А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Изысканный адреналин" (страница 21)

   Глава 3
   ЗВЕЗДЫ

   – Значит, вы полагаете, что убийство депутата Мариновского было спланировано двумя людьми: Ингой Валетовой и Артемом Золотниковым? – уточнил Ильин, стуча шариковой ручкой по протоколу.
   Всю ночь ему снились яркие волосатые помпоны, и, проснувшись с утра пораньше, Андрей Витальевич подумал, что это добрый знак. Так и вышло. Не успел он переступить порог номера люкс гостиницы «Славянская» в надежде осторожно раскрутить Леонида Штерна на разговор, как знаменитый гроссмейстер раскрутился сам, и на горизонте внезапно замаячила очередная звездочка на погоне! Информация, которой владел шахматист, была поистине бесценна. Конечно, предстояло еще все проверить, но внутренне следователь чувствовал, что Штерн недалек от истины и говорит чистую правду. Сегодня с утра он общался со следователем, который вел дело об убийстве Торчинского. Результат патологоанатомического исследования трупа был пока не готов, но смерть продюсера наступила в результате паралича верхних дыхательных мышц. То есть с большой долей вероятности Торчинского отравили тем же самым ядом, что и Ингу Валетову. Самым смешным было то, что по делу об убийстве Торчинского прокуратура другого района выдвинула иную версию, где главным подозреваемым выступал певец Селиван, протеже продюсера, который, по мнению следователя, нанял двух киллеров. Мотивом к убийству послужило нежелание выплачивать неустойку за невыполнение контракта, а также побои, зафиксированные на лице гражданина Артамонова, о происхождении коих певец упорно молчал. А ведь и посадил бы парнишку, повезло Злобному коршуну. И Штерну повезло, что свидетельница так и не смогла составить его фоторобот, усмехнулся Ильин. Сидеть бы сейчас знаменитому гроссмейстеру на нарах за благие намерения спасти Бутырского от тюрьмы. Андрей Витальевич не сомневался, что Штерн оказался на квартире Торчинского, чтобы подчистить улики, но зачем они с неизвестным субъектом пытались выкинуть ковер с балкона, как Ильин ни напрягал мозги, понять так и не мог.
   Объединять дела в одно производство пока было рано, однако определенная картина уже вырисовывалась. Неожиданно распутывалась сразу цепочка убийств, и особым звеном в этой цепочке была гибель депутата Мариновского. Профи Зыбин не смог до истины докопаться, а он, Ильин, все на блюдечке в Генпрокуратуру принесет, мечтательно подумал Андрей Витальевич, представив довольное лицо генпрокурора и звезды на своих погонах, осталось лишь побольше информации собрать и ее систематизировать.
   – Не полагаю, я в этом уверен. У Валетовой были ключи от машин Бутырского и доступ к гаражу. Когда она работала у него референтом, то частенько забирала его из ресторанов и отвозила домой. Бутырский даже жене своей не позволял садиться за руль своей машины, а Инге доверял.
   – Почему жене не разрешал? – удивился Ильин.
   – Ну… Это сложно объяснить, – ушел от темы Штерн. – Так вот, кроме этого, Инга владела полной информацией о пари Мариновского с Бутырским и знала, когда и в какое время депутат собирается совершить свой прыжок. В тот день, шестого июня, Валетова находилась с банкиром в его квартире на Фрунзенской. Она приехала к нему домой накануне вечером, между ними случился роман. Вероятно, Инга подмешала Бутырскому снотворное, поэтому банкир проспал до полудня и заявил об угоне машины, когда дело уже было сделано. А за рулем сидел загримированный Золотников. Золотникову особенно и гримироваться не пришлось, они с Демьяном поразительно похожи внешне, поэтому свидетельница на опознании уверенно показала на Бутырского. Сыграло свою роль и то, что Бутырского часто показывали по телевизору в последнее время.
   – Почему же Бутырский не заявил следователю о том, что был с любовницей? Испугался гнева жены?
   – Инга являлась любимой женщиной его друга Торчинского, который ему измены не простил бы. Сидеть никому не хочется, но умирать – еще больше. Но даже если бы рассказал он следователю о том, что был с Ингой? Что мешало Валетовой опровергнуть его показания? Бутырскому просто повезло, что свидетельница, которая его опознала, оказалась невменяемой. Банкира выпустили, поэтому в тот же день убили Торчинского.
   – С какой целью?
   – Я же вам объяснил все. Чтобы в очередной раз подставить Бутырского.
   – С какой целью?
   – Что вы заладили, как попугай: с какой целью, с какой целью? – разозлился Штерн, но следователь не обиделся на резкий тон: слово «попугай» было мило его сердцу. К тому же Ильин пребывал в благодушном настроении: не каждый день дела сами собой распутываются, даже напрягаться особо не надо.
   – И все же, с какой целью убили Торчинского? – повторил он свой вопрос.
   – С целью подставить Бутырского, чтобы подставить и Маргариту Уланскую, хозяйку букмекерской конторы! Их обоих хотели подставить. Продюсер тоже заключил пари с Бутырским. Аналогичная история со ставками, – рявкнул Леонид: в отличие от следователя, гроссмейстер пребывал в настроении скверном, потому что не выспался, хотел есть и еще не успел выпить положенные капсулы.
   – С какой… – Ильин замолчал и откашлялся: что-то его правда крепко зациклило. – С какой стати? – выдал Андрей Витальевич.
   – А с какой стати, вы сами выясняйте, – разочаровал следователя Штерн. – Я вам что тут – оракул?
   Штерн поднялся и заходил по комнате.
   – Да вы не нервничайте так, – примирительно сказал Ильин. – Раз вы не хотите говорить, где скрываются Бутырский и Уланская, мне ничего не остается, кроме как подробно расспросить вас. Тем более что в данный момент я воспринимаю вас именно как оракула.
   – Я не нервничаю! Я домой хочу, к маме! – заявил гроссмейстер капризно. – Где скрываются Уланская и Бутырский, я понятия не имею. Что касается мотивов… Тут я могу только предполагать. Валетова, возможно, ненавидела Бутырского за то, что он уволил ее в свое время из банка, и мстила. Она работала очень хорошо и, похоже, рассчитывала заполучить банкира в свои сети, но не вышло. А женщины, знаете ли, очень коварные существа. Так же, вероятно, она хотела занять место управляющей клуба, поэтому подставила под удар хозяйку, ослабляла ее позиции. У нее это получилось великолепно. Доверие членов клуба к Уланской после всех этих событий резко снизилось. Засадив Бутырского и подставив хозяйку, Инга убивала двух зайцев одновременно. Золотников помогал Валетовой из чувства мести. Он бывший муж крестницы Уланской – Анжелы Андреевой. Маргарита Петровна поспособствовала разводу и разделу имущества Золотникова, в результате он остался без квартиры.
   – Даже так? – насторожился Ильин.
   – Ничего противозаконного. Золотников – наркоман со стажем, он лишил жену собственной квартиры, которая оценивалась гораздо дороже. Все ушло за долги на бесполезное лечение. Уланская же с помощью своих юристов помогла вернуть крестнице то, что ей принадлежало по праву. Теперь ясно, почему Золотников с Валетовой друг другу помогали? Золотников ненавидел крестную своей бывшей жены, а Инга ненавидела Бутырского и мечтала подняться по карьерной лестнице.
   – Все это, конечно, славно, – вздохнул Ильин. – Но неувязочка небольшая получается. Непонятно мне, зачем Золотникову понадобилось убивать Валетову? Не вижу логики, ведь Валетова могла стать вечной дойной коровой.
   – Золотников – наркоман! А наркоманы – люди непредсказуемые. Не поделили что-нибудь, и все.
   – Понимаете, господин Штерн… Дело в том, что в поведении убийцы не было непредсказуемости, свойственной преступлениям, совершаемым в состоянии аффекта или ярости. Убийство Инги Валетовой было тщательно спланировано, причем таким образом, чтобы подозрения вновь пали на Демьяна Бутырского.
   – В роль вошел, – буркнул Штерн. – Зациклило его, я же говорю – наркоман. Когда Золотников понял, что с Торчинским тоже вышел прокол и доказать причастность Бутырского к преступлению… – Штерн осекся на полуслове. – Я хотел сказать, что…
   – Да, да, сосуда с ядом так и не нашли… – усмехнулся Ильин. – А на нем, вероятно, пальчики банкира.
   – Не понимаю, о чем вы.
   – Это я так, к слову. Общался с криминалистом намедни, так он голову себе сломал, пытаясь понять, что за чудеса в квартире Торчинского в день убийства происходили.
   – Чудеса? – уточнил гроссмейстер.
   – Ковер по комнате таскали зачем-то, – задумчиво сказал следователь. – Потом пытались выкинуть этот ковер с балкона, но не выкинули. Свидетель из окна видела двоих мужчин. Один из них был в клетчатой кепке и плаще. Другой – плотный человек в бандане. Не знаете, кто бы это мог быть?
   – Понятия не имею! – с ужасом сказал Штерн, радуясь, что повесил плащ в шкаф. Но куда он дел кепку? Леонид стремительно оглядел комнату. Кепка спокойно лежала на подоконнике, благо следователь сидел к окну спиной. Штерн вскочил с дивана, бодренько последовал к окну и уселся на подоконник, как раз на кепку. В голове всплыл роман Конан Дойла о Шерлоке Холмсе и эпизод со сгоревшим в камине ботинком.
   – Жаль, очень жаль. Не отказался бы с этими людьми побеседовать. И прокуратура другого района тоже. Эти мужчины проходят в деле как главные подозреваемые, – вздохнул следователь и, обернувшись к Штерну, пристально на него посмотрел. – А к дому Торчинского они приехали на старом синем «Рено».
   – Ничем в этом вопросе помочь не могу. Ищите Золотникова, пока он кого-нибудь еще не убил, – посоветовал Леонид, игриво болтая ногами.
   – Непременно, спасибо за информацию, я пойду. Последний вопрос, господин Штерн. Скажите, а какие у вас мотивы об этом деле так беспокоиться?
   Леонид на секунду задумался.
   – Демьян – мой родной брат, – откровенно объяснил гроссмейстер. – Долгое время мы даже не подозревали о существовании друг друга. Так случилось, что я вырос в приемной семье. В Москву я прилетел, чтобы познакомиться с ним, но у Демьяна случились неприятности, и я посчитал своим долгом помочь. Всего доброго. Выход, надеюсь, найдете? Кстати, номерной знак машины «Рено» удалось выяснить?
   – К сожалению, нет, – усмехнулся следователь, некоторое время задумчиво смотрел на Леонида и, не прощаясь, вышел за дверь. А Штерн стек вниз с подоконника и кепкой вытер выступивший на лбу пот. Не хватало ему еще оказаться в тюрьме для полного счастья! Про родство с Демьяном он намеренно все рассказал, чтобы обосновать свою заинтересованность в деле и войти к следователю в доверие, но о похищении Мэрилин ему пришлось умолчать. Как объяснишь, что журналистку похитили, потому что он заложил жизнь хозяйки клуба «Флоризель»? Никак не объяснишь. Однако это роли не играло. Золотникова будут искать как убийцу депутата, а значит, поднимут весь город на ноги – это главное. Найдут Золотникова, найдут и Мэрилин, его будущую жену. Странно, сейчас мысль о скорой свадьбе с этой девушкой не вызвала у него протеста.
   – Мэ-ри-лин, – прошептал Леонид, прилег на диван и закрыл глаза. В памяти всплыл день знакомства, аэропорт, запах кофе и сигарет, старый «Рено», проплывающая за окнами туманная Москва. Знакомство с Ольгой Бутырской, визит Мэрилин к ней. Гостиница «Славянская», ресторан, идиотское интервью, клуб «Флоризель», пари, «Красный монах», ослепительная блондинка, любимая сигара Черчилля, дурында в очках… Выходит, Черчилль их сосватал. Как она там, одна, в лапах у наркомана-убийцы, его невеста Мэрилин? У Штерна защемило сердце. Какой же он все-таки эгоист! Все это время он думал только о себе и ни разу не вспомнил о ней, худенькой журналистке с большими синими глазами и симпатичной крошечной родинкой над губой – о своей невесте.
   Леонид потянулся к телефону.
   – Чижиков, расскажи мне, пожалуйста, о ней, – попросил Штерн, услышав в мембране знакомый голос.
   – Она очень хорошая, хоть и дура. Такая же, блин, как ты, – вы станете отличной парой, не сомневайся. А твои хваленые помощники ни хрена не умеют, – сообщил радостно Макс и заголосил: – Живее! Живее обои сдираем, вам тут не профилакторий, понимаешь! Маргарита Петровна, голубушка, ногтями скрести стену не нужно. Бутырский, положите топор! Не повторяйте ошибок Раскольникова! Он горько пожалел о своем проступке, да и бабушек у нас тут не наблюдается в ассортименте. Маргарита Петровна еще молода и свежа, как роза. Да, Маргарита Петровна? Правильно, возьмите табуретку. Что вы, как коза горная, скачете? Поставьте ее к стеночке и… А вот над головой ее поднимать не надо. Не надо ее над головой поднимать. Маргарита Петровна, поставьте табуретку-у-у-у!!!
   Штерн тяжело вздохнул и сунул сотовый в карман. Похоже, капиталистом Чижикову побыть пришлось недолго: произошла революция, и возмущенные трудовые массы свергли существующую власть, учинив расправу над эксплуататором, дабы социальная справедливость восторжествовала.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация