А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Заказное убийство СССР. Подлинная история катастрофы" (страница 10)

   Черненко

   Кому-то очень не хотелось, чтобы этот человек долго пробыл Генеральным секретарем. Сообщают, что когда в 1983 г. К.У. Черненко был в Крыму, то с соседней дачи, где отдыхал В.В. Федорчук, ему доставили копченую рыбу. Проверять ее врачи не стали. И К.У. Черненко отравился… Почему яд не сработал (хотя это была чрезвычайно ответственная операция, а не какое-то банальное бытовое убийство), не берусь утверждать, тут должны сказать свое слово специалисты – в области токсикологии иногда бывают срывы, как, например, КГБ, при всем желании, не удалось отравить Амина в декабре 1979 г.
   И все же после смерти Ю.В. Андропова К.У. Черненко сажают в главное кресло страны. Что это было за правление – тема отдельного исследования…
   Наступает лето 1984 г. Е.И. Чазов и М.С. Горбачев уговаривают Черненко ехать в горы, но, поскольку у того болезнь легких, а в горах разреженное давление и большой суточный перепад температур, Генеральному становится совсем худо, и его самолетом доставляют в Кремлевскую больницу, откуда он уже не выходит… [38. № 10. С. 7].
* * *
   В глазах общественности на тот момент вся эта драма воспринималась как естественный процесс: для обывателей его смерть была банальным и закономерным концом жизни в ряду ставших уже привычными смертей престарелых вождей. О глубине и масштабе перемен, вызываемых уходом из жизни таких столпов власти, никто и не помышлял.

   СМЕРТЬ ЧЕТЫРЕХ МИНИСТРОВ ОБОРОНЫ: СОВПАДЕНИЕ ИЛИ ЗЛОЙ УМЫСЕЛ

   Раскрывая обстоятельства смерти члена Политбюро ЦК КПСС, министра обороны ЦК КПСС Маршала Советского Союза Д.Ф. Устинова, нужно описать саму ситуацию, в которой ему пришлось работать в последние годы жизни. Те, кто имел возможность наблюдать его в это время, отмечают, что он работал с полным напряжением сил, ежедневно и по много часов, справляясь со всем объемом задач. А проблем было множество, наряду с уже привычным кругом: созданием новых образцов боевой и другой техники, строительством оборонных объектов, поддержанием на должном уровне боевой подготовки и дисциплины войск. На рубеже 1970–1980 гг. у военных появились еще две острые проблемы, мучительно требовавшие разрешения: Афганистан и Польша. Такова была ситуация, и она напрямую связана со смертью Д.Ф. Устинова и трех его коллег из стран социалистического блока.
   Начнем с разоблачения небольшой, но весьма знаковой лжи, которую сегодня вдруг стали распространять о покойных: «Генералы, униженные Афганистаном, где армия сверхдержавы, истекая кровью, не может победить горцев, кажется, увидели спасение: ввести во всех странах Варшавского договора, включая и СССР, военное положение по образцу Польши. С армией шутки плохи, но с ней не церемонятся. Железная хватка особых отделов КГБ, подчиненных Андропову, прослеживает каждое движение военачальников. При малейшем подозрении – «скоропостижно скончался». И все.
   О том, что высший военный генералитет подумывал о военном перевороте в социалистическом лагере (в той или иной форме), существует много свидетельств. Увлекал опыт других стран, когда на пути от тоталитаризма к демократии устанавливалась временная автократия военных. Заговор тогда не удался» [63. С. 3; 21. С. 633–634]. Автор этого опуса А.Н. Яковлев, по своему обыкновению, мягко говоря, клевещет на покойных. Обвинение абсурдно и алогично: не было еще никого из военачальников в мировой истории, кто в ответ на военный проигрыш стал бы свергать свое правительство, – скорее всего, усилили бы военное присутствие в Афганистане. Кто знал в 1984 г. из высокопоставленных военных о том, что страну уже повели по пути от «тоталитаризма» к «демократии»? Однако наши оппоненты не слишком обременяют себя логикой… Для них важнее оговорить честных людей. Итак, повторюсь, что обвинение абсурдно и относится к серии операций по заметанию следов, касающихся прошлого, и к опорочиванию памяти понесенных нами жертв. Мотивация же вообще выходит за рамки здравого смысла и потому тем более не может относиться к области истории. А если найдется хоть кто-то, кто этому поверит, что ж – Большая ложь и здесь собирает свою жатву.
   По всей видимости, министров обороны четырех стран: СССР, ГДР, Чехословакии и Венгрии – объединяла договоренность ввести войска в Польшу. Это вполне очевидно – события в ней вышли из-под контроля, несмотря на военное положение и интернирование ведущих лидеров оппозиции. Обычно в таких случаях следовала «братская интернациональная помощь». О том, что такое возможно в принципе, говорилось еще Л.И. Брежневым [2.39. С. 14–15]. Прямых подтверждений, почерпнутых из открытых источников, у меня нет, но высказать версию я могу.
   Откуда ЦРУ могло получить точную информацию о том, что в Польшу будут вводить войска стран – участниц Организации Варшавского договора? В Польше, в Генштабе армии, на ЦРУ работал полковник Рышард Кухлинский. «Он весьма смело предоставлял информацию о планируемых советских акциях в Польше» [60. С. 44]. Другие источники подтверждают, что он сообщал в ЦРУ о планах введения в стране военного положения. В декабре 1981 г. его вместе с семьей вывезли из Польши, после чего он работал аналитиком в ЦРУ [2.40. С. 16]. Однако одного ценного «крота» оперативно заменили на другого, новый шпион ЦРУ был более высокого ранга. Бывший разведчик ЦРУ П. Швейцер сообщает, что удалось завербовать одного из заместителей министра обороны Польши [60. С. 212]. Издательство, выпустившее книгу, сочло нужным сделать примечание о том, что это не соответствует действительности. Британский публицист Н. Уэст в своей книге приводит фамилию заместителя министра национальной обороны ПНР генерала Т. Тучанского, которого называет «бесценным наследником» пана Кухлинского. Генерал жив, и хотя сегодня США – союзники Польши, он отрицает свою причастность к ЦРУ. Однако приводится выдержка из письма варшавского резидента в центр, в котором он пишет, что «приобретен агент-самородок в должности заместителя министра обороны, имеющего доступ к правительственным «дискуссиям на тему внутренней безопасности» [2.41. С. 13].
   Подтверждением того, что в Польше был довольно широкий круг лиц, ознакомленных с планом вторжения, служит и свидетельство из самых последних источников: «Генеральный штаб Польши предпринял независимый анализ разработанных в СССР планов вторжения и обнаружил, что они основывались на «полнейшем непонимании ситуации, возникшей в Польше, игнорировании подлинных настроений (польского) общества и неспособности оценить мощь движения Солидарности» [2.42. С. 144]. Кроме того, могли использоваться и технические средства. Так, например, в посольство США в Польше прибыла группа из четырех человек «Special Collections Element» с подслушивающей аппаратурой.
   Итак, для того чтобы продолжить польскую «бархатную» революцию, требовалось ни больше ни меньше… устранить четырех министров обороны из стран социалистического блока. По крайней мере, так было решено и так получилось. «Акция по преданию казни» (терминология ЦРУ) состоялась…
   «Сама смерть Устинова была в определенной степени нелепой и оставила много вопросов в отношении причин и характера заболевания. Осенью 1984 года состоялись совместные учения советских и чехословацких войск на территории Чехословакии. В них принимали участие Устинов и министр обороны Чехословакии генерал Дзур. После возвращения с маневров Устинов почувствовал недомогание, появилась небольшая лихорадка и изменения в легких. <…> Удивительное совпадение – приблизительно в то же время, с такой же клинической картиной заболевает и генерал Дзур» [2.43. С. 206].
   Такая операция возымела вполне ожидаемый дополнительный эффект – шантаж: врач, лечивший Л.И. Брежнева, начальник 4-го Главного управления при Совете Министров СССР «академик Чазов, приезжая на Ставрополье, делился с Горбачевым многим, в частности регулярно информировал об образе жизни кремлевских обитателей. <…>
   Будучи в курсе состояния здоровья всех руководителей Кремля, академик намекнул Горбачеву, что смерть уносит лидеров одного за другим, как только у них обостряются отношения с США. Причем заболевают они и умирают как-то странно, нелепо. Так, Брежнев, обладавший незаурядной энергией, вдруг захворал астеническим синдромом. <…>
   У Черненко с невероятной быстротой развивается флегмона. Так же неожиданно наступило обострение болезни у Андропова. Военачальники России и Чехословакии Устинов и Дзур после маневров заболели одной и той же болезнью, приведшей их к смерти. Если о смертях генсеков можно спорить, были ли они случайными, то уход из жизни Устинова и Дзура – явное доказательство того, что против них была совершена целенаправленная акция» [28. С. 180–181].
   Для наглядности приведем хронологию соответствующих событий.
   7 декабря 1984 г. министром обороны Венгрии назначается Иштван Олах. Предыдущий – генерал армии Л. Цинеге – был назначен заместителем Председателя Совета министров ВНР.
   20 декабря 1984 г. в результате «острой сердечной недостаточности» скончался член Политбюро ЦК КПСС, министр обороны Маршал Советского Союза Д.Ф. Устинов.
   12 января 1985 г. министром обороны Чехословакии назначен Милан Бацлавик.
   15 января 1985 г. в возрасте 66 лет в результате «сердечной недостаточности» скончался член ЦК КПЧ, министр национальной обороны генерал армии Мартин Дзур.
   20 – 24 марта 1985 г. СССР посещает министр обороны Чехословакии М. Бацлавик.
   26 апреля 1985 г. в Варшаве состоялась встреча высших партийных и государственных деятелей стран – участников Варшавского договора. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, заключенный 14 мая 1955 г., продлен на 20 лет с последующей пролонгацией еще на 10 лет.
   20 – 23 мая 1985 г. в Будапеште проведено заседание Военного совета Объединенных Вооруженных Сил государств – участников Варшавского договора.
   25 – 31 мая 1985 г. на территории ЧССР проведены совместные учения Центральной группы войск и Чехословацкой Народной армии – численностью войск до 25 тыс. человек.
   11 – 15 июня 1985 г. СССР посещает министр обороны Венгрии И. Олах.
   6 – 12 июля 1985 г. проведены совместные учения Группы советских войск в Германии и Национальной Народной армии ГДР с форсированием Эльбы.
   10 июля 1985 г. в Минске с участниками сборов руководящих военных кадров встретился и выступил перед ними М.С. Горбачев.
   22 – 23 октября 1985 г. состоялось совещание Политико-консультативного комитета государств – участников Варшавского договора.
   21 ноября 1985 г. в Праге состоялась встреча высших руководителей государств – участников Варшавского договора.
   28 ноября 1985 г. – 75-летие министра обороны ГДР Г. Гофмана, по этому случаю он был награжден высшей наградой ГДР – орденом Карла Маркса.
   2 декабря 1985 г. в результате «острой сердечной недостаточности» скончался член Политбюро ЦК СЕПГ, министр национальной обороны ГДР генерал армии Гейнц Гофман.
   2 – 5 декабря 1985 г. в Берлине состоялось очередное заседание Комитета министров обороны государств – участников Варшавского договора.
   3 декабря 1985 г. министром обороны ГДР назначен генерал-полковник Гейнц Кесслер, ему присвоено звание генерала армии.
   15 декабря 1985 г. на 59-м году жизни в результате «сердечной недостаточности» скоропостижно скончался член ЦК ВСРП, министр обороны Венгерской Народной Республики генерал армии Иштван Олах.
   Конечно же, это еще неполная информация, за пределами нашего краткого обозрения остались другие неизвестные нам приемы по срыву механизма ввода войск в Польшу. По моему разумению, такая беспрецедентная операция, выполненная, как представляется, Службой физической ликвидации ЦРУ США, уже может быть оценена на «отлично», и последующая «перестройка» выглядит по сравнению с ней не более чем детская задача. Единственный минус в этом – то, что Д.Ф. Устинов был, по всей видимости, сторонником возвышения М.С. Горбачева в противовес Г.В. Романову и приходилось лишаться одного весомого голоса на Политбюро. Но игра стоила свеч.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация