А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Заказное убийство СССР. Подлинная история катастрофы" (страница 41)

   Крючков дал задание Жижину и Егорову (со ссылкой, между прочим, на поручение М.С. Горбачева) подготовить записку о первоочередных мерах «по стабилизации» обстановки в стране на случай введения чрезвычайного положения.
   Такая записка была ему представлена. А вместе с ней – проект указа Президента М.С. Горбачева и постановление Верховного Совета СССР о введении в стране чрезвычайного положения. По словам Егорова, одновременно с этим по поручению Горбачева некими другими товарищами готовились и документы о введении прямого президентского правления в Литве» [1. С. 247–248]. «5 августа Крючков снова позвал к себе своего зама Грушко и уже знакомых нам Егорова и Жижина. Там же Павел Грачев (…). На том совещании Крючков поручил подготовить еще одну, но уже более подробную аналитическую записку на предмет введения в стране чрезвычайного положения. «Работу, – объяснил Председатель КГБ, – следует вести конспиративно». А посему Грачев, Егоров и Жижин отправились писать документ на оперативную дачу Второго Главного управления (контрразведка), расположенную неподалеку от деревни Машкино, по дороге на Ленинград. Написали. И предупредили Крючкова (…), что введение чрезвычайного положения может вызвать негативную реакцию среди некоторой части населения» [1. С. 255].
   Помощник начальника Второго Главного управления (контрразведка) КГБ СССР полковник Егоров Алексей Георгиевич: «Впервые к разработке проблемы чрезвычайного положения в стране я был привлечен в декабре 1990 г. (т. 7, л.д. 7 – здесь и в дальнейшем ссылка на уголовное дело «ГКЧП». – А.Ш.). Примерно 15–16 августа (…) Крючков на этот раз поручил нам подготовить документ о первоочередных мерах экономического, социально-политического и правового характера, которые следует реализовать в условиях чрезвычайного положения (т. 7, л.д. 10) (…) Крючков достал из своей папки тот проект документа, который я и Жижин готовили перед встречей и, обращаясь к участникам, предложил ознакомиться с мерами, которые необходимо осуществить, вводя чрезвычайное положение. Хочу отметить, что на этой встрече документ еще не обрел название: «Постановление № 1 ГКЧП». В тот момент мы его условно называли документом о неотложных мерах по стабилизации экономической и политической обстановки в стране», (т. 7, л.д. 12)» [48. С. 81]. Итак, документы группы Жижина – Егорова легли затем в документы ГКЧП, ныне каждый может с ними ознакомиться и сравнить с предпутчевским документом ЦРУ. Интеллектуальная пропасть налицо.
   К настоящему времени – десять лет спустя – стало известно, что существовало четыре варианта на случай критического развития ситуации: чрезвычайное положение в стране, чрезвычайное положение в Москве, прямое президентское правление в стране, прямое президентское правление в Москве. Датируются они декабрем 1990 г.
   После августовского путча начали готовить путч октября 1993 г. Именно так сейчас выглядит подготовка и публикация в начале октября аналитического документа «Угроза безопасности и необходимость сотрудничества республик». Речь шла о возможности реванша за неудачу августа, и документ предупреждал о возможности еще одного путча. «Сенсацией прошлой недели, бесспорно, стало появление на рынке гласности документа «Угроза безопасности и необходимость сотрудничества республик». Он рожден в Аналитическом управлении КГБ СССР и рисует довольно мрачную картину нашего переполненного эйфорией сегодня, равно как и традиционно светлого завтра.
   Документ этот был не один – он входил в целый пакет аналитических записок, подготовленных для нынешних и будущих парламентариев экспертами военно-политического отдела Института США и Канады АН СССР, Института Европы АН СССР, а также руководителями двух управлений КГБ СССР» [8.20. С. 6]. Экономическое управление КГБ предупреждало о возможности энергетических кризисов в Москве и на периферии, а Аналитическое управление – как раз именно о возможностях коммунистического реванша.

   Столичный узел безопасности: ротация руководства и дислокация спецчастей

   Что бы ни говорилось нами о недостатках и недостающих элементах подсистемы национальной безопасности в общей системе управления, но она была многократно продублирована и должна была предотвратить любые попытки захвата государственной власти как со стороны каких-то повстанцев либо путем военного переворота, так и вследствие операций внешнего врага. Поэтому наипервейшая задача, которую предстояло решить авторам сценариев по государственному перевороту августа 1991 г., заключалась в следующем: перехват контура управления не должен был быть воспринят в явном виде для тех структур, которые обязаны были воспрепятствовать подобным событиям. В случае прямых попыток захвата власти силовики обязаны противодействовать, и можно с уверенностью утверждать, что у них это получилось бы, поэтому их нужно переиграть, они должны быть затянуты в общий круговорот событий, с тем чтобы для них точная оценка событий должна была открыться только после свершившегося события. Поэтому разработчикам сценария предстояло вывести их из контура управления и ни в коем случае не допустить их участия на стороне защитников Союза. Как уже говорилось прежде, накануне «путча» в прессе (с целью подготовить общественное мнение к возможности какого-то значительного поворота) появились обстоятельные данные о том, как силы безопасности должны противодействовать мятежам, массовым беспорядкам и т. д. Мы не будем повторять их в новом контексте: как должен был сработать механизм защиты от внутренних угроз. Повторюсь, что механизм этот был довольно громоздок, многократно продублирован, в том числе и не допускал срыва, даже если какая-то его составляющая в ответственный момент выйдет из повиновения и сама станет инициатором бунта, примет враждебную или нейтральную сторону.
   По линии КГБ СССР руководителями этого механизма были следующие лица:
   ● Начальник Второго Главного управления КГБ СССР (контрразведка)Г.Ф. Титов, на должности – с 29 января 1991 г., генерал-лейтенант (13 декабря 1990 г.).
   Начальник Управления КГБ СССР по Москве и Московской областиВ.М. Прилуков, на должности – с апреля 1989 г., одновременно – член Коллегии КГБ СССР, а с 16 марта 1991 г. – заместитель Председателя, генерал-лейтенант (13 декабря 1989 г.). 16 марта 1991 г., согласно Указу Президента СССР «Об Управлении КГБ СССР по городу Москве и Московской области», оно было выведено из подчинения создаваемого КГБ РСФСР и получило статус структурного подразделения центрального аппарата КГБ СССР.
   ● Начальник управления «3» (Защита конституционного строя) КГБ СССР В.П. Воротников, на должности – с 30 января 1991 г. До этого в течение полутора лет первый заместитель начальника Управления «3», генерал-лейтенант.
   ● Начальник Управления «СЧ» по руководству специальными частями войск КГБ СССР И.П. Коленчук. На должности с момента создания управления – с 17 апреля 1991 г., генерал-майор. До этого – командир Кремлевского полка.
   ● Командир группы «Б» (войсковая часть 35690, спецназ внешней разведки КГБ) Б.П. Бесков, полковник.
   ● Начальник управления военной контрразведки по Московскому военному округу А.А. Моляков. На должности – с декабря 1988 г., генерал-майор.
   Следует обратить внимание на то, что объединяет почти всех этих генералов ГБ: их новые функциональные обязанности не соответствуют их прошлому опыту. Генерал Г.Ф. Титов до своего назначения служил в разведке (так же, добавлю, как и его предшественник – генерал-полковник В.Ф. Грушко, который прослужил в ней с 1961 г. по 20 сентября 1989 г.); генерал В.М. Прилуков пришел в органы из партийных органов; генерал В.П. Воротников пришел на службу в центральный аппарат с должности начальника УКГБ по Красноярскому краю, но в этом регионе практически не было диссидентов, и у него не могло быть значительного опыта, чтобы занять пост, который подразумевал успех в борьбе с ними в столь решающее время. Вообще за короткое время на посту начальника 5-го управления (потом управления «3») поменялось очень много людей: до 18 января 1983 г. им был генерал Ф.Д. Бобков; потом – И.П. Абрамов; с мая 1989 г. – Е.Ф. Иванов, а уже, повторюсь, с 29 января 1991 г. – В.П. Воротников. Этому назначению он был обязан двоим. Во время Великой Отечественной войны генерал армии Ф.Д. Бобков служил в 65-й гвардейской дивизии, формировавшейся в Красноярске, и часто приезжал на встречи с однополчанами в День Победы – он старался не пропускать их даже в 1990-е гг. Здесь он мог и «присмотреть» себе замену. Способствовал его переводу в Москву и первый секретарь Красноярского крайкома О.С. Шенин. Лишь только бывший командир Кремлевского полка генерал И.П. Коленчук и генерал А.А. Моляков полностью соответствовали своим новым должностям. По линии МВД СССР:
   ● Министр внутренних дел СССРБ.К. Пуго, на должности – с 1 декабря 1990 г., до этого – Председатель Центральной контрольной комиссии КПСС, генерал-полковник.
   ● Первый заместитель министра внутренних дел СССР – начальник Главного управления внутренних дел по г. Москве и Московской областиИван Федорович Шилов. На должности – с 26 марта 1991 г., когда по Указу Президента СССР два главных управления внутренних дел – по городу Москве и по Московской области – были слиты в одно. Прежний начальник ГУВД по г. Москве генерал-майор Н.Н. Мыриков в марте 1991 г. был назначен заместителем министра внутренних дел СССР.
   ● По линии МО СССР:
   ● Заместитель министра обороны СССР по чрезвычайным ситуациямВ.А. Ачалов. На должности (специально учрежденной) – с декабря 1990 г., генерал-полковник.
   ● Командующий войсками Московского ордена Ленина военного округа– Николай Васильевич Калинин. На должности – с 1988 г., генерал-полковник.
   ● Обращаем внимание на то, что абсолютное большинство из них оказалось на своих постах непосредственно перед августом 1991 г. Они – главные игроки в августовском кризисе – по сценарию должны были только-только войти в круг обязанностей, не должны были установить друг с другом взаимодействие и… упустить все.
   К настоящему времени существует и развернутая справка по войскам, дислоцированным в г. Москве и в Московской области, чья функция состоит именно в том, чтобы противодействовать попыткам госпереворотов, и хотя датирована она временем, когда СССР уже не существовал, ее, за неимением лучшего, вполне можно применять и для августа 1991 г.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [41] 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация