А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дом, где исполняются мечты" (страница 17)

   Дама распрямилась, повернулась к стоявшим вокруг нее полукругом соседям, и Стрельцову наконец удалось увидеть нашкодившую Софочку.
   Прижавшись к Бюсту, некая животина, больше похожая на дулю, а не на собаку карманной породы, забившись лапами в ложбинку между грудей хозяйки, тряслась припадочно так, что колыхался волнообразно великий Бюст, а вместе с ним и красный бант на шее этого недоразумения.
   – Это ваша собака? – чуть не подавился Стрельцов, с большим усилием удерживаясь от смеха.
   – Да, Софочка! – гордо сообщил сосед, довольно улыбаясь.
   – Софочка! – кивнул Игнат и прикрыл ладонью глаза.
   – Па, ты чего? – обеспокоилась Машка.
   Стрельцов мотнул головой, ничего, мол, нормально, и у него затряслись плечи.
   – Что это с ним, Тусечка? – спросил у жены, озабоченно поглядывая на Игната, Михочка.
   – Испугался, наверное, – настороженно посмотрев на Игната, предположила она.
   Все! Это уже никому не выдержать! Стрельцов запрокинул голову назад и расхохотался в полный голос.
   – А что тут смешного? – поинтересовалась Тусечка, на всякий случай прикрыв ладонью живую вибрацию на Бюсте по кличке Софочка.
   – Ой, не могу! – подхватил хохот Федька, хлопнул себя по бедрам, согнувшись пополам. – Со-о-офочка вы-ы-пусти-и-ила Ми-и-илочку!
   – Не-е-е, не так! – вторила ему Машка, махая припадочно ладошками и заходясь хохотом. – Со-о-офочка Ми-и-илочку, Ми-ми-ихочка дверь, а-а-а… а она ша-а-асть!
   Инга привалилась спиной к стене и тряслась всем телом, ухохатываясь с остальными, аж глаза прикрыла.
   – Ну что ж! – оглядела живописную картину маслом Фенечка. – Театр бурлеск, усиленный зоопарковой группой! По-моему, живенько получилось! С огоньком!
   И присоединилась к семье приступом смеха, прикрывая глаза ладонью.
   Соседи непонимающе переводили взгляды с одного хохочущего на другого, откровенно не понимая, что тут смешного, тайно заподозрив всех пятерых в ненормальности душевной. Или, может, модный стресс с ними случился?
   – Пошли, Михочка! – распорядилась Тусечка. – Надо девочек покормить и успокоить!
   – Хм-хрю! – поддержал идею Степан Иванович и вдруг несколько раз шкодно так хрюмкнул, как чихнул: – Хрюм-хрюм-хрюм!
   – По-моему, это был смех, – уставившись на кабанчика, предположил Стрельцов, вытирая слезу.
   – Степан Иванович обладает хорошим чувством юмора, – подтвердила его догадку Фенечка.
   – Идем, Тусечка, они тут все с ума посходили! – подцепив под локоток леди Бюст, двинулся к двери Михочка.
   – Ой, мама дорогая! – простонала Инга и, зайдясь новым приступом непереносимого смеха, съехала спиной по стене и уселась на пол.
   Так и хохотали несколько минут, заходясь припадочно, в том числе и Степан Иванович, когда за соседями закрылась дверь, успокаивались, смотрели друг на друга и начинали с новой волной ухохатываться, пока, спасая от обуявшего всех веселья, у Инги не зазвонил телефон в кармане.
   – Да-а! – аж заикалась она, отвечая и вытирая слезы, выслушала, что ей говорят, поднялась с пола, утерла последнюю, запоздавшую слезу и сказала: – Хорошо. В три часа.
   Захлопнула телефон, обвела всех взглядом и двинула рацуху:
   – Давайте хоть чаю попьем и ликвидируем, что ли, последствия отлова зверя.
   Они шумно убирали последствия «охоты», накрывали на стол к чаю, и Машка с Федором наперебой рассказывали, как они выходили из квартиры и только открыли дверь, как в нее что-то прошмыгнуло, а за этим чем-то Михочка лосем ломанулся, а за ним Тусечка. Остальные тоже с хохотом вспоминали, как гонялись за белкой по всему дому, опрокидывая малые мебельные формы, пока не загнали ее в кухню. И тут Инга спохватилась:
   – Ой, господи! Я же обещала к трем! – и сорвалась с места.
   – Пожар по расписанию? – спросила Фенечка.
   – Почти! – выбираясь из-за стола, через детей, на ходу поясняла Инга. – Бригадир строителей позвонил, у него какие-то вопросы и этапная сдача работ!
   – Я с тобой! – уведомил безапелляционно Стрельцов, поднимаясь с места.
   Инга тормознула всем – мыслью, движением, – и екнуло что-то внутри, живенько напомнив, что произошло в прошлый раз, аккурат неделю назад, когда он поехал с ней инспектировать строителей.
   Стрельцов посуровел, прочитав, как с листа, ее испуг на лице, и легонько подтолкнул Ингу под локоток.
   – Иди, собирайся, вместе поедем!
   Найти подходящий повод отказаться от его компании Инге не удалось – мозг заклинило, и идеи достойные он придумывать не хотел. Пришлось без идей и отмазок идти в свою комнату собираться, попутно уговаривая себя не паниковать, ежеминутно напоминая, что она вроде бы большая девочка. И потом, они же там не останутся одни!
   О боже, боже! Она трусила!
   Глубоко вдохнув-выдохнув несколько раз перед дверью, Инга решительно вышла из комнаты. А-а-а! Будь что будет!
   На самом деле, ну не вечно же трястись Софочкой напуганной!
   Всю дорогу до квартиры Дмитрия Николаевича Инга трещала безостановочно, забалтывая любую возможность прорваться неловкому молчанию.
   Рассказывала про соседей, Михочку и Тусечку, далее, без переходов и пауз последовало повествование про Машу, ее дела и здоровье и что-то еще, еще, таким монологовым бесконечным фоном. Стрельцов молчал: не то слушал, не то делал вид, что слушает. Непонятно.
   Бригадира строителей, открывшего им дверь, Инге стало жаль, так преобразилось его лицо, сменив уверенно-улыбчивое выражение на несчастное, когда он увидел за спиной у Инги Стрельцова.
   Да уж, прости, мужик, но сегодня не твой день! Факт.
   Предчувствие простой детской радости от того, что он с большим удовольствием навешает лапши на уши барышне, бестолковой в их деле, сменилось ужасом от реализованного ночного кошмара в лице Стрельцова.
   Держись, бригадир! Инга мысленно с тобой, как с собратом по несчастью!
   Ну, почти собратом – она-то может слинять, этот вид спорта Инга Исла уже освоила, а вот ты, друг, извини – нет!
   «Друг»-бригадир, тяжко переживая неизбежное, повел их показывать проделанную работу и отчитываться перед Стрельцовым, честное слово, едва не плача!
   На кухне уже установили новый гарнитур и встроенную в него технику. Инга разговор мужчин не слушала.
   А зачем? Она о своем думает, о девичьем!
   Вот Игнат с бригадиром сейчас все обсудят, осмотрят, и…
   С этой забуксовавшей мыслью она вернулась в кухню, а что за ними ходить?! Набрала воды в новехонький электрический чайник до максимального объема, вскипятить и вылить для первичной очистки, ну и чтобы себя чем-то занять.
   Вода закипала, а Инга принялась открывать и закрывать шкафчики, производя что-то вроде инспекции на предмет удобства. И так задумалась, заняв руки делом, что аж подскочила, услышав сзади голос Стрельцова:
   – Что-нибудь ищешь?
   Она резко развернулась, громко хлопнула дверца верхнего шкафчика, не придержанная ее рукой, и одновременно громко щелкнула кнопка вскипятившего воду чайника, заставив ее подскочить еще раз.
   – Ты меня напугал! – упрекнула Инга.
   – И не начинал даже! – предупреждающе сказал Стрельцов.
   – А бригадир где? – уже зная ответ, спросила Инга.
   – Ушел, – не порадовал он.
   Стрельцов подошел к окну, засунул руки в карманы и принялся рассматривать что-то за стеклом, ведомое только ему.
   Инга замерла в предчувствии неизбежно грядущего, сердце принялось громыхать, пальцы на руках похолодели. Он все молчал, а ее в спираль закручивало это его молчание грозовое. И тут, от зашкалившего страха ожидания, Инга бабахнула фальстартом:
   – Ну, как ремонт?
   И тут же испугалась, не понимая, зачем разбила молчание ненужным, пустым вопросом. А вдруг бы обошлось!
   Стрельцов повернулся медленно, как неотвратимая судьба, посмотрел на нее со странным выражением лица, пугающим. Не угрожающим, а именно пугающим, как непроницаемая маска.
   – Инга, – наконец произнес он спокойным и немного уставшим голосом, – тебе придется объяснить, почему ты тогда сбежала.
   – Я знаю, – вздохнула она покаянно девицей горемычной и замолчала.
   Кто-нибудь представляет, как это говорить? Подскажите! Так, чтобы правду и не сгорать от стыда?
   Не услышав ответа, Стрельцов с тем же нечитаемым, нейтрально-отстраненным выражением лица призвал:
   – Инга?
   Она опустила головушку, чтобы не смотреть на него, прям как школьница, вызванная к директору объяснить свое ужасное поведение и растолковать, за что избила мальчика.
   – Ну-у-у… – предприняла попытку номер один она. – Вообще-то я не знаю, как об этом говорить.
   – Попробуй словами, – предложил Стрельцов. – Начни с того момента, как, придя в себя после занятия любовью, вскочила и принялась спешно одеваться, – и холодно спросил: – Вспомнила про оставленный включенным утюг или кашу на плите?
   – Да, – рискнула посмотреть на него Инга, поняла, с чем согласилась, и торопливо объяснила: – То есть нет, не про кашу. Да, это в том смысле, что вскочила и одевалась.
   – Ну вот, – не меняя позы – руки в карманах, спина опирается о подоконник – и тона, пугающе холодного, «похвалил» он, – хронологию событий мы восстановили, теперь осталось выяснить причину.
   – Ну-у-у… – Попытка номер два ей тоже не удалась. Сделав неопределенный жест рукой, Инга так и не смогла облечь в слова причины побега.
   – Неужели это нечто до такой степени страшное, что ты и говорить о нем не в состоянии? – суровея лицом так, что желваки на скулах заходили, допытывался Игнат.
   – Да нет, не страшное, – мямлила овцой Инга Валерьевна, но, посмотрев на Стрельцова, решилась, как в прорубь крещенскую ухнула, и заторопилась словами: – Все случилось так неожиданно! У нас. Я и не думала даже, не предполагала, что случится, и так прекрасно, что забыла обо всем, а когда пришла в себя… – она запнулась, вздохнула и выпалила скороговоркой: – У меня фигура странная, не модная, я маленькая, а грудь большая, и растяжки от родов на животе, их видно, и педикюр давно не делала, и ноги несколько дней не брила, а ты такой опытный и замечательный, наверное. И у тебя была куча женщин, которые тебе подходят, а я не очень…
   – Что?! – у Стрельцова перехватило спазмом горло.
   Делая большие шаги, потревоженным медведем-шатуном он ринулся к крану, открыв его до упора. Струя воды ударила, разбиваясь о мойку, обдала брызгами все вокруг. Не обращая на это внимания, Стрельцов подставил лицо под струю, сделал несколько больших глотков, резко закрутил кран, выпрямился, вытер ладонью лицо и посмотрел на нее.
   Взглядец был еще тот! Бр-р-р!
   Она следила за всеми его действиями, скажем так, с большим душевным волнением, суть испугом неконтролируемым. Наверное, то же испытывала белка Милка, пойманная шалью.
   – Ты хочешь сказать, – произнес потрясенно Стрельцов, – что вспомнила про педикюр, растяжки и свою немодную, как ты выразилась, фигуру и, ничего не объяснив, ринулась в бега?
   – Ну-у-у… – повторила сегодня ею особо любимое неопределенное начало Инга. – В общем и целом, м-м-да!
   – Исла, ты идиотка? – искренне поинтересовался господин Стрельцов с некой даже долей сочувствия.
   – Вроде нет, – засомневалась мадам Исла в своих умственных эквивалентах. – Думаю, что нет.
   – Ты хотя бы представляешь, через что меня протащила? – негодовал беспредельно Стрельцов.
   Она неуверенно-вопросительно склонила головушку покаянную набок, поджала губы, изобразив нечто извиняющееся, и призналась:
   – Нет. М-м-м, а через что? – аккуратненько спросила.
   – Ты разве не понимаешь, что должен подумать мужик, когда женщина сбегает от него сразу после секса с перепуганным лицом? – вопрошал уже ближе к громыханию праведному он.
   – Наверное, что ей не понравилось, – двинула версию осторожненько Инга.
   – Не понравилось?! – перестал сдерживать громовержное голосовое извержение Стрельцов. – Да я думал, что сделал тебе больно, неприятно! Или обидел чем-то! Ты хоть понимаешь, каково это, думать, что сделал больно женщине в сексе, и она сбежала, словно ее изнасиловали?!
   И тут до нее дошло, что именно так он и подумал, и именно так все выглядело с его точки зрения. Инга потрясенно смотрела на него, не зная, куда деваться от раскаяния.
   – Понятно! – прочитал процесс понимания на ее лице Стрельцов.
   – О боже, Игнат, я даже подумать такое не могла…
   – Предполагалось, – перебил он ее, – как-то само собой, что женщина, прожившая в браке десять лет, воспитывающая сына и уже пять лет находящаяся в разводе, кое-что знает и понимает про мужчин.
   – Ну, кое-что я про мужчин знаю и понимаю, – не самым убедительным тоном пролепетала Инга.
   – Да? – плеснул сарказма Стрельцов. – Судя по той лабуде, которую я сейчас услышал, вы, мадам Исла, убеждены, что мужчины испытывают желание к женщинам, только когда рассмотрят их голых с пристрастием.
   – Нет, конечно, но мужчина может сильно разочароваться, рассмотрев женщину после секса повнимательнее, – выдала версию взаимоотношений полов мадам Исла.
   – И часто с тобой такое случалось? – в том же скептическом ключе поинтересовался Стрельцов.
   – Нет, – односложно ответила она.
   – Нет, не часто, или нет, не случалось? – допытывался Стрельцов.
   – Не случалось! – насупилась Инга, понемногу начиная раздражаться.
   – То есть от других мужчин ты тоже сбегала прежде, чем они могли тебя рассмотреть?
   – Нет, не сбегала! – недовольно ответствовала Инга Валерьевна.
   – Тогда объясни мне, почему ты решила, что я буду тем первым, который больше тебя не захочет, рассмотрев в деталях? – спокойно так спросил Стрельцов.
   – Да ничего я не решала! – раздраженно повысила голос Инга. – Я испугалась, что ты все это поймешь, когда увидишь: и про фигуру, и про остальное – и тебе станет неприятно, и ты не будешь знать, как потактичнее расстаться, и начнешь мучиться. И мы все испортим, чувствуя неловкость момента и глаза друг от друга пряча…
   – Инга, это полный бред, все, что ты сейчас говоришь! – перебил ее Стрельцов. – Ты сама-то себя слышишь? Ты же встречалась с мужчинами и прекрасно знаешь, что если мужик тебя по-настоящему хочет, все остальное не имеет никакого значения!
   – Да не встречалась я ни с какими мужчинами! – проорала Инга и перепугалась страшно, сообразив, в чем только что призналась.
   – В каком смысле? – сильно заинтересовался Стрельцов. – В смысле множественного числа романов?
   Она не ответила, смотрела на него как-то растерянно и беззащитно и молчала.
   – Инга? – мягко, но настойчиво потребовал Игнат ответа.
   – Не было у меня никаких романов! – призналась воинственно она.
   – Но ты уже пять лет в разводе? – не сразу дошло до Стрельцова.
   – Да! – мысленно махнув на стыд измучивший рукой, продолжала признаваться она. – У меня в жизни был один мужчина, к сожалению, Муня. После развода мне оказалось не до мужиков и романов, другие заботы имелись. Жизнь перекраивать, утверждаться на новой работе, зарабатывать на всю семью.
   – Понятно, – проговорил Стрельцов, как постановление какое вынес.
   Шагнул к ней, притянул Ингу к себе. Она подергалась, сопротивляясь в своей воинственности незатухшей, но быстро сдалась. Игнат прижал ее к себе, обнял двумя руками, поцеловал в макушку и выдохнул облегченно.
   – Понятно, – повторил он. – Чистый лист! Ты, Инга Валерьевна, ни бум-бум в отношениях мужчины и женщины. Придется обучать.
   Стрельцов обнимал ее, и ощущение было такое, словно он оказался дома. Не в том смысле, что в квартире любимой, а в доме, к которому идешь всю жизнь. Ищешь, знаешь, что, когда найдешь, вернешься туда из долгого странствия, обретешь его вновь, и тебя обволочет только твоим единственным теплом и уютом. Где каждая половица знакома и тихо поскрипывает, приветствуя тебя, где стены любят и помнят, и пироги в том доме вкуснее всех на свете, и стол щедрее, и подушки мягче, на которых снятся только счастливые сны, и огонь в очаге горит по-особому жаркий, и дух домашний защитит, обогреет и приласкает, дождавшись тебя наконец. Там даже пылинки в солнечном луче пляшут свои танцы только для тебя – весело и радостно, в честь твоего возвращения.
   Игнат стоял, закрыв глаза, прижимая к себе Ингу, тихонько покачивался вместе с нею, вдыхал запах ее волос, умиротворяясь душой измученной, легко поцеловывал в макушку и первый раз в своей жизни чувствовал себя дома. Так странно, удивительно и тепло.
   Он чисто по-мужски возрадовался тому, что не прошли через ее жизнь встречи-романы, увлечения, и даже тому, что она, «чистый лист», протащила его через чистилище сомнений, мучений, вопросов.
   – Это еще не все! – глухо ему в грудь сказала Инга, глубоко вдохнула-выдохнула, так, что сделалось горячо в том месте на груди, где она прижималась лицом, и призналась обиженно, по-детски: – У меня с тобой был первый в жизни оргазм. Два оргазма первые в жизни. Я и не знала, что это так!
   Чистая мужская победа! Кубок кубков! Звезда и звание героя!
   А что еще может чувствовать нормальный мужик от такого признания?!
   У него аж дух захватило! Не описать, не передать! Впрочем, мужики поймут!
   Он положил ладонь ей на щеку, откинул немного назад ее голову, заглянул в глаза и предупредил:
   – Нам придется это как можно скорее закрепить, утвердить и повторить.
   – Только не здесь, – шепотом ответила Инга.
   – Нет, не здесь. У меня номер в гостинице. Сойдет? – улыбнулся обещающе Стрельцов.
   – Фенечка, дети, Степан Иванович, фильм «Красотка»… – перечислила возможные препятствия она.
   – Благополучно обойдутся без нас, – постановил Стрельцов и заторопил: – Все, поехали быстро! А то я за себя не отвечаю, передумаю и начну здесь и сейчас!

   До того как они зашли в гостиничный лифт, Инга четко помнила про бабушку, Федьку с Машей, Степана Ивановича, красавицу Марину, борясь с внутренним дискомфортом, норовящим провести аналогию с кинематографическим шедевром, ибо шариться по гостиничным номерам в поисках «большой и чистой любви» Инге Валерьевне не доводилось.
   Двери лифта еще не закрылись, когда Игнат притянул ее к себе и поцеловал…
   Далее последовал разрыв в сознании госпожи Исла, отдавшейся поцелую, как в сладкую погибель, смутно припоминающей, что надо бы как-то еще двигаться и куда-то идти.
   Но у нее имелся свой, индивидуальный, герой, который определенно знал и куда идти, и как двигаться, и что дальше делать. Хорошо знал, заметим!
   На сей раз Стрельцов запасся средствами контрацепции. Ну а то!
   Какой же мужик, едущий к женщине для выяснения непоняток, пусть даже гневаясь на нее и подозревая, что вряд ли все поправимо, не будет иметь тайный план с большой надеждой?
   Да никакой! Повороты судьбы стремительны, и возможны варианты.
   Он целовал ее, думая, что никогда не напьется этим поцелуем. Инга зажглась в ответ сразу же, мгновенно, что-то пыталась говорить, удивленная, потрясенная, пока Игнат ее раздевал.
   – Это ужас какой-то! – сияя глазами, торопясь, признавалась она. – Я понятия не имела, что я такая!!
   – Поверь мне! – стаскивал спешно с нее одежду Игнат. – Ты такая! Ты еще круче, чем такая, я тебе сейчас докажу!
   И доказал! Попробовал было «прелюдию», но выяснилось, что все прелюдии они уже прошли в полной мере, пока добирались до гостиницы, еле сдерживая себя, и целовались, шагая от лифта до номера. И так рвались друг к другу, соединиться!
   Наконец соединились, словно в жизнь вернулись! И она кричала, не сдерживая себя, а он вторил ей, был с ней, в ней, и чувствовал себя мальчишкой, победившим в главном в своей жизни соревновании! В том, после которого изменится все – и призы посыплются, и будет ему счастье-удача!
   Они лежали, обнявшись, смотрели друг на друга, и наконец-то – слава тебе господи! – Инга могла дать себе полную свободу дотрагиваться до него, не останавливая рук своих, живущих отдельно, самостоятельной потребностью и поведением.
   – Это странно, – улыбнулся умиротворенно Стрельцов, принявшись рассуждать.
   – Что? – ответно улыбнулась Инга.
   – Что у такой темпераментной и сексуальной женщины за пять лет не было ни одного романа.
   – Ну, то, что я темпераментная и сексуальная, открылось только неделю назад. До встречи с тобой я считала секс одним из составляющих моментов жизни, не самым главным и значительным, и откровенно не понимала, почему из-за него столько шума.
   – Это, разумеется, страшно тешит мое самолюбие, – поглаживая Ингу по спине, признался Игнат, – но поверь мне, как мужику: это в женщине врожденное, либо есть, либо нет. Научить, конечно, можно, но то уже будут навык и умение, а это со-о-овсем другая песня. Такая искренняя открытость сексуальности – дар божий, редкий притом. И почему он в тебе не проявлялся раньше, непонятно, наверняка же мужики в тебя влюблялись и ухаживали за тобой?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация