А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Они здесь! (сборник)" (страница 1)

   Василий Головачев
   Они здесь! (сборник)

   Сюрприз для пастуха
   повесть

   Глава 1
   Гости непрошеные

   1. Попытка к бегству

   Он знал, что преследователи где-то рядом, чувствовал всем телом их приближение и ничего не мог поделать. Их было много, и вооружены они были гораздо серьёзнее, чем он. Его пистолет против их излучателей казался зубочисткой против кинжала, и шансов уйти у него не было.
   Тем не менее Крот попытался сманеврировать, чтобы вырваться за периметр облавы, который в данном случае представлял собой условную границу Москвы с Московской областью, то есть Кольцевую автодорогу.
   Он вышел из такси у поста ДПС, отвлёк внимание инспектора, собиравшегося сесть в бело-синий полицейский «Форд» с мигалками на крыше, заставил его – пристально глядя в глаза – отправиться в туалет, сел в машину и беспрепятственно выехал на Волоколамское шоссе.
   Однако доехать до МКАД он не успел.
   На светофоре за Сходненским мостом его с воем, по встречной полосе, обогнал джип «Инфинити RX-66» небывало яркого красного цвета и резко подал вправо, подрезая машину ДПС.
   Крот знал, что преследователи не остановятся ни перед чем, так как имевшаяся у него информация была сродни атомной бомбе. Поэтому они не могли допустить утечки и блокировали беглеца с одной-единственной целью – ликвидировать! А ответить им он мог только выстрелом из пистолета, в данных обстоятельствах не игравшего никакой роли.
   «Форд» вильнул вправо, врезался в серебристую «Мазду», мчавшуюся по соседней полосе. Его отбросило назад, влево, и он вломился прямо в передний бампер алого джипа, так что выскочившие из него чёрные фигуры посыпались в разные стороны, как кегли.
   Раздались вопли автомобильных сирен, скрежет тормозов, удары, крики.
   В остановившиеся машины въехал мусоровоз. Остальные участники дорожного движения начали тормозить, пытаясь объехать растущий затор.
   Крот рванул «Форд» назад, врезаясь в развернувшийся боком мусоровоз, со скрежетом раздвинул «Инфинити» и чёрный «бумер», газанул, уворачиваясь от ещё одного «Инфинити», золотистого цвета, с тонированными стёклами, попытавшегося сбить его на ходу.
   Однако остановившийся поток автомашин помешал ему, вынуждая джип сдать назад.
   «Форд» ДПС вильнул в одну сторону, в другую, развернулся под светофором, где у тумбы стоял, открыв рот, растерявшийся регулировщик движения, не понимающий, что происходит, и помчался назад, к мосту.
   Третью машину преследователей Крот заметил спустя несколько мгновений, когда по дверце слева вдруг словно сыпануло металлическим горохом: это открыли стрельбу из третьего джипа «Инфинити», теперь уже чёрного цвета, вырвавшегося из ряда машин слева, что выезжали из города, за МКАД.
   Он резко крутанул руль вправо, в переулок за мостом, совершенно не представляя, куда выведет его эта дорога.
   Асфальтовая лента вильнула правее, мелькнули глухие заборы, ворота, ветхое двухэтажное здание, башня слева, и покорёженный «Форд» выехал снова на Волоколамское шоссе, почти к тому месту, где минуту назад произошло столкновение.
   Постовой к этому моменту успел разобраться с происшествием и перекрыл движение в обе стороны шоссе, что освободило дорогу между потоками.
   Крот бросил машину в эту щель, заметил, что алый «Инфинити» выезжает справа ему наперерез, пересёк шоссе и нырнул в улочку, отходящую от шоссе вправо, не имевшую никаких указателей.
   К сожалению, улица закончилась тупиком, вильнув перед железнодорожными путями. Ехать дальше было некуда.
   Он понял, что надежды уйти от погони не осталось никакой. И даже если удастся перебежать пути, скрыться от преследователей будет очень сложно, если вообще возможно, так как расположение зданий и улиц этой части столицы он не знал. Бегство уже по сути являлось актом отчаяния, после того как выяснилось, что его вычислили.
   Файл! – мелькнуло в голове. Немедленно сбросить! Чтобы никто и не догадался, какая информация может всплыть, радикально меняя узор социума. Какие головы полетят! Какие политики упадут в пропасть!
   Но кому передать? Кто воспримет, а главное, воспользуется материалом? У кого достанет смелости вбросить информацию в Сеть, после того, как одного руководителя «Викиликс» убили, второго засудили, а остальных функционеров взяли под контроль спецслужбы? Кто из существующих вольнодумцев оценит полученный файл правильно?
   «Форд» окончательно упёрся в забор. Справа открылся узкий проход между забором и грудой шпал.
   Крот рванул машину туда, надеясь выиграть несколько драгоценных секунд.
   Ноябрь в этом году выдался бесснежным, и колея выдать его не могла.
   Машина заглохла.
   Крот вытащил из сумки, с которой не расставался, новый айпод, включил, посматривая в зеркальце заднего вида, лихорадочно набрал программу электронной почты. Программа должна была найти несколько работающих имён, так как сам Крот их просто не помнил.
   Где-то взвыли двигатели приближающихся джипов.
   Экран айпода выдал три номера.
   Крот перегнал файл с диска в ноут, снабжённый вайфаем, и отправил сразу по трём адресам, представившись психолингвистом, доктором наук, специалистом в области контактов с инопланетным разумом. Что было не так уж и далеко от истины.
   Когда джипы «Инфинити» – алый, золотой и чёрный – выскочили к железнодорожной ветке, работа была закончена.
   Крот оглянулся, глядя на бросившиеся к «Форду» гурьбой чёрные фигуры в масках, насмешливо улыбнулся (приятных снов, господа киллеры) и ткнул пальцем в клавишу backspace. Прижал к груди ноут.
   Подбежавший первым гигант в камуфляже, с глазами-щёлочками, рванул дверцу машины.
   Раздался взрыв!

   2. Ватшин

   Утро выдалось ясным, солнечным и очень морозным, отчего машина завелась с трудом; Ватшин надеялся, что со следующего гонорара обязательно сменит свой старенький кроссовер «Ниссан» на новую машину.
   Тем не менее настроение, несмотря на мороз, у него было хорошее, он собирался подписать у издателя договор на дополнительный тираж романа, и в издательство Ватшин ехал с удовольствием.
   Встретили его, как и всегда, с видимым почтением. Всё-таки в свои двадцать восемь он уже стал одним из лидеров «новой волны», приносящих неплохой доход издательству, и книги Ватшина, в том числе электронного и аудиоформата, расходились быстро.
   Заведующий редакцией фантастики Николай Быстрович принял Ватшина как дорогого гостя, с распростёртыми объятиями.
   – Кофе, Константин Венедиктович?
   – Неплохо бы, – солидно кивнул Ватшин, начиная привыкать к тому, что его стали величать по отчеству.
   – Наташа, свари кофейку гостю, пожалуйста, – попросил Быстрович одну из редактрис. – Со сливками, без, Константин Венедиктович?
   – Со сливками.
   – Две порции со сливками.
   Симпатичная Наташа принесла чашечку кофе, сахар, печенье и орехи: она хорошо знала вкусы писателя, навещавшего редакцию достаточно часто.
   – Первый тираж практически ушёл, – подвинул чашку к себе Быстрович, бывший спортсмен-волейболист, выглядевший в свои пятьдесят едва ли не моложе Ватшина. – Это здорово! Готов пролонгировать договор на тех же условиях.
   – Рад, – сказал Ватшин, беря в руки чашку, над которой всплыл ароматный парок. – Не думал, что читатели ринутся в магазины. Думал, что все подсели на айподы и ридеры.
   – Больно уж тема одиозная, – усмехнулся Быстрович. – О пришельцах сегодня не говорит только ленивый, но вам удалось найти очень неожиданный поворот. Откуда взялась идея, Константин Венедиктович? Поделитесь, если не секрет.
   Ватшин вспомнил, как почти год назад неожиданно получил по электронной почте странное послание.
   Неизвестный корреспондент, представившийся учёным-психолингвистом Кротовым, предложил ему свою теорию, подкреплённую якобы удивительными фактами, и попросил предать этот материал огласке. А поскольку текст послания и в самом деле оказался любопытным, Ватшин и использовал его по своему усмотрению, написав фантастический роман «Никому не верьте» о присутствии на Земле уже многие тысячи лет пришельцев, маскирующихся под людей. Рука у него была лёгкая, перо, как говорится, разбежалось, и роман, изданный одним из самых крупных издательств России «Недетская литература», разлетелся в течение недели. После чего Ватшина и пригласили в издательство для подписания допсоглашения.
   Учёного Кротова он потом, побродив по Интернету, так и не нашёл в списках докторов наук «Википедии». «Википедия» знала многих учёных с фамилией Кротов, но ни один из них не занимался проблемой контактов с иными цивилизациями и не изучал следы пришельцев на Земле.
   Впрочем, по мнению самого Ватшина, ему скинул материал кто-то из читателей, кому нравились его произведения, а представиться он постеснялся. Робкий был читатель.
   – Идеи летают в воздухе, – пожал Ватшин плечами. – Надо только войти в резонанс с той, которая тебя затронула. Мне это удалось.
   – Хорошая идея, – понимающе кивнул редактор. – Давно я не читал фантастику о пришельцах с удовольствием. Будете развивать тему?
   – Да, есть такая возможность, – сказал Ватшин.
   – А вы сами верите в то, что пишете? – спросил вдруг Быстрович с любопытством.
   – Как вам сказать…
   – Неужели они и в самом деле живут среди нас?
   – Не только живут, но и управляют нами, – заявил Ватшин уверенно, на самом деле этой самой уверенности не испытывая.
   – Честное слово, я отношусь к таким идеям скептически. Хотя многим тема нравится, иначе действительно читатели не покупали бы книги. А фильм не хотите поставить? Я слышал, вы пишете сценарий.
   – Написал, – признался Ватшин. – Попробую заинтересовать кинематографистов.
   – Киномафию сложно заинтересовать, – засмеялся Быстрович, поднимая чашку. – Успеха вам.
   – Спасибо.
   – Что ж, давайте подписывать договор.
   Ватшин допил кофе и придвинул к себе листок бумаги с условиями пролонгации.

   3. Нейтрализовать немедленно!

   Вызов к Главному в принципе ничего особенного собой не представлял, и всё же Носин почувствовал странное неприятие распоряжения, переданного ему не напрямую, а через секретаря. С одной стороны, это могло означать рост доверия к Носину как к аналитику СМИ и литературного цеха со стороны аппарата Главного, с другой – несло оттенок «вызова на ковёр», как говорили в России. Носин знал множество русских идиом и поговорок, хотя работал на Земле в качестве модератора-аналитика всего полгода, и настоящее его имя было трудно произнести на любом земном языке.
   На всякий случай он позвонил своему непосредственному руководителю Кореневу:
   – Михал Михалыч, меня вызвали к патрону.
   – Меня тоже, – сухо ответил начальник контрольного департамента Управления Внедрения, занимавший официально должность заместителя директора Московской газовой биржи. – Не опаздывайте.
   – Слушаюсь. – Носин ощутил холодок между спинными буграми.
   Судя по тону Коренева, вызов к Главному ничего хорошего не сулил.
   Путь из офиса в Малом Козихинском переулке до здания биржи на Берсеневской набережной, в котором располагался аппарат Главного, занял больше часа: в Москву, несмотря на принимаемые антипробочные меры, снова вернулись пробки.
   В приёмной Главного, занимавшего официальный пост заместителя мэра Москвы по ВИП-строительству, Носин оказался вместе с Кореневым.
   – Здрасьте, – сказал он совсем по-земному, хотя человеком не был, скрывая истинный свой облик под маской, генерируемой аппаратом динамической голографии.
   Впрочем, сущность, маскирующаяся под обликом Коренева, тоже не родилась человеком и вынуждена была пользоваться таким же маскером. Настоящий Михаил Михайлович Коренев, доросший до поста заместителя директора Московской газовой биржи, отказался работать с потомками ящеров, которые уже много тысяч лет пытались подчинить себе земной социум, и его пришлось заменить «проекцией», не отличающейся от живого человека.
   У ящеров, обосновавшихся в России, имелись и конкуренты – герпы, змеелюди, также прибиравшие к рукам государственные и коммерческие структуры. До войн не доходило, однако противостояние было напряжённым, и сторонники тех или других часто гибли в дорожных авариях или от несчастных случаев. Недаром в земном фольклоре существовало столько легенд и мифов о драконах, змеелюдях и лох-несских чудовищах, которые уходили корнями в седую древность, когда на Земле начали высаживаться первые полугуманоиды – ящеролюди, змеелюди, птицесапиенсы и прочие нелюди, воевавшие между собой за право контролировать человечество.
   – Добрый день, – угрюмо отозвался Коренев, не протягивая руки (вернее, лапы, потому что конечности ящеролюдей отличались от человеческих), глянул на секретаршу Главного. – Арнольд Метаксович у себя?
   – Ждёт, – надела на лицо вежливую полуулыбку секретарша Моника, на самом деле представлявшая собой телохранителя Главного и так же, как и он, вынужденная носить маскер.
   В приёмной дожидались вызова начальника несколько посетителей, абсолютно не догадывающихся об истинном положении вещей, поэтому нелюди, естественно, должны были вести себя, как люди.
   Коренев движением бровей остановил своего помощника-телохранителя Дылду, с которым не расставался ни днём, ни ночью, вошёл в кабинет.
   Носихин последовал за ним.
   Им навстречу шагнул заместитель Главного, лысоватый, бледнолицый, с головой огурцом. Он тоже был «своим», но не подал виду, прошагал мимо, кивнув, как старым знакомым.
   Главный восседал за огромным рабочим столом, на котором можно было, наверно, играть в теннис, и смотрел на прозрачно-светящийся объём монитора. Он был громаден, как борец сумо, и выглядел как борец сумо, особенно – зализанными назад и связанными в пучок на затылке длинными волосами. Лицо его, мощное, бугристое, смуглое, с выпуклыми надбровьями и неожиданно круглым «детским» подбородком, выражало брюзгливо-неприветливое ожидание.
   – Садитесь, – повернулся он к гостям.
   Они сели по обе стороны маленького столика, приткнувшегося к большому.
   – Докладывайте.
   – Что? – не понял Носин.
   Главный кинул вспыхнувший угрозой взгляд на Коренева.
   – Разобрались?
   – Произошла утечка информации, – ровным голосом заговорил Коренев. – Крот успел-таки сбросить разведданные, о чём мы узнали… – он покосился на Носина, – недавно.
   – Крот же убит! – заикнулся Носин.
   Коренев посмотрел на него как лягушка на порхавшую над болотом стрекозу.
   – Это был твой подопечный, Иван Кирович. К сожалению, ему удалось сбросить файлы по нескольким адресам, а узнали мы об этом только сегодня.
   Коренев достал из дипломата книгу в яркой обложке, кинул на стол перед Носиным.
   – Что это? – Носин взял книгу, прочитал имя автора – Ватшин и название: «Никому не верьте».
   – То, что не должно было появиться на свет ни под каким соусом! – тяжело проговорил Главный.
   Носин взял книгу, открыл, пренебрежительно хмыкнул.
   – Но это же фантастический роман.
   – Только данное обстоятельство и сохраняет вам жизнь, Иван Кирович, – сказал Коренев. – Судя по всему, Крот сдал имевшиеся у него сведения не партнёрам российского отделения «Викиликс», а писателю Ватшину, который использовал материал для создания романа.
   Носин позеленел.
   – Не может быть!
   – Прекратите блеять козлом! – ощерился Главный. – Доказательства у вас в руках, а вы даже не удосужились проанализировать материал, не говоря о последствиях вброса.
   – Мы не занимаемся фантастикой…
   – А должны! – Громадная мясистая ладонь Главного с треском влипла в столешницу, так что Носин подскочил на стуле. – В романе засвечены практически все наши дела, связи, планы и чуть ли не список партнёров по всей России. Представляете, если анализом книги займутся спецы ФСБ?
   – Там наши люди…
   – Идиот! – Коренев достал излучатель, похожий на четырёхствольный травматический пистолет «Оса».
   Главный отрицательно повёл рукой.
   – Не надо, Михал Михалыч, рано. Пусть поработает над ошибками, дадим ему шанс.
   – Э-э-э… – выдавил Носин хрипло, покрываясь липкой плёнкой пота.
   Коренев спрятал излучатель.
   – Читайте, Иван Кирович, делайте выводы. Тираж книги – сто тысяч экземпляров. Автор подписал с издательством допсоглашение ещё на двадцать пять тысяч. Договор нейтрализовать! Тираж изъять из магазинов! Автора… тоже нейтрализовать, чтобы не вздумал продолжать тему, материал Крота уничтожить!
   – Я в-всё с-сделаю, – прыгающими губами пообещал Носин. – З-завтра… с-сегодня же.
   – Идите! Данные на Ватшина получите почтой.
   Носин встал и вышел на подгибающихся ногах, вдруг осознав, что был на волосок от гибели. И всё из-за какого-то писателишки, посмевшего выпустить джинна из бутылки. Ну погоди, фантаст долбаный, ты у меня попляшешь!
   В кабинете двое нелюдей посмотрели друг на друга, скинув маски, став на несколько секунд теми, кем и были, – ящеролюдьми.
   – Если не справится – уберите, – сказал Главный на галактическом эсперанто.
   – Без проблем.
   – Как вы думаете, Зишта Драгон, – назвал Главный родовое имя Коренева, точнее, сущности, которая давно играла роль Коренева, – наши злейшие друзья герпы знают о послании Крота? Или это именно они приложили к делу свою лапу?
   – Выясним, Шамшур Ашшурбазипал. К сожалению, вылезла ещё одна проблема. Похоже, индивид, игравший в карты в нашей компании… вернее, в компании моего носителя…
   – Настоящего Коренева?
   – Так точно. В общем, математик Уваров скорее всего, – Коренев выдержал паузу, – хроник.
   Главный изменился в лице, снова превращаясь в потомка ящера.
   – Вы уверены?!
   – Мы собираемся встречаться в пятницу. Попробую проверить. Но сначала разберусь с писателем.
   – Хорошо. – Главный потёр глыбистый череп. – Лишь бы вашего хроника не перехватили герпы или того хуже – новые русские пограничники.
   – Они называют себя анксами – антиксенотиками.
   – Только без шума.
   – Сделаю всё возможное.
   Коренев поднялся и «застегнул» лицо на «официальные пуговицы», становясь человеком.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация