А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "«Эскадрон смерти» из космоса. Звездные каратели" (страница 1)

   Федор Вихрев
   «Эскадрон смерти» из космоса

   Предисловие авторов

   Уважаемые читатели! Замысел книги, которую вы держите в руках, родился в результате попытки ответить на несколько, казалось бы, простых вопросов:
   – Что сильнее: человеческий дух или техническое совершенство?
   – Насколько долго человек, отделенный от своей исторической Родины, сохраняет память предков?
   И, наконец:
   – Что более дорого человеку, считающему себя настоящим: неограниченная свобода личности или интересы коллектива?
   В попытке найти тонкую грань между «да» и «нет», между личным и общественным, между злобой дня и вечными ценностями, и была написана эта книга. Фантастическая по сюжету, она тем не менее несет в себе мощный реалистический посыл – ибо в любых, даже самых невероятных обстоятельствах и условиях человек может оставаться самим собой. Не скатиться до потакания примитивным инстинктам, не стать в процессе эволюции бездушным придатком машины, не утратить то, что называется «коллективной памятью» или «совестью»…
   Не воспринимайте эту книгу как сказку. Кто знает, что ждет человечество за порогом завтрашнего дня? Не обольщайтесь масштабностью и красотой фантастических декораций. Они всего лишь обрамление для смысла нашего повествования. Тени человеческих страстей и пороков выглядят объемнее и заметнее на их фоне.
   Попытайтесь поставить себя на место героев, сопереживать им – и вам сразу станет понятно, каково ваше место в этой истории.
   И еще. Коллективное творчество – всегда конфликт. Даже если соавторы достигли полного единства взглядов. Споры о форме и содержании, желание превратить просто хорошее в лучшее, стремление найти нестандартные сюжетные ходы… да мало ли причин для разногласий в авторском коллективе? Удивительно, но при написании данного произведения не пострадал ни один из соавторов, а самое главное – первоначальная концепция не претерпела существенных изменений. Причиной тому – дружественная и комфортная для творчества атмосфера, царящая на литературном форуме «В Вихре Времен», где и был написан этот роман. Прямая связь с едиными в трех лицах – доброжелательных читателей, знающих консультантов и строгих критиков – участниками форума дает серьезный стимул для авторов писать лучше. Высказываемые читателями… нет, непосредственными соучастниками творческого процесса идеи и предложения задают мощный импульс и верное направление писательскому труду. И в результате – второй коллективный проект постоянных участников форума «В Вихре Времен» выходит в свет.
   А что же авторы? Тут, как говорится, «одна голова – хорошо, а две – лучше!» А если голов – шесть? Тогда результат совместного написания предсказуем… впрочем, по-настоящему судить об удаче или неудаче книги могут только читатели.

   С наилучшими пожеланиями, коллектив авторов:
   Голушков Артем Валерьевич aka Hildor
   Дашкевич Анатолий Эдуардович aka Относящийся
   Липатов Павел Евгеньевич aka Erta
   Петров Сергей Сергеевич аkа Степан
   Толокин Сергей Александрович aka Siberian-troll
   Томилов Виталий Григорьевич aka E.tom
   Авторы выражают благодарность всем участникам литературного форума «В Вихре Времен» (http://forum.amahrov.ru/) и лично Андрею Туробову за литературную обработку книги.

   Часть первая

Окраина. Планета Беловодье. Сталинград.3012 год
   Небольшой, но очень шустрый «Аполлон» бежал по проселочной дороге, за ним степенно и неудержимо двигались «Атлант», «Плутон», «Клеймор» и «Баллиста». «Аполлон» стремительно взобрался на вершину ближайшего холма, закрывавшего обзор группе роботов. Доли секунды, громкий хлопок, и вот уже разведчик летит вниз по склону, разваливаясь на куски.
   – За холмом засада! – Пилот «Плутона» отреагировал на изменение обстановки первым.
   Остальные роботы ускорились, быстро сокращая расстояние до предательской вершины. «Клеймор» и «Баллиста» взлетели на прыжковых двигателях, их пилоты попытались атаковать окопавшегося за холмом врага.
   – Пока ребята отвлекают противника, – сказал пилот «Атланта» напарнику, – нам надо подняться на холм. Сверху стрелять будет легче. И побыстрее!
   От зависшей над холмом «Баллисты» полетели клочья брони, потом взорвался реактор. Пилот успел прокричать: «Танки!» Взлетевший чуть позднее, «Клеймор» нарвался на следующий залп, но смог выстрелить в ответ. Ракеты ушли куда-то к горизонту, а робот с разбитой броней рухнул на землю и больше не шевелился. «Атлант» и «Плутон» к этому моменту успели выскочить на вершину холма и приготовились открыть огонь по противнику, засевшему за обратным скатом. Но у подножия холма никого не было – ни танков, ни роботов, ни пехоты. Стоп! Танки все-таки были. Примерно в километре, шесть штук. Странные танки, небольшие, с непропорционально маленькой башней и длинноствольной пушкой немалого калибра.
   «Что за хрень!» – подумал пилот «Атланта» и бросил свою машину вперед, одновременно выпуская по танкам ракеты. Страшные удары начали сотрясать корпус робота, пульт расцвел красными огнями, и почти сразу же наступила непроглядная темнота. В этой темноте через весь экран пробежала откормленная белая лиса, волоча за хвостом буквы, сложившиеся в слово «КОНЕЦ». В кабине тренажера зажегся тусклый свет, и голос экзаменатора произнес:
   – Курсант Савенков! Стыдно! Экзамен на звание пилота боевого робота вами провален.
   – Так нечестно! Не бывает таких танков! Не бывает!!!
   – Освободи тренажер, цивил. Настоящий пилот должен быть готов ко всему. Тебе здесь больше не место. Вали отсюда.
Пространство Лиранского Альянса. Планета Авалон. Академия Космофлота.3013 год
   «Слоновий» сапог производства Лиранского Альянса весит шестнадцать килограммов. Один. Два, соответственно, вдвое больше. Потому как «слоновий» сапог – это шедевр машинерии и высоких технологий, а не обувной промышленности. И повод для насмешек и тайной зависти пилотов всей Сферы Цивилизации, потому как те знают – они так не могут, и не смогут никогда. Сапог содержит в себе аккумуляторы, насосы, как к пневмотрубкам противоперегрузочного костюма, так и к системе жизнеобеспечения и охлаждения, разъемы кабелей подключения к системам истребителя, аварийные баллоны. Да, он тяжел, и ни в одном другом государстве Сферы пилотам такого не выдают. Зато после катапультирования аварийного резерва сапог хватает на 30 минут. И аварийный маяк, кстати, тоже там.
   Каждый лиранский кадет военного училища, будучи еще салагой, дает тайную клятву отыскать потомков изобретательницы «слоновьего» сапога и медленно их удавить. Ме-е-едленно. И всех! Но это проходит. А пятикилометровые кроссы в сапогах – нет. Потому как традиция. То, на чем и держится аэрокосмонавтика. Если б не традиции, где бы сейчас проходила граница с Империей Восходящего Солнца? То-то же. Зато лиранские пилоты могут запросто согнуть ляжками стул у барной стойки. А еще у них запредельная выносливость к перегрузкам. Так что беги, кадет, пыхти. И помни: у инструктора Ставро фон Попадопулоса сапоги такие же, а он бегает в них и даже и не потеет. И это в семидесятилетнем возрасте!
Пространство Лиранского Альянса. Планета Мир Наемников. Центр найма.3015 год
   Владислав Котинский по прозвищу Кот в очередной раз искал себе команду. Он снова поругался с командиром, и все по той же причине, по которой носил свою кличку. Нет, дело тут не в фамилии. Фамилия чаще служила фундаментом для титула «Скотинский Кот», которым его награждали русскоязычные техники и пилоты после очередного проигранного пари. Главной причиной клички было то, что Владислав представлял собой ходячую иллюстрацию к поговорке «любопытство погубило кошку». Правда, сам он всегда утверждал, что основой для шедевра устного народного творчества стало нездоровое любопытство какой-то не знакомой ему и очень глупой кошки.
   Страстью Кота был сбор информации. Любой доступной, малодоступной и недоступной. Хотя, на первый взгляд, он казался человеком весьма осторожным и обстоятельным. Возможно, такая характеристика покажется малоподходящей для пилота легкого разведывательного робота, стереотип требует для разведчика репутации «безбашенного шустрика». Но такие «шустрики» живут очень недолго, да и пользы успевают принести немного. Кот же в свои тридцать пять стандартных лет имел уже семнадцатилетний стаж управления боевым роботом в боевой же обстановке. Согласитесь, это внушает.
   «Овод» Котинского мало чем отличался внешне от своих собратьев, но вот внутри… Внутри Кот ухитрился перекомпоновать кабину и внутренние объемы своего робота до почти полной утраты идентичности с прототипом. Он не только установил более мощный бортовой компьютер, но и продублировал его. Причем второй «мозг» занимался совсем не теми задачами, что первый. Задачей второго бортового компа как раз и был сбор и обработка информации. В одном из боевых выходов Кот удачно наткнулся на разбитый и сгоревший вражеский робот-разведчик. Точнее говоря, найденная им машина еще не горела, зато потом пожар надежно укрыл факт изъятия кое-какого весьма специфичного оборудования.
   Наличие на борту «Овода» недекларируемого комплекса радиоразведки, усиленного кое-какими нестандартными программными прошивками, и было причиной часто выигрываемых споров, касающихся планов командования. Как правило, через две недели после прихода Кота в новую команду все уже привыкали к тому факту, что этот тип знает больше, чем остальные. К исходу второго месяца желающих поспорить с Котом на тему «что будет дальше» не оставалось, несмотря на то, что выигрыши, обычно, пропивались им совместно с коллегами-пилотами и техниками. К концу четвертого – никого не удивляло, что Владислав в курсе приказов командира за полчаса до их оглашения. К концу шестого месяца терпение командира, как правило, иссякало, и Кот уходил на поиск новой команды. Иногда удавалось продержаться год. Один раз, прибившись к троице на редкость флегматичных братцев Гундерсенов, Кот пролетал в одной компании почти два года, пока не сработала вторая причина появления его клички.
   Брали Кота охотно – у него была репутация хорошего, опытного разведчика и аналитика, два в одном. Его осведомленность по многим вопросам часто была на пользу отряду. И, кроме того, он свято исповедовал принцип абсолютной лояльности к своему командиру, «пока тот сам не обманет первым». Поначалу Кота несколько раз пытались внедрить к недругам с целью использовать его в качестве «крота», но быстро прекратили попытки за их полной бесполезностью.
   Второй причиной появления клички (и временами причиной срочной смены команды) было характерное поведение в отношении противоположного пола. Нет, Кот не был озабоченным насильником, но… Он испытывал почти физическую невозможность «не мурчать», находясь в радиусе тридцати метров от любой хоть сколько-то привлекательной особи женского пола и репродуктивного возраста. При этом разведчик вовсе не пытался волочь в койку все, что шевелится, иногда ему хватало невинного флирта, иногда – встреч в баре «попить пивка», поболтать «за жизнь» и временами, на правах старого друга, погладить по коленке. Но порой башню клинило насмерть, и пилот шел на все, чтоб соблазнить очередную кошечку. А если та была рыжая и зеленоглазая, то шансы на «отвал башки» резко возрастали. Так случилось и с кланом Гундерсенов. В семье было пятеро детей, три брата и две сестры. И когда Гундерсен-старший застал своего подчиненного в постели сразу с обеими блондинистыми в рыжину сестренками, сероглазой и зеленоглазой, обычная флегматичность командира куда-то исчезла. Пожалуй, только внушительные габариты Кота, центнер живого весу при росте около двух метров, позволили ему сбежать из резко переставшей быть уютной спаленки без непоправимого ущерба для здоровья.
   Страсть к женщинам, кстати, помогала удовлетворить и первую страсть – к сбору данных. Особенно быстро контакты налаживались с почтенными матронами. Чем-то Кот подкупал женщин «сильно за пятьдесят», будил в них материнские инстинкты и стремление опекать и заботиться. Причем эти отношения всегда оставались целомудренными. Как говорил сам Кот: «Не чувствую за собой морального права спать с представительницами предыдущего поколения. Другое дело – поколение следующее, поскольку мать и тетки у меня есть, а дочек нет. Ну, по крайней мере, я надеюсь, что нет…»
   В общем, когда Кот, поговорив три минуты с подсевшим к его столику вербовщиком Карлоса, сам рассказал тому условия найма и характер операции, это никого из участников и свидетелей разговора не удивило. Более того, послужило для вербовщика своеобразным «удостоверением идентичности» собеседника.
   – Жду тебя с твоим «Оводом» завтра в девять пятнадцать по стандарту. Говорить – где?
   – Третий ангар шестого сектора, западные ворота? Тогда не надо.
   Усмехнувшись, они синхронно кивнули друг другу и расстались, удовлетворенные встречей.
Пространство Лиранского Альянса. Планета Мир Наемников. Центр найма.3015 год
   «Мне не нравится эта экспедиция, мне не нравятся эти матросы… Что? А! Да мне вообще все не нравится!!!» Пилот «Баллисты» Александер Смоллетт про писателя Стивенсона даже не слышал и уж тем более не смотрел мультфильм, созданный в стране, исчезнувшей за тысячу лет до его рождения. Но это не мешало ему пребывать в состоянии, близком к повседневному состоянию своего рисованного тезки. Похоже, на этот раз они с Серегой влипли по-крупному. И что самое обидное – винить, как обычно, некого.
   …С этим странным русским Александер, или Сашка, как его уже начали называть многочисленные приятели, познакомился ровно восемьсот один стандартный день назад. Тогда он еще звался Алексом и был типичным средним наемником – молодым, но уже циничным без краю и готовым пристрелить любого, кто мешает ему заработать лишнюю денежку. Или наоборот – считать лучшим другом того, кто ему эти денежки принесет.
   Тогда прямо в руки шел один интересный заказ. Он очень хорошо оплачивался для такого рода поручений, а возможность провернуть все в одиночку делала его еще более привлекательным, но нашлось одно «но» – требовалось вести одновременно ближний и дальний бой. Для тяжелого робота не великая проблема, но для «Баллисты»… Все же этот робот изначально разрабатывался для поражения противника на дальней дистанции. Короче – требовался напарник, иначе риск переселения на кладбище оказывался весьма велик. И тут подвернулся Серега.
   Как и полагается, познакомились они в кабаке, где на пару задали хорошую трепку не в меру наглым местным. А когда Алекс узнал, что за робот у его нового знакомого, то возникло сильное желание его пристрелить – ну не бывает таких совпадений, ловушка почти наверняка. Как и полагается среднему наемнику, Смоллетт имел сотню хороших знакомых и десяток настоящих врагов, желавших его досрочного переселения на тот свет. Остановила его тогда только какая-то младенческая наивность русского и его доходящее до идиотизма благородство. Ведь согласитесь, только идиот полезет в драку против десятка отморозков, вступившись за человека, которого видит первый раз в жизни.
   То дельце они тогда провернули лихо, Серега оказался не только обладателем великолепного робота, но и отличным бойцом. Как итог – пара царапин на роботах, выполненный контракт и честно поделенные кредиты. Потом был неслабый загул, похмелье и поиск нового контракта, уже для боевой пары.
   За прошедшие два с лишним года Алекс превратился в Сашку и в бою начал разговаривать исключительно на русском командном. И все бы ничего, но за эти два года заключить нормальный контракт не получалось. Нет, брали пару куда охотнее, чем пилота-одиночку, но все предложения нанимателей относились к категории бросовых либо уж совсем ни в какие ворота не лезущих. Денег на обслуживание робота отчаянно не хватало, и однажды замаячила невеселая перспектива продать его. После чего можно сразу застрелиться. Ну, или повеситься, это кому как больше нравится.
   Где Сергей нашел этого заказчика, Сашка не знал. Но он предлагал нормальный контракт и ремонт робота прямо сейчас, в качестве аванса. Работа же вполне традиционная – помочь одной политической сволочи завалить другую. Воздух от этого чище не станет, это да, но хоть одна мразь получит свое. Так или примерно так они и рассуждали, пока вплотную не познакомились с новым подразделением. Будучи наемником, Сашка навидался всякого, но такое… Отбросы – самое мягкое наименование для них, остальные исключительно нецензурные. Из такой компании надо валить как можно быстрее и как можно дальше, но увы – в договоре существовал пункт, в котором четко указывался размер неустойки за преждевременный разрыв контракта. Сумма там стояла такая…
   Ладно, не смертельно. В конце концов, им противостоят тоже не ангелы, а убивать гражданских они не собираются, несмотря на требование навести как можно больше страху. Вот только что ж так тошно-то?
Пространство Лиранского Альянса. Планета Мир Наемников.3015 год
   Барон Ставро фон Попадопулос был потомственным аристократом из славного рода Попадопулосов. Чтоб таки вы знали, первые Попадопулосы служили еще при первых правителях Лиранского Альянса, и ходили слухи, что кудрявый предок-тевтон отнюдь не просто так служил в элитном крыле на борту флагманского джампера. Впрочем, учитывая тот факт, что родовой удел Попадопулосов вот уже 150 лет разговаривал по-японски, титул оказывался пустышкой. Зато косые кометы, украшавшие борт атмосферно-космического «Носорога», принадлежащего барону Ставро, – вполне настоящими. Одна комета – одна победа. И одна из них была наложена на овальное яйцо с пересекавшим его распростертым пурпурным орлом. «Правитель» Конфедерации Независимых Миров. Жаль, попался он Ставро уже после высадки десанта. Тем не менее внушает. Как и шесть крупных медалей на груди – все в ряд. Шесть жесточайших мясорубок, сквозь которые Ставро прошел на своем «Носороге». И выжил.
   Когда-то Ставро служил в составе «Ветров погибели». И да, он тоже ходил в тот долгий рейд пилотом сорок пятого крыла непосредственной поддержки, покрывшего себя неувядаемой славой. Он тоже был из героев, но… не сложилось. Поскольку вернулся лейтенант из рейда на носилках, с размозженными ногами. Даже сложный механизм сапог может иногда отказать. Но не отказала оттягивающая правое предплечье тяжелая автоматическая аптечка.
   Заслуги, как свои, так и славного рода вояк, обеспечили ему теплое местечко в летной академии, сомнительное удовольствие пугать салажат да пенсию на лечение. Если бы не братство Цинцинната, объединяющее отставных военных, он бы спился или сгорел от синтетической наркоты, ненадолго возвращающей обратно в небо. Обычные проблемы отставного калеки, каких много. Вот только Братство, как оказалось, своих не бросало.
   В хлипкую дверь выданной ему вместе с должностью комнаты в офицерской казарме долбили вот уже полчаса как. И это говорило о многом. К примеру, о том, что в коридоре за дверью вежливые ребята. Другие бы давно уже снесли пластиковое убожество к чертям. Так что когда ковыляющий на непокорных деревяшках, небритый, пьяный и страдающий от похмелья Ставро наконец открыл ее, он несколько охренел, увидев перед собой двух оберстов и гауптмана. Еще больше он охренел, когда те без разговоров поволокли его за собой, бесцеремонно взяв за шкирку. Уже в салоне ховера, по-армейски камуфлированного ломаными серыми тенями, он, наконец, обнаружил на рукавах их форменных кителей подозрительную нашивку.
   Весь недолгий полет фон Попадопулоса мучила лишь одна мысль: «Интересно, меня сразу закатают в пластобетон или сначала выставят кружечку холодненького пива?» Затормозил ховер резко и традиционно, как и положено хорошему истребителю, погасив поступательный импульс петлей. То, что при этом он вымел юбкой парковку, было лишь плюсом. А цветы газона отмоют поливалки.
   В сложенных из светлого мрамора термах все еще ошарашенного Попадопулоса перекинули двум весьма мускулистым мужикам, обмотанным по пояс белыми полотенцами. Если верить ранг-наклейкам на бицепсах – лейтенанту и старшему сержанту. Из танкистов, судя по татуировке на груди: вздыбленная «Манта», давящая заваленный «Страус».
   Дальнейшие полтора часа запомнились ему как череда пыток и экспериментов по утоплению в водах разной степени нагрева. Вышел из «пыточной» барон уже чистым, гладко выбритым, в парадном мундире со всеми положенными рядами медалей. И трезвым. А еще он тупо пялился на плотно обхватившие его культяпки знакомые до дрожи «слоновьи» сапоги. Как было ему сказано, сделанные на заказ. Загадочный мастер встроил в сапоги новую жизнь. А еще он с удивлением узнал о своем переводе в строевые инструктора. И что до начала занятий у него три месяца.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация