А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Изысканный адреналин" (страница 12)

   Глава 12
   ВОРОБЬЕВЫ ГОРЫ

   Время перевалило за два часа ночи, но на Воробьевых горах было оживленно и светло, как днем. Жизнь здесь била ключом – несомненно, в Москве это место являлось центром культурного досуга. Ничего подобного Штерн не видел ни в одной стране мира, где ему посчастливилось побывать. Работали палатки фастфуда, вовсю шла торговля сувенирами и дурацкими воздушными шариками. Народ развлекался, пил пиво, закусывал хот-догами и гамбургерами, общался, знакомился, катался на роликах и показывал себя.
   Штерн расплатился с таксистом и вышел из машины. У симпатичной аккуратной церквушки Леонид заметил тусовку байкеров – мотоциклы, выстроенные вдоль тротуара, вызывали уважение, как и обстоятельные хмурые ребятки, запакованные в кожу. Через дорогу, ближе к зданию университета, на небольшой площади разминались стритрейсеры, вокруг собралась туча зевак, кто с восторгом, кто с содроганием лицевых мускулов наблюдал за тем, как дымится асфальт после резких разгонов и торможений машин. Вид со смотровой площадки был потрясающим, кучки иностранных туристов обозревали ночную панораму красавицы Москвы. Здесь же играла группа уличных музыкантов и отрывалась молодежь, устроив импровизированную дискотеку под открытым небом. Леонид подошел поближе к музыкантам и положил в картонную коробку для сбора «благодарностей» несколько купюр – ребята играли достойно и музыкой создавали такую неповторимую энергетику, что денег было не жаль.
   Леонид с удовольствием послушал еще одну песню и скользнул на асфальтовую дорогу, ведущую вниз к набережной. Огни и веселье остались наверху. Асфальт тоже вскоре кончился, по неровной тропинке, круто спускающейся вниз, Штерн в кромешной темноте добрался до большой поляны, окруженной деревьями. Здесь было немного светлее, сквозь плотную растительность просвечивали огни фонарей набережной, пахло сыростью – река была совсем близко. Гроссмейстер огляделся – вокруг ни души, запущенная детская площадка, урны, полные мусора, футбольное поле – странное место выбрала Марго для встречи. К чему подобная конспирация? Он присел на деревянную лавочку и поежился. Ботинки из тонкой замши промокли, стало зябко, несмотря на теплую ночь. Прошло двадцать минут, невыносимо хотелось спать и горячего чаю, Марго так и не появлялась. Прошло еще десять минут. Гроссмейстер потер слипающиеся глаза, раздраженно пнул ногой пустую пластиковую бутылку, валяющуюся на земле, и поднялся.
   Она подошла так тихо, что от неожиданности гроссмейстер подпрыгнул.
   – Доброй ночи, господин Штерн. Простите великодушно, что заставила вас ждать, мне необходимо было убедиться, что за вами никто не следит. Идемте, – Марго развернулась и направилась по тропинке вниз. Штерн без всякого энтузиазма поплелся следом, вдыхая ночной воздух, наполненный ароматом ландыша и влажным запахом реки. Спустились на набережную, прошли несколько метров. Марго подвела его к ярко-красной «Ауди ТТ», села за руль, открыла для него дверь. Штерн устроился в салоне, и машина рванула с места.
   – Устали? – улыбнулась Маргарита. – Скоро приедем, согреетесь и отдохнете. Признаюсь, это был импульс – встретиться с вами сегодня. Нервы ни к черту. Но раз так получилось…
   – Куда мы едем? – хмуро спросил Штерн, поглядывая на хозяйку клуба «Флоризель». Она старалась выглядеть спокойной, но было заметно, что Марго нервничает: слишком агрессивно женщина вела машину, слишком напряженно смотрела в зеркало заднего вида. Леонид не ошибся: час назад хозяйка элитного клуба плакала, следы недавних слез не смог скрыть даже тщательный макияж. И так было странно, что такая властная, сильная женщина умеет это делать. – Куда мы направляемся? – не получив ответа, повторил вопрос Штерн.
   – К единственному человеку, которому мы можем доверять, – объяснила Маргарита.
   – Мы?
   – Я, – поправилась Марго.

   Единственный человек, которому доверяла Маргарита Уланская, проживал на Ломоносовском проспекте в кирпичном девятиэтажном доме, недалеко от станции метро «Университет», через десять минут они уже были на месте. Припарковаться во дворе дома казалось нереальным, машины стояли и на тротуарах, и вдоль дороги, и даже на газонах. Проблема парковки, однако, решилась довольно быстро. Марго попросила Леонида подождать ее у подъезда, открыла ключом уродское металлическое сооружение полукруглой формы и загнала «Ауди» внутрь.
   Дверь в подъезд была закрыта, Марго нажала кнопки домофона.
   – Маргоша, ты? – послышался сонный женский голос из динамика. Марго не успела ответить, замок щелкнул.
   – Мне как-то неловко, – неуверенно остановился Штерн. – Сейчас около трех часов ночи. Не самое лучшее время, чтобы ходить в гости.
   – Все в порядке, Леонид, – потянув дверь на себя, успокоила его Маргарита. – Моя подруга не спит по ночам. Профессиональная деформация. Ульяна работает врачом-реаниматологом в отделении токсикологии. Когда-то она вытащила меня с того света. Правда, об этом ее никто не просил. Поэтому она расплачивается за тот опрометчивый поступок до сих пор. – Марго усмехнулась, но Штерн так и не понял, шутила она или говорила серьезно.
   Подруга Марго оказалась полной ее противоположностью. Высокая, крепкая, светло-русые густые волосы, стянутые в тугой пучок на затылке, приятное добродушное лицо. Возможно, в молодости Ульяна была красавицей, но с возрастом перестала за собой следить и располнела, предположил гроссмейстер. Когда Марго их познакомила, то в первое мгновенье женщина взглянула на него с легким превосходством, так смотрят на мужчин только красивые женщины. Спустя мгновение это выражение с ее лица исчезло, в глазах появились благодушие и материнская теплота.
   – Снимайте ботинки, у вас ноги промокли. Надевайте тапочки. Ванная и туалет здесь. Чистое полотенце, халат и зубная щетка на стиральной машинке. Можете принять горячий душ. Бритвенных принадлежностей, к сожалению, предложить не могу. Чувствуйте себя как дома, не стесняйтесь, располагайтесь. Я постелила вам в комнате дочери, Марго покажет. Сегодня она не приедет ночевать. Совсем от рук отбилась. Маргоша, горячий чай в термосе, на столе ватрушки с творогом и пирожки с капустой. На плите котлеты с картошкой, покорми гостя. Я, кстати, видела вас по телевизору, Леонид. Вы смешной и дерзкий. Спокойной ночи, мне завтра на дежурство, – Ульяна улыбнулась Штерну и скрылась за дверью одной из комнат.
   – Ну, снимайте же ботинки, – поторопила его Маргарита. – Душ будете принимать?
   – У меня отличный номер в «Славянской» с прекрасной ванной и кроватью. Выкладывайте, что вам от меня нужно, и я поеду в гостиницу, – буркнул Штерн.
   – Поговорим на кухне, – сказала Марго. Гроссмейстер снял ботинки и, отчаянно зевая, поплелся за женщиной. – Это вас немного взбодрит, – поставив перед Штерном чашку с дымящимся чаем, сказала Маргарита.
   Леонид сделал два глотка и понял, что вести беседу он не в состоянии. Навалилась дикая усталость, даже чашку держать было тяжело – гроссмейстер с грохотом поставил ее на стол, кухня закружилась, к горлу подступила тошнота. Штерн удивленно посмотрел на Марго и попытался встать. Ноги подогнулись, Леонид с грохотом повалился на пол. Он попытался подняться, но не смог пошевелить даже мизинцем – тело не слушалось. Работал только мозг. Как все невообразимо глупо, подумал гроссмейстер. Как все странно!
   – Ульяна! – позвала Марго. – Неси плед!
   В кухню проследовали шаги, его грубо перевалили на плед. Он все чувствовал, видел и осязал, но не мог пошевелиться. Глаза его были открыты, но женщины не обращали на это внимания. Марго взялась за плед в головах, Ульяна встала в ногах. Из кухни его вывезли на пледе вперед ногами, как покойника. Протащили по коридору. Ульяна ногой открыла дверь одной из комнат, и гроссмейстера заволокли туда.
   Вспыхнул яркий свет.
   – Помоги мне его раздеть… – попросила Марго, Ульяна кивнула и склонилась над Леонидом. Женщины ловко стянули с него пиджак. Марго, тяжело дыша, присела рядом на ковер и вытерла пот со лба. – Господин Штерн, вы решили, что в игрушки играете? Ошибаетесь, голубчик. Неси шприц, Ульянушка, – обратилась она к подруге. – Надо решить эту проблему раз и навсегда.
   – Маргошенька, ты хорошо подумала? Грех это, милая.
   – Делай то, что тебе говорят, – тихо, но настойчиво попросила хозяйка клуба «Флоризель». Ульяна безропотно подчинилась, вышла и вскоре вернулась с металлическим лотком. Маргарита расстегнула пуговицы на манжете его рубашки, закатала рукав и завязала резиновый жгут вокруг руки. Ульяна профессиональным движением похлопала его по руке и протерла ваткой со спиртом кожу на сгибе локтя.
   – Хорошие вены, – довольно сказала она, приготовила шприц и вонзила в кожу иглу. Игла ужалила, как рой диких пчел. Из уголка глаза Леонида выкатилась слеза, потекла по щеке.
   – Ну-ну, не расстраивайся так, мой мальчик. Все уже позади, – сняв с него очки и смахнув слезу пальцем, сочувственно вздохнула Маргарита, встала, погасила в комнате свет и прикрыла за собой дверь.
   Все уже позади… Все кончено. Мат вам, гроссмейстер! В памяти, как в калейдоскопе, стремительно пронеслась его недолгая жизнь. Как много он не успел! Сколь многого не достиг! Не женился, не родил детей, не увидел брата, не оставил после себя след в этом мире, кроме шахматных побед. Мама расстроится, с грустью подумал Штерн и провалился в небытие.

   Глава 13
   ГЛЮК

   Удушье сдавило грудную клетку. Воздуха не хватало, грудь придавило что-то тяжелое. Штерн с трудом разлепил глаза – все расплывалось, пахло розами, кажется, на лице у него лежали цветы. Он умер, его хоронят, поэтому цветы, поэтому тяжело дышать. Хотя все равно странно, что тяжело дышать. Разве покойникам нужен воздух? Цветы с лица убрали, с груди сняли груз – дышать стало легче, но перед глазами по-прежнему все расплывалось. Над ним склонилось лицо девушки с длинными светлыми волосами. Волосы коснулись его скулы – стало щекотно.
   – Ангел, – прошептал Штерн и улыбнулся.
   – Твою мать! Откуда ты знаешь, как меня зовут? Блин! Я спрашиваю – что за… блин! Твою мать! – сказала «ангел», дыхнув на него перегаром и недавно выкуренным косяком. – Все, обкурилась на фиг. – «Ангел» села по-турецки, тяжело вздохнула, запустила руки в волосы и стала растягивать локоны в разные стороны. Через минуту «ангелу» надоело это занятие, девушка подползла к Леониду и снова заглянула гроссмейстеру в лицо.
   – Ты на самом деле здесь или это глюк? – спросила девушка, подхватила с пола букет и обмахнулась им, как веером. Штерн неуверенно пожал плечами. – А я где сейчас? Дома? – поинтересовалась «ангел». Леонид снова пожал плечами. – Твои очки? – задала следующий вопрос девушка, перегнулась через него, подобрала что-то с пола и надела ему на нос. Туман перед глазами растаял, предметы обрели четкие контуры, и Леонид сел, ошарашенно хлопая глазами. Рядом с ним на ковре сидела блондинка из клуба «Красный монах».
   – Ущипни меня, – попросил гроссмейстер. Блондинка с удовольствием выполнила его просьбу. Штерн потер руку и удовлетворенно кивнул.
   – Теперь ты меня ущипни, – попросила блондинка. Леонид ущипнул девушку, блондинка потерла руку и удовлетворенно кивнула.
   Некоторое время сидели молча.
   – А тебя что, действительно Ангелом зовут? – первым нарушил молчание Леонид.
   – Да ну! – махнула рукой блондинка. – Это мать так меня называет. Бесит, блин. Крестная тоже иногда. Вообще-то по паспорту я Анжела.
   – А я по паспорту Леонид, приятно познакомиться.
   – Я бы так не сказала. Ничего приятного не вижу. Прихожу домой, а в моей комнате мужик на полу лежит. К тому же мой несостоявшийся… – Анжела осеклась на полуслове и испуганно посмотрела на Штерна.
   – Несостоявшийся муж, ты хотела сказать? – спросил Леонид и истерически расхохотался.
   Дверь комнаты открылась, и на пороге появилась Маргарита. Штерн перестал смеяться и сжал кулаки, пытаясь удержаться, чтобы не съездить хозяйке клуба «Флоризель» по физиономии.
   – Вижу, вы уже познакомились, – сухо сказала Марго. – Анжела, выйди вон. Нам с господином Штерном нужно серьезно поговорить.
   – Маргоша, я не виновата – так получилось!
   – Так получилось! – зло передразнила Маргарита. – Ты, солнышко, ни копейки моей больше не увидишь, поняла? И за помощью можешь ко мне больше не обращаться. Я столько сил потратила на организацию, а ты, поганка, все испортила!
   – Мне не нужны твои подачки! Гроссмейстер мне ни капельки не понравился. Сразу видно, что зануда.
   – Спасибо, – усмехнулся Штерн, наблюдая за их склокой. Анжела, не обратив на него внимания, продолжала свой монолог:
   – Я нашла себе мужа без твоей помощи. Я влюбилась! Он богат и знаменит. Он талантлив и красив. А сексом занимается так, что кровь в жилах стынет!
   – Ты кого имеешь в виду, девочка?
   – Селивана она имеет в виду, – развеселился Штерн. – Он в клубе дал ей прикурить вместо меня.
   – Да! Я выйду за него замуж. Мы просто созданы друг для друга, – твердо заявила Анжела и вылетела из комнаты.
   – Потрясающе! – хлопнул в ладоши Штерн. – Значит, в качестве невесты вы планировали подсунуть мне вашу крестницу – подсадную утку. Ай-яй-яй, Марго! Как некрасиво – пользоваться служебным положением в личных целях. Вы с самого начала это затеяли или план удачно выдать замуж малютку Анжелу родился в вашей голове уже после заключения пари?
   – Я расскажу вам все…
   – Не стоит. Вы мне противны, Марго.
   – И все же… послушайте.
* * *
   За несколько дней до всех этих событий…

   Солнце уползло за лес, погрузился в сумрак яблоневый сад, в сиреневом небе зажглись пока еще неяркие звезды. На открытой террасе стало прохладно, но с улицы уходить не хотелось. Маргарита Петровна поежилась, отложила томик Шопенгауэра, сняла со спинки кресла пушистый плед и укрыла ноги. Стало теплее, потянуло в сон. В деревне она напрочь забывала о бессоннице и снотворном. Жаль, что не часто выпадала возможность сбежать сюда, в этот уютный старый дом, оставшийся ей в наследство от родителей. Правда, террасу она пристроила уже сама, наняв рабочих, чудесная получилась терраса. И дом переоборудовала: русскую печь заменила камином, купила новую мебель, провела водопровод и канализацию, установила спутниковую тарелку на крыше – комфорт Маргарита Петровна любила не меньше, чем природу. А какой комфорт может быть, когда туалет во дворе и негде принять душ? Но все же дом, даже после реконструкции, сохранил свою неповторимую энергетику, которая успокаивала, снимала стресс и лечила душу.
   Глядя на небо и прислушиваясь к мелодичному кваканью лягушек, облюбовавших старый деревенский пруд, вдыхая прохладный вечерний воздух, пропитанный запахами свежего дерева, сена и цветущего летнего сада, Маргарита Петровна впала в такое состояние блаженства, что все проблемы разом забылись. Даже нога, вечно ноющая по вечерам, казалось, успокоилась.
   Шум мотора и два луча от фар, рассекающие бархатный сумрак за забором, выдернули Маргариту Петровну из состояния неги. У калитки притормозила машина. Яростно залаяла соседская собака. Дверь машины открылась и громко хлопнула. Послышался заливистый женский смех и грубое мужское ржание. Скрипнула калитка, по гравийной дорожке зашуршали шаги.
   Черт, расстроилась Маргарита Петровна и резко встала с кресла, уронив плед с коленей. Только этого не хватало! Ангел приехала. Сейчас будет что-нибудь клянчить, жаловаться на жизнь и портить ей нервы. Черт бы ее побрал!
   – Анжелочка, солнышко, как я рада тебя видеть! – сладко улыбнулась Маргарита Петровна, обняла крестницу и поцеловала в прохладную щеку.
   – Не помешаю? – улыбнулась Анжела. – Извини, что без приглашения. Мать сказала, что ты здесь. Вот я и решила тебя навестить.
   – Анжела, ну что за мать такая! Это же так грубо, – не удержалась от нотаций Маргарита Петровна.
   – Да ладно, – отмахнулась Анжела, вошла в сени, сняла туфли, кинула сумочку на пол и босиком прошлепала в комнату. Маргарита Петровна, ругая дочь лучшей подруги за бесцеремонность, прошла за девушкой. Ангелом девочку звали все близкие. Внешне Анжела действительно походила на ангелочка: светлые кудряшки, кукольные черты лица, голубые глазки с длинными темными ресницами, но характер! Характер ужасный! И чем старше становилась Анжела, тем сложнее было ее выносить. Благо наведывалась она в гости редко, так как последние три года жила в Питере.
   – Ты надолго в Москву? – спросила Маргарита.
   – Как фишка ляжет. Маргош, у меня к тебе серьезный разговор, – усевшись на софу по-турецки, заявила Анжела, запустила обе пятерни в волосы и стала растягивать светлые кудряшки в разные стороны. Волнуется, предположила Маргарита Петровна. Опять что-то случилось.
   – Выкладывай, что стряслось, – подбодрила крестницу Маргарита Петровна.
   – Кофе свари, пожалуйста, – попросила Анжела. – Или нет, не нужно! Маргош, я замуж хочу, и ты должна мне помочь.
   Маргарита Петровна изумленно посмотрела на крестницу.
   – Анжела, я не совсем понимаю…
   – Маргоша, ну ты же там у себя в клубе такими делами заправляешь. У тебя же там такие мужики бывают. Я тебя умоляю, найди мне среди членов клуба богатого мужа!
   – Анжела, что ты несешь?! – возмутилась Маргарита Петровна. – У меня элитный клуб, а не брачное агентство.
   Анжела улыбнулась.
   – Маргоша, я знаю, ты можешь все. Придумай что-нибудь.
   – Сваху из меня хочешь сделать? Ну спасибо, дорогая крестница. Этого только не хватало! Ты хоть понимаешь, что представляют собой люди, вхожие в мой клуб?
   – Ну да, – пожала плечами Анжела, – примерно представляю.
   – Нет, девочка, ты не понимаешь! Люди, которых я выбираю, гораздо хуже наркоманов. Гораздо хуже! С ними не то что жить, с ними общаться опасно – неизвестно, что они в следующую секунду выкинут, а я за тебя ответственность перед богом несу. И потом, а как же любовь?
   – Ой, Маргоша, вот только этого не надо, меня сейчас стошнит, – Анжела сморщила красивый носик. – Какая любовь? У меня после развода долгов – море! Мне нужен богатенький муж, и как можно скорее! Плевать мне на любовь. Хватит, налюбилась уже, больше не хочу.
   Девочку всегда тянуло к творческой богеме. Артисты, музыканты, писатели. Результат – скороспелый брак с питерским актером Артемом Золотниковым, восходящей звездой театра и кино. В жгучего брюнета, красавца Артема, Анжела влюбилась с первого взгляда. Закрутился головокружительный роман – ночные прогулки под луной, серенады под окнами, охапки цветов, театральные премьеры… предложение руки и сердца Анжела восприняла с восторгом. После свадьбы, чтобы быть с любимым рядом, девушка бросила Плехановский институт, не доучившись на последнем курсе, продала квартиру, шикарную двушку на проспекте Вернадского, которую подарила ей Марго на совершеннолетие, и уехала в Санкт-Петербург. В итоге – оказалась и без денег, и без квартиры. Слишком поздно она поняла, во что вляпалась. Артем Золотников оказался наркоманом со стажем. Как шлейф, за ним тянулись непомерные долги, но Анжела была так влюблена, что первое время верила клятвам мужа бросить наркотики и пыталась всеми силами отвадить его от пагубного пристрастия. Деньги, вырученные от продажи квартиры, ушли на погашение долгов кредиторов и наркологов, но все оказалось бесполезно. После курсов лечения Золотников первым делом бежал за наркотой, делая новые и новые долги. Терпение ее кончилось после того, как Золотников попытался заложить свою квартиру, где проживала Анжела. Опасаясь оказаться на улице, она попыталась помешать планам мужа, но Золотников избил девушку и сломал ей нос. Свои проблемы Ангел тщательно скрывала, и печальные факты открылись только во время развода. Развод оказался довольно болезненным, Анжела даже опасалась за свою жизнь. Избавиться от мужа удалось только после того, как в дело вмешалась Маргарита Петровна. Узнав, кто является крестной матерью Анжелы, актеришка тут же переписал квартиру на бывшую жену, а сам исчез из города. Анжела, немного оправившись после этого кошмара, решила вернуться обратно в Москву и в данный момент находилась в стадии переезда. Но, похоже, она так и не поняла своих прошлых ошибок и сейчас упорно старалась наступить на те же грабли.
   – Пойду кофе сварю, – сухо сказала Маргарита Петровна и вышла из комнаты. Анжела поплелась следом, расстроенная и виноватая.
   – Маргош, ну прости меня, никакую сваху я из тебя не собираюсь делать. Я к тебе не как к свахе обратилась, а как к близкому человеку. Ты же умница, у тебя интеллект, как у компьютера, а у меня – безвыходная ситуация. Ко мне тут кредиторы муженька нагрянули недавно. Неужели тебе так сложно мне помочь? – ныла Анжела, а Марго терпеть не могла, когда крестница ноет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация