А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Встретимся у Амура, или Поцелуй судьбы" (страница 54)

   Но ее надеждам не суждено было сбыться: из всей группы только она да еще Ирочка Бельченко сдали оба экзамена – остальные мат-анализ дружно завалили. И немудрено, ведь почти все они жили в общежитии, а там каждый вечер гремела музыка. Не зря же их общежитие называли «праздник, который всегда с тобой».
   Настя думала, что теперь все отвернутся от нее, но этого не случилось, – к ней относились, как прежде, вежливо, но без особой приязни. Оставшийся без стипендии Неделько вскоре перешел на заочное отделение. По слухам, там он женился на старшекурснице и получил питерскую прописку, о которой страстно мечтал. Остальные неудачники занимались все зимние каникулы и, в конце концов, кое-как экзамен пересдали.

   Глава 63. Поездка к матери

   На зимних каникулах Настя хотела навестить бабушку с дедушкой, здоровье которого сильно пошатнулось. Утром она собралась за билетом на поезд, как вдруг зазвонил ее сотовый. Звонила мать.
   – Доченька, – задохнувшись от волнения, услышала Настя родной голос, – если хочешь, приезжай ко мне. Я живу очень хорошо, всем довольна, мне ничего не нужно. Вот только с тобой повидаться сильно хочется. – И мать назвала адрес крупного женского монастыря на Дону, расположенного недалеко от их родного города.
   – Мама, ты теперь монашка? – не поверила своим ушам Настя. – Ты же никогда не верила в Бога!
   – Жизнь вразумила, слава Господу! Приедешь? Здесь есть где остановиться.
   – Мамочка, конечно! Мамочка, как соскучилась по тебе, – заплакала Настя. – Мамочка, миленькая, родненькая, возвращайся! Я всегда буду с тобой, все брошу, мне ничего не нужно! Только возвращайся! Я не могу больше одна, не могу без тебя!
   – Нет, Настенька, не вернусь, не проси. Мне здесь так хорошо! Я счастлива, мне здесь не больно жить. Меня все любят, и я всех люблю. Я простила и Олега, и его новую жену. Дай Бог им счастья! Ты уже большая девочка, ты сильная, ты справишься. Одно хочу: тебя обнять. Приедешь?
   – Конечно! Завтра же выезжаю. А бабушка знает, где ты?
   – Уже знает. Только она не может пока приехать – отец болеет. Буду молиться за него. Бог милостив. Ну, все, Настенька, не могу больше говорить. Жду тебя.
   И она отключилась. Но номер ее сотового у Насти остался. Испытывая сложное чувство смятения и облегчения, она позвонила бабушке. Та сквозь слезы сказала, что дедушка очень плох, у него инсульт, и связь оборвалась. И сколько Настя потом ни звонила, трубку никто не взял.
   В поезде, уносившем ее к родным местам, Настя неотрывно думала о маме и все никак не могла представить ее в образе монашки. Она не помнила, чтобы мать посещала церковь или интересовалась религией, как, впрочем, и всякими суевериями, – считала все это полной чушью. И вот теперь ее мать – монашка. Непостижимо.
   Она хотела сначала заехать к бабушке, но потом передумала – села на нужную электричку, удобно подошедшую к перрону, а затем пересела на автобус, подвезший ее прямо к монастырю. Свою маму Настя узнала не сразу. Перед ней стояла худая женщина в черном – даже ростом она казалась выше ее мамы. Чертами лица была похожа на мать – но это была не она. В худом темном лице, иссушенном каким-то внутренним пламенем, не было радостного интереса к жизни, так присущего прежней Галчонку.
   – Мамочка! – только и смогла произнести Настя. Мать молча обняла ее, потом взяла за руку и повела за собой. Они вошли в невысокое здание и сели на скамью.
   – Расскажи о себе, – попросила мать. – Как живешь, как учеба. Не обижает тебя Наталья? Денег хватает? Уж больно ты худенькая.
   – Все нормально. Деньги тетя Нина присылает, ей квартирные жильцы платят. Буду стипендию повышенную получать – я сессию сдала на отлично. – Настя говорила через силу, испытывая внутреннее опустошение. Она чувствовала, что интерес матери к ее делам поверхностный, в нем нет желания вмешаться, помочь хотя бы советом.
   – С отцом общаешься?
   – Перезваниваемся. – Настя внимательно посмотрела в глаза матери. Нет, никаких эмоций: ни прежнего горя, ни боли. Перегорела мама, подумала она, один пепел остался.
   – Навестить его не хочешь? С младшим братом познакомиться.
   – Ни малейшего желания. – Настя насупилась. Зачем мама это спрашивает? Ей, может, уже все равно, а у нее, Насти, болит в груди от этих мыслей.
   – Нет, доченька, так не годится, – покачала головой мать. – Он отец твой. И мальчик перед тобой ни в чем не провинился. Это твой родной брат, поэтому ты должна его любить.
   – Мама, как ты можешь? – взмолилась дочь. – Я ненавижу Ляльку, не могу встречаться с ней! Не могу даже думать о ней, меня что-то душит. Понимаю, что это нехорошо, но желаю ей зла, хочу, чтобы она неизлечимо заболела, чтобы умерла. Ведь она разрушила нашу семью, сделала меня сиротой при живых родителях! – И, припав к матери, она горько зарыдала.
   – А ты пересиль себя. Я же смогла. – В глазах матери что-то мелькнуло, но тут же исчезло, и лицо приняло прежнее смиренное выражение. – Грех так думать. Бог велит любить тех, кто тебе зло причинил. – Мать погладила ее по голове. – Надо, дочка, надо. Прости их и помирись. Обещаешь?
   – Ладно, мама. Но не сейчас. Может быть, потом, когда-нибудь. А ты так и будешь здесь жить?
   – Так и буду.
   В это время зазвонил Настин сотовый. Поднеся его к уху, Настя помертвела.
   – Что-то случилось? – Мать с тревогой посмотрела на дочь. – Кто звонил?
   – Дедушка умер. – И Настя залилась слезами пуще прежнего. Мать долго сидела молча, не проронив ни слезинки. Потом перекрестилась и сказала:
   – На все воля Божия. Царство ему небесное! Она встала.
   – Мне пора, дочка. У меня служба. Прощай. Не забывай меня. Приезжай, когда сможешь.
   – Ты не поедешь на похороны? – Настя даже плакать перестала от изумления. – Мамочка, это же твой отец!
   – Не поеду. Буду молиться за него. Он был праведником – Бог возьмет его душу на небо. Прощай, дочка.
   Мать перекрестила ее и ушла. А Настя, вытирая слезы, побрела на автобусную остановку.

   Глава 64. Прощание и встреча

   Вид бабушки поразил Настю. Они не виделись всего каких-то полгода, но можно было подумать, что с десяток лет. Уезжая, Настя простилась с хлопотливой пожилой женщиной, никогда не сидевшей без дела, – а теперь перед ней стояла изможденная старушка. Глубокие морщины пересекали ее щеки, большие черные глаза потускнели, спина согнулась, как от невыносимой тяжести. Весь вид свидетельствовал о глубокой печали.
   – Настенька, – обняла она внучку и сразу заплакала. – Покинуло меня счастье жизни моей. Как же мне горько! Пойдем в дом, попрощаешься с твоим дедушкой.
   Дальнейшее Настя воспринимала, как в тумане. Душевная боль переполнила ее. Изо всех сил стараясь не потерять сознание, она двигалась, что-то говорила, держала свечку во время отпевания, бросила вместе со всеми горсть земли на могилку, но делала это по инерции.
   – Когда к матери поедешь? – спросила бабушка после похорон. Они сидели в беседке, когда-то с любовью сооруженной дедушкой. Все уже разошлись, и только старшая дочь бабушки Лиза хлопотала на кухне.
   – Я уже была у нее. – Внучка рассказала о посещении монастыря. – Это навсегда. Она не вернется к нам.
   Ей очень хотелось плакать, но слез больше не было.
   – Ба, как же ты будешь одна? Давай я перейду на заочный и приеду к тебе. Пойду работать и буду тебе помогать. И саду руки нужны.
   – Нет, внученька, – покачала головой бабушка, – ты учись. Со мной Лизонька поживет. А помру: продадите дом да поделитесь, мы с дедушкой завещание оставили, никого не обидели. Вот только сил бы набраться да к Галочке съездить, попрощаться. А там и собираться стану, зачем мне одной небо коптить.
   – Ба, не говорит так. Хочу, чтобы ты жила долго-долго. Ты у меня одна осталась, больше никого нет. Живи, пожалуйста.
   – Что ж так? Неужто нет у тебя паренька? Ты же у нас умница и красавица.
   – Никого у меня нет. – И Настя горько вздохнула.
   – Ничего, у тебя жизнь впереди. Еще встретишь хорошего человека. С отцом повидаться не собираешься?
   – Не знаю. Понимаю, что надо, но не могу себя заставить.
   – Не хочешь – не насилуй себя. Он вам такое зло причинил. Только на чужом горе счастья не построишь.
   – Он же построил.
   – Подожди, ему еще аукнется. Ты побудешь у меня? А то Лизонька хочет домой съездить, а потом уж вернется совсем.
   – Побуду. Неделю у тебя поживу. С Наташей хочу повидаться, в лицей сходить.
   – Вот и ладно.
   Через пару дней Настя созвонилась с Наташкой. Та взвизгнула от восторга, но когда узнала о причине приезда подруги, взгрустнула: дедушка Артур всегда был с ней приветлив и ласков.
   – Не знаешь, как там наши, как лицей? – поинтересовалась Настя. – Да, как ты сессию сдала?
   – Хорошо. – Голос Наташки повеселел. – Без трояков, так что мне светит стипендия. Мелочь, конечно, но приятно. Ирка Соколова со своим Сашей уже живут открыто, родители не препятствуют. Если честно, в лицее не была давно, как-то не тянет. Ты надолго?
   – На неделю. Приезжай ко мне.
   – Ладно, сейчас приеду. Побегу цветов купить – сходим к дедушке на могилку? Хоть попрощаюсь.
   С Натальей они провели вместе целый день. Подруга выглядела великолепно. Она немного пополнела и, что называется, расцвела. Было видно, что Наташка полностью избавилась от всех прежних комплексов: взахлеб рассказывала о вузовских буднях, восторгалась преподавателями и в будущее смотрела с нескрываемым оптимизмом. В личном плане у нее тоже наметились позитивные перемены. Третьекурсник Володя, о котором когда-то Насте шепнула Белла Викторовна, на днях сделал Наталье предложение и официально попросил у родителей руки их дочери. На что они благосклонно ответили, что не возражают, но пусть это решает сама Наташенька.
   – Ну и что ты решила? – поинтересовалась Настя.
   – Ничего, – призналась Наташка. – Знаешь: и хочется, и колется. Его родители уже продали дачу и купили для нас однокомнатную квартиру. А я все не могу решиться.
   – Но ты его хоть любишь?
   – Как ты Вадима – однозначно нет. Наверно, я так уже и не смогу. Но одной оставаться боязно. А вдруг меня больше никто не позовет?
   – Наташа, замуж выходят не от одиночества, а из-за любви. Куда тебе спешить? Еще только первый курс. Если любит, подождет.
   – А вдруг он не захочет ждать?
   – Делай, как знаешь, тебе решать. Только смотри, чтоб не получилось, как с твоей мамой. Выскочишь, а там один ребенок, второй – и прощай учеба.
   – Нет, что ты! Пока не окончу институт, никаких детей.
   – Ага, так они тебя и будут спрашивать. Сами появятся, оглянуться не успеешь.
   – Не появятся, – засмеялась Наташка, – я способ знаю. Ну а ты как? Что-нибудь о нем слышно?
   – Ничего. Бросил институт и пропал. Ни одной весточки. Его мать с теткой совсем без денег остались.
   – А чего вы тогда разбежались? Поругались? Ведь все у вас было хорошо, я же помню.
   Настя молчала. Наталья, не дождавшись ответа, кивнула: – Понятно. Вообще-то я догадываюсь, в чем дело. Ладно, не хочешь, не говори. У моего братика сейчас связи в Москве завелись. Такой видный стал, девки пачками вешаются. Одна москвичка, дочка академика, по нему прямо умирает. Но он пока держится, не поддается. По-моему, он по-прежнему по тебе сохнет. Может, пожалеешь парня? Мы бы с тобой родственницами стали.
   – Слушай, бросай эти разговоры. Наташа, я вечером уезжаю. Ты не забывай меня, будем созваниваться. Надумаешь замуж, на свадьбу приеду, чего бы мне это ни стоило.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 [54] 55 56 57 58 59 60

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация