковым – разве не доказательство обратного? Мы еще до показаний Светланы Сергеевны, которая слышала ваш разговор с женой банкира за дверью, это выяснили, дав запрос на проверку телефонного номера Бутырской. Ольга Андреевна довольно часто звонила Золотникову, он тоже созванивался с ней регулярно – что нас и навело на мысль, – объяснил следователь. – Труп Золотникова был найден по дороге к загородному дому Бутырских. Ольга Андреевна избавилась от любовника, как только он отыграл свою роль. Есть и другие моменты, которые подтверждают ее вину. Телефонный номер Бутырской также засветился в записной книжке Инги Валетовой. Правда, пока я окончательно не выявил их связь. Фактов у меня мало, но скоро ситуация изменится. Есть свидетельница, соседка по лестничной клетке Валетовой, которая видела, как к бывшей помощнице Бутырского приезжала некая дама, потерпевшая величала ее Зозулечкой. Завтра опознание Бутырской по фото проведу. Не сомневаюсь, что свидетельница опознает жену банкира. Так что… Ладно, – спохватился Ильин. – Что-то я заболтался совсем. Пойду, всего вам хорошего, господин Штерн. Без вашего участия мы не смогли бы разобраться в этом запутанном деле. Светлана Сергеевна, спасибо вам еще раз, голубушка. Очень вас прошу завтра в Генпрокуратуру подъехать, к следователю Зыбину. Чистая формальность, – Ильин посмотрел на часы, что-то прикидывая в уме. – Так, в одиннадцать у нас опознание Бутырской свидетельницей по фото. Займет это минут пятнадцать-двадцать. В четверть двенадцатого подъезжайте, ладненько? Будем ждать. – Светлана молча кивнула. – Хотя… знаете что, я, пожалуй, машинку за вами служебную пришлю, чтобы вы не утруждались. Должны же мы вас отблагодарить за проявленное мужество!
   – Спасибо, – тихо поблагодарила Светлана.
   – Но зачем? Зачем Оля это сделала? – крикнул Штерн; до сих пор гроссмейстер слабо понимал, что происходит, но первоначальный шок прошел, и ему стало страшно.
   – Всему свое время, гроссмейстер, скоро мы все узнаем. Пожалуйста, не покидайте гостиницу, это может быть опасно. И Демьяна Ивановича в наш разговор пока не посвящайте, чтобы он сгоряча не натворил дел. Найдет супругу раньше нас и… Сами понимаете, чем это чревато, – попросил Ильин.
   Следователь ушел, Светлана сделала несколько шагов к двери, но остановилась посреди комнаты, глядя в пол. В комнате повисла неловкая тишина.
   – Может быть, кофе? – предложил Леонид, когда пауза затянулась. Светлана отрицательно мотнула головой и затеребила пуговицу на пиджаке. Сегодня она была одета иначе, в свободный серый брючный костюм и черную рубашку, но выглядела, как и в первый раз, «застегнутой на все пуговицы». Лишь в глазах появилось новое выражение: тепло и робкий интерес.
   – Представляю, как Демьян Иванович расстроится, – наконец нарушила она молчание. – Мне очень жаль, что так вышло.
   – Мне тоже, – поморщился Штерн. – Хорошо еще, я Ольге не сказал, где их прячу.
   – Да, вы молодец… Ладно, не буду больше вас отвлекать, отдыхайте. Набирайтесь сил. До свидания, Леонид.
   – Спасибо вам, Света. Вы спасли мне жизнь, – вяло поблагодарил Штерн. – Теперь я перед вами в неоплаченном долгу.
   – Ерунда, – смутилась Светлана и спросила: – Болит?
   – Болит, – подавленно сказал Штерн и положил руку на грудь в районе сердца.
   – Все пройдет, время лечит.
   – Вы говорите, как моя мама, – улыбнулся Леонид. Светлана улыбнулась в ответ, в очередной раз нервно заправила за ухо прядь волос, кивнула и покинула номер.
   Хорошая девушка, подумал Штерн, повалился на диван и закрыл глаза. В груди щемило, ломило виски и затылок, мысли путались, навалилась усталость. Ольга… Олечка… Как же такое могло произойти? Как? Убить столько человек – ради чего? Почему? Почему? Да, нужно отдохнуть, нужно поспать, забыть обо всем хотя бы на миг… Леонид не заметил, как задремал. Проснулся он в холодном поту, умылся, выпил воды.
   На улице уже было темно, темно было и в душе. Мэрилин! Леонид тяжело опустился в кресло. Господи! Как же он не подумал об этом раньше? Мэрилин. Мэрилин у нее! У нее, а Ольга в таком состоянии, что не остановится ни перед чем. Марго уверяла, что девушку отпустят, иначе план преступницы по подставе Уланской сорвется, но сейчас все изменилось. Ольга – не маленькая девочка, должна понимать, что после того, как она выстрелила в него из пистолета, ее будут искать, чтобы привлечь к ответственности. Скрыть этот инцидент от правоохранительных органов невозможно. А значит, Бутырская, вероятно, начнет заметать следы. А что, если она убьет журналистку? Нужно что-то предпринять. Нужно ее остановить!
   Так… Штерн вскочил на ноги и заходил по номеру, страх придал ему силы и вернул трезвость мозгам. Где Ольга может прятать Мэрилин? Ясно, что не в квартире на Фрунзенской. После того как Демьяна выпустили, держать там заложницу опасно и глупо. В любой момент брат мог нагрянуть в свое любовное гнездо. В особняке в Звенигороде тоже бессмысленно. Своей квартиры у Ольги нет, она сказала, что продала ее и вложилась в дом. Родители? О родителях Ольги ничего не известно. Да и вряд ли Бутырская будет держать заложницу в гостях у родных. Съемная квартира? Отпадает – опасно, потому что есть вероятность, что хозяева нагрянут в любой момент. Какой-нибудь дом в Подмосковье… Какой-нибудь дом! Ну конечно! Штерн схватился за голову и застонал. Какой же он тупой. Какой тупой! Родительская дача Демьяна в Жаворонках, где брат никогда не бывает. Идеальное место! Нужно ехать, немедленно ехать туда спасать Мэрилин.
   Леонид заметался по номеру, пытаясь сообразить, что с собой взять. На секунду мелькнула мысль – позвонить Ильину, он схватил телефон и визитку, набрал несколько цифр, но передумал и сунул телефон в карман. Звонить следователю пока было рано. Ведь он мог ошибаться в своих предположениях. Прежде всего нужно самому все проверить, решил Леонид, распахнул шкаф и, прихватив с собой темный плащ для маскировки, выбежал из номера.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация