А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Заказное убийство СССР. Подлинная история катастрофы" (страница 24)

   СЕКРЕТНЫЕ ДИРЕКТИВЫ

   Эти методы позволили государственному аппарату США, и главным образом Совету Национальной Безопасности (с привлечением специалистов из независимых «мозговых центров»), создать ряд рабочих документов, которые получили названия доктрины СНБ США, в которых раскрывался конкретный механизм разрушения СССР. Еще в конце 1940-х гг. в Америке приступили к разработке планов внедрения в контур управления СССР с целью изменения его строя, планирования такого рода международных отношений, которые позволили бы осуществлять вмешательство во внутренние дела СССР и стран социализма. Эти доктрины заложили основы будущих действий США по слому советской системы.
   Тогда они еще были полны недостатков: прогнозы приблизительны и нечетки, оценки разнились, планы были размыты, а выводы небезупречны. Но год от года выходили все новые и новые сценарии, и к 1980-м гг. картина стала четкой: никаких ошибок.
   Р. Рейган подписал целый ряд секретных политических документов, которыми определялось главное направление политики США по отношению к СССР: подталкивание этой страны в направлении внутренней либерализации. Речь здесь идет о следующих Директивах.
   Директива по защите национальной безопасности (National Security Decision Directive, NSDD)№ 32 (март 1982 г.): «Президент подписал секретную директиву по национальной безопасности № 32, санкционировавшую ряд экономических, дипломатических и тайных мер для „нейтрализации усилий“ СССР по удержанию в своих руках Восточной Европы. В практической плоскости самые серьезные из предпринятых тайных операций были осуществлены в Польше. Главными целями были: дестабилизировать польское правительство путем осуществления тайных операций, включающих пропаганду и организацию помощи „Солидарности“; муссировать вопрос о правах человека, особенно в связи с положением рабочих и католической церкви; оказывать экономический нажим; осуществить дипломатическую изоляцию коммунистического режима. В документе, в котором подчеркивалась необходимость защитить усилия по осуществлению демократических реформ по всей советской империи, также содержался призыв к усилению пропаганды и подпольного радиовещания в Восточной Европе. Это, по мнению помощников Рейгана и диссидентов в Восточной Европе, было бы особенно полезно для того, чтобы подорвать представление о советской неуязвимости» [5. С. 12]; Директива «рекомендовала „нейтрализацию советского влияния в Восточной Европе и применение тайных мер и прочих методов поддержки антисоветских организаций в этом регионе“. (…) Через несколько недель родился документ, составленный Ричардом Пайпсом и поправленный У. Кларком. Он был весьма радикален: „Цель Соединенных Штатов – «нейтрализация усилий Советского Союза, предпринимаемых с целью сохранения власти в Восточной Европе“. (…) – предписывала более активную позицию и порывала с прошлым (то есть – односторонне порывала с Ялтинскими и Хельсинкскими соглашениями. – А.Ш.). Рональд Рейган ясно изложил позицию Соединенных Штатов, которые не соглашались с советским преобладанием в Восточной Европе. Мы стремились создать широкомасштабную стратегию, имеющую своей целью ослабление советского влияния, а также укрепление внутренних сил, борющихся за свободу в этом регионе. В сравнении с такими государствами, как Болгария, Румыния и Чехословакия, Польша создавала уникальную возможность сопротивления режиму. Это не значит, что в остальных странах мы тоже не искали возможностей, чтобы как открыть, так и тайно ослабить влияние Москвы. (…) «NSDD-32» ставила несколько принципиальных целей:
   ● тайную поддержку подпольной деятельности, направленной на свержение власти коммунистов в этом регионе;
   ● интенсификацию психологической войны, прежде всего с помощью радиостанций «Голос Америки» и «Свободная Европа»;
   ● поиск дипломатических и торговых способов ослабления зависимости польского правительства от Москвы» [60. С. 13, 143, 144].
   Директива по защите национальной безопасности (National Security Decision Directive, NSDD) № 66 (ноябрь 1982 г.): «…намечает меры по подрыву советской экономики. Главный рычаг здесь – технологическая блокада, использование механизма КОКОМ для того, чтобы не допустить Советский Союз к новейшей высокой технологии в масштабе всего зависящего от Вашингтона и Запада мира. Низвести Советский Союз до положения источника сырья, лишить его возможности развивать обрабатывающую промышленность» [34. С. 127]; «13 ноября (…) Рейган подписал наиважнейший в истории США секретный документ, касающийся советской экономики, в форме директивы. „NSDD-66“, подготовленная Роджером Робинсоном, отражала переворот в стратегии Соединенных Штатов: она означала отказ от санкций в пользу других средств (…), была равнозначна объявлению тайной экономической войны Советскому Союзу. (…) Этот документ, который в сочетании с ростом вооружений в Соединенных Штатах, а также со стратегической оборонной инициативой обрекал СССР на окончательную смерть. (…)
   «NSDD-66» охватывала три главных вопроса:
   ● США должны добиться согласия европейских союзников выделять Москве кредиты только по рыночным курсам;
   ● США не допустят доступа советской экономики и армии до современной западной технологии. Деятельность КОКОМ будет расширена;
   ● США и союзники будут искать альтернативные источники энергии, чтобы уменьшить зависимость Европы от поставок советского природного газа. Принимается во внимание переходный период. Поставки в Европу советского газа не могут покрыть больше 30 процентов потребностей (на практике это означает, что вторая линия газопровода не будет построена и что новые контракты не будут заключены)» [60. С. 216–218].
   Директива по защите национальной безопасности (National Security Decision Directive, NSDD) № 75 (январь 1983 г.). Эта Директива шла еще дальше. Она предусматривала дополнительное финансирование оппозиционного движения в странах Восточного блока в размере 108 миллионов долларов. По словам одного из ее авторов, Р. Пайпса, директива «четко формулировала, что нашей следующей целью является уже не существование с СССР, а изменение советской системы. В основе директивы лежала убежденность, что изменение советской системы с помощью внешнего нажима вполне в наших силах». Директива формулировала, что «США не будут участвовать в улучшении состояния советской экономики и в то же время сделают все, чтобы ограничить пути, ведущие к этой цели…». Прямая помощь Америки советской экономике после провала разрядки уже не стояла на повестке дня, но грозное дополнение – «сделают все, чтобы ограничить пути» – означало тайную экономическую войну. «Замысел заключался в том, чтобы сделать ставку на нашу силу и их слабость. А это означало – делать ставку на экономику и технологию», – вспоминал министр обороны США К. Уайнбергер» [60. С. 66]. «Она ставит цель – добиваться фундаментальных изменений в государствах Восточной Европы и в других странах социалистической ориентации. Средства достижения поставленных задач замаскированы под „публичную дипломатию“ и „демократию“. Витиеватые фразы не оставляют сомнений: речь идет об отрыве стран Варшавского договора от СССР, ликвидации социалистического строя на Кубе, дестабилизации положения в советских прибалтийских республиках, подрыве режимов в Анголе, Мозамбике, Южном Йемене, Вьетнаме, Эфиопии, Лаосе, Камбодже, Никарагуа и других развивающихся странах, идущих в фарватере Кремля. Но особое внимание – Польше и Афганистану. Это – „болевые точки“ СССР, считают в Белом доме. Победа „Солидарности“ – это отрыв Польской Народной Республики от Советского Союза, это – удар большой силы по Варшавскому договору» [34. С. 127]; «США обладают необходимой мощью для разрушения СССР. (…) Следовательно, США должны приложить все силы в стремлении развалить СССР, что привело бы не только к силовому переделу мира, но и к глобализации американской сферы влияния и установлению американского мирового господства. Основной постулат директивы – отрицание принципа мирного совместного сосуществования с Советским Союзом, являющегося фундаментом и основным принципом существующего международного права. Основная политическая цель – дестабилизация ив конечном счете разрушение СССР при помощи массированных подрывных операций и огромных денежных субсидий „пятой колонне“ [10. С. 412]. «Директива NSDD-75 означала разрыв с прошлым. (…) Это первый документ, утвердивший, что дело не только в самой советской системе. Директива четко формулировала, что нашей следующей целью является уже не сосуществование с СССР, а изменение советской системы. В основе директивы лежала убежденность, что изменение советской системы вполне в наших силах. (Со слов автора документа Р. Пайпса. – А.Ш.) Стратегической целью Соединенных Штатов стало расшатывание советской системы через использование его внутренних слабостей. Политические подпорки советской системы были слабы и должны подвергнуться испытанию, в надежде, что это станет причиной «свертывания» советского влияния на земном шаре. (…) Новый документ был всесторонний, он формулировал политические рецепты и очерченные цели американской политики по многим направлениям. «Мы изо всех сил старались, чтобы в „NSDD-75“ выработать план интегрированной политики, охватывающей действия на многих фронтах, – говорил Джон Пойндекстер, участвовавший в создании документа. – Думаю, именно это и было одним из самых успешных аспектов такой политики».
   Документ был очень четкий, начинался с «рабочих принципов»:
   ● США не одобряют существующей сферы влияния СССР за пределами государства и будут стараться уменьшить ее;
   ● США не будут участвовать в улучшении состояния советской экономики и в то же время сделают все, чтобы ограничить пути, ведущие к этой цели (документ называл здесь прежде всего технологии, кредиты и твердую валюту, зарабатываемую на экспорте энергоносителей);
   ● США будут искать все возможности, позволяющие уменьшить уровень советского влияния за границей.
   Этот базовый документ подтверждал, что стратегия США основана на использовании советских слабостей. «NSDD-75» не уточняла, что мы идем на конфронтацию с Советами во всем. Она лишь предполагала, что мы будем выискивать слабые места и использовать их» [60. С. 224–226].
   Директива по защите национальной безопасности (National Security Decision Directive, NSDD) № 166 (март 1985 г.): «Вместе с сотрудниками Совета Национальной Безопасности Винесентом Каннистраро, Дональдом Фартье и адмиралом Джоном Пойндекстером Макфарлейн отредактировал документ, который принципиально менял цели США в этой войне (в Афганистане. – А.Ш.). Директива «NSDD-166», подписанная в марте 1985 года президентом Рейганом, впервые формулировала специфические цели афганской войны в контексте общей стратегии. (…)
   Новая директива содержала несколько ключевых моментов. Во-первых, нужны более качественные поставки и распределение оружия моджахедам. Усилие было сделано на технологически новые виды оружия. Вместе с тем американская разведка получила задание собирать больше информации о советских военных намерениях. Особое внимание нужно уделить советским военным приказам, тактике и структуре армии. Политические и военные планы высшего советского руководства должны подвергаться анализу и контролю. Третий ключевой момент – увеличение политической цели войны на международной арене. С помощью таких организаций, как ООН, США будут оказывать максимальный нажим на то, чтобы вытеснить Советы. Нужно также дать понять, что улучшение отношений с США напрямую связано с советской оккупацией Афганистана.
   Но более существенная цель «NSDD-166» содержалась в приложении (…) – победа, решительный разгром Советских Вооруженных Сил в Афганистане» [60. С. 353–354].
   Реализованная «Доктрина освобождения», или Доктрина Рейгана, которая непосредственно была направлена на разгром СССР, была разработана в начале 1980-х гг. специалистами из «мозговых центров» и советологических организаций, набравшимися к тому времени большого опыта. Разработки «мозговых центров» были положены в основу разработанного администрацией Рейгана в начале 80-х годов плана дестабилизации своего главного противника (СССР), известного под названием «Нашим по всем направлениям» [15. С. 3].
   Мотивы его «коренились в том, что Советский Союз являлся для США главным геополитическим соперником, главным препятствием в деле установления нового мирового порядка по-американски. Эта «Доктрина» содержит большой свод секретных документов, проходящих под общим наименованием «Мандат на руководство» и подвергающихся корректировке каждые четыре года, накануне очередного президентского срока. В 1980 и 1984 гг. они готовились для президента Рейгана, в 1989 г. – для президента Буша, а затем – для президента Клинтона (Mandate for Leadership I, II, III, IV – соответственно. – А.Ш.). Рейган, возглавивший «крестовый поход» против СССР, называл «Мандат» своей настольной книгой, потому что уже в документах того периода колоссальные природные богатства Советского Союза рассматривались американскими стратегами как потенциальный источник жизнеобеспечения США в перспективе XXI века. И не случайно в нынешних документах, входящих в категорию «Мандата на руководство», Россия попадает в разряд «исключительно ресурсовывозящей страны» [61. С. 8].
   Однако все эти R&D и NSDD остались бы только радужными мечтаниями, красиво изложенными на бумаге, и никогда не стали бы черной реальностью уже прошедших дней, если бы к системе «СССР» (к ее элементам и подсистемам) не были бы приложены еще и методы непосредственного воздействия (как модернизированные, так и традиционные, в частности весь набор разведывательных дисциплин, так и некоторые «ноу-хау»): вербовка агентуры; внешнеполитическое давление; выборные технологии; генезис, поддержка и координация совместных действий с диссидентством; двойная-тройная агентурная игра; дезинформация; дискредитация коммунизма и СССР на мировой арене и в самих странах социализма; использование каналов культурного и научного обмена для идеологической обработки населения (например, крупных городов при проведении выставок и проч.) (см. [4.199]); конспирация; оперативно-боевые мероприятия, в том числе т. н. пикадилья: «В работе спецслужб термином „пикадилья“ обозначается прием, используемый при необходимости вывести из состояния неустойчивого равновесия две противодействующие силы, когда скрытыми ударами в обе стороны так называемой „третьей силы“ провоцируется резкая эскалация конфликта» [4.200. С. 473], хорошо известно о применении этого приема в Вильнюсе [62. С. 224] и в Румынии, повтор – в Москве в октябре 1993 г.; партизанские действия или «малая война»; политическое проникновение; привлечение отдельных агентов влияния и создание из них целой сети; пропаганда американского образа жизни; психологическая обработка руководства стран социализма и их семей; психологическая обработка толпы; психологическое изматывание военными конфликтами и провокациями военного командования; стимуляция перехода на Запад невозвращенцев, организация побегов из стран социализма; убийства (в том числе с явными признаками террора для достижения эффекта устрашения); фальсификация документов, которым должно приписываться советское авторство; экономический саботаж, организация забастовок. Об одних методах внешнего давления мы уже рассказали в главе III, о других будет сказано ниже уже в контексте событий.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [24] 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация