А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Изысканный адреналин" (страница 11)

   «Господи, я женюсь на ней! – ошарашенно подумал Штерн. – Возьму и женюсь на ней! Раз уж так вышло, что надо жениться. Раз уж хозяйка клуба «Флоризель» загнала меня в угол. Раз уж так звезды сложились. Совершенно очевидно – это судьба! Ясно, как божий день, – судьба. Да и мама обрадуется».
   «Ангел» тем временем явно мыслей гроссмейстера о судьбе не разделяла, она даже не смотрела в его сторону! Что же делать? Идея пришла в голову шахматисту мгновенно. Леонид попросил официанта принести пепельницу и сигару. «Ангел», по-прежнему не обращая на Штерна ни малейшего внимания, поманила официанта к себе, заказала салат «Цезарь» и бокал белого вина. Официант испарился, девушка потянулась к своей сумочке, щелкнула замочком, достала пачку «Давидофф», положила ее на столик. Леонид заерзал на стуле, от напряжения его прошиб холодный пот.
   Официант принес «хумидор». Выбор гроссмейстера пал на любимую сигару Черчилля.
   – «Ромео и Джульетта» – как раз то, что нужно! – громко сообщил он. Официант ловко отрезал гильотиной кончик сигары, поджег и передал Леониду. Штерн сунул ее в рот и, старясь выглядеть респектабельно, сделал осторожную затяжку. Во рту стало горько и противно, запершило в горле – сигару гроссмейстер курил впервые в жизни и даже представить себе не мог, что она окажется такой едкой кисло-горькой мерзостью. Небесное создание тем временем потянулось к пачке, вытащила сигаретку, снова щелкнула замочком сумочки, нахмурилась и повернула свое прелестное, озадаченное личико к нему… Их взгляды встретились. Сейчас она попросит у него закурить, сейчас… Штерн от волнения глубоко затянулся – крепкий сигарный дым опустился в легкие, дыхание сперло – гроссмейстер вытаращил глаза, покраснел и, громко кашляя, вылетел из зала вон.
   «Надо же так опозориться! Дурак несчастный!» – ругал он себя, продолжая дохать. Вонючая сигара дымилась в пальцах. Гроссмейстер бросился в туалетную комнату, мечтая всем сердцем избавиться от предмета своего стыда, распахнул дверь и замер на пороге. Какой-то безумный мужик в бархатной жилетке, громко извергая матюги, пытался выломать дверь одной из кабинок!
   – Что вы делаете? – ошарашенно спросил Штерн. Мужик обернулся и смущенно откашлялся.
   – Там… – наконец сказал он.
   – Что – там?
   – У новой уборщицы шизофрения. Заперлась и не выходит. Я ей говорю: прибери в туалете, писсуар засорился, а она ни в какую! Не буду, говорит! Не буду!
   Из кабинки послышался истерический хохот.
   – Видите, – расстроенно вздохнул мужик. – Что ж мне так не везет! Сегодня первый день на работу вышел, и нате вам! Позвольте представиться: Марик Иванов, менеджер смены.
   Дверь кабинки открылась, и оттуда, продолжая хохотать, выпало нечто в очках и с жуткими косичками.
   – Господи! – всхлипнуло нечто и, вытирая косичкой слезы, которые градом катились из-под очков, прошепелявило: – Иди ты на хрен, Марик Иванов! Придурок, блин! Я не уборщица.
   – Как? А мне охранник…
   – Я посетитель клуба! А ваш охранник – мудак. Ой, сейчас сдохну! Сдохну однозначно. Курить хочу! У вас огонька случайно не найдется, мужчина? – чучело уставилось на Штерна.
   Штерн уронил сигару на пол, позеленел и с надеждой обернулся – позади него стоял агент Марго и, приподняв бровки, мерзопакостно улыбался.
   – Е-мое, гроссмейстер! – ойкнула девица. – Никогда не думала, что вы… гей. Не пугайтесь так, я никому не скажу.
   – Я не гей, – прохрипел Штерн. – I am damned mong. (Я полный придурок.)
   – Oh! It’s commendable self-criticism! (О, похвальная самокритичность!) – ухмыльнулась девица. – Ну, проходите, не стесняйтесь. А ты, урод, – обратилась она к менеджеру, – сам свои писсуары чисти.
   Шепелявая подмигнула Леониду и, потеснив гроссмейстера с порога, вышла из помещения.
   – Славная девушка, поздравляю, – похлопал его по плечу агент и сунул ему в руку мобильный телефон. В телефонной трубке раздавались бурные аплодисменты и веселое гоготание по меньшей мере дюжины мужиков, и Штерн понял, для чего в комнате, где заключаются пари, установлены плазменные телевизоры.
   – Так эта девушка с вами? – «отмер» менеджер смены.
   – Конечно, с ним, это его невеста, – ответил за Штерна агент.

   Глава 11
   ОХМУРЕНИЕ

   Пора, решил Чижиков. Тяжелая рука оператора нежно погладила Егора Редникова по спине и остановилась в опасной близости от… талии.
   – Потанцуем? – ласково спросил Макс, глядя туманным взором на друга Селивана. Редников подавился коктейлем и закашлялся.
   – Ой, не в то горлышко попало! Какая неприятность, – сочувственно воскликнул Чижиков и хлопнул Редникова по спине… несколько раз… кулаком… Редников перестал кашлять и почему-то упал головой на барную стойку.
   – Не спи-и-и-и… Не спи-и-и-и, приду к тебе я ночью! – пел со сцены Селиван.
   – Эй, не спи, – испугался Чижиков и потряс Редникова за плечо. Егор не реагировал. «Господи ты боже мой! Пришиб». Макс затравленно огляделся, осторожно пощупал у Редникова пульс и вздохнул с облегчением – сидеть за убийство ему не придется. К тому же никто из посетителей не заметил ничего подозрительного. Бармен, увлеченный приготовлением очередного коктейля, тоже не обратил на происшествие внимания. – Егорушка! Мальчик мой любимый! Что ж ты так нажрался?! – воскликнул Макс и погладил Редникова по голове. – Пойдем домой, мальчик мой!
   – Опять вырубился, каждую среду одно и то же, – недовольно проворчал бармен и сунул Чижикову счет на двоих. – А что, с Селиваном он все? – поинтересовался бармен. – Вроде они вместе пришли.
   – Решительно! – категорически заявил Макс, расплатился и наградил бармена щедрыми чаевыми.
   – Помочь? – сердобольно спросил бармен, глядя на мучения Чижикова, который отчаянно пытался взвалить бесчувственное тело Редникова на себя.
   – Я сам, – прокряхтел оператор, изловчившись, перекинул руку Егора через плечо и, подхватив его за талию, поволок к выходу.
   Через десять минут уговоров и торгов такси с Егором Редниковым отправилось по адресу: Тверская область, город Вышний Волочек, село Бологое, улица Ленина, строение номер 23. Чижиков, утерев пот со лба и помахав рукой вслед удаляющемуся автомобилю, ностальгически вздохнул. Как же давно он не был дома!
   Ностальгия оператора мучила и еще по одной причине: премия за репортаж уехала вместе с дружком Селивана, и сердце Макса Чижикова щемила тоска. Теперь его жена однозначно пришибет, потому что он клятвенно обещал, что начнет в квартире ремонт. Радовало только одно, свою работу он выполнил – Редникова отвлек. Правда, с некоторой импровизацией. Но это пустое. Теперь Мэрилин никто не помешает штурмовать Селивана, тем более что певец прекрасно видел со сцены, как Редников покинул клуб в обнимку с его другом. Так думал Макс, выруливая на стареньком «Рено» со стоянки клуба «Красный монах», плотно заставленной дорогими иномарками.
* * *
   Анжела пила вино, раздраженно поглядывала на дверь ресторана. Как глупо она поступила, что выбрала для знакомства с миллионером-холостяком, о котором писал даже журнал «Форбс», имидж недоступной небожительницы! Нужно было сразу рвать счастье зубами, раз удача сама в руки плыла. Нет же – решила сначала произвести впечатление. И куда подевался этот очкастый скунс? Сколько можно его ждать?
   Официант принес салат «Цезарь», Анжела резко отодвинула тарелку в сторону, кинула на стол несколько сотенных и решительно поднялась.
   Она вошла в другой зал и растерянно осмотрелась по сторонам. Знаменитого шахматиста нигде не было – ни за барной стойкой, ни на танцполе. Значит, гроссмейстер либо в туалетной комнате, либо ушел из клуба. Упустила она свое счастье, раздраженно подумала девушка, и вдруг ей стало все безразлично. Анжела подошла поближе к сцене, любуясь умопомрачительным красавчиком Селиваном. Плакаты с изображением певца были развешаны по всему городу, но фотографии не передавали чувственности и сексапильности этого яркого синеглазого мальчика, похожего на Алена Делона. И сейчас, когда она увидела его на сцене, Анжелу словно током прошибло – ей вдруг страстно захотелось поцеловать эти алые губы и выпить, как изысканное вино, его чувственность. Желание было таким острым, что, помани ее сейчас Селиван пальцем, она, не раздумывая, отдалась бы ему прямо на сцене. Жаль, что мальчик был голубым.
   – Ах, какая сладкая девочка, – шепнул кто-то ей в ушко. Анжела отшатнулась: рядом с ней стояла обкуренная темноволосая девица в кожаном костюме. – Скучаем, лапочка? – спросила она, выпустив сигаретный дым ей в лицо.
   – Не видела здесь высокого блондина в очках, с сигарой? – поинтересовалась Анжела.
   – Блондина? Зачем тебе блондин? Я лучше блондина, меня зовут Кристина, – хихикнула брюнетка и попыталась ее обнять.
   – Пошла ты, – брезгливо оттолкнув ее, сквозь зубы процедила Анжела.
   Блондин наконец-то появился в зале, огляделся по сторонам и пристроился у барной стойки рядом с пришибленной очкастой девицей с косичками. Анжела решительно направилась к бару и, потеснив девицу локтем, лучезарно улыбнулась гроссмейстеру.
   – У вас не будет закурить? – прочирикала она. Тут Анжелу кто-то тронул за плечо, она обернулась.
   – Закурить будет у меня, сука, – сказала Кристина, сплюнула на пол и отвесила Анжелочке смачную оплеуху.
* * *
   А вечер перестал быть томным, с восторгом подумала Мэрилин, глядя на завязавшуюся драку. Блондинка и брюнетка, таскающие друг друга за волосы в свете неоновых софитов, смотрелись очень эффектно. В баре все оживились и с интересом наблюдали за действом, даже Селиван наконец-то заткнулся, что тоже не могло не радовать. Мэрилин по этому поводу даже громко поаплодировала «своему кумиру», пару раз взвизгнула и поболтала косичкой в воздухе. Народ тоже завизжал и захлопал, правда, не Селивану – а девушкам. Публика разделилась на две части: на тех, кто болел за брюнетку, и тех, кто поддерживал блондинку. Первых было большинство: за блондинку переживала лишь малая часть наблюдателей, в корне опровергая утверждение, что мужчины выбирают блондинок. Впрочем, учитывая, какие мужчины собрались в клубе «Красный монах», в сложившейся ситуации не было ничего необычного.
   Странно вел себя лишь господин Штерн – эмоции на его лице сменялись, как кадры кинохроники: он то хохотал, как идиот, то наблюдал за дракой с таким неподдельным ужасом, что Мэрилин становилось не по себе.
   Девицы выскочили на середину танцпола и свалились на пол. Сверху оказалась брюнетка, она прижала руки блондинки к полу, блондинка, рыча и мотая головой, пыталась вырваться. Народ, болеющий за брюнетку, уже ликовал, празднуя победу, когда блондинка вдруг высвободила правую руку и, сжав ее в кулак, съездила брюнетке по челюсти. Та глухо охнула, повалилась на бок и больше не шевелилась. В зале стало тихо.
   Блондинка поднялась с пола, покачиваясь, поправила прическу.
   – Дайте кто-нибудь закурить, наконец, – хрипло попросила она, оглядев присутствующих, и со всей силы пнула ногой свою соперницу.
   Со сцены резво спрыгнул Селиван, поцеловал победительнице руку и, нежно обняв ее за талию, увел в служебное помещение.
   – Не поняла, – озадаченно прошептала Мэрилин.
   – Как вас зовут? – поинтересовался Штерн.
   – Что? – рассеянно спросила журналистка, усиленно пытаясь придумать, что теперь делать с Селиваном. Ситуация вдруг резко вышла из-под контроля.
   – Ваше лицо кажется мне знакомым. Мы с вами раньше не встречались?
   – Встречались пятнадцать минут назад в мужском туалете. А зовут меня Маней, – широко улыбнулась кроличьими зубами Коновалова и, соскочив со стула, направилась на выход. У нее наконец созрел гениальный план! Лучшего расклада и придумать было невозможно. Зачем, собственно, ей самой соблазнять Селивана! Нужно просто заснять певца с блондинкой, и компромат готов. Осталось только пробраться за сцену и попытаться выяснить их планы. Если между голубками что-нибудь произойдет, то вряд ли это случится в клубе.
   Комната, где переодевался певец, отыскалась легко, к счастью, в полутемном коридоре никого не было. Мэрилин заглянула в замочную скважину и присвистнула! Времени даром голубки не теряли. Селиван стоял на коленях перед блондинкой и шарил руками под ее платьем! Блондиночка, в полном экстазе запрокинув голову и милостиво раздвинув красивые ножки, громко стонала. Во дает! Драка, что ли, на нее так возбуждающе подействовала? Полнейший экстрим! Мэрилин осторожно подергала ручку двери – та оказалась незапертой. Журналистка приоткрыла ее, поставила в комнату свой рюкзачок, снова закрыла и припала к двери ухом. Стоны, доносящиеся из комнаты, не могли не радовать. Сзади кто-то тактично покашлял. Мэрилин вздрогнула, резко выпрямилась и обернулась. За ее спиной стоял Штерн и криво улыбался.
   – Там… мой парень с другой бабой, ублюдок, – брякнула Мэрилин первое, что пришло в голову.
   – Сочувствую, – буркнул Штерн, снял очки, протер их и снова водрузил на нос. – В таком случае не согласитесь ли поужинать со мной, Маня?
   – Чего?
   – Я только вас увидел, то сразу… То вы мне сразу… Знаете… Очень понравились!
   – Я?! – Мэрилин от неожиданности чуть не выронила изо рта фальшивую челюсть.
   – Да… У вас такие… такое… такая… родинка симпатичная, – выдавил из себя Штерн. – И… И… волосы… И улыбка… Глаза тоже… Они у вас… Очень вам идут.
   – Глаза??? – пискнула Мэрилин.
   – Очки, очки вам идут, – смутился Штерн.
   – Я, пожалуй, пойду… Дело у меня срочное, – Мэрилин открыла дверь, уже не таясь, забрала свой рюкзак, осторожно обошла Штерна и бочком попятилась к выходу.
   Штерн потащился следом.
   – Куда же вы? Постойте, Маня! – крикнул он.
   Мэрилин ускорила шаг. Два психа за один вечер – это уже перебор. Пусть первый и оказался в итоге вменяемым. Но этот… Этот – однозначно больной на всю голову. В фонтанах по ночам голым купается, пепельницы на голову официантам высыпает, а теперь, значит, решил завести с ней роман. С ней! Извращенец! Понравилась она ему сразу. Как может понравиться то, что она с собой сотворила?! Это же тихий ужас! Чижикова чуть удар не хватил, когда впервые увидел ее в маскарадном костюме поклонницы Селивана. Хотя… может быть, гроссмейстеру красивые бабы осточертели, вот и потянуло на уродок? Или гроссмейстер просто издевается?! Конечно, издевается. Решил, вероятно, приколоться над бедной девушкой. Подлый гнус! Чем больше Мэрилин узнавала Леонида Штерна, тем сильнее разочаровывалась в нем. Поразительно! Совсем недавно она все бы отдала за мимолетную встречу с ним. С восторгом разглядывала его фото в журналах, читала о нем заметки, болела за него во время турниров и матчей по шахматам и даже не предполагала, что в этом человеке столько дерьма. Прав был Чижиков! Большие деньги портят людей. Интересно, как он сам-то? Редникова еще не пришиб? Мэрилин хихикнула, живописно представив себе сцену из трагедии Шекспира, где в роли Отелло выступал Чижиков, а Редников – в роли Дездемоны. Завтра она повеселится на славу, издеваясь над оператором, злорадно подумала Мэрилин. Настроение поднялось.
   У клуба караулили клиентов таксисты, сумма, которую они запрашивали за поездку, внушала ужас. Поэтому Мэрилин решила немного прогуляться и поймать попутку, тем более что в маскировочном костюме шататься по ночной Москве было не страшно. Вряд ли найдутся желающие покуситься на ее честь.
   В небе проклюнулись звезды. Редкое зрелище для центра города, агрессивно завешанного неоном и задушенного смогом. Радостно размахивая джинсовым рюкзачком, куда была встроена миниатюрная видеокамера, Мэрилин шагала по уютным переулкам тихого центра, наслаждалась отреставрированной по велению Лужкова историей и размышляла над тем, что, несомненно, камера зафиксировала сладострастный моменты любовной прелюдии Селивана и блондинки, а значит, теперь можно смело приступать к шантажу продюсера Торчинского.
   Позади послышался шум мотора. Мэрилин оглянулась: в переулок вплыл внедорожник. Девушка махнула рукой, чтобы остановить машину. Внедорожник притормозил рядом с ней, дверь машины открылась – она прыгнула на переднее сиденье, назвала свой адрес, и иномарка резко тронулась с места.
* * *
   Штерн пробежал за машиной несколько метров, но понял, что ведет себя глупо. Остановился, пытаясь выровнять дыхание. Надо же такому случиться! Забыл заплатить по счету в ресторане, и на выходе из клуба его тормознула охрана. Немыслимо! Подобного конфуза с гроссмейстером еще не случалось ни разу. А теперь еще и это! Когда он практически догнал девушку, она слиняла из-под носа. Да что она возомнила? Страшная, как атомная война, а познакомиться поближе не хочет. Наверное, у девчонки просто стресс. Дружок… как его там – Селиван изменил ей с блондинкой. Какое счастье, что блондинка не попросила у него закурить, поймал себя на мысли Штерн. Мало того, что шлюха, так еще и кровожадная хищница. После безобразной драки, которую ему пришлось лицезреть, гроссмейстер понял, что под ангельской внешностью пряталась дьявольская сущность. По сравнению с этой дамочкой даже страшненькая дурочка, на которой волей судьбы он теперь обязан жениться, казалась гроссмейстеру милым созданием. В конце концов, можно ее приодеть, сводить к стоматологу и стилисту. Чтобы хоть как-то привести в порядок. Даже интересно, что из дурнушки получится в итоге? Ничего хорошего, конечно, но… мама хотя бы в обморок не упадет при знакомстве. А что, говорят, из дурнушек получаются неплохие жены. Во всяком случае, верные. Господи, о чем он думает? О чем он вообще думает? Хватит! Больше он не собирается подыгрывать скучающим ублюдкам, даже ради брата. Он свободен, совершенно свободен и никому ничего не должен. А вытащить брата из тюрьмы наверняка можно и другим каким-нибудь способом. Например, попробовать проследить за свидетелем по делу, который на опознании на него указал. Как же он раньше об этом не подумал! Это ведь самое простое решение. Нет же, влез по дурости неизвестно куда.
   Телефон в кармане ожил.
   – Здравствуйте, господин Штерн, это Маргарита. – Голос хозяйки клуба звучал тревожно.
   – Что, госпожа Уланская, повеселились? – разозлился Штерн. – Знаете, я сыт по горло вашими играми. Я вам не клоун. Моя невеста улизнула из-под носа, я не знаю ее имени и где она живет. Искать девчонку по всей Москве я не собираюсь. Все!
   – Господин Штерн! Леонид! Вы заложили мою жизнь, и если откажетесь – меня убьют. Но я не хочу умирать, гроссмейстер, – тихо сказала Маргарита, в мембране послышался какой-то странный звук. Штерн потрясенно прислушался и спросил, не веря своим ушам:
   – Вы что – плачете?
   – Вам показалось… Помехи связи, – Марго шумно вздохнула. – Я вас очень хорошо понимаю, но, пожалуйста, согласитесь встретиться со мной. Мне срочно нужно с вами поговорить.
   – Подъезжайте в гостиницу, – растерянно предложил Леонид.
   – Нет! В гостиницу нельзя, никто не должен знать о нашей беседе. Слушайте меня внимательно: сейчас вы возьмете такси…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация