А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Египетские вечера" (страница 1)

   Марина СЕРОВА
   ЕГИПЕТСКИЕ ВЕЧЕРА

   ГЛАВА 1

   Я выбрала вагон поближе к началу электрички. Здесь и народу поменьше, и на той станции, где мне выходить, от начала состава идти удобнее. Но как ни пыталась я найти местечко потише, мне это сделать не удалось. Оно и понятно – день субботний, народ едет на свои дачи, чтобы провести там выходные. И я еду. Только не на свою, а к подруге.
   Лена Дементьева, моя старая знакомая, пригласила меня на небольшие посиделки. Так хорошо оказаться на природе, и без всяких мужчин. Поговорить от души, выпить красного вина под ночным звездным небом…
   Я так задумалась и размечталась об этом, что не заметила, как электричка тронулась с места. Я уставилась в окно и приказала себе забыть, что я – частный детектив Таня Иванова. Лучший частный детектив в городе Тарасове. «Я просто женщина, – говорила я себе, – не обыкновенная, но женщина. Меня не тяготят в данный момент работа и отсутствие денег. Я свободна и счастлива». Одним словом, устроила себе сеанс аутотренинга.
   За окнами пролетали дома и деревья, потом пошли бескрайние поля. Мне так редко удается насладиться красотами природы, что в данный момент я не обращала внимания ни на что, кроме как на пейзаж за окном. И он мне нравился. Даже очень.
   Я внимательно прислушивалась к названиям остановок, потому что места здесь для меня были совершенно незнакомые. Вообще я обожаю кататься на электричках, просто мне давно не приходилось этого делать. Все дела и дела… Кому-то может показаться удивительным, что частный детектив пользуется столь большой популярностью. Но если учесть тот факт, что на весь Тарасов я одна такая замечательная, то любому станет понятно, почему мне редко удается отдохнуть.
   Я специально отключила сотовый, никому не сообщила, куда направляюсь, чтобы очередное «дело» не настигло меня ни в дороге, ни на отдыхе. Я хотела отрешиться от всего.
   Услышав название остановки, где мне требовалось выходить, я встала и прошла в тамбур. Стекло там было выбито, и я с удовольствием встала под ветерок. Жара этим летом просто невыносимая. Хоть бы дождичек пошел, что ли… В начале лета просто заливало, а теперь небо чистое, как стекло. И никакой маломальской тучки не видно. Хорошо, что у Ленки Волга поблизости. Можно будет искупаться.
   Электричка начала тормозить и вскоре остановилась. Мне требовалось пройти до самого крайнего дерева у платформы. Там меня обещала ждать подруга, чтобы я без приключений добралась до ее дачи. Ехала я первый раз и, соответственно, дороги не знала.
   Я вышла и издалека увидела Дементьеву. Она махала мне рукой. Сарафан на ней был красный. Не иначе как для меня нарядилась, чтобы я мимо не прошла. Могла бы и не стараться. Узнаю ее даже в многомиллионной толпе. Она одна такая.
   – Привет! – издалека крикнула я.
   – Ну, слава богу. Дождалась тебя. Я тут чуть солнечный удар не получила, стоя на солнце, – капризно пропела Ленка.
   – Так мы стояли, – серьезно произнесла я, – ждали, когда зеленый семафор загорится.
   – Где тут семафор? – удивилась подруга.
   – Нет? – вскинула я брови. – Значит, тебя за него принимали. Тебе надо было подальше от дороги отойти, чтобы не смущать машинистов.
   – Ну тебя, с твоими шуточками! – Дементьева пихнула меня. – Давай сумку понесу. Ого! Чего это ты тут везешь? Я же сказала, у меня все есть.
   – Но не могу же я с пустыми руками заявиться.
   – Не могу, не могу… А тащить? Я на машине все привезла. А ты правильно сделала, что на электричке приехала. Так забот меньше.
   – Моя в ремонте, – печально сказала я. – Но к понедельнику обещали сделать.
   – Пойдем.
   Лена двинулась чуть впереди меня, чтобы показывать дорогу. Уже через пять минут майка на мне стала мокрой, и я пожалела, что вообще согласилась куда-либо выходить в такую жару. Сидела бы сейчас дома при моем новом кондиционере, горя не знала.
   – Далеко еще? – еле выдавила из себя я.
   – Минут десять.
   – Кошмар. Надо было тебе в такую даль забираться…
   – Зато почти на берегу. Хватит ныть, Иванова. Я и не думала, что ты такая нежная.
   Через пятнадцать минут мы прошли поворот, и Ленка ткнула пальцем в забор.
   – Пришли.
   – Красота. – Меня больше обрадовала Волга, расстелившаяся сразу за Ленкиным домом. – Просто райское место. Я – купаться.
   – Хорошо. Только сначала переоденься, – засмеялась Дементьева.
   В доме было прохладно. Во всяком случае, на первом этаже. Я побросала сумки с продуктами, подхватила рюкзачок с вещами и пошла в предоставленную мне комнату. За несколько секунд переоделась и, махнув Ленке, побежала на берег.
   – Не очень долго там, – крикнула она мне вслед. – Мне помощь потребуется.
   – Лады.
   Я спустилась к берегу. Там только тетка одна с ребенком сидела, больше никого не было.
   Раздевшись, сразу кинулась в воду. Как же хорошо окунуться после многочасового «страдания» в электричке и на пыльной дороге! Неприятные воспоминания моментально испарились. Отплыв от берега, я легла на спину и закрыла глаза. До меня донесся звук моторной лодки. А через несколько минут я уже качалась на волнах.
   Когда я выбралась на берег, рядом никого не было. Я схватила одежду и побежала к Ленке на дачу.
   – Как самочувствие? – Дементьева окинула меня довольным взглядом.
   – Прекрасное! Я и не знала, что у тебя тут так хорошо, а то бы сразу на все лето приехала. Устроила бы себе каникулы.
   – Оставайся на оставшиеся дни. У тебя ведь пока, насколько мне известно, нет работы.
   – Пока нет. Так что я подумаю над твоим предложением, – смеясь, согласилась я.
* * *
   – Знакомься, это моя соседка по даче – Наташа, – Лена представила мне симпатичную девушку с большим арбузом в руках.
   – Очень приятно, – я вежливо поздоровалась.
   – Я пригласила ее на наши посиделки, чтобы было веселее, – сказала подруга.
   – Вот и отлично.
   Мы уселись за накрытый стол. Ленка постаралась на славу. Она приготовила кучу салатов, выложила на блюдо мытые овощи и фрукты. Кроме того, в кастрюльке лежал замаринованный шашлычок с луком и помидорами. В мангале потрескивали поленья, вино было открыто.
   Выпив по бокалу вина, мы стали насаживать мясо на шампуры, неспешно ведя разговор на совершенно банальные для женского коллектива темы: мужчины, красота, здоровье и многое другое.
   Время летело незаметно. Запах шашлыка смешивался с запахом красного вина, свежего арбуза, хороших сигарет. Рассвет не заставил себя долго ждать. Довольные и хмельные, мы проводили Наташу до ее дачи, а потом разошлись по своим комнатам.
   В воскресенье мы с Ленкой проснулись ближе к обеду, быстро убрали со стола, перемыли посуду, а потом направились на пляж. Провалялись там почти до вечера.
   Затем Ленка проводила меня на станцию. Посадила в электричку, помахала ручкой, и я поехала домой.
* * *
   Понедельник как понедельник, за исключением того, что мне не надо было работать. Я уже проснулась, но вставать не спешила. Как приятно поваляться в постели! Я попыталась повернуться на другой бок и поняла, что вчера на солнце сожгла плечи. Они болели так, что я почти уже решила встать и сходить за кремом, чтобы намазать их. И тут зазвонил он – телефон.
   – Таня? – услышала я знакомый женский голос.
   – Да. Это кто?
   – Это Наташа. Мне очень надо с тобой встретиться. – Голос у девушки был взволнованным и серьезным.
   – Конечно. Можешь подъехать ко мне?
   – Лучше ты ко мне. Я все на месте тебе расскажу.
   – Хорошо. Диктуй адрес.
   – Слонова, 15, квартира 63. Таня, приезжай скорее. – В голосе девушки проскальзывали истеричные нотки.
   Я положила трубку. Из этого короткого разговора мне стало ясно, что у Наташи что-то случилось, поэтому я без лишних проволочек собралась и без завтрака выскочила на улицу. Мне предстояло еще заскочить в авторемонтную мастерскую за машиной. К счастью, она находится недалеко от моего дома. Вся процедура там не заняла много времени, и, забравшись в салон, в котором витал запах чужих сигарет, я поехала на Слонова.
   Через полчаса уже звонила в дверь шестьдесят третьей квартиры.
   Открывшая дверь Наташа стояла с заплаканными, припухшими глазами.
   – Что у тебя случилось? – спросила я, быстро пройдя в комнату и присев на диван. – Только по порядку и без слез. Соберись. – Я заметила, что девушка явно готова расплакаться.
   Мне стало ее жалко. Только вчера рано утром я видела ее на даче. Она была совершенно другой. Кажется, за несколько часов она даже постарела.
   – Таня, я совершенно не знаю, к кому обратиться. Там, на даче, Лена обмолвилась, что ты частный детектив. Наверное, это именно то, что мне надо. Дело в том… Только выслушай меня внимательно.
   – Я тебя слушаю. Успокойся. Говори. – Я видела, как Наташа волнуется.
   – Тут была уже милиция. Они мне не поверили.
   Я молчала и ждала, когда девушка перейдет наконец к делу. Ну что она все кружит да кружит вокруг да около… Хотя в подобном состоянии такое со многими людьми случается.
   – Наташа, что все-таки случилось? – Я повысила тон до требовательного. – Рассказывй, что произошло.
   – Глеб упал с балкона. Все указывает на то, что он прыгнул. Но я не верю! Он не мог этого сделать, Таня! Он ни за что бы не стал бросаться с балкона. Тем более что и проблем особых у него не было никаких. Впрочем, если бы и были, все равно! Нет, Глеб никогда не стал бы этого делать, – уже спокойнее закончила она.
   – Кто такой Глеб? Когда это случилось? – Я вздохнула, потому что поняла: вот оно – новое дело, не получатся у меня каникулы.
   – Мы живем с ним, жили… вместе больше года. Я приехала вчера поздно вечером, а тут милиции полно, «Скорая». И он прикрытый на асфальте лежал. Боже! – Наташа снова ударилась в слезы.
   Она выскочила в коридор. Я решила последовать за ней.
   Девушка вбежала в кухню, налила себе в стакан какое-то лекарство, разбавила водой и выпила. Потом тяжело опустилась на табуретку, закрыла лицо руками и стала безмолвно раскачиваться вперед-назад. Я подошла к открытому окну, прикурила сигарету и решила дать ей время по возможности прийти в себя.
   Пока что ясно одно: погиб парень, с которым она жила. По версии милиции, он выбросился из окна. Сама Наташа думает по-другому. Наверное, у нее есть для этого веские основания. Во всяком случае, надо узнать побольше, а потом уже делать выводы.
   Загасив сигарету, я села рядом с девушкой и положила руку ей на плечо.
   – Давай ты мне снова все расскажешь. С самого начала. Кем работал твой парень, как давно вы знакомы… И вообще как можно больше о нем. А потом подумаем. Значит, его звали Глеб?
   Наташа подняла на меня глаза. В них было столько отчаяния!
   – Да, Глеб. Мы знакомы с ним больше года. Вместе жили. Он ни за что не стал бы по собственной воле лишать себя жизни. Я не могу в это поверить.
   – Теперь расскажи, что ты увидела, когда приехала с дачи? – продолжала я расспрашивать.
   – Я приехала последней электричкой. В Тарасове была в половине первого ночи. Как только подошла к дому, сразу увидела, что у подъезда толпится народ. Я и подумать не могла, что это как-то меня касается. И тут одна соседка меня увидела и сразу ко мне подлетела, сообщила, что Глеб выбросился из окна. Потом и милиция на меня налетела.
   – Что говорит следователь?
   – Мне сказали, что все указывает на то, что Глеб был дома один, а потом спрыгнул или случайно упал с балкона, с шестого этажа. Никаких следов насилия. И свидетелей самого происшествия нет. После падения его увидела соседка, уже лежащим на асфальте. Она сказала, что слышала, как что-то упало, выглянула в окно (она на первом этаже живет) и… увидела. Естественно, сразу вызвала «Скорую помощь» и милицию. Приехали они быстро. Глеб умер сразу. – После этих слов Наташа снова заплакала.
   – Милиция квартиру осматривала? – спросила я, оглядываясь по сторонам.
   – Да.
   – А почему ты мне вчера ночью не позвонила? Я бы сразу приехала.
   – До меня только утром дошло, что к чему. Я вообще себя не помню. Мне укол врачи сделали успокаивающий. Как все ужасно! – Девушка снова и снова возвращалась к своему горю.
   – Ты не будешь возражать, если я осмотрюсь здесь? – Я встала и прошлась по небольшой однокомнатной квартире.
   Ничего особенного не было. Простая обстановка. Сильного беспорядка нет. Только на кухне несколько немытых тарелок и сковородка.
   Я вышла на балкон и сразу обратила внимание на разбитую трехлитровую банку. Ее осколки были в крови. Странно. Интересно, это сам Глеб разбил ее и поранился или кто-то другой? И обратил ли на это внимание следователь? Надо будет связаться с Кирьяновым. Возможно, он в курсе дела.
   Больше на балконе ничего интересного не было. Ничего не сломано, никаких следов борьбы – ничего, кроме этой банки. Но все-таки зацепка.
   Я вернулась к Наташе. Она так и сидела, на том же месте.
   – Это ты банку разбила? Там на балконе осколки валяются, – как бы между прочим заметила я.
   – Нет. Она так и была.
   Я намотала эту информацию на ус.
   – А ты сама что-нибудь странное заметила на месте происшествия? С балкона вообще ничего не убирала? – присела я рядом.
   – Странное? – подняла голову девушка. – Да я не знаю… На балконе точно ничего не трогала. А так… Глеб лежал на асфальте, его голова была неестественно вывернута. Глаза открыты, в них такой ужас… Очки съехали…
   – Очки? – зацепилась я за слово.
   – Очки. Он носил очки. У них одно стекло треснуло, другое разбилось.
   – А вот это, кстати, на самом деле странно. – Теперь я твердо была уверена, что произошедшее с другом Наташи не самоубийство.
   – Что тут странного? – тихо спросила Наташа.
   – Понимаешь, дело в том, что по статистике – а все подобные случаи тщательно изучаются и анализируются – человек, который носит очки и собирается закончить свою жизнь самоубийством, очки обязательно снимает. Особенно если прыгает с высоты. Потому что, как бы ни казалось это смешным и странным, боится пораниться.
   – Боится пораниться? – переспросила девушка.
   – Да. А Глеб не снял очки. Значит, произошло не самоубийство, – резюмировала я.
   – Так ты поможешь мне?
   – А можно дурацкий вопрос? Зачем тебе это надо?
   Девушка задумалась. Лицо ее прояснилось, слезы перестали капать.
   – Не знаю. Наверное, не хочу, чтобы люди думали о нем плохо. Мне соседки вчера надоели. Что у вас произошло? Почему Глебушка решил это сделать? Я им говорю, что он не стал бы прыгать, но разве переспоришь, если даже милиция такого же мнения? Ах, Глеб, Глеб!
   – Понятно. Давай так: я сначала поговорю кое с кем, поразмыслю, а потом точно скажу тебе, буду ли заниматься этим делом. Хорошо?
   – Ладно. Только, Таня, ты уж соглашайся, а… Помоги, пожалуйста. Деньги у меня есть. Я никакой суммы не пожалею, лишь бы найти того, кто это сделал. Это ведь убийство! – затараторила Наташа.
   – Ты пока осколки банки на балконе не выкидывай. Может, проверить кое-что придется. – Я встала и еще раз окинула комнату беглым взглядом. – И не убирайся пока. Может, отпечатки пальцев придется снять. И посуду не мой, которая осталась. Свою, конечно, можешь. В общем, особенно ничего не трогай. Если все получится, к тебе завтра эксперт может зайти. А возможно, и еще сегодня.
   – Таня, я так тебе благодарна… – пролепетала девушка.
   – Пока благодарить не за что. Ну ладно, пока. Если что, звони сама, и я буду звонить.
   Я записала телефон Наташи Соколовой, вышла во двор и закурила. Подняв голову, вычислила балкон девушки, потом посмотрела на асфальт. Впрочем, я так и так увидела бы красное пятно.
   Подойдя к нему, я внимательно стала осматривать все вокруг. Вон, даже осколки от стекол очков остались. Значит, Наташа не ошиблась, когда сообщила мне, что Глеб в очках упал.
   Покрутившись на месте происшествия еще некоторое время, я села в машину и достала сотовый. Необходимо сделать один звонок.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация