А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Заказное убийство СССР. Подлинная история катастрофы" (страница 28)

   «МУЖАЙТЕСЬ! ЗАПАД НАМ ПОМОЖЕТ»

   Мы уже рассматривали и еще будем касаться контактов в связке: антисоветски настроенная советская элита – западные политические круги. Но в рамках нашего исследования важнейшим является канал перетекания методической, системной, аналитической составляющих информации (например, по принципу запрос (из США) – ответ (из СССР). И такой канал был оформлен в виде Международного института прикладного системного анализа.
   С «советской» стороны его создавал и обслуживал Д.М. Гвишиани, о котором уже говорилось, с американской – О. Хелмер, один из ведущих американских специалистов по прогнозированию. Директором института стал Роджер Э. Левьен, чьи слова мы уже приводили, консультант отдела функционирования систем «РЭНД корпорейшн» 1956–1960 гг.; далее лектор, ведущий лектор и адъюнкт-профессор Калифорнийского университета (линейная алгебра, линейное программирование, теория деловых игр, системный анализ); сотрудник отдела функционирования систем РЭНД 1960–1967 гг.; руководитель отдела науки о системах РЭНД 1967–1970 гг.; руководитель отдела внутренних программ, Вашингтонское отделение РЭНД 1970–1975 гг.; с 1975 г. – директор NASA. Автор ряда книг.
   Местонахождение Института – г. Лаксенбург, Австрия. Адрес: International Institute for Applied Systems Analysis (IIASA) A-2361, Laxenburg, Austria.
   Те, кто давно уже знает о деятельности, характеризуют его так: «Среди таких центров наиболее известен в России Международный институт прикладного системного анализа (ИИАСА), разместившийся в Лаксенбургском замке под Веной. Одним из eго учредителей (вместе с Великобританией, США, Канадой, Германией) значился даже Советский Союз: в свое время такое решение пролоббировал зампред госкомитета по науке и технике Совмина CCCР зять премьера Алексея Косыгина Джермен Гвишиани (в постсоветские годы он был председателем Комитета поддержки международных связей РСПП – российского профсоюза олигархов). Но сколько-нибудь серьезных позиций в ИИАСА наша страна так и не заимела – бал все круче правила глобосистема. Правда, в контакте с институтом постоянно находились некоторые деятели КГБ и шеварднадзевского МИДа СССР. Они подбирали и направляли в Вену на стажировку молодых экономистов, которые проповедовали космополитические взгляды. (…). В КГБ отбором кандидатов занималось управление первого заместителя председателя Kомитета генерала армии Филиппа Бобкова (…). На стажировке в Лаксенбургском замке побывали будущие министры Чубайс, Нечаев, Ясин, Шохин и еще целый ряд нынешних чиновников, оккупировавших кабинеты Кремля, Правительства и Центрального Банка России.
   Особое доверие было оказано дружку Eгоpa Гайдара Пете Aвену, глубоко презирающему, судя по eго высказываниям, русскую чернь. В 89-м eго сделали ведущим научным сотрудником ИИАСА, чтобы он натаскивал соотечественников приемам закладки под экономику тротиловых шашек ультралиберализма. И там, под крылышком хозяев планеты, Петр Олегович так осмелел, так рассупонился, что стал давать «указивки» руководству нашей страны.
   Вот как он рассказал об этом в одном из своих интервью: «Записку я написал еще летом 89-го, когда только попал в Австрию, для Шеварднадзе. Я передал через Шохина, который был тогда eго помощником. Я написал двенадцать пунктов – то, что надо делать в нашей экономике. Шеварднадзе передал ее для обсуждения в Политбюро. Для посольства это был шок. Какой-то молодой парень из ИИАСА пишет записки, которые попадают на стол Горбачева» [54. С. 125–126]. Ну а насчет презрения к русскому простонародью что можно сказать? Дело тут не столько в еврейских корнях, скорее, как всегда, в том, что махинаторы всегда испытывают презрение к тем, кого обманули.
   На внесистемном уровне эти контакты проходили не менее интенсивно. Так, например, 10 мая 1989 г. на московской квартире министра иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе состоялся разговор, в ходе которого «Бейкер убеждал Шеварднадзе в необходимости добиться согласия своих коллег на «гласность среди военных»:
   – Опубликуйте свой оборонный бюджет, тогда, если вы объявите о его сокращении на четырнадцать или девятнадцать процентов, мы будем знать, с какого уровня вы его снижаете.
   – Видите ли, мы бы и сами хотели получить эту информацию, – сказал Шеварднадзе. – И думаю, мы ее получим и обнародуем, так как нам наверняка придется говорить об этом на съезде народных депутатов» [6. С. 62].
   Если до 1985 г. контакты с заграницей – даже верхушки – были ограниченны, то в процессе «перестройки» встречи между обеими сторонами «совместных революционеров» стали особенно частыми: в одной из стран происходили грандиозные качественные – а потому и не столь ощутимые, в отличие от изменений количественных, – изменения, и поэтому «перестройщики» постоянно нуждались в высококвалифицированной помощи. «В мае 1990 г. во время проведения в Майами (США) семинара «Советско-американский диалог» ЦРУ вывело на советскую делегацию, участвовавшую в работе семинара от Комитета защиты мира, лидера антикубинской делегации М. Каноу и помогло установить тесные контакты с ее руководителями Г. Боровиком и Ф. Бурлацким.
   Помощь была взаимной. В апреле 1990 г. в г. Уоррентон (штат Вирджиния) прошла конференция по вопросу о сопоставлении показателей экономики СССР и США. С советской стороны в числе других в конференции участвовали народные депутаты СССР академики О. Богомолов и В. Тихонов, с американской – представители исследовательских центров и эксперты ЦРУ. В своих выступлениях советские представители оперировали подробнейшей информацией о положении дел в нашей стране. Американцам был дан совет: усилить давление на Горбачева, который, по мнению академика Богомолова, в связи с тяжелым положением дел в стране может пойти на значительные уступки Вашингтону. Совет американцы расценили как весьма ценный. Столь же высоко была ими оценена многоплановая информация о развитии политической и социально-экономической обстановки в СССР» [35. Ч. 1.С. 40–41].
   Уже опробовав ряд технологий в Польше, теперь их решили перенести в СССР. «Что касается стратегической цели, то (…) Ю. Афанасьев еще в 1990 г. определил ее как повторение во многом «плана Бельцеровича» в Польше. Ю. Афанасьев не скрывал, что на самом деле этот план был разработан в Международном валютном фонде. Он же отмечал, что подобный план перехода к рыночным отношениям МВФ обычно проводит в слаборазвитых странах с целью локального укрепления замкнутой валюты и окончательной денационализации экономики. Тогда же родилась идея, а точнее, она была запущена к нам организацией «Бнай-Брит», объявить русское национальное движение фашистским как по задачам, так и по идеологии» [35. Ч. 1. С. 42].
   Западные институты создавали не только документы внутреннего пользования для своих высших явных и тайных руководителей, но и, что всего опасней, документы и технологии, специально предназначенные для советских граждан. Это были прямые рекомендации; публичные выступления перед ограниченными аудиториями для доверенных лиц; совместные научные семинары, юридические акты, полузакрытые материалы для руководства, используемые то явно, то «в темную», и т. п., вплоть до использования присланных материалов для публикации в печати, а главное, конечно же, подготовка в Институте Крибла.
   К такого рода документам относятся т. н. Конституция Сахарова (ныне обращают внимание на то, что «физик– ядерщик на две недели выехал в Америку и там за две недели написал совершенно внятную конституцию» [5.09. С. 3]) и Программа «500 дней», подготовленная кандидатом экономических наук Г.А. Явлинским & Ко в Гарварде.
   СССР был далеко не первым государством, где появилось и усилилось до предельной отметки опасное вмешательство Америки во внутренние дела другого государства. Этой тенденции способствовала т. н. Программа региональных исследований. «Она начала разрабатываться еще во время войны для подготовки специалистов по различным регионам Европы, Азии и Латинской Америки, знающих местные языки, порядки и обычаи и способных выполнять в этих регионах административные функции, поистине США готовились управлять буквально всем миром! Суть этой программы заключалась в создании при крупнейших американских университетах специальных подразделений, которые должны были готовить специалистов по различным регионам мира для американских правительственных организаций как в США, так и за границей, а также координировать научные исследования по тому или иному региону и давать информацию правительству, если потребуется. Таким образом, планируемые институты должны были в основном иметь прикладной, а не академический характер.
   Новизна и сложность программы региональных исследований состояли в ее междисциплинарном характере, что требовало координации действий различных факультетов. Создавало это дополнительные трудности и для участвовавших в ней аспирантов, которые за два года должны были усвоить несколько различных по характеру специальных курсов (интенсивная языковая подготовка, география региона, история, экономика, политические и социальные институты, психология и антропология) наряду с общими, такими, например, как основы дипломатии. Кроме того, будущий специалист должен был получить обычную подготовку в какой-нибудь специальности, ибо создатели программы опасались, что в противном случае выпускник окажется дилетантом, знающим обо всем понемногу и не получившим конкретной специальности. Для участников региональных программ предусмотрена также годичная практика в изучаемом регионе. Разумеется, организовать такую практику в СССР в то время было невозможно, и студенты ограничивались теоретическими занятиями» [5.10. С. 30–31]. Такого рода план не был осуществлен в отношении СССР в силу его особой закрытости, но во времена «перестройки» он осуществлялся через хорошо известный Институт Крибла.
   Институт Крибла – филиал Фонда свободного конгресса, или же Российский институт по проблемам демократии и свободы (РИПДС).
   «Институт Крибла (руководитель которого, по его собственным словам, решил «посвятить свою энергию развалу Советской империи») создал целую сеть своих представителей в республиках бывшего СССР. С помощью этих представительств с ноября 1989-го по март 1992 г. было проведено около полусотни «учебных конференций» в различных точках СССР: Москва, Ленинград, Свердловск, Воронеж, Таллин, Вильнюс, Рига, Киев, Минск, Львов, Одесса, Ереван, Нижний Новгород, Иркутск, Томск. Только в Москве было проведено шесть инструктивных конференций.
   О характере (я бы сказал, о качестве. – А.Ш.) инструктивной работы представителей Института Крибла говорит пример партийного пропагандиста Г. Бурбулиса, до 1988 года твердо повторявшего тезисы о руководящей роли КПСС и подчеркивающего «консолидирующую роль партии в перестроечном процессе». После прохождения инструктажа «у Крибла» он стал постоянно твердить, что «империя (т. е. СССР) должна быть разрушена» (цит. по: [52. С. 17]). «С октября 1989 г. Институт Крибла провел более 40 конференций (это что-то вроде методических семинаров) в „бывшей Советской империи“. Конференции проходили в самых разных городах: от Москвы и Ленинграда до Томска и Иркутска, а также в Тбилиси, Риге, Свердловске и т. д. Тогда же бодро встали на ноги МДГ, „Дем. Россия“ и ряд более мелких структур» [14. С. 3]; «С начала 90-х годов в нашей стране начался расцвет „либерально-демократической идеологии“. Именно в это время в России был создан филиал Института Крибла (…) и масса других подобных ему „новоделов“. Упомянутый институт тесно связан с „Фондом наследия“ („Херитидж фаундейшн“) – одной из влиятельных исследовательских организаций США, по инициативе которой был принят закон „О помощи борцам за свободу в Советском Союзе“. (…) Фактической реализацией помощи этим движениям занимался именно Институт Крибла, возглавлявшийся доктором философии Р. Криблом (одновременно и членом совета директоров „Херитидж фаундейшн“). Приоритетной формой работы РИПДС является организация конференций, симпозиумов и конгрессов по проблемам политики, экономики и культуры. При этом упор делается на подготовку информации для американских правительственных и иных учреждений, деловых кругов, а также на формирование на территории РФ „демократически“ (т. е. прозападно) ориентированных властных структур. В настоящее время „Российский Крибл“ возглавляет (…) А. Мурашов, (…) с 1996 г. (…) – глава Центра либерально-консервативной политики и глава Московского отделения Российского института по проблемам демократии и свободы (РИПДС)» [5.11. С. 4].
   Кибернетики утверждают приоритет функции над структурой. Чем же занимались эти организации?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация