А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Заказное убийство СССР. Подлинная история катастрофы" (страница 36)

   После того как я первые дни в КГБ получил буквально горы всевозможных, как скоро выяснилось, во многом повторяющихся, сводок, как правило, дающих те сведения, которые уже прошли по средствам массовой информации, я понял прежде загадочное для меня поведение моего предшественника. Где бы ни находился Крючков (на сессии, на съезде, на заседании Совета Безопасности), всегда ему в чемодане приносили гору бумаг, и он сидел и спокойно читал, расписывая резолюции. Только сейчас я оценил этот по-своему рациональный стиль.
   (…) Мыслить широкими политическими категориями разрешалось только на Старой площади, а роль КГБ сводилась в первую очередь к постановке первичных данных и реализации уже принятых решений» [7.30. С. 44–45]. Это утверждение В. Бакатина неверно в принципе, но это отдельная тема, для освещения которой мы написали книгу «17 тайн Лубянки».
   А как в этом отношении обстояло дело на Западе? В.А. Рубанов утверждал, что были «разработаны планы превращения Соединенных Штатов Америки в государство нового уровня. Так называемая инициатива Гора включает в себя решение проблемы профилактики «заболеваний» государства. Это болезни, которые связаны с процессами ее информатизации: организационный маразм, информационный склероз и финансовый тромбоз» [7.33. С. 419].
   В то время к КГБ внимательно присматривалась корпорация РЭНД. Как заявляли лица, допущенные на главную кухню, где делалась политическая погода, «первое, что мы увидели, были публикации «РЭНД» о КГБ» [7.34. С. 14]. Видимо, речь, в том числе, может идти о книге Д. Эзраэля «КГБ в кремлевской политике». Так как мы будем еще с ним встречаться по ходу повествования, то несколько слов о нем. Джереми Эзраэль (Azrael). Родился в 1935 г. Образование: бакалавр – Гарвардский университет (1956), магистр – там же (1959), доктор философии – там же (1961). В 1958–1959 гг. стажировался в МГУ (по обмену на А. Яковлева и О. Калугина). С 1961 г. – ассистент, доцент, профессор политических наук в Чикагском университете, председатель Комитета по изучению славянских стран университета, руководитель проекта «Сравнительный коммунизм». С 1983 г. – член Совета планирования Государственного департамента. С 1985 г. – профессор политических наук в Центре изучения действий СССР за рубежом RAND Corporation и Калифорнийского университета, Директор RAND Corporation. Приезжал в СССР на рекогносцировку перед событиями августа 1991 г. На сегодня количество публикаций в РЭНД – 79.
   КГБ считывал информацию (терминология комитетчиков), уделяя больше внимания количественным показателям, которые, естественно, только росли и создавали радужную картину сплошных успехов, в ущерб качественным. Многие индикаторы, которые вполне могли регистрировать и учитывать картину угроз безопасности, не принимались во внимание. Информационные потоки спецслужб, в отличие от других государственных организаций и учреждений, никогда за всю их мировую историю не ограничивались пределами аппарата. Контрразведку всегда интересовало мнение масс. КГБ СССР, равно как и другие спецслужбы мира, – это не только Лубянка, большие и малые «серые дома», это еще и разведывательные позиции в интересующих структурах. Существенную изначальную роль играла агентура. От нее шла первичная информация, с которой потом и работали в различных подразделениях КГБ. В терминологии Ю.В. Андропова это звучало «от противника». Общий же список агентов КГБ и одновременно самых больших активистов «перестройки» насчитывает 2200 человек. В закрытых документах консультативного центра «Фонд эффективной политики» часто мелькают отрывочные сведения по персоналиям с указанием конкретной клички.
   Двойной агент КГБ/ЦРУ – явление закономерное для истории мировых разведок, и здесь не было исключений: «Диссидентская деятельность не препятствовала им сотрудничать и с ЦРУ, и с КГБ, нередко одновременно.
   Деятельность интеллигенции «малого народа», диссидентов, агентов советских и зарубежных спецслужб переплеталась в немыслимые сочетания: еврейская диссидентка, жена А. Сахарова Е. Боннэр, и поэт Е. Евтушенко сотрудничали с КГБ и вместе с тем были самыми шумными антисоветчиками» [53. Т.2. С. 467].
   Да, жизнь многих из этих деятелей «переплеталась в немыслимые сочетания».
   «Кузницей кадров перестройки в КГБ, по-видимому, стал отдел по борьбе с сионизмом. Глубоко вникая в этот вопрос, изучающий его офицер не мог не понять, что он сам находится внутри этой структуры. Бросаясь к Андропову за разъяснением, он встречал его ироничный взгляд из-под очков и делал свой жизненный выбор. Тех, кто сопротивлялся, – задвигали, тех, кто покорялся, – возносили.
   Вот почему Андропов (…) фигура для левой прессы неприкосновенная.
   Вот почему никогда не предававший КГБ Калугин на своих выступлениях говорит: «Не спешите осуждать Андропова. Его подлинная роль еще далеко не раскрыта» [7.35. С. 3]…Предавший СССР, но «не предававший КГБ Калугин»… Что же это была за организация и какое отношение она имела к СССР?
   Можно ли было бороться и победить в результате двойной (тройной) игры с существовавшим подпольем в СССР и в восточноевропейских странах? Опыт первых лет спецслужб Советского Союза утверждает, что можно. Тогда была проведена операция «Трест», в ходе которой в СССР была создана фиктивная организация, наполовину состоящая из реальных белогвардейских заговорщиков и наполовину из контрразведчиков. Эта организация была, по сути, громоотводом от реальных и потенциальных шпионов, террористов и диверсантов.
   Конечно же, с тех пор навыки усложнились, и ЦРУ внимательно занималось идентификацией оппозиции, но даже тени желания «поиграть» с КГБ не наблюдалось. Наоборот. Пятая линия сама стала управляемой. Что там, в этой самой «пятке» (так пренебрежительно называли ее на сленге контрразведчиков) произошло, когда и как ее стали водить за нос «ведомые», сказать будет возможно лишь при наличии всех документов и свидетельских показаний. Но факт есть факт: именно их компания первой переметнулась на сторону демократов. Причем это было сделано гласно и открыто. Первыми «ласточками» стали полковник в отставке Я. Карпович, действующий подполковник А. Кичихин, бывший следователь УКГБ по Москве и Московской области, в том числе и по делам диссидентов, а с марта 1990 г. – депутат Моссовета от блока «Демроссия» Е. Савушкин. Впоследствии эту разновидность предательства мягко назвали волной отступничества (термин Е.М. Альбац) [1. С. 190].
   Свои особые связи друг с другом имеют все спецслужбы мира. Бывает так, что они санкционированы высшим политическим руководством стран, бывает, что нет. ЦРУ и КГБ не были исключением в интересующие нас годы. Скорее, наоборот…
   И связи эти приобретали иногда самые причудливые формы.
   До сих пор остается тайной обстоятельство исчезновения из Москвы резидента ПГУ в Лондоне полковника КГБ и одновременно агента английской разведки О.А. Гордиевского, которого, заподозрив в работе на противника, вызвали в СССР. Он почти сразу почувствовал угрозу разоблачения. В Москве за ним установили наружное наблюдение, выявить которое опытному разведчику, несколько раз бывавшему в загранкомандировках, не составило труда. По установкам КГБ офицер, заметивший за собой слежку, обязан немедля сообщить об этом начальству, ведь «топтуны» могут быть как свои, так и чужие. Гордиевский же, явно засветив соглядатаев, только еще больше занервничал, но рапорта от него так и не дождались. После чего Крючков распорядился наблюдение снять!!! Англичане из московской резидентуры упаковали Гордиевского в багажник автомобиля и вывезли его в Финляндию. В руководстве госбезопасности никого не насторожили сигналы из контрразведки о поспешном рейде двух машин с номерами посольства Великобритании из Москвы в сторону Ленинграда.
   Высшее руководство КГБ много контактировало с внешним миром по долгу службы. В основном это делалось и делается повсюду в мире только с санкции вышестоящего руководства. Таковы правила. Но иногда действуют и без особых правил…
   Значимый характер имели встречи между товарищем В.А. Крючковым и его американским коллегой мистером Робертом Гейтсом. Как сообщается в книге самого Р. Гейтса «Из тени», первая встреча между ними состоялась в Вашингтоне в модном ресторане «Maison Blanche» в декабре 1987 г. при посредничестве советника Президента по национальной безопасности К. Пауэлла [7.36. С. 16].
   Обращает на себя внимание то, что тогда В.А. Крючков занимал должность начальника 1-го Главного управления (внешняя разведка), а Р. Гейтс был заместителем директора ЦРУ. Менее чем через год – в октябре 1988 г. – В.А. Крючков становится Председателем КГБ СССР. Отметим, что особого смысла менять в это время человека на таком посту не было. Обязанности по-прежнему мог бы исполнять и В.И. Чебриков: еще год он будет занимать пост секретаря ЦК КПСС, Председателя Комиссии ЦК по правовым вопросам. Могли быть и другие кандидаты на пост Председателя КГБ, как из партийного аппарата, так и из самого Комитета, в том числе и не из Москвы, а с периферии. Но тем не менее этот пост занимает именно В.А. Крючков. Это тем более удивительно на фоне того, что после избрания Дж. Буша-старшего на пост Президента именно Р. Гейтс становится Директором ЦРУ и Директором Центральной разведки США. Можно ли сделать предположение, что именно эти рандеву сделали их первыми лицами в спецслужбах? Почему бы и нет: для возможной последующей согласованности и скоординированности взаимное доверие было наипервейшим условием. О второй встрече в публикации не говорится ничего, однако сообщается, что была третья – в феврале 1991 г. И на ней уже в общих тонах речь шла и о будущем ГКЧП [7.36. С. 18].
   Еще одна встреча у В.А. Крючкова – с отставным руководителем итальянской военной разведки адмиралом Ф. Мартини – состоялась в первую неделю июля 1991 г. Сразу же после беседы адмирал вместе с супругой вылетел в Рим. Как сообщается в публикации, первый контакт между ними состоялся в мае 1990 г. Предлогом была информация о том, что во время чемпионата мира по футболу арабские террористы собирались предпринять ряд акций против советской сборной из-за произраильской позиции руководства СССР [7.37. С. 4]. Автор книги «Тайные битвы XX столетия», уделяя внимание этой беседе, приписывает ей ключевое значение [10. С. 300]. Согласитесь, что хотя между спецслужбами не велась открытая война в явном виде, идея их примирения в духе «нового мышления» и «народной дипломатии» была не такой уж простой задачей. А вот задача контактов и объединения на какой-то, пусть самой зыбкой, основе КГБ и ЦРУ выглядела вполне необходимой. Более того, без этого как-то и вся перестройка выглядит какой-то неполной. Задача трудная, но разрешимая – как раз такие ставятся перед «РЭНД корпорейшн» и решаются ею. И она действительно успешно справилась с этой задачей, конечно же, с активной помощью с советской стороны.
   Делалось это следующим образом. Во-первых, «РЭНД корпорейшн» вышла на авансцену и стала самым активным посредником в деле объединения КГБ – ЦРУ, ни один шаг не проходил без ее участия, об этом мы скажем ниже. Еще одна структура, активно работавшая над этим, – некая американская общественная организация «Поиск общей платформы», глава которой некто Д. Маркс (Marx), автор ряда книг, восхваляющих ЦРУ, работал в Госдепартаменте США и в Центре по исследованиям проблем национальной безопасности (Вашингтон). Во-вторых, с советской стороны был выбран посредник и координатор встреч не напрямую из спецслужб или других учреждений с сугубо государственным статусом, а, как ни странно, такой орган, как «Литературная газета». Советский Комитет защиты мира упоминался в числе организаций – контактеров с советской стороны, но его представители в прессу не попали, хотя, возможно, как-то в этом и участвовали… Итак, официальная заявленная цель – тот самый «поиск общей платформы». Подлинная цель: контакты по линии КГБ – ЦРУ.
   В «РЭНД корпорейшн» хорошо знали из теории игр, что ничто не сможет так хорошо объединить заклятых друзей, как наличие нового общего врага. И такой враг был найден, правда, назван несколько расплывчато: международный терроризм. Однако когда в это понятие начали вкладывать конкретное содержание, то оказалось, что оно полностью соответствует американским представлениям: Саддам Хусейн, Ливия, палестинские террористы. Те же, кто реально угрожал СССР – афганские «борцы за свободу» и закавказские инсургенты (а впоследствии, само собой, и чеченские боевики в России), – в этот список не попали.
   Первая встреча состоялась в редакции «Литературной газеты» в начале января 1989 г. Координатором принимающей стороны выступил политический обозреватель И. Беляев, автор провокационной статьи «Ислам», заложившей начало конфликтов по оси мусульмане – остальные, о чем еще будет сказано. Присутствовали ученые, дипломат, журналисты, юристы. Сотрудников госбезопасности на той встрече еще не было. Американскую сторону представлял упомянутый Д. Маркс, заведующий политическим отделом РЭНД Б. М. Дженкинс (Jenkins), ряд других лиц [7.38. С. 14].
   Вторая встреча состоялась полгода спустя. Теперь приглашали американцы в знакомую нам Санта-Монику в штаб-квартиру «РЭНД корпорейшн». Среди советских участников – все тот же И. Беляев, журналисты, юристы-международники, политолог, переводчики. И среди них два генерала КГБ: В.В. Звезденков и Ф.А. Щербак. О первом известно не так уж много, сообщают, что генерал-майор В. Звезденков до перехода в центральный аппарат служил первым заместителем Председателя КГБ Литовской ССР, специалист в области борьбы с терроризмом. Ф. Щербак (1918–1998), к тому времени генерал-лейтенант в отставке, до этого служил на должностях заместителя начальника ВГУ (контрразведка), членом Коллегии – начальником 6-го Управления (защита государственных секретов в экономике), его называли «ходячей энциклопедией». Выбор этих лиц для контакта, разумеется, был согласован с американской стороной – иначе они не получили бы визы. Среди американских участников – все те же лица, к ним добавились: У. Колби (Colby) – бывший директор ЦРУ и Р. Клайн (Kline) – бывший заместитель директора ЦРУ, автор нескольких книг по разведке [7.34. С. 14].
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [36] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация