А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дом, где исполняются мечты" (страница 16)

   Инга преследовала совсем иную цель, разродясь монологом за права матерей: призвать Машку к тому, что пора задуматься над своими поступками и словами и уяснить, что отвечает она теперь за двоих, а не только за себя.
   Пришлось все испортить – настроение себе, силу назидательности красноречивого менторствания и возникшее расположение Марины.
   – Вы неправильно истолковали мои слова, – пояснила она госпоже Стрельцовой. – Я хотела напомнить Марии, что она теперь отвечает не только за себя и что эта ответственность на всю жизнь. Но я против того, чтобы девочка делала аборт.
   – Я думаю, мы сами это решим! – похолодела Марина.
   – Непременно, – согласилась Инга, – но вы должны знать наше мнение. Я, Анфиса Потаповна и Федор считаем, что Марии нельзя делать аборт.
   – В таком случае я попрошу вас держать свое мнение при себе и не навязывать его Марии, – сурово произнесла мадам и совсем уж официально объявила: – Мы договорились с Игнатом Дмитриевичем, что позволим остаться Маше до приезда Дмитрия Николаевича. Но я бы настоятельно попросила вас воздержаться от обсуждения ее беременности и не настраивать мою дочь принимать какое-либо решение.
   Очень хотелось послать ее далеко и конкретно! Так послать, чтобы уже заткнулась и выметалась со всей своей глянцевой красотой и дребезжащим голосом, однако пришлось ограничиться кивком согласия.
   Инге эта Марина порядком надоела. Утомила своей бликующей неотразимостью, присутствием, втягиванием в семейные разборки и демонстрацией непростого характера. Ехала бы ты в Питер, дорогая!
   Бе-бе-бе! Инга предпочла удалиться под лучшим в мире предлогом:
   – Простите, мне надо работать.
   И вышла из кухни, чтоб не наговорить чего лишнего.
   Но послать очень хотелось!

   Стрельцов, разговаривая с Мариной по телефону, как мог сдерживался.
   – Ты сама-то понимаешь, как это выглядит? – рокотал он.
   – Я мать! – в любимой позе обвинения ответствовала бывшая жена.
   – Ты мать. Ты съездила, удостоверилась, что с Машкой все в порядке, она здорова и благополучна. Теперь оставь ее, пусть перебесится вдали от тебя.
   – Она должна уехать со мной! Погостила, и хватит!
   – По-моему, мы обо всем договорились? – понемногу зверея, заводился Стрельцов. – Если ты передумала, то должна была сначала поговорить со мной!
   – Я ничего тебе не должна!
   Господи, как же она его достала! До не знаю чего!
   – В таком случае я тоже тебе ничего не должен! Предпочтешь решать эти вопросы через суд? Чтобы Машка там официально заявила, что хочет жить со мной?
   – Ты что, с ума сошел? – обалдела бывшая жена.
   – А по-другому ты как-то не понимаешь! – гремел Стрельцов, раздосадованный донельзя. – Ты же специально уверила меня, что согласна с Машкиным переездом и чтобы она в Москве побыла, тогда уже задумав забрать ее оттуда! По-твоему, это похоже на то, что нам удалось договориться?
   – Какой суд, Стрельцов! – возмутилась Марина.
   – Российской Федерации по семейным делам, – «разъяснил» Игнат. – Доверять тебе я теперь не могу, потому не вижу иного исхода.
   – Но это невозможно! – возродилась новой порцией предъяв она. – Я не допущу никакого суда! Да ты что?
   – А ты уверена, что меня должно волновать твое мнение? Мое, как выяснилось, тебя не интересует. Поэтому спрашивать тебя я не намерен, мои юристы подадут иск в ближайшее время.
   – Идиотизм какой-то! Ты не можешь говорить это всерьез! – струхнула она.
   – Марин, – устало отозвался Стрельцов, – меня достали твои наезды и необоснованные обвинения непонятно в чем. Я предупреждал: еще раз обратишься ко мне в подобном тоне, я прекращаю общение с тобой. Делай что хочешь, можешь забирать Машку, можешь истерить, мне уже безразлично. Я подаю в суд и надеюсь больше с тобой ничего не обсуждать напрямую. Давно надо было это сделать.
   – Подожди! Ну, может, я перегнула! – поспешила уговорить его Марина. – Но ты же понимаешь, как я за нее волнуюсь! Хорошо, давай я сейчас вернусь, мы встретимся и поговорим.
   – Нет, – отказался Стрельцов. – Наговорился уже по горло! Более не намерен.
   – Не надо так, Игнат! – попросила Марина. – Я понимаю, тебя задело мое решение забрать Машку, не посоветовавшись с тобой!
   Господи, дай терпение! «Не посоветовавшись!» – он что, на имбецила похож?
   Она его молчание расценила по-своему и какие-то выводы сделала, недоступные пониманию Стрельцова, услышавшего следующее ее заявление в режиме делового совещания:
   – Я вылетаю первым же рейсом. Мария останется здесь до приезда деда. Как прилечу, позвоню, встретимся, обговорим все, – и, чтобы не услышать его повторный отказ, нажала кнопку отбоя.
   Стрельцов, в который уже раз за день, швырнул многострадальную трубку на стол, смачно выругавшись.
   Остается порадоваться тому факту, что они давно в разводе.
   Да, он не принимал каждодневного, постоянного участия в воспитании Машки. Но жизнь сложилась как сложилась, что ж поделаешь! Он не убегал от этих проблем осмысленно, он просто не задумывался об этой стороне жизни в тот период времени.
   И с Мариной развелся, потому что в один момент понял, что жена ему чужая. Так бывает. И тут тоже ничего не поделаешь!
   Он допустил одну существенную ошибку – обвиняя себя в том, что не сумел ни создать толком, ни сохранить семью, чувствуя вину перед дочерью, позволил первые полгода после развода Марине упрекать его, особо не останавливая ее высказывания.
   Когда же они приняли извращенную форму вечного обвинения, пропитанного плохо скрываемой надменностью и истерией, он постарался не обращать внимания, лишний раз не отвечал на ее звонки, а должен был раз и навсегда прекратить такую форму общения.
   И тихо, но с нарастающей динамикой заводился, как пружина башенных часов. А с какой, собственно, козы ты меня пилишь? Рацуху о разводе толкнула сама и настаивала на нем. Ты что, девочка осьмнадцати годов и не понимаешь, чем чреваты такие наезды на мужика? Нет? Какие претензии?
   Но поставить Марину на место Стрельцов припозднился. Его полугодовое самобичевание уверило бывшую жену в безнаказанной возможности выражать вечные претензии тоном распоясавшейся недовольной барыни. Однажды он сорвался, послал ее подальше по весьма конкретному «адресу», не отвечал на звонки месяц-другой, общаясь только с дочерью.
   «Кровосос» задыхался без допинга. И Марина пришла к нему на работу под каким-то надуманным предлогом с явной подсознательной целью – восстановить «диалог» в прежнем режиме.
   В прежнем у нее не получилось.
   Игнат Дмитриевич Стрельцов за пару месяцев передыха научился оберегать свою нервную систему от «вампирного» посещения. Теперь уж обрывал на полуслове, когда она расходилась, или просто отключал телефон в моменты произнесения ею наивысших претензий, или не отвечал вовсе на звонки.
   Отец как-то сказал ему мудрую вещь, когда стал невольным свидетелем разговора Игната по телефону с бывшей женой:
   – Это оттого, что ты не обзавелся новой семьей. То, что ты выслушиваешь ее нотации, поддерживаешь материально, полностью содержишь Машу и до сих пор не женился, дает Марине ошибочную уверенность, что ты все еще принадлежишь ей. При таком раскладе и муж не нужен. Зачем? Свои амбиции она вполне оттачивает на тебе, и при этом ничего не надо делать и давать взамен.
   История с Машкиным побегом и беременностью дала Марине еще один повод для попытки восстановить прежнее «донорство» Стрельцова.
   Давайте уж будем честными до конца, все взрослые люди, – он прекрасно понимал, чего боится бывшая жена. После развода Игнат содержал не только Машку, но и очень даже нехило «отстегивал» Марине ежемесячно, и помогал в каких-то больших тратах – новую машину купить, ремонт в квартире сделать, шубу приобрести, съездить в Европу. Конечно, она давно зарабатывала сама, но только недавно это стали вполне приличные деньги.
   Машка была тем канатом, за который Марина дергала Стрельцова, и единственным поводом для их общения. Конечно, в первую очередь его бывшая жена беспокоится о Маше, во вторую – боится порицания социума, это понятно. Но ведь наверняка держит в голове и тот немаловажный факт, что если дочь станет жить со Стрельцовым, то, извините, с каких кренделей он должен продолжать помогать и ей?
   Анализируя их разговор, Стрельцов поймал себя на том, что испытывает какую-то странную форму физического отвращения. Все! Марина вычерпала остатки, последние капли его терпения, она перешла некую черту, за которой не осталось даже простого хорошего отношения. Только неприязненное отторжение.
   Ох, бабы, бабы! Как же вы умеете допечь и отвратить мужиков, проклевав им мозг! До физической брезгливости!
   А потом искренне удивляетесь: «А че я такого сделала, че сказала?»
   Все, что могла, сделала и сказала! Дура, прости господи!
   Стрельцов резко выпрямился в кресле, нажал кнопку на селекторе:
   – Василиса Степановна, сделайте мне кофейку и вызовите Станкевича.
   Все к черту! И баб этих туда же! Работать!
   Встречаться с Мариной он отказался, как она ни настаивала, позвонив сразу, едва приземлился в Пулково ее самолет, но поуспокоил холодным, отстраненным голосом:
   – В суд я пока не подал. Маша вернется, там посмотрим.
   – Да ничего не посмотрим, Игнат! – на привычной волне принялась увещевать Марина. – Мы обо всем договоримся!
   – Посмотрим! – оборвал ее Игнат. – За Машей съезжу сам.

   За последние четыре дня у Стрельцова выработалась некая неосознанная традиция. Он приходил поздно вечером домой, устраивался у телевизора на диване, щелкал бездумно каналами и… вспоминал Ингу.
   Подсознание выкидывало свои шулерские кости в игре жизни, и Стрельцов опомниться не успел, как к четвергу уже размышлял в вопросной форме: «А не съездить ли в выходные к Машке? Провести время вдвоем?» К пятнице стадия подсознательных размышлений перешла в осознанность, на которой господин Стрельцов себя поймал в момент просмотра в Интернете информации о вечерних рейсах самолетов до Москвы.
   Приплыли! Оправдательный повод провести выходные с дочерью, безусловно, хорош сам по себе, но обмануть Игната на этой фазе сознание было уже не в состоянии. С Машкой он с большим удовольствием и радостью повидается, но лететь в Москву Стрельцов собирался со-о-овсем по иной причине.
   И зовут ее Инга Исла. Вот так-то!
   Заноза в его умище, прищепка на сердце и горячительный укол в пах!
   Да, да! Он разумный и, хочется верить, весьма умудренный жизнью мужик! Он все понимает и, кажется, помнит про установку, данную себе: «Бог бы с ней, он не мальчик!»
   Но, черт возьми, какого хрена Инга тогда сбежала, что случилось-то?!
   И, черт же возьми, он хочет ее до одури!
   На этой простенькой «свежей» мысли настала очередь летать по столу отброшенной раздраженной рукой Стрельцова компьютерной мыши.
   Он откинулся на спинку кресла, задумавшись.
   Еще ни одна женщина не улепетывала от Стрельцова со стремительностью реактивного снаряда, перепутавшего цель, сразу после улетного, офигенного занятия любовью, оставив его в полном недоумении!
   Он поедет. И заставит ее объясниться! Хватит вариться в недоумениях!
   Но вечером в пятницу улететь Игнату не удалось, возникли срочные дела, требующие оперативных решений, и он засиделся в офисе почти до полуночи.
   Полетел в субботу утром. Прежде чем идти к московским родственникам, заселился в гостиницу, номер в которой забронировал уже ночью, вовремя вспомнив и про билет на самолет, и про гостиницу.
   И в этот раз Стрельцов не успел поднести руку к домофону, как, запищав, открылась подъездная дверь, выпуская старушку. Игнат поздоровался, улыбнулся обворожительно и, судя по реакции пожилой дамы, – обаял, обаял! Она улыбнулась ответно, вопросов относительно его целевого направления не задала и даже придержала дверь, пропуская его.
   Уже на ступеньках, ведущих со второго на третий этаж, Стрельцов услышал отдаленные громкие голоса, непонятный шум и почему-то заторопился. Увидев распахнутую настежь дверь Ингиной квартиры и услышав доносящийся оттуда истошный свинячий визг, словно кабанчика вели на бойню, предварительно доходчиво объяснив, куда и зачем беднягу отправляют, Игнат почувствовал, как сердце зашлось таким страхом, словно в него вогнали большой раскаленный гвоздь!
   Машка! Первая, о ком подумал любящий отец, в секунду предположив сразу несколько возможных несчастий.
   Выкидыш? Кровотечение? Заболела?
   Пробитое гвоздем сердце бабахало в грудную клетку, делая больно. За пару секунд он преодолел последний пролет лестницы и рванул на голоса – по коридору к также настежь распахнутой кухонной двери, у которой стояли двое неизвестных: женщина впечатляющих размеров и мужчина, столь же габаритный.
   Игната они не замечали, увлеченные происходящим в кухне. А посмотреть было на что!
   На последнем шаге Стрельцов охватил одним взглядом место действия. Первое, что бросилось ему в глаза, – дочь Мария, в верхней одежде, в шапочке и сапожках, почему-то сидевшая на столе, поджав под себя ноги, улыбавшаяся и совершенно здоровая.
   От стремительного облегчения у Игната подкосились ноги, ослабнув в коленках так, что он вынужден был прислониться плечом к распахнутой кухонной двери. Несколько секунд понадобилось ему, чтобы ошпаренный испугом мозг пришел в себя, исчез гвоздь из сердца, давая возможность отдышаться и попытаться понять происходящее.
   Итак: Машка сидела на столе, азартно посверкивала глазами и, посмеиваясь, кидала какие-то реплики, Фенечка в своем кресле у стола руководила ситуацией с азартом игрока на конных бегах, Инга стояла на диване, Степан Иванович, не рискуя отходить от подруги-заступницы, прижимался к ноге Анфисы Потаповны и верещал истерически, перекрывая визгом остальные голоса, а из-под дивана торчали оттопыренная попа и ноги Федора. Инсталляция радовала абстрактностью постановки.
   Расслабившись окончательно, Стрельцов обратил более пристальное внимание на стоявших чуть впереди него незнакомцев. Дама в дверном проеме потрясала воображение формами – ростом под метр восемьдесят, с не существующим в природе размером груди. Ручкой, достойной борца-тяжеловеса, женщина придерживала полы шелкового халатика, расходящиеся на природном феномене, название которого теперь становилось определенно понятным – бюст.
   Мужичок, немного пониже незнакомки, в дорогом спортивном костюме, стоял на шаг впереди «барышни». Костюмчик целевого назначения не оправдывал – брюки удерживались объемным задком и впереди причинным местом под огромным животом, куртка на данной части тела, видимо, не сходилась, обрамляя его с боков.
   Оба настолько были увлечены происходящим, как футбольные болельщики, когда наши выигрывают в чемпионате мира со счетом 3:0, что до сих пор не замечали Стрельцова.
   В руках мужчина держал объемную женскую шаль.
   Насмотревшись вдоволь, оглохнув от какофонии криков и визга, поняв, что этот балаган требуется угомонить и направить в продуктивное русло, Стрельцов отдал команду:
   – Ти-ха!!!
   Да так отдал, что воцарилась полная тишина, к которой он и призывал, даже Степан Иванович примолк, не завершив очередную визговую руладу.
   Народ потрясенно глядел на вождя, появившегося в самый разгар анархического погрома.
   – Что здесь происходит? – строго спросил за безобразие командир.
   Тишина. До народа доходила с трудом резкая смена композиции и появление грозного командира на сцене.
   – Бе-белка! – первой пришла в себя Инга, правда, не в полной мере.
   – Минздравовская? – продолжая опираться плечом о дверь, скрестив руки на груди, выяснял Стрельцов без эмоций. – «Бухаете? Тогда я иду к вам!» Что, у всех сразу?
   – Не-ет! – заверила Инга и даже головой покачала в подтверждение. – Настоящая! Беличья белка.
   – Что Федя делает под диваном? – допрашивал командир.
   – Ловит! – почему-то переговаривались только Инга и Стрельцов. – Загнал ее в угол и пытается поймать.
   – Она его укусит! Федя, вылезай! – распорядился Стрельцов.
   Федькин задок энергично задвигался, выволакивая на свет божий остальную телесную часть.
   – Па-па! – заорала счастливо Машка и, так и не спустившись на пол, встала на колени.
   – Мария, почему ты на столе? – рулил далее Стрельцов.
   – Так она ж кусается! А мы боимся! – освещала жизнь улыбкой его дочь.
   – Так! – оттолкнулся от двери командующий и переключил внимание на незнакомцев. – Откуда зверь?
   Дама, предварительно оценив мужчину взглядом, колыхнула призывно, с большим намеком, дивной красоты и причудливого размера бюстом и одарила томным голосом, тоже, видимо, с намеком:
   – Это наше животное.
   – Она от соседей забежала! – сообщила радостно Машка и ткнула указующе пальцем в сторону незнакомцев.
   – Привет, дядь Игнат! – улыбнулся Федька, поднявшись на ноги, и продемонстрировал на руках кухонные варежки-ухватки. – Я ее почти достал!
   – Варежки тебя бы не спасли, белки палки перегрызают! – попугал для порядка Стрельцов и продолжил общее руководство ситуацией: – Так, соседи дорогие, как обычно вы свое животное ловите?
   – Загоняем в угол и вот, шаль кидаем, белка из нее не может выбраться, – пояснил мужик и потряс шалью для убедительности.
   – Ну что ж! – принял на себя окончательное командование Стрельцов, снял пальто, зашел на кухню и протянул его Машке. – Инга, слезай!
   – Хрюм-хрю! – опомнился Степан Иванович, засомневавшись в правильности решения Стрельцова.
   – Да ладно вам, Степан Иванович, – пожурил Стрельцов за недоверие. – Все получится!
   И приступил к раздаче указаний:
   – Дверь закройте! Инга, сверни коврик и заткни им щель под диваном.
   Щель имелась только одна, спереди, боковушки диванные состояли из цельного массива, одновременно служа ножками-опорами без выемок.
   – Как вас зовут? – обратился он к соседу.
   – Михаил, – пробасил мужик, упустив отчество.
   – Значит, так, Михаил! – расстегивая и закатывая рукава рубашки, рулил Стрельцов. – Я поднимаю и быстро отодвигаю тот угол дивана, где она сидит, вы, одновременно со мной, кидаете свою шаль-ловушку.
   – Добро, – согласился сосед, но предупредил: – Только Милка, ну, белка, шустрая, может в секунду смыться.
   – Попробуем! – решил Игнат. – Если смоется, будем думать дальше, как ловить.
   Стрельцов ухватил диван за боковушку, сосед суетно пытался расположиться как можно ближе к Игнату, «мамон трудовой» мешал, но Михаил настойчиво старался, пыхтя по-тихому и держа шаль на вытянутых руках.
   – Готов? – спросил Стрельцов, получил утвердительный кивок и приказал: – На счет три! Раз, два, три!
   Он дернул вверх и в сторону угол дивана, соседушка Михаил не глядя кинул в образовавшийся проем шаль, снизу раздался надсадный писк.
   – Попал! – расплылся щекастой улыбкой сосед, ухватился за диван рядом с Игнатом, помогая отодвинуть его подальше.
   Попал. Действительно. Под шалью билась и металась в припадочном поиске выхода белка. Михаил сгреб шаль вместе с нею, как узелок с провиантом.
   – Милочка! – боевой лошадью ломанулась к ним дебелая соседка и выхватила из рук мужа верещащий тюк. – Девочка моя! Напугалась! Безобразница такая! – и, переключив внимание на присутствующих, принялась объяснять: – Вы представляете: мы с Софочкой собирались гулять, но я заговорилась по телефону, а Софочка обиделась и отворила дверку Милочкиной клетки. А тут Михочка пришел из гаража, и только он дверь открыл, как Милочка шасть мимо него на лестничную площадку, а тут ваша дверь открывается, и она нырь туда!
   – Так, стоп! – тормознул красноречие дамы Стрельцов. – Кто у нас Софочка? Может, ваша белка ее покусала? И кто такой Михочка?
   – Михочка – это я, – чуть брызнув румянцем на щеках, признался сосед. – А Софочка – наша собака.
   – И где она сейчас? – старательно придерживая неизбежную улыбку, спросил Игнат.
   – Михочка! – заорала трубным гласом дама. – А где Софочка?!
   Михочка встрепенулся, озадачился и зычно проорал:
   – Софочка!
   В ответ откуда-то донеслось нечто придушенное, отдаленно напоминающее лай.
   – Софочка!!! – оглушила соседка мощью своих легких и ринулась на звук, прижимая к бюсту – пардон, не так, с большой буквы – к Бюсту узелок с белкой Милкой. За женой по пятам с возможной для него стремительностью двигался Михочка.
   Софочку нежная супружеская чета обнаружила запертой в гостиной, видимо, во время отлова белки, в пылу охоты закрытой и позабытой там.
   – Вот ты где, девочка моя! – расчувствовалась соседка, сунула узел с белкой мужу и присела, перекрыв своим мощным телом обзор, поэтому рассмотреть, что там за любимица номер три или два, не удавалось. – Испугалась? А зачем ты Милочку выпустила?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация