А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дом, где исполняются мечты" (страница 15)

   – Вы простите меня, пожалуйста! – принялась каяться с пояснениями Марина. – Вы не представляете, как я намучилась с Машкой!
   – Конечно, дорогая, это тяжело, подростковый возраст! – дирижировала разговором Фенечка, похлопывая девочку ободряюще по ручке.
   Все! Марина теперь ее! Целиком и полностью, с анализом крови и мочи и всем своим глянцевым шиком! Ай, браво!
   И как маркиза это проделывала? Факир страстей, ей-богу!
   Чтобы справиться с рвущейся улыбкой, Инга сноровисто накрыла стол к чаю, поставив большой заварочный чайник, чашки-блюдца и разнообразное угощение.
   А из Марины полились шквальным потоком откровения вперемешку со слезами.
   – Вот именно! Переходный! – она вдруг спохватилась. – Простите, как вас зовут?
   – Анфиса Потаповна, – представилась бабушка. – А это моя внучка Инга.
   – Да, – кивнула Марина, не выпадая из монолога про больное. – Вы не представляете, что она вытворяла, Анфиса Потаповна! Я ей запрещаю в клубы ночные ходить, говорю, ты еще мала для них, а Маша орет в ответ, обвиняет меня черт-те в чем! Что ни скажу, на все: «ты не догоняешь!» и «это моя жизнь, я уже большая!». Постоянные скандалы, крик. Подруги – ужас! Размалеванные все, из-под юбок трусы видны, разговаривают, как шалавы подзаборные! Взрослые у них отстой, родителей ни в грош не ставят!
   Слезы потекли ручьями по идеальным Марининым щекам. Фенечка сунула ей в руку пару салфеток и жестом показала внучке – еще коньяка и закуски какой-нибудь. Инга налила щедрую порцию, не пятьдесят грамм, поболе, закуску – лимон, сыр, маслины – поставила поближе к «королеве»-матери и села напротив за стол.
   – А мальчики вообще кошмар! Эти штаны с ширинкой до колен! Шапочки идиотские, толстовки безразмерные, цепи на шее, кольца-браслеты, матерятся все, курят, пьют, вечные банки с пивом в руках! Я запрещаю дружить с такой компанией, дома запираю, а Маша в крик! Несколько раз сбегала! – Она высморкалась в салфетку, отпила коньяка. – К папочке своему! Он, конечно: доченька, доченька – и все ей позволяет! Да Стрельцов понятия не имеет, что значит растить ребенка, к тому же столь сложного! И получается, он хороший отец, а мать такая-сякая, достает дочь несчастную! Попробовал бы с ней жить! От друзей этих отвадить, от наркоты, клубов и дури разной! Только мне все приходится! А эта беременность!
   Она допила одним махом коньяк, оставшийся в бокале, вытерла потекшую тушь под глазами, нос. Фенечка сунула ей еще пару салфеток в руку. Инга сходила в кухонную зону, принесла с собой бутылку коньяка, налила в бокал Марине и оставила бутылку на столе, что ж теперь бегать каждые пять минут!
   – Анфиса Потаповна, вы ведь понимаете, какой это стыд! – жаловалась Марина. – Как я людям в глаза смотреть буду?! Я родителям своим сказать боюсь, они не переживут такого позора! А что обо мне на работе скажут?! Я столько лет, столько лет строила свою карьеру! Наконец заняла достойное место руководителя, и тут такой позор! Да подчиненные меня уважать перестанут, и начальство! На мое место, знаете, сколько желающих! Сожрут и не подавятся! – Она отпила коньяку.
   – Думаю, вы преувеличиваете, Марина, – высказала свое мнение бабушка. – Сейчас другое время, и малолетних мам более чем достаточно. В этом, разумеется, ничего хорошего нет, но и постыдного тоже. У вас собственный заработанный авторитет, и, что бы ни происходило в вашей личной жизни, это никак не может повлиять на него.
   – Вы меня просто успокаиваете! – Глоток коньяка, вытирание носа. – А на самом деле и шушукаться за спиной начнут, и пальцами тыкать, и соседи по дому будут сплетничать!
   – Это можно пережить! – чуть строже сказала Фенечка. – Главное сейчас – здоровье Маши. Нужно помочь ей справиться с этой ситуацией.
   – А они все придумали! – Красноречивый жест рукой, скептическое выражение лица. – Нет, вы представляете, Машка решила, что будет рожать! И Стрельцов заявляет мне, что поддерживает ее! Как всегда, папочка хороший, а мать – стерва! Он даже собрался ее у себя поселить! Типа, я злая мать, ребенка из дому выгнала, а он прекрасный отец, рожай, доченька, отцу позор не страшен! – Гостья отпила коньяку, уже немного захмелев.
   – Марина, вам надо поесть, – предложила Инга, заметив, что она быстро пьянеет.
   – Надо, – согласилась та, – спасибо.
   – Хрю! – засомневался в необходимости кормить эту гостью Степан Иванович.
   – Какая у вас прелестная свинка! – отвлеклась от трагедии жизни мадам Стрельцова.
   – Эта порода называется мини-пиги, – забалтывала ее Фенечка, буквально сунув в руки чашку с остывшим чаем.
   Инга быстро разогрела в микроволновке гречку с бефстрогановом, нарезала на тарелку овощи и поспешила поставить перед гостьей. Фенечка делилась познаниями в домашнем свиноводстве, Марина внимательно слушала, ела, и Инга немного перевела дух. Вроде утряслось? Ага, как же!
   – Анфиса Потаповна, Инга, – обратилась Марина «по-девичьи» к ним. – Вы же понимаете, что надо срочно делать аборт! Любое промедление опасно для Машкиного здоровья! Вот я за ней и приехала!
   Инга поняла, что сейчас Фенечка ее размажет! И поспешила подлить Марине побольше коньяка в бокал. В это время у Инги в кармане запиликал телефон, останавливая Фенечку, уж было собравшуюся приступить к словесной порке. Звонил Федя.
   – Это с работы, – сказала Инга и ретировалась из кухни со стремительностью ветра.
   – Ма! – обратился к Инге жизнерадостно любимый сын. – Мы тут с Машкой в кино намылились!
   – Мероприятие отменяется! – не дала добро на культпоход мать.
   – А че случилось? – насторожился понимающий сын.
   – Приехала Машина мама.
   – О! – оценил неожиданность визита Федор. – И что там у вас?
   – Нормально. Маркиза оттачивает на ней свои дворянские коготки.
   – Тогда наша фильма точно отменяется! – хохотнул Федька.
   – «Какой тут борщ, когда на кухне такие дела!» – цитатой Жванецкого описала ситуацию «у доме» Инга.
   – Поня-я-ял! – уверил сын. – Ну, лады, мамульчик, мы скоро будем!
   Мамульчик призадумалась, возвращаться ли в кухню или предоставить маркизе самой отдуваться. Светская красота госпожи Стрельцовой, ее рассуждения про аборт и ежеминутное упоминание бывшего мужа бодрости духа, прямо скажем, Инге не добавляли!
   Но дела гостеприимные еще никто не отменял, да и Фенечка может выйти из дворянского образа и навалять даме моральных тумаков расстрельных!
   – Вы же понимаете, Анфиса Потаповна, – очередной раз уверяла бабушку в ее понятливости Марина.
   Так, и что она пропустила? Видимо, дебаты по поводу Машкиного переезда к отцу, под которые маркиза умудрилась скормить Марине и горячее, и всю коньячную закуску. Молодец Фенечка!
   – Шила в мешке не утаишь, – разъясняла гостья. – Скажут, что я выгнала беременную дочь из дома!
   – А по-моему, неплохая идея, – заметила маркиза. – Пусть девочка поживет с Игнатом Дмитриевичем, вам, Марина, неплохо бы отдохнуть от этой затянувшейся юношеской скандальности Марии. А любые слухи можно предотвратить.
   – Как? – живо заинтересовалась Марина.
   – Сказать правду или придумать повод, почему Маше так будет удобней. Например, всем говорить, что у вас ремонт, если вы уж так боитесь сплетен.
   – Прекрасная мысль! – оживилась Марина, однако тут же вздохнула. – Но все равно мне не нужен этот ребенок! Ясно ведь, что забота о нем ляжет на мои плечи!
   – Но, как я поняла, Игнат Дмитриевич предложил для этого свои плечи? – приподняла одну бровку, вопрошая, маркиза.
   Все! Инга догадалась, что Фенечке уже неинтересно и устала она от драматичности навязчивой Марины Стрельцовой. Значит, ее, Инги, выход, желательно без «цыганочки».
   – Марина, – старательно улыбаясь, обратилась она к гостье. – Я вижу, вы устали от дороги и стресса. Хотите душ и отдохнуть?
   – Я налегке, – соблазняясь заманчивостью предложения, с сожалением ответила Марина. – У меня нет с собой туалетных принадлежностей.
   – Да я вам все дам! – порадовала Инга и под локоток, под локоток, осторожно, но настойчиво, вывела осоловевшую Марину из кухни.
   Снабдив гостью необходимыми принадлежностями, она оставила ее в ванной и вернулась назад, найдя Фенечку в легкой форме задумчивости.
   – И что? – призвала Инга маркизу поделиться мыслями.
   – Они правильно сделали, что развелись, – выдала бабушка. – Марина совершенно не подходит Игнату.
   – О как! – искренне подивилась Инга. – Это почему же? Выглядит она потрясающе, как с обложки гламурного журнала!
   – Да при чем здесь это?! – отмахнулась, досадуя, Фенечка. – Для такого мужчины у нее кишка тонка! Сломалась от первого нажима, я и не наехала толком, а она уже каяться принялась!
   – Тебе для полноты образа не хватает кожанки, косыночки красненькой и пахитоски, меж комиссарских пальцев зажатой, закурить удавшийся допрос!
   – Испортила тебя мать тягой к актерству! – усмехнулась Фенечка и продолжила делиться выводами: – А девонька так себе, ничего стоящего, мнение окружающих для нее превыше всего, икона. Она и выглядит так шикарно только потому, что это принятый и поощряемый образ состоявшейся социально женщины. И работа, и престиж, и шмотье-барахло стандартного набора. Уверена, что ее квартира скопирована один в один из какого-нибудь журнала интерьеров. Марина – эдакая девочка из провинции, пробившаяся в люди. Только пробиваться ей не пришлось, и горя-нищеты хлебать, и беды мыкать, и закалять характер и мудреть не на чем было. Все на блюдечке, да с икорочкой. Самые трудные девяностые годы жила в полном достатке, в хорошей квартире, родители Игната помогали. Никаких трудностей, безнадеги и сложностей, кроме того, что зарабатывающего мужа не было рядом. А вот социальной упакованности полный коробок: супруг – кандидат наук, по заграницам разъезжает, денег более чем хватает, ребенок здоровый и под присмотром бабушки-дедушки. Да и после развода, насколько я понимаю, Игнат Марину с Машкой очень неплохо обеспечивает. Чего карьеру не делать, особо не напрягаясь, коли задница прикрыта! Конечно, какой Марине сейчас ребенок! У нее статус социальный, тешащий тщеславие, и Машка уже большая – только и живи в свое удовольствие, а тут новорожденный! И понятно, почему она дочь Игнату отдавать не хочет: это ведь пятно на ее тщательно выверенном имидже. И вроде женщина неплохая, и мать хорошая, и вполне разумна, а стержня никакого.
   – Что детям говорить-то? – ушла от обсуждения Марины прекрасной Стрельцовой Инга.
   – Нам – ничего. Маша с матерью сама побеседует, а по результатам их переговоров посмотрим, стоит ли нам вмешиваться.
   – Вот чего я и опасалась, твоей активной позиции, – вздохнула безнадежно Инга.
   – Активная позиция – это нечто иное, в основном телесное, и только для вас, молодых, – назидательно пояснила Фенечка. – А я по-простому стукану по телефону Игнату Дмитриевичу, если что. Мне можно, я старенькая, видишь вон, на креслице передвигаюсь.
   – Хм-хрю! – посмеялся Степан Иванович и от щедрот свинячьей души одобрил: – Хрюм-да!
   – О! – порадовалась Фенечка. – И сообщника имею!

   Попробовать себя в роли стукача Фенечке не удалось. Машка с перепугу сама позвонила отцу и сообщила о прибытии матери в стольный град за беглой дочерью.
   Стрельцова просто порвало от этой новости!
   Он выдержал спокойный тон, разговаривая с Машей, пообещал ей, что уладит вопрос. Но потом с такой силой шандарахнул телефоном по столу, что бедная трубка, попискивая и потрескивая, несколько раз подскочила метательным снарядом по кипам документов на столе, чудом каким-то не разлетевшись на куски и не свалившись на пол.
   Твою мать! Вот твою же мать!
   Как он мог купиться на ее фальшивое согласие и смиренный тон?!
   Ведь подумал еще тогда, что Марина подозрительно быстро согласилась с ним, и не прислушался к своему внутреннему чутью!
   Да, сейчас, как же! Разрешит она за здорово живешь Машке переехать к нему! И с родами спокойненько смирится! Ага! А что люди подумают?! Выгнала дочь забеременевшую! Да вы что!
   – Сам виноват! – успокаиваясь, вынес себе порицание Стрельцов. – Расслабился, не дожал ситуацию до конца!
   Да что уж теперь.
   Теперь как ни крути, а надо звонить Инге. Ой, как он этого не хотел!
   Приняв за руководящее утверждение: «Он не мальчик и бегать, уговаривать ее не будет!», понимая, что общаться-то так или иначе придется, хотя бы поблагодарить за Машкино проживание, пусть и в полуофициальных тонах, Стрельцов уговорил себя отключиться от отвлекающих факторов и заниматься только делом.
   Но вне рабочей зоны ответственности он несколько раз в день думал о ней и хотел позвонить, поговорить.
   Зачем? О чем? Да хоть о чем, голос услышать, шуточки ее, с тайной надеждой: может, проговорится, почему сбежала. Но он останавливал себя всякий раз – действительно ведь не мальчик! Чего названивать, мямлить что-то с намеком?!
   Но телефон в руках держал и придумывал удобную «нейтралку», единственно возможную: как там Машка.
   Ну вот, на тебе и повод! Етить его! Это даже не повод, а обязаловка! Стрельцов, представив, что могла наговорить там Марина, чувствовал, как от злости волосы на затылке шевелятся.
   И, проверив телефон – выжил ли? выжил, не подвел удароустойчивостью, – набрал номер Марины, для начала. В ответ – длинные гудки.
   Это хорошо, а то бы на горячую голову наговорил бы ей сейчас, устроив такой раздолбон!
   Стрельцов набрал номер Инги и почему-то напрягся, замирая.
   – Да, Игнат, привет, – отозвалась она дружески-приветливо на его звонок.
   – Привет, – поздоровался Стрельцов, убрал быстро трубку от уха, кашлянул в сторону, прочищая забитое вопросами горло, и вернулся в разговор. – Марина там у вас сильно выступала?
   – Не очень, – успокоила Инга. – Фенечка своим моральным хуком остановила ее, не дав толком разогреться.
   – Прости, я подумать не мог, что она поедет в Москву, – извинился за чужие грехи Стрельцов. – Мне казалось, мы с ней обо всем договорились.
   – Не переживай. Это нормально и естественно, она мать и беспокоится за дочь.
   – Ты не могла бы дать Марине трубку, а то у меня до нее дозвониться не получается, – спросил Стрельцов.
   – Не могла бы, – улыбнулась она, Игнат слышал, что улыбается. – Марина легла отдохнуть и уснула.
   Она на самом деле спала, без переходной стадии «отдохнуть», – легла и отключилась, накидавшись коньяку от стресса и душевного выворачивания перед маркизой, дав Инге с бабушкой перерыв в активном общении.
   – Я приеду, как смогу, – пообещал Стрельцов.
   – Зачем? – попыталась выяснить побудительный мотив оглашенного действия Инга.
   – За Машкой, – недовольно напрягся Стрельцов.
   «Не бойся, не тебя домогаться!» – очень тянуло ответить! «Зачем?», что она спрашивает! Все Стрельцов уже понял, от него она шугается, как лань от браконьера!
   – Ты не переживай, Игнат! – подбодрила «лань» пугливая. – Марину мы вроде бы уговорили оставить Машку у нас. Они с Федей в школу ходят, так что занятия девочка не пропускает. Я хотела тебя спросить: может, она останется еще на недельку? В следующее воскресенье возвращаются Дмитрий Николаевич с мамой, пусть они с Машей хоть увидятся.
   – Я поговорю с Машей и решу, – не порадовал мгновенным согласием Стрельцов.
   – Ну ладно! – заторопилась она прощаться, Игнат услышал там, у нее в трубке, звонок в дверь. – Наверное, дети пришли.
   – Пока, – проворчал прощание Стрельцов.
   Телефончик на кипу бумажную бросил-таки, но в гораздо меньшем раздражении, чем в первый раз.
   Значит, еще на неделю? Ну что ж, он за это время уладит вопросы с Мариной, и Машкины вещи к себе перевезет, и…
   Стоп, заявка! Без «и» намекающих обойдемся!

   К вечеру общими усилиями разрулили вроде бы. Слава тебе господи!
   Мария с порога принялась ныть уговорочно:
   – Тетя Инга, ну пожалуйста, я не хочу сейчас уезжать!
   – Разберемся, – пообещала та, – идите обедать. Мама твоя спит пока, проснется – поговорим.
   Поговорили, сначала мать тет-а-тет с дочерью, закрывшись в комнате, Инга, Федька и маркиза все прислушивались, не начнется ли шкандаль. Не завязался.
   Когда Марина с Машкой пришли на кухню, присоединившись к остальным, Фенечка оповестила гостью петербургскую:
   – Марина, мы хотели предложить вам оставить у нас Машу еще на недельку. В воскресенье из Египта возвращаются Ангелина с Димой, они очень расстроятся, что девочка была здесь и не встретилась с ними.
   – Ну, я не знаю, – засомневалась Марина. – Я считаю, что ей лучше уехать сейчас со мной.
   – Я не хочу, мам! Мы же только что это обсудили! – заартачилась Машка, приняв непримиримую позу.
   – Обсудили, и ты знаешь мое мнение, – зазвенела голосом предупреждающим Марина. – У нас непростая ситуация, требующая взвешенного, обдуманного решения, которое мы должны принять своей семьей, не втягивая посторонних людей. Ты и так меня достаточно опозорила, убежав из дома, что лишь подтверждает твою полную безответственность. Так что собирайся, мы едем домой!
   – Я не поеду! – прокричала Машка.
   Отступила от матери, скрестила руки на груди защитным жестом, глаза наполнились слезами горькой обиды, требующей выхода.
   – Я позвонила папе, он сказал, что сам с тобой поговорит! Он мне остаться разрешил! Вот звони ему и разговаривай, а я никуда не поеду!
   – Он не вправе принимать такие решения! – заводясь, все круче звенела голосом Марина. – Ты живешь со мной, и я за тебя отвечаю!
   – Стоп! – хлопнула в ладоши маркиза. – Марина, позвоните Игнату Дмитриевичу и придите к какому-нибудь обоюдному соглашению. Маша, а ты ведешь себя неподобающим образом, устраивая публичный скандал. Если у тебя есть веские аргументы, учись их излагать, а не брать горлом в споре, как в детской песочнице.
   И дала Марине намекающую отмашку рукой – идите, мол, звоните, слышали, что я приказала. Повинуясь, Марина достала сотовый, кивнула извинительно и вышла в коридор.
   – Фенечка! – зашептала Машка, как только за матерью закрылась дверь. – Не отдавай меня! Я не хочу уезжать!
   Выражение лица Анфисы Потаповны изменилось, посуровев. Она распрямила плечи, и без того прямые в безупречной осанке, и посмотрела тяжелым взглядом на девочку.
   – Кажется, ты собираешься стать матерью? – строго, но негромко спросила бабушка, и от этой негромкости становилось страшновато. – Так вот посмотри, что приходится выносить и терпеть матерям! Ты думаешь, твоей маме доставляет удовольствие выслушивать, как ты оскорбляешь и поносишь ее? Как, не стесняясь окружающих, унижаешь ее, выставляя в неблаговидном свете? И ради этого удовольствия, рискуя подвергнуться очередным унижениям, она примчалась сюда? Поставь себя на ее место! Ты думаешь, что, когда твоему ребенку будет пятнадцать лет, он не скажет тебе: «Ты отстой и не догоняешь жизни»? Ошибаешься! Тебе сторицей вернется все, что ты вытворяешь сейчас с матерью. У тебя прекрасная мать, которая все силы свои, жизнь тебе отдавала, которая любит тебя и страшно беспокоится о тебе. А ты отвечаешь ей грязным хамством! Ты даже не пытаешься с ней договориться, услышать ее по-настоящему. Если ты считаешь себя взрослой и умной, постарайся без истерик и конфронтации, спокойно объяснить свою позицию.
   – Фенечка, тетя Инга! – запричитала Машка ребенком перепуганным. – Я же ничего такого не хотела и не имела в виду! Я не собиралась ее унижать и как-то там выставлять в свете!
   – Да? – звенела металлом голоса Фенечка. – А нам откуда это известно? Со стороны все выглядит как унижение и оскорбление матери!
   Девчонка расплакалась, не замечая слез, переведя вопрошающе-испуганный взгляд с Фенечки на Ингу.
   – Я бы тоже рванула, будь я на ее месте, – ответила Инга на немой Машкин вопрос и просьбу о поддержке. – Если б Федька взбрыкнул и убежал из дома, то все аргументы и уговоры папаши отставного, что пусть поживет у незнакомых мне людей, подумает о жизни, меня бы не только не остановили, а были бы глубоко до лампочки. Это мой ребенок, я несу за него полную ответственность, я его люблю и переживаю за него ужасно. Разумеется, я бы поехала за ним и постаралась бы его увезти. Маш, это и называется материнство. Огромная радость, счастье и такое же огромное беспокойство и вечный страх за своего ребенка. Потому подумай хорошенько, готова ли ты к этому. Вот твоя мама уверена, что нет, и, думаю, у нее есть веские основания так считать.
   – Спасибо вам, – поблагодарила сдержанно Марина у Инги за спиной.
   Черт! Меньше всего Инге хотелось выступать адвокатом госпожи Стрельцовой!
   Вот же досада!
   И, конечно, она истолкует слова Инги в удобном для себя ключе, в виде еще одного весомого аргумента против родов.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация