А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Изысканный адреналин" (страница 15)

   Глава 15
   ТЕОРЕМА ПИФАГОРА

   Высадив гроссмейстера у станции метро «Смоленская», Чижиков еще раз набрал номер Мэрилин. Домашний и сотовый девушки молчали. На работе напарница тоже не появлялась и не звонила, а это означало одно – Маша попала в беду. Макс направил машину в сторону метро «Полянка», где, по имеющимся у него данным, проживал Торчинский. Информация, которую он получил от Штерна, навела оператора на мысль, что Мэрилин, раздобыв компромат, с утра пораньше отправилась вытрясать из продюсера информацию о загадочном клубе «Флоризель».
   – Дура! Идиотка! Курица безмозглая! – ругался Макс, стоя в пробке на Большом Каменном мосту и нервно поглядывая на часы. Как только в голову пришло – переться к продюсеру без него? Самонадеянная кретинка! Неужели не понимала, как это опасно!
   Пробка наконец-то рассосалась. Негодуя, Чижиков пронесся на «Рено» по двору дома Торчинского, окатив из лужи парочку прохожих, притормозил у нужного подъезда и вытаращил глаза – у парадного стоял Леонид Штерн собственной персоной! – и тыкал пальцем в кодовый замок. Чижиков потер глаза – мистика какая-то! Даже если предположить, что Штерн ехал на метро, то каким образом он так скоро выяснил адрес Торчинского?! И главное – зачем? Зарулив на площадку у подъезда, Макс выскочил из машины.
   – Какая неожиданная встреча, гроссмейстер! – заголосил оператор, распахнув объятия для Штерна. Леонид, не реагируя на Чижикова, продолжил сосредоточенно мучить кодовый замок, набирая все новые и новые комбинации цифр. Чижиков, сложив руки на груди, с любопытством наблюдал за действом.
   – Попробуйте набрать двести восемьдесят девять, – посоветовал он через пять минут.
   – До этой комбинации я еще не дошел, – сообщил Штерн.
   – Все равно попробуйте, – не отставал Чижиков. Леонид раздраженно ткнул пальцем в цифры 289 – раздался писк, и дверь открылась.
   – Поразительно! Как вы это так быстро просчитали, Чижиков? – с восторгом спросил Штерн.
   – Элементарно… С помощью… э… теоремы Пифагора, – заявил Макс и, отпихнув гроссмейстера локтем, протиснулся в подъезд. Штерн остался стоять у двери с выражением полного изумления на лице.
   – Господин Чижиков! – опомнился Леонид и устремился за оператором. – Простите, но как это возможно?
   – О!!! Вы разве не знаете о новых научных открытиях ученых в этой области? – выпятил грудь колесом Чижиков.
   – Нет, – удивился Леонид.
   – Отсталый вы человек, Штерн! Ладно, так и быть, объясню, но при условии, что вы мне расскажете, зачем вам понадобился Торчинский? И что вообще вы здесь делаете?
   – Это сложно объяснить.
   – В таком случае…
   – Хорошо! Хорошо! – сдался Штерн, ему не терпелось узнать, как с помощью теоремы Пифагора можно вычислить нужную комбинацию цифр кода. – Я… Я разыскиваю Маню, а вы обронили, что девушка пропала. А также что, возможно, это связано с ее визитом к продюсеру. Я так понимаю, что у вашей помощницы был на руках компромат на Торчинского. Я созвонился со своей знакомой, узнал адрес и приехал.
   – Зачем вам Коновалова? Что вам надо от этой дуры?
   – Это личное.
   – Личное. Что вы мне здесь мозги гнобите? Личное! То он разыскивает фанатку Селивана и жениться на ней хочет. Совсем охренел! Теперь ему нужна вдруг Мэрилин.
   – Говорить о человеке в третьем лице в его присутствии неприлично, – сделал замечание Штерн.
   – А может, ты, буржуй недорезанный, приехал, чтобы Торчинского предупредить! Да я те щас такую теорему Пифагора устрою! – заорал Чижиков и сжал кулаки.
   – Хватит орать! – завопил Штерн и съездил оператору по челюсти. – Если бы мне нужно было предупредить Торчинского, я бы просто ему позвонил. У нас с вами одна цель: найти Мэрилин! – сказал шахматист и съездил оператору по челюсти еще раз. – Так не будем больше пререкаться! Давайте объединим наши усилия и продумаем стратегию и тактику действий. Сомневаюсь, что Торчинский честно обо всем расскажет. Нужно что-то придумать, чтобы вызвать продюсера на откровенность, – предложил гроссмейстер и… сунул руку в карман.
   – Ну ладно, ладно, зачем так нервничать, – пожал плечами Чижиков, почесывая подбородок.
   – Итак! Ваши предложения?
   Макс глубоко задумался.
   – Мое предложение такое, – после паузы смущенно сказал оператор. – Короче… Короче, я… предлагаю… подняться в квартиру и вдвоем отмутузить продюсера.
   – Согласен, – кивнул гроссмейстер, и они пожали друг другу руки.
* * *
   В квартире Торчинского громко работал телевизор. Но дверь открывать продюсер не торопился.
   – Притаился, сволочь! – грозно сказал Чижиков и звезданул по двери ногой – дверь приоткрылась.
   Мужчины переглянулись.
   – Что-то мою душу тревожат нехорошие предчувствия, – сказал Чижиков. – Ждите меня здесь, – сказал он и скрылся за дверью. Через минуту Макс вернулся, осторожно прикрыл за собой дверь и посмотрел на Штерна – лицо оператора было белым как мел. – Предчувствия меня не обманули, – прошептал он.
   – Что случилось? – спросил гроссмейстер тоже шепотом.
   – Там… там труп Торчинского в комнате лежит. Валим отсюда! – схватив гроссмейстера за рукав, дал команду Чижиков и понесся сломя голову вниз по лестнице, увлекая Штерна за собой.
   Выбежав из подъезда, мужчины уселись в машину, и Чижиков надавил на газ.
   Отъехав от дома Торчинского на несколько метров, Макс зарулил на парковку у книжного магазина «Молодая гвардия» и вытер рукавом выступивший на лысине пот.
   – Вы уверены, что Торчинский мертв? – тяжело дыша, спросил гроссмейстер. После стремительной пробежки по лестнице с девятого этажа никак не получалось отдышаться.
   – Мертвее не бывает, – поежился Чижиков, вцепившись в руль так, что костяшки пальцев побелели. – Лежал… такой, мордой уткнувшись в пол. А рядом бутылка из-под шампанского. Его, похоже, по балде этой бутылкой треснули. Вот он коньки и отбросил.
   Штерн округлил глаза и нервно хихикнул.
   – Ничего смешного не вижу, – буркнул оператор.
   – Никогда бы не подумал, что толстяк Торчинский увлекался фигурным катанием, – продолжая хихикать, сказал Штерн. – Простите, это нервное. Как представлю Торчинского на коньках… Ох… Ох… – трясся от смеха шахматист. Чижиков уставился на Леонида, долго и задумчиво смотрел на гроссмейстера, потом схватился за живот и громко загоготал на всю машину.
   – Придурок на коньках, – стонал Макс. – Жиртрест на коньках! Может, он готовится к шоу «Танцы на льду»?
   – Готовился… – перестал смеяться Штерн. Чижиков всхлипнул и тоже притих. Некоторое время мужчины сидели молча.
   – Отбросить коньки – это сленговое выражение, означает умереть, – уныло сообщил Чижиков.
   – Ясно, – вздохнул гроссмейстер. – Что будем делать?
   – Сухари сушить… Для Мэрилин…
   – Вы думаете, это она его?
   – Следствие, как говорится, покажет. Ой, блин! Если это она, меня тоже посадят! Мы же вместе компромат готовили. Как соучастник пойду. Ой, блин! Все у нее через задницу! Дура! Курица безмозглая! Связался, на свою голову! – Чижиков достал телефон, потыкал пальцем в кнопки – безрезультатно: телефоны Мэрилин по-прежнему не отвечали.
   – Возможно, ее уже задержали, – предположил Штерн, от этой мысли у Леонида похолодели руки.
   – Тогда бы в квартире Торчинского уже шуровали менты. Нет, тело пока не обнаружили. А Мэрилин, похоже, просто в шоке, поэтому где-то прячется.
   – А Торчинский один живет? – поинтересовался Леонид.
   – Вроде один, – заинтересованно взглянул на Штерна Макс.
   – В таком случае есть идея…
* * *
   Когда человек находится на грани жизни и смерти, то, похоже, в организме срабатывает механизм разблокировки функций мозга, который разом выпрямляет все извилины. Иначе как в его далеко не примитивной голове могла родиться подобная идиотская идея?! – размышлял Штерн, стоя напротив зеркала в спальне своего гостиничного номера люкс и пытаясь приспособить на голове дебильное кепи в красно-черную клетку.
   – Клетчатый! Я клетчатый! У-у-у-у-у! – напугал он сам себя, набросил на плечи длинный черный плащ с алой гвоздикой на лацкане и посмотрел на часы.
   Время приближалось к полуночи. «Пора», – подумал Леонид, надвинул кепку на глаза, спустился вниз, вышел из отеля и направил свои стопы к «Макдоналдсу» на Большую Дорогомиловскую улицу, где в целях конспирации должен был ждать его Чижиков. Оператора возле «Макдоналдса» не оказалось, подъехал он только спустя десять минут метаний Штерна вдоль дороги.
   – Вы, гроссмейстер, часом, не офигели? Вырядились, как клоун! – спросил оператор, разглядывая одеяние Штерна. Сам Чижиков был одет во все черное, а голову прикрыл темно-синей банданой в мелкий голубой цветочек, чтобы лысина не отсвечивала. На носу у Макса поблескивали темные очки.
   – На себя посмотрите! Зачем солнечные очки надели, сейчас же ночь! На вас определенно обратят внимание.
   – А на вас, значит, нет? – обиделся Макс. – Вы бы еще в ухо гвоздику вставили.
   – Яркие элементы одежды отвлекают от внешности. Я в одной книжке читал. Все будут смотреть на гвоздику и на кепку и не запомнят мое лицо.
   – Да, конечно! Когда мы труп будем в багажник загружать, все будут смотреть исключительно на вашу гвоздику и кепку! А может, нам продюсера нарядить в яркий костюмчик, тогда точно никто нашу внешность не запомнит, все будут пялиться исключительно на труп!
   – А вы не иронизируйте. И снимите, ради бога, солнечные очки! Вы в них похожи на преступника. Впрочем, без очков вы тоже… выглядите не лучше.
   – А вы! Вы выглядите как придурок полный! – возмутился оператор.
   – Сами вы приду-у-урок! – протянул Штерн.
   – Буржуй! Капиталист поганый!
   – Пролетарий всех стран! Голь перекатная, – не остался в долгу Леонид.
   Перепалка прекратилась сама собой – они подъехали к дому Торчинского.
   Во дворе никого не было, что вселяло надежду на благоприятный исход рискованного мероприятия. Оператор подогнал машину задом вплотную к подъезду, выключил мотор и перекрестился. Воодушевляла мужчин еще и благая цель: спасти Мэрилин от тюрьмы. Штерн никак не мог допустить подобного стечения обстоятельств – идея спрятать труп Торчинского виделась гроссмейстеру более простым способом решения возникшей проблемы, чем попытки вытащить нареченную невесту из тюрьмы. Чижиков же решился на авантюру, предложенную Леонидом, в корыстных целях, опасаясь за собственную шкуру. Последним веским аргументом в пользу данного шага стала их ссора в подъезде Торчинского, когда они приехали сюда впервые, чтобы найти пропавшую Мэрилин. Орали они на весь подъезд и, несомненно, были замечены кем-то из соседей.
   Подниматься в квартиру Торчинского решили пешком. Чижиков по ходу движения умело выкручивал лампочки на лестнице. Гроссмейстер считал, что данный ход не обоснован, потому что толстяка-продюсера, который весил не меньше ста пятидесяти килограммов, спустить по лестнице не представлялось возможным. Разве что темная лестница обеспечит им беспрепятственный уход в случае неожиданных сюрпризов.
   На площадке между восьмым и девятым этажом мужчины остановились. Чижиков снял бандану, протер вспотевшее лицо, водрузил головной убор обратно на «плешку» и натянул резиновые перчатки. Штерн выдернул из кармана перчатки из тонкой кожи и, презрительно глядя на оператора, с достоинством надел их. А потом вытащил из кармана фляжку армянского коньяка.
   – Я не пью! – сурово сказал оператор. – Уже год, – добавил Макс с пафосом и вырвал фляжку из рук гроссмейстера. – Потому что не хочу, – капризно сказал оператор, вытер губы рукавом и отдал наполовину опустевшую емкость Штерну.
   – Вы же за рулем! – удивился Леонид, опрокинул другую половину в глотку и тоже вытер рот рукавом плаща – к чему фамильярности и церемонии?
   – Не учите мне жить, лучше помогите материально! – выдал Чижиков крылатую фразу. – Обалдеть!
   – Что такое? – поинтересовался Штерн.
   – Стою ночью на заплеванной лестнице рядом с мусоропроводом, бухаю со знаменитым на весь мир гроссмейстером…
   – Да будет вам, – смутился Штерн.
   – И не пьянею! – закончил свою мысль оператор и посмотрел на Леонида вмиг окосевшими глазами. Вероятно, организм его сильно соскучился по градусам, и алкоголь впитался в кровь Чижикова мгновенно.
   – У меня тоже нет ни в одном глазу, – сообщил гроссмейстер, покачиваясь. Перед выходом из гостиницы он опрокинул в себя еще пару-тройку рюмочек – для тонуса.
   – Тогда пошли за мной, я – Сусанин, – деловито сказал Макс.
   Обнявшись, мужчины поднялись еще на один лестничный пролет, подошли к квартире Торчинского и прислушались. На лестничной клетке было тихо. Лишь из квартиры Торчинского по-прежнему доносились звуки работающего телевизора. Повезло, соседи у продюсера оказались спокойными и не реагировали на шум. Иначе давно бы уже милицию вызвали или требовали бы тишины, стуча швабрами, ногами и руками в стены и дверь его квартиры. Впрочем, возможно, так и было – соседи повозмущались некоторое время, но, поняв бессмысленность своих действий, угомонились.
   Чижиков легонько толкнул дверь бедром – она распахнулась, оператор галантно пропустил Штерна вперед и ввалился вслед за ним в квартиру.
   Труп продюсера ничком лежал на ковре гостиной, рядом валялись бутылка из-под шампанского и разбитый бокал. Интерьер помещения смахивал на барские хоромы: хрусталь, фарфор, ковры, бархат, мебель с вензелями, тяжелые масляные картины в позолоченных рамах. На одной из картин был изображен Торчинский собственной персоной. Продюсер в бархатном берете, тужурке восемнадцатого столетья, блестящих штиблетах и белых гетрах восседал на гнедом коне. Глядя на картину, Штерн сочувственно скривился – коняшку было жаль.
   – Кажется, он позу поменял, – проблеял оператор, снова перекрестился и побледнел. – Вроде по-другому лежал.
   – Как по-другому?
   – У него мизинец на правой руке отогнут был, а сейчас скрючен…
   – Это судороги, – со знанием дела уверил Макса Штерн и ухватился за ковер.
   Макс тоже ухватился за ковер, и через минуту посреди гостиной лежал огромный рулет, нафаршированный мертвым телом Торчинского и осколками стекла.
   – Сия поклажа в лифт однозначно не влезет, – пришел к неутешительному выводу оператор. – Придется по лестнице его пердюхать. Удачненько это я так лампочки все повыкручивал. Прямо как знал!
   – Может, лучше в окно?.. А там подберем, – предложил Штерн.
   Мужчины метнулись к балкону, распахнули дверь. Это оказался не балкон, а лоджия – широкая и просторная. Свесившись вниз, мужчины оглядели окрестности.
   – Хороший садик. Яблоньки раскидистые. Клумбочка с анютиными глазками, выложенная кирпичами. Только окна на другую сторону от подъезда выходят. Слушай, а зачем нам его прятать? – оживился Чижиков, от волнения он перешел на «ты». – Сейчас скинем его вниз, и все дела. Типа, несчастный случай.
   – Идея отличная! – обрадовался Штерн.
   С большим трудом втащив тело, завернутое в произведение искусства, созданное узбеками… или таджиками, на лоджию, мужчины попытались приподнять груз и перевалить его через перила.
   – Постой! – прохрипел из последних сил Леонид. – Если мы его в ковре с балкона выкинем, какой же это будет несчастный случай?
   – Зато получится клевый ремейк к мультфильму «Ну, погоди!», – азартно сказал оператор и предпринял еще одну попытку выкинуть труп продюсера с балкона. Попытка оказалась неудачной, Чижиков расстроился и предложил пойти еще выпить. Бросив в лоджии ковер с телом, мужчины вернулись в квартиру и приступили к поиску горячительных напитков.
   – Виски, – ткнув пальцем в бутылку в баре, обрадовался Чижиков.
   – И пиво, – хлопнув дверцей холодильника, доложил с кухни Штерн.
   Друзья сделали себе по шотландскому коктейлю и уютно устроились на мягких диванах в гостиной.
   – За знакомство! – провозгласил тост Чижиков, мужчины громко чокнулись, поднесли емкости с алкоголем ко рту…
   Дверь лоджии скрипнула.
   – А чего это вы здесь делаете? – удивленно спросил продюсер Торчинский, волоча за собой ковер, умело сотканный таджиками… или узбеками. Лицо продюсера отливало синевой, изо лба торчал осколок стекла, по носу текла струйка крови.
   – Бл…!!! – в один голос сказали мужчины и одновременно выронили стаканы из рук.
* * *
   По всем телевизионным каналам крутили сенсационный сюжет, разоблачающий миф о голубизне Селивана.
   – Весь день крутят! Ай молодцы! Лучшего расклада и придумать было нельзя, – радостно сообщил Торчинский, с увлечением щелкая пультом и поглаживая то козлиную бородку, то прилепленный крест-накрест ко лбу пластырь. Чижиков со Штерном переглянулись. Судя по реакции продюсера, он был доволен, что правда выплыла наружу!
   – А кто заснял компромат? – осторожно поинтересовался Штерн.
   – Понятия не имею, но этому папарацци нужно памятник при жизни поставить – бесплатный пиар обеспечил. Считайте, что Селиван – уже звезда! И главное – никаких лишних затрат. Единственное, что огорчает, – рановато все открылось, акцию я планировал, когда сольный альбом будет записан.
   – Вы хотите сказать, что в любом случае рассказали бы правду? – изумленно спросил Леонид.
   – А что вы думаете, как можно еще раскрутить в кротчайшие сроки этого безголосого дебила со смазливой рожей? Пришлось, правда, физиономию ему малость подпортить, чтобы впредь условий контракта не нарушал и папочку слушался. Ну ничего, до свадьбы… Хотя нет, свадьба нам пока ни к чему. Девки сейчас от радости с ума сойдут, грешно отнимать у них надежду. Одного не пойму: как я в лоджии оказался? Вернулся от Селивана, выпил водки, потом шампанского, чтобы, значит, отпраздновать радостное событие, а дальше – ни хрена не помню. Очнулся в лоджии. Чего это меня туда занесло?
   – Душно, – подсказал Штерн и смущенно откашлялся.
   – И то верно, душно, – согласился продюсер и воскликнул: – А зачем я замотался в ковер?!
   – Прохладно, – подсказал Чижиков и покрылся красными пятнами.
   – Логично, – согласился продюсер. – Значит, вас Марго попросила ко мне съездить? Беспокоилась, значит. Странно… Чего это она вдруг? Пари теперь я однозначно выиграю, передайте ей – пусть отдыхает. Точно виски не хотите? – потряс в воздухе бутылкой продюсер. Чижиков со Штерном отрицательно покачали головами: после внезапного воскрешения Торчинского из мертвых выпить им очень даже хотелось, но перчатки, которые они не успели снять, сунув руки в карманы, могли насторожить продюсера.
   – Так это вы с Маргаритой пари на Селивана заключили? – спросил Штерн.
   – Почему с Маргаритой, с Бутырским. Скоро выиграю и получу солидный пай в уставном капитале его банка. Шансон-шансон, он мне все мозги парил про свой долбаный шансон. Какой, в задницу, шансон? Я думаю, это Демьянушка подставу мне с папарацци организовал. Ни хрена в шоу-бизнесе не понимает, вот и прокололся. Точно он. Или Маргоша подлянку подкинула.
   – Какая же выгода для Марго?
   – Выгода? – продюсер почесал пивное брюшко. – Выгода прямая. Она с тотализатора бабки гребет. В этом пари почти все на мой выигрыш поставили, но на победу Бутырского тоже ставки были, причем очень крупные. Если я проиграю, то клубу придется сурьезные барыши выплачивать счастливчикам. Покрыть разницу за счет ставок на мой выигрыш не получится. Не, точно Маргоша жульничает. И с Мариновским она, видать, постаралась. Там по пари такой же расклад был. Почти все поставили на выигрыш Мариновского, но Бутырский сделал крупную ставку на себя. Если бы Мариновский выиграл, то клуб «Флоризель» облажался бы по полной программе. Как же я раньше об этом не подумал. – Продюсер говорил, не останавливаясь, очевидно, несомненный успех на него так возбуждающе подействовал. Штерн, замерев, слушал, чтобы, не дай бог, не спугнуть откровенность Торчинского. Чижиков усиленно делал вид, что его здесь нет. – Маргоша – лиса! – продолжал откровенничать продюсер. – Придется наказать ее. Можете ей передать, что на следующем собрании я вопрос этот ребром поставлю. Просто так ей это с рук не сойдет!
   – А Мариновский с кем пари заключил? – спросил Штерн.
   – С Бутырским, ясный перец! Он Мариновскому сказал: ни хрена не прыгнешь – потому как это форменное самоубийство. А этот пень завелся, – продюсер хлебнул виски из горлышка и продолжил: – Завелся, в общем. Прыгну! Прыгну! Прыгнул, короче. И пи… – Торчинский вдруг замолчал и ничком свалился с дивана на пол, выронив бутылку из руки.
   – Ржачный мужик, – гоготнул Чижиков. – Ванька-встанька прям. Вроде и выпил мало. Эй! – оператор пихнул продюсера ногой – Торчинский не шевелился.
   – Может быть, его на диван переложить? – предложил Штерн.
   – Не осилю, – категорично заявил Чижиков и поднялся.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация