А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Встретимся у Амура, или Поцелуй судьбы" (страница 32)

   Глава 32. Разговор с Лялькой

   Наконец, наступили долгожданные каникулы. Правда, весной еще не пахло. В этом году каникулы начались на неделю раньше обычного: органы образования решили подсократить длиннющую третью четверть, чтобы дать школьникам побольше отдохнуть. Но в середине марта в их области обычно свирепствовали пыльные бури, когда бешеный ветер приносил из близких степей снег, смешанный с землей. Даже небо темнело, а на зубах скрипел песок. Поэтому на улицу носа было не высунуть – и волей-неволей приходилось заниматься. Тем более, что учителя не поскупились на задания.
   Выглядывая во двор, Настя ежедневно обнаруживала на лавочке Акпера, поджидавшего Наташку. Та выскакивала из подъезда, и они вместе куда-то отправлялись.
   – Но он же не лезет ко мне, – оправдывалась Наташка в ответ на Настины упреки, – мы просто ходим в кино или в кафе. Если только попробует меня лапать, я его сразу направлю. А пока – ну пусть ходит, мне не жалко. Он мне всегда мороженое покупает или шоколадку.
   По закону подлости каникулы кончились, когда, наконец, проглянуло солнышко и ветер утих. Газоны быстро зазеленели, почки на жерделах порозовели, а небо стало высоким и ослепительно синим. Наступила настоящая весна, когда отчаянно хочется гулять и влюбиться, – а надо рано вставать и учиться.
   – Ну, на фиг мне эти производные! – стонала Наташка, открывая задачник по алгебре, – я, наверно, в том колледже буду круглой отличницей. Скорее бы этот год кончился. Только бы пару не отхватить на годовой по математике.
   После уроков она опять уходила домой со своим провожатым. Настя устала упрекать подругу и махнула на нее рукой. В конце концов, это личное дело Наташки. Нравятся ей эти ухаживания – ну и пусть.
   С Вадимом ни в лицее, ни где-нибудь еще Настя не пересекалась, и боль от мыслей о нем как-то притупилась. Встретив однажды на лестнице Никиту, она поразилась выражению его лица: обычно веселый и самодовольный Наташкин брат выглядел мрачным и подавленным. Не прыгал, как всегда, через две ступеньки, а угрюмо плелся по лестнице и только кивнул в ответ на Настино приветствие.
   – Что это с ним? – встревоженно спросила она подругу. – Заболел, что ли? Ходит, плечи опущены, даже нос повис.
   – Хо! – радостно воскликнула Наташка. – У него такой облом! От ворот поворот получил – от толстой Светки. Она выходит замуж. За односельчанина, представляешь? И предложила Никите быть свидетелем в загсе. Братца аж перекосило от такой новости. Ой, как я рада! Вот она его уела.
   – Но он же ее не любил. Чего же так переживает?
   – Конечно, не любил. Какая тут может быть любовь – с бородавкой на носу. Просто ему досадно, что она первая его бросила. Молодчина! Я ее даже зауважала после этого. А у тебя что новенького – в личном плане?
   – Ничего. Нет у меня никаких личных планов, – ты же знаешь.
   – Да знаю, знаю.
   – А если знаешь, чего спрашиваешь? Чтобы позлить?
   – Да нет – я просто так. Даже не знаю, о чем с тобой говорить. Что ни спросишь, ты или ругаешься, или обижаешься.
   – А ты не говори, если не о чем.
   Настя отвернулась от Наташки и подошла к окну. Та собрала учебники и молча ушла к себе. А Настя вернулась к столу и продолжила решение дифференциальных уравнений.
   Около четырех часов прилетела Лялька – позаниматься с матерью английским. Ученики у Галчонка постоянно менялись, и только Лялька дважды в неделю неизменно появлялась у них в доме.
   – Лялечка, ты же в вашей группе английский знаешь уже лучше всех, – убеждала ее Галчонок, – тебе что, денег не жалко? Не нужны тебе никакие дополнительные занятия.
   Но Лялька упорно продолжала являться и аккуратно оплачивала все уроки – за что мать к ней особенно благоволила: приглашала к столу и не возражала, когда отец отвозил припозднившуюся девушку домой. Настя тоже подружилась с рыжеволосой певуньей – тем более, что та, в отличие от Наташки, никогда не лезла к ней в душу с досужими расспросами. Наоборот, Лялька сама рассказывала Насте о своих многочисленных ухажерах, которыми вертела, как хотела, – но близко к себе никого не подпускала.
   – Неужели тебе никто из них не нравится? – допытывалась Настя. – Этот Володя Пономаренко из вашей группы – он в тебя ведь безумно влюблен, невооруженным глазом видно. А сам такой славный. И еще этот беленький, не знаю его фамилию, за тобой бегает. Он, кажется, с третьего курса. Красивый такой: сероглазый, с темными бровями.
   – Они мне все нравятся, – смеялась Лялька. – Нравятся многие, а люблю одного.
   – И кто же этот счастливец? Я его знаю?
   – Нет. Ни ты, и никто другой. Его знаю только я.
   – А он тебе отвечает взаимностью?
   – Ему нельзя. Он женат.
   – Женат? – поразилась Настя. – Ты что, с ума сошла? Как это можно: любить женатого?
   – Еще как можно! Я его безумно люблю! Люблю каждую его клеточку, каждую морщиночку! Я дышу им! Засыпаю и просыпаюсь с его улыбкой – уже почти год. Только он об этом не знает и никогда не узнает. Поэтому все наши студенты мне до лампочки.
   – Наверно, это кто-то из преподавателей?
   – Не спрашивай, все равно не скажу. Под пыткой не скажу.
   – Ляль, но ведь это бесперспективно. Ты же не собираешься разбивать его семью?
   – Конечно, нет! Буду любить, и все. Пока любится. А там – как получится. Ладно, забудь, что я тебе наговорила. А то еще ляпнешь кому-нибудь, и пойдут слухи по институту.
   – Нет, что ты! Я чужие тайны не выдаю.
   – А ты сама? – Лялька внимательно посмотрела на нее. – Почему все время одна? Неужели никто не нравится? Я смотрю: ты все дома да дома. Ведь весна – самое время на свиданки бегать. Вон твоя подружка – я ее частенько с этим черномазым вижу. Он кто: грузин какой-нибудь или чеченец?
   – Азербайджанец.
   – И что у нее с ним: серьезно?
   – Да нет – просто так ходит. От скуки. Пока никого получше не подцепит. Я ей говорю, что так нельзя, да разве она слушает.
   – Азербайджанец? Сложная нация. Зря она с ним так – может и нарваться. Ты ее предупреди: они обиды не прощают. Ну, а у тебя кто на сердце – признайся. Я же с тобой поделилась.
   – Я тоже люблю несвободного парня, – вдруг решилась на откровенность Настя. – Я ему раньше нравилась, – да и сейчас он вроде ко мне неравнодушен. Но одна студентка, кажется, ждет от него ребенка.
   – Кажется или ждет?
   – Точно не знаю. Но какая разница? Раз у них все было, значит, со мной у него уже ничего быть не может.
   – Да почему? Мало ли что у кого было. Главное: что есть и что будет. У тебя был с ним секс?
   – Да ты что! Конечно, нет! Вообще ничего не было. Даже не целовались. Один раз он хотел меня поцеловать, но я убежала. Это было еще год назад.
   – Да. Сложная штука – любовь. Ужасно хочется взаимности – а нельзя. Но ты не падай духом: раз он пока свободен, может, его еще и заполучишь.
   – А ребенок? Он, как узнает, точно на ней женится. Он такой совестливый.
   – На каком она курсе?
   – На первом. Факультет информатики.
   – Что-то я не слышала, что там кто-то беременный. На третьем, знаю, есть две девчонки и на втором одна с пузом ходит. Такие слухи быстро распространяются. Хочешь, узнаю точно? Как ее фамилия?
   – Не знаю. Знаю, что зовут Аня. Тоненькая такая, светленькая, с локонами до плеч.
   – Все, я знаю, кто это. Анька Тенчурина. Она за Тумановым бегает. Так вот твоя зазноба: Вадька Туманов. Красивый парень – действительно, в такого влюбиться можно только так. Он с Белоконевым дружит, который был на маскараде Дедом Морозом.
   – Это Наташкин брат. Они живут напротив нас.
   – То-то я с ним пару раз у вас на лестнице встречалась. Но, насколько я знаю, у Туманова с Тенчуриной сейчас ничего нет. Может, ты преувеличиваешь?
   – А беременность? Она мне сама сказала. На маскараде. Сказала, что у них все было.
   – Она?! Тебе?! Такое сказала?! Вот идиотка! Да она наврала! Специально. Значит, у них не получилось – из-за тебя. Значит, он тебя любит. Радуйся!
   – А если она и вправду беременная? Тогда все – он на ней все равно женится.
   – Брехня все это! Если бы это была правда, он бы уже знал. Все бы знали. А они всегда врозь – на переменах и после занятий. Ладно, я про это аккуратно узнаю.
   – Как?
   – А у девок из их группы. Если на физкультуре отпрашивается, значит, у нее бывает течка. А у беременных месячных не бывает. Она вообще была бы от физкультуры освобождена. Завтра же узнаю.
   – Только про меня ни слова. Обещаешь?
   – Да о чем речь! Жди, завтра скажу.
   Назавтра, разыскав на большой перемене Настю, Лялька сообщила, что Тенчурина все выдумала: на физкультуре она регулярно отпрашивается и живот у нее абсолютно плоский. – Может, у нее с Тумановым вообще ничего не было, – возбужденно тараторила Лялька, – а ты переживаешь. Давай я с ним поговорю?
   – Не-е-ет! – завопила Настя на весь коридор. – Ни в коем случае! Слушай, Ляля, забудь. Умоляю! Я тебе ничего не говорила. Поклянись!
   – Ладно, ладно! – торопливо кивнула Лялька, испуганно глядя на нее. – Да не переживай ты так. Я забуду, забуду, уже забыла.
   И она убежала на свой этаж. А Настя, испытывая непонятное облегчение и другие сложные чувства, направилась в класс, где на предстоящем зачете по химии эти чувства оказались весьма некстати.

   Глава 33. Классный час

   В этот же день в их десятом «А» на классном часе – красе и гордости лицея – произошла кровавая драка с далеко идущими последствиями. А причиной драки стала тема классного часа: отношение лицеистов к религии.
   Вначале ничто не предвещало такой развязки. Екатерина Андреевна кратко рассказала о разных религиях и попросила ребят высказаться, что они думают о вере. Выяснилось, что большинство из них считают себя атеистами.
   – Бога нет! – безапелляционно заявил Денис. – И нет никакой загробной жизни. Все эти разговоры о райских садах выдумки. Могу доказать.
   – Ну докажи, – повернулись к нему ребята.
   – Чтобы там росли райские яблочки и всякие цветочки, нужна земля. А в ней жучки-червячки и корни тех же деревьев. Райские сады не могут цвести в пустоте.
   – А может, в раю не сами деревья, а их души? Как души людей, – задумчиво предположила беленькая Танечка. – Одни только души, души. Всяких живых существ. И не сами предметы, а их образы.
   – И души червяков с пауками? – Денис насмешливо повернулся к ней. – А образы могут сформироваться только в чьем-то мозгу. Бред все это.
   – Люди верят в Бога тысячелетиями, – возразила Настя. – Среди них были великие мыслители. Неужели они глупее тебя?
   – Это не аргумент! Ты говори по существу. Авторитетами давить легче всего.
   – Бог есть, – веско сказал Павлик, вставая. – Он есть независимо от того, верят в него или нет. Это научно доказано, я читал.
   – Написать все можно! – Ребята зашумели. – Ты тоже, вроде Снегиревой, давишь на авторитеты. А ты сам докажи. Вон сколько религий – и у всех боги разные.
   – А что наш рассудительный Леша Козлов думает по этому поводу? – Екатерина Андреевна с интересом обратилась к толстяку, скучающе смотревшему в окно.
   – Ничего не думаю, – отозвался Леша, не повернув головы. – Терпеть не могу бессмысленную трепнологию.
   – Но почему же бессмысленную? Неужели ты никогда не задумывался над этим?
   – Никогда. Есть Бог, нет Бога – и то, и другое недоказуемо. И нельзя проверить опытным путем. Поэтому все эти споры – пустая трата времени.
   В этот момент заглянувшая в класс учительница вызвала Екатерину Андреевну на минуточку в коридор. Классная вышла, попросив ребят не очень шуметь, – но они даже не заметили ее ухода.
   – Настоящий Всевышний не тот Бог, в которого все верят, – упрямо стоял на своем Павлик. – Это просто сверхразум, создавший мыслящие существа для каких-то высших целей.
   – По-твоему выходит, Богу безразлично, какие мы: хорошие или плохие? Зачем же тогда душа, совесть, любовь? По-моему, ты богохульствуешь. – Танечка от волнения тоже встала. – Церковь учит совсем другому.
   – Какая церковь? Католическая утверждает одно, православная – другое. А ислам? Все это выдумки людей, Козлов прав, – продолжал настаивать на своем Павлик.
   – Мой папа тоже так думает, – поддержала его Настя. – Он ведь физик, кандидат наук. Очень много читал на эту тему. Так вот он говорит, что, пока мы живы, ответить однозначно на вопрос о Боге никогда не сможем. Но он считает, что после смерти, может быть, узнаем правду.
   – Он на чем считает: на пальцах или на калькуляторе? – съязвил Денис.
   – Ну и дурак! – повернулась к нему Наташка. – Настин отец известный ученый. А ты болван.
   – Вот вы все спорите, обзываетесь, а убедить друг друга не можете. И никогда не сможете, – вдруг вмешался молчавший до этого Акпер. – Все религии ошибаются, – только одна верная. Это ислам! Кто его исповедует, тот и прав. А все остальные религии – не верные. И вы все – неверные. Не нужно ничего доказывать, нужно верить. Верить и молиться! И того Аллах наградит.
   – Человеку дана голова, чтобы думать, а не поклоны бить по нескольку раз на день. – Денис презрительно усмехнулся. – Твой ислам такое же мракобесие, как и остальные религии.
   – Не суди о том, чего не знаешь! – Близнецы Волковы тоже вскочили. – Сначала надо понять, в чем суть разных религий и в чем разногласия.
   – А мне не нравится в исламе отношение к женщине, – заявила Танечка. – Я читала, что согласно исламу, если жена изменила мужу, ее надо забить камнями до смерти? Разве это не зверство? А если она полюбила другого?
   – Женщина должна хранить семью. Она мать! – Акпер нахмурился и потемнел лицом.
   – А мужчине можно изменять? Почему ему позволено иметь четырех жен, а женщине не позволено? Тогда пусть и она имеет четырех мужей.
   – Мужчина и женщина не равны! Мужчина выше! Он глава семьи, добытчик! Если может содержать четырех жен, пусть имеет. А неверная жена – позор роду!
   – Почему это мужчина выше? – возмутилась Настя. – В чем это ты выше меня? Может, умнее? По твоим оценкам этого не скажешь. И почему только мужчина добытчик? Сколько женщин зарабатывают больше мужей.
   – Оценки ни при чем! И деньги. Мужчина изначально выше! Так говорит Коран! – Акпер возвысил голос, яростно сверкнув глазами. – Вы все слепцы! Вы едите свиней, пьете вино – и сами становитесь свиньями! Грязными свиньями! Вас всех резать надо!
   – Это кто свинья? Я свинья? – рванулся к нему Денис. – Ах ты, мразь черномазая!
   И он с размаху ударил Акпера кулаком по носу – кровь хлынула тому на белую рубашку, но Акпер даже не покачнулся. Что-то выкрикнув, он выхватил из кармана нож, но замахнуться, к счастью, не успел: Наташка, завизжав от ужаса, кинулась между ними. Акпер мгновенно замер, выронив нож, и тот торчком вонзился в паркет.
   Тут в дверях появилась Екатерина Андреевна, еще не закончившая разговор с собеседницей. Пока она договаривала, Акпер выдернул нож, спрятав его в карман, а Денис успел вернуться на свое место.
   – Что с тобой? – ахнула классная, увидев окровавленную рубашку Акпера. – Кто кричал? На минуту вас оставить нельзя.
   – Кровь носом пошла, – не глядя на нее, произнес тот, – а Наташа испугалась и закричала. Можно мне выйти?
   – Иди, конечно! Проводите его кто-нибудь к врачу.
   – Не надо к врачу: кровь уже остановилась. Платок намочу. Куртку надену, – видно не будет. Я домой пойду, можно?
   – Я его провожу, – вскочила Наташка.
   Они ушли. Остальные лицеисты сидели тихо, не поднимая глаз.
   – Кто-нибудь скажет правду, что здесь произошло? – Екатерина Андреевна испытующе оглядела на класс. Все молчали.
   – Снегирева? – Классная посмотрела на Настю. – Может, ты расскажешь?
   – Почему я? – сердито спросила Настя, поднимаясь.
   – А почему не ты?
   – Пусть Акпер рассказывает. Или кое-кто еще. А я не буду.
   – Понятно. Ну, спасибо! А я-то считала, что вы мне доверяете. Выходит, ошибалась. Но не забывайте: я несу за вас ответственность, в том числе и уголовную. А проблема, загнанная вглубь, может обернуться очень тяжелыми последствиями. Конфликт, я вижу, произошел нешуточный. Подумайте: может, лучше поделиться со мной? Все свободны. Если надумаете, я в преподавательской.
   Она вышла. Ребята тоже молча разошлись. Почему я должна за всех отдуваться, угрюмо размышляла Настя по дороге из лицея. Наверно, потому что она мне доверяет. И рассчитывала на мою откровенность. Но я же не ябеда. Хотя, конечно, если бы не Наташка, Акпер мог Дениса порезать. Вот был бы ужас. Екатерину Андреевну тогда, наверно, судили бы, а лицей могли закрыть.
   От этой мысли у Насти даже ослабли коленки – она села на первую попавшуюся скамейку и погрузилась в дальнейшие размышления.
   А ведь им ничто не мешает сцепиться еще раз, думала она. Акпер Дениса точно не простит. Не зря же его перевели к нам: говорят, он такой драчливый.
   Что же делать? Может, вернуться и все рассказать Екатерине Андреевне? А вдруг она начнет выяснять у Акпера или Дениса, что произошло, а они откажутся? Скажут, ничего не было, а я все выдумала. Тогда все ребята от меня отвернутся. Как же поступить?
   Посоветуюсь с папой, решила она. Сначала расспрошу Наташку, о чем она говорила с Акпером, когда они ушли. Может, убедила его не драться с Денисом? А вечером поговорю с папой.
   От этой мысли сразу стало легче. Она поднялась со скамейки и, вернувшись домой, позвонила Наталье.
   – Настя, я не знаю, что делать, – запричитала подруга в трубку. – Кошмар! Я тебе сейчас такое расскажу, ты обалдеешь! Я к тебе.
   От ее рассказа Насте сделалось страшно.
   – В общем, когда мы вышли из института, я стала убеждать Акпера не связываться с Денисом, – потрясенно говорила Наташка. – Мол, он дурак, моложе его на два года, не стоит драться с малолеткой и тому подобное. А он махнул рукой и говорит: «Не бойся, не трону. Не хочу лицея лишиться». Ну, я обрадовалась, конечно, стала его благодарить, а он говорит: «Давай, вечером в кино сходим?». Я отказалась, – говорю, у меня сегодня занятия с химичкой. А он: «Зачем занятия?» Я и ляпнула ему – про медколледж. Слушай, он даже остановился. Да как заорет: «Какой колледж, какой колледж, зачем тебе колледж? Ты летом выйдешь за меня замуж, – не нужен тебе колледж». Представляешь? Я чуть не упала. Говорю: «Ты что, спятил? С чего ты взял, что я пойду за тебя замуж? Мне еще учиться и учиться. Я хочу стать детским врачом. И вообще, я тебя не люблю».
   А он как вызверится: «Как не любишь? Почему не любишь? Подарки брала? В кино ходила? Чтобы провожал, соглашалась? Зачем соглашалась?».
   – Я ему: «Ну и что? Я же просто по дружбе. Да я тебе все верну, не беспокойся – мне ничего не нужно. И потом – я же крещеная. Я другой веры». А он: «Примешь ислам». А я: «Да никогда! И не мечтай! Выбрось эти мысли из головы. Мне вообще еще нет даже семнадцати, а у нас в стране только с восемнадцати можно жениться. Но даже и когда мне будет восемнадцать, я за тебя не выйду. Потому что не люблю».
   Ох, Настя, ты бы видела его лицо. Его просто перекосило. Губы сжал, зубами скрипит. Ужас! И заявляет: «Это вопрос решенный. Мои родители согласны. Будешь жить у нас, пока я буду учиться в Москве. А потом тебя в Москву заберу». Я ему: «Ага, там тебя только и ждали. С твоими трояками да парами». А он: «Дядя купит мне студенческий билет. Это в вашем лицее все не как везде. А там будет по-другому. Короче: летом мы поженимся».
   Я стою и не знаю, плакать или смеяться. Ведь он это несет на полном серьезе. А он: «Готовься!». Развернулся и ушел. И что мне теперь делать?
   – Я тебе говорила? Говорила, чтобы ты прекратила с ним заигрывать? А ты меня слушала?
   – Ну, говорила, говорила! Я же не знала, что он такой псих. Думала, ну погуляю с ним – дело великое. Тем более, что он никогда не лапал. Ты лучше скажи, что теперь будет?
   – Откуда мне знать? Допрыгалась! Мороженым он ее кормил! Завтра же отдай ему все его цацки. И деньги. Поняла?
   – А если он не возьмет? Точно не возьмет.
   – А ты положи ему в сумку потихоньку. Когда он выйдет на переменке. И смывайся домой раньше него. И больше чтоб с ним никаких дел. Слышишь, никаких!
   – Да уж! Какие там дела. Буду теперь ходить домой только с тобой. Лишь бы он отвязался.
   Она ушла. А следом явилась Лялька. Матери дома не было, но она решила ее дождаться. Они с Настей на скорую руку приготовили салат, потушили капусту с колбасой и сели обедать. За едой взбудораженная Наташкиными новостями Настя не стерпела и рассказала все гостье.
   – Он не отстанет, – сразу заявила Лялька. – Если вернуть его подношения, он еще больше рассвирепеет. Но все равно надо вернуть. И пусть Наташа расскажет все Никите. Или родителям. Иначе может быть худо.
   – Они ее прибьют.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация