А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жить, как говорится, хорошо! А хорошо жить – ещё лучше! Афоризмы из кинофильмов" (страница 1)

   А. Н. Титова
   Жить, как говорится, хорошо! А хорошо жить-ещё лучше!

   Волга-Волга

   Была бы песня-автор найдется.
   В этом городе не может быть талантов.
   В тот самый момент, когда до Москвы остается каких-нибудь три-четыре тыщи километров….
   Америка России подарила пароход…
   Как хорошо началось: вызываем в Москву… и как скверно кончилось-самодеятельность.
   – Что с тобой, тебе плохо? – Хорошо!
   Эй, подруга, выходи-ка и на друга погляди-ка, чтобы шуткою веселой переброситься.
   А вы дядю Кузю знаете?
   Владея музыкальной культурой и лично зная Шульберта…
   Всех разбудим-будим-будим, все добудем-будем-будем…
   – Дня три ходу. Там по болотам, лесом да по хорошей дороге немножко. – Ну, если по хорошей дороге немножко, тогда пошли.
   Я не от учреждений декламирую, я Маяковского декламирую.
   Дядя Кузя, тетя Паша! Теперь еще Дуня-композитор какая-то! Художественный ансамбль имени «Курам на смех»!
   Я, знаете, не финансист, я свободный художник и холодный философ.
   Автора поймали!
   Алло! Гараж? Заложите кобылу!
   До смешного доходит. Просто хочется рвать и метать!
   Дурак, ты только кричи, а отвечать буду я.
   Есть у нас дивный напиток «Кавказ», он, как Терек, играет и пенится.
   Какое там может быть несчастье, когда я здесь!.
   Какой Охапкин? Я дворник здешний!
   – Канцелярская крыса! – Крыса? В таком случае ты… ты… ты… – От такого слышу, от такого слышу, от такого слышу, от такого слышу.
   Красавица народная, как море полноводная, как наша жизнь свободная, широка, глубока, сильна!.
   Может, Бетховен тоже чей-то дядя был.
   Неслыханное хулиганство-по только что отремонтированному пароходу топать ногами.
   Твоя тема, моя обработка.
   Музычка-то у нас ворованная!
   Не считаете ли вы, что момент моего руководства менее значителен, чем ваш «Музыкальный момент» Шульберта.
   Нервная у нас работа на транспорте…
   Товарищи, что хотите со мной делайте, но эту песню сочинила я.
   Пароход он хороший, только он воды боится.
   Нет, просто хочется рвать и метать, рвать и метать!
   – Ну, что ты скажешь о «Смерти Изольды»? – Очень уж долго помирает. – Классически.
   Он и так может!.. Он и так может! И так может!.. Не парень-орел!
   Мне дурно! Воды!
   Много песен про Волгу пропето, но еще не сложили такой, чтобы солнцем советским согрета, зазвенела над Волгой-рекой.
   Он официант, он врать не будет.
   Э-эй, ухнем! э-эй, ухнем!.. Сама пойдет.
   Передай своей Дуне, что она дура!
   У него в лезгинке сорок четыре колена!
   – Полундра! Спасайся, кто может! – А кто не может?
   Партия тубы. Заслушаешься! Раз-два, раз-два, раз-два. Ну, тут пауза 47 тактов, мы их играть не будем.
   Примите от этих граждан брак и выдайте им другой.
   Сейчас Стрелка приведет композитора. А-а, Шульберта!
   Старые клены цветут у опушки, пляшут у нас старики и старушки.
   Точно небо, высока ты, точно море, широка ты, необъятная дорога молодежная.
   – Кричи теперь: совершенно секретно. – Кричи теперь, не кричи теперь, а чего же кричи теперь, кирпичи теперь. Тьфу! Не понимаю. – Да кричи только: совершенно секретно. – Секретно я кричать отказываюся.
   Хлеб с солью-психоз у этого мерина.
   Удивительный вопрос: почему я водовоз? Потому что без воды-и ни туды, и ни сюды. Отдыхаем-воду пьем, заседаем-воду льем. И выходит, без воды-и ни туды, и ни сюды..
   Что вы скажете, если я несколько усилю тезис о чуткости моего руководства?
   – Что ж ты, старый черт, хвастался, что все мели знаешь?! – Конечно, знаю. Вот это-первая мель.
   Я на улице заниматься самокритикой не позволю!
   Что мечталось и хотелось, то сбывается, прямо к солнцу наша смелость пробивается.

   Небесный тихоход

   Булочка? Очень милая фамилия.
   Булочкин женился!.. Да Булочкин 100 лет не женится!
   А где ж его здесь возьмешь, хорошего-то? Тут ведь ас нужен, а не у-двас.
   – А где же тело? – Здесь тело.
   Здравствуйте, вот мой папа.
   «Вижу у немцев пушечка стоит, калибром этак 210. Ну, значит, мы летим-она стоит. Потом летим мы назад-она уже больше не стоит.
   Во время войны только финтифлюшки романами занимаются..
   Вы на меня такими трассирующими глазками не смотрите. Ничего не выйдет. У меня тут, знаете, броня.
   Вы человек опытный, пожилой.
   До свиданья, дорогая, не скучайте без меня, скоро буду дома.
   Дождливым вечером, вечером, вечером, когда пилоту, скажем прямо, делать нечего, мы приземлимся за столом, поговорим о том, о сем и нашу песенку любимую споем.
   И дура та девушка, которая Булочкиным увлечется. – Дура! – Конечно, дура. – Дура. – Дура. А… кто дура? – Я дура.
   Пора в путь дорогу, дорогу дальнюю, дальнюю, дальнюю идем.
   – И девушки как на подбор. – Закуски маловато. – Хорошие девушки!
   Кайсаров-могила, наследственный холостяк.
   Кайсаров-это ехидна в шлеме! Это воздушный Иуда. А Булочкин-это кремень!
   Мне истребители противопоказаны.
   Вот дамское дело! Камуфляж наводить… грим, так сказать, понимаете ли…
   Вот если б у вас еще пушечка была такая, как вы мне отливаете, вы б его сразу сбили.
   Мы парни бравые, бравые, бравые, но чтоб не сглазили подруги нас кудрявые, мы перед вылетом еще их поцелуем горячо и трижды плюнем через левое плечо.
   Легче Медного всадника в ЗАГС свести, чем одного из нас.
   Любовь-это, конечно, дело хорошее. Но авторитет командира падает, а это никуда не годится..
   Меня пушкой не прошибешь, разве что «Катюшей». – Катюша! – Меня, между прочим, Катюшей зовут.
   Над милым порогом качну серебряным тебе крылом.
   Наш специальный корреспондент! Товарищ изящная литература!
   Не теряй голову, Семен. Я документы видел.
   – Ну а он? – Кто, бяка? – Да. – А он летит.
   Пить можно, голубчик, пить можно. Молоко, знаете, ситро, понимаете там, фруктовые воды. Квас в неограниченном количестве.
   Ну сказали глупость-это же с каждым случается.
   Ну уж, Булочкина я вам не дам! Не такой человек Булочкин, чтобы девушкам поддаваться.
   Ну, покажи себя, пережиток прошлого! Тяжелый случай!
   – Один я остался. И вы тоже вроде как бы одна. – Ну и что же?! – Так, может быть, мы с вами вдвоем новый союз организуем. – Слушайте, ну какой же это будет союз, не мужской и не женский. – А он, видите ли, будет такой, смешанный.
   Ой, вхожу в штопор.
   Мажьте, мажьте!
   Я думала, вы ас, а вы у-двас.
   Первым делом, первым делом самолеты. Ну, а девушки?.. А девушки потом.
   Я за Булочкина, как за себя, головой ручаюсь!
   Меня девушки хорошие не любят, а плохих…
   Он этой дуре в ответ: нет! Ха-ха-ха! И опять на свой «У–2».
   Прошу присаживаться. Стулья гостям, кресло мне.
   Туча-это кремень! Я скорее в землю-ха! ха! – чем нарушу клятву.
   Спасибо, товарищ Пирожков!
   Я предателей уничтожаю морально и физически!
   Твой-то штурман, Кутузова… Катюша, что ли?! Ой, брат, ядовитая штучка! Тоже, брат… Прямо перец!
   Подбит, но выправится. Моя школа.
   Следить буду строго, мне сверху видно все, ты так и знай!
   Русский этажерка у нас в кармане. Я загнал его на нашу территорию.
   Я вот, понимаете, думал, один попал в этот женский монастырь. С детства, понимаете, мечтал.
   У меня головокружение часто. И сердце.
   Цветник! Международный женский день!
   По случаю выздоровления по 25 грамм не помешает.
   Я тоже крестиком отметился. Пусть знает, что наши фигуры тоже печатаются в прессе.
   Я в этом отношении-дзот!

   Первая перчатка


   Пойдем! Тебе надо принять десять капель.
   – Что ты все время жуешь? Витамин. А-а – а. – Нет, «В».
   Водой холодной обливайся, если хочешь быть здоров.
   Во всем нужна сноровка, закалка, тренировка! Какое безобразие! Куда смотрит милиция?!
   От всех болезней нам полезней солнце, воздух и вода.
   – Любит он чего-нибудь? Тайгу, оленей, медведей? – Еще бы! – Ну. бейте по тайге!
   Ненавижу этот бокс! Ну что ты нашел в нем?! Ну играл бы в теннис-это красиво. Ну катался бы на коньках с девушками. Все-таки музыка играет. Но драться кулаками, как пьяный извозчик!..
   – Ну, водочки! – Не, не, не! Ему нельзя. – Да холодненькой! – Никакой! – Шампанского! – Ни в коем случае. – Давайте пиво сюда! – А пиво для него яд.
   Открытое лицо противника приятно для удара в челюсть!
   Сердцу хочется ласковой песни и хорошей большой любви.
   Я не знаю, буду ли я чемпионом, но битым я не уеду!
   Он сам к нам пришел..
   По-нашему, по-сибирски!.
   Вдруг откуда ни возьмись появляется военный. Ну, богатырь! Ну, лев! Орел! Этот богатырь платит двугривенный. Этот лев берет колотушку. Этот орел ударяет! Симфония!!!
   Симфония! Отличный удар!
   Советские боксеры не продаются!
   – У Никиты очень тяжелая наследственность. – Что вы говорите? – Да-а – а! Его отец как-то в тайге с медведем повстречался. Здорово его покалечил! – Медведь отца? – Нет, отец медведя.
   Сарайчик!.. Козочки!..

   Деловые люди

«ВОЖДЬ КРАСНОКОЖИХ»
   Он хороший дядя. Добрый. А ты ему булыжничком попал прямо в глазик. Сделал бо-бо.
   Эй, мальчик! Хочешь получить пакетик леденцов и прокатиться?
   Не люблю девчонок!
   Еще одна ночь с этим мальчишкой-и я в сумасшедшем доме!
   Считай, что деньги у нас уже в кармане!
   Тихо, приятель! Кажется, шпионы бледнолицых. Ты всегда был настоящим другом!
   Успеем добежать до канадской границы.
   Это обойдется папаше Дорсету в лишних 500 долларов!
   Ветер отчего дует?.. Оттого, что деревья качаются!
«ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ»
   Дело не в дороге, которую мы выбираем, а в том, что внутри нас заставляет выбирать дорогу.
   Старик Боливар совсем выдохся. Жаль, что твоя гнедая сломала ногу, Боб.
   Боливар не выдержит двоих!
«РОДСТВЕННЫЕ ДУШИ»
   – Вас когда сильнее донимает? По утрам или ночью? – Ночью. Когда самая работа.
   Ни черта доктора в этой болезни не понимают!
   – Одна только вещь помогает. – Припарки из галаадского бальзама?.. Что же, орех святого Игнатия?.. Ну, тогда это… – Хорошая выпивка!
   Скажите, а вы не пробовали мочу молодого поросенка?

   Весна


   – А что вам больше всего во мне нравится? – Ну, что-что, я хотел сказать: глазки, ясно?
   Боже, как я погорел!.
   Видала я ваши картины! Вам нужны не факты, а эффекты! Штуки, трюки, побасёнки!
   Я думаю, одна из нас им понравилась.
   И это ничтожество я почти любила!
   Вы когда-нибудь сгорали от любви? Любовь-это сон упоительный!..
   Вам не нужна моя страсть. Вам нужна эта жилплощадь. Убирайтесь вон! Верните мне мои письма и телеграммы!
   – Где у вас тут больной Лев? – Кто? – Э-э… Лев… Лев Мар-га-ритович!
   Губы такие уже не носят. Это нужно будет что-нибудь подобрать.
   Где бы ни работать, только бы не работать!
   Каждому не вредно знать, что о нем думают на самом деле.
   Какое у вас лицо! Ну, какая грубая работа! А мы из вас сделаем настоящую Никитину.
   Меня уволили из ученых, но не выгоняйте меня из своего сердца.
   Красота-это страшная сила!
   Я думаю, одна из нас им понравилась.
   Как они, значит, работают?! Очень просто. Я все их секреты знаю. Вот так: сел, задумался… – открыл! Понимаете, самое главное-задуматься. Вот так. И полный порядок! Пифагоровы штаны на все стороны равны.
   Я сделала перманент, я покрасилась красным стрептоцитом.
   Открытия, открытия! Они без меня банки консервов не откроют.
   Средняя пухлость, сексапил номер четыре.
   Я возьму с собой «Идиота», чтоб не скучать в троллейбусе.
   Так будет со всяким, кто некультурно обращается с атомной энергией!
   Ничего особенного. Я сошла с ума.
   Я думаю, одна из нас им понравилась.
   Я не могу консультировать в таких условиях!
   Скорая помощь. Помощь скорая. Э… белая горячка, горячка белая. Э… Кто больной? Я больной, Маргарит Львович, пардон, Лев Маргаритыч. Э… Выезжайте моментально.
   С кем она там может разговаривать? Сама с собой. А я с кем сейчас разговариваю? Тоже сама с соб-б – бой. Значит все в порядке? В порядке. Спокойной ночи. Спасибо.
   Больной-это я.
   Опыт-опытом, а в крематорий я всегда успею! Я ученых знаю, понимаете, как облупленных!
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация