А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Встретимся у Амура, или Поцелуй судьбы" (страница 28)

   – Да, замечательная песня, – согласилась учительница. – Слова к ней написал хороший местный поэт Игорь Кудрявцев. Если хотите, я могу пригласить его в гости. Устроим чаепитие, а он нам свои стихи почитает.
   – А, правда, давайте? – оживилась Наташка. – Мы с девочками испечем всякие плюшки-ватрушки. Может, кое-кто из наших тоже почитает свои стихи. Я знаю, что и среди нас есть поэты. Точнее, поэтесса.
   – Кто? – хором воскликнули все.
   – Пусть сама скажет.
   – Она меня имеет в виду, – призналась Танечка. – Только никакая я не поэтесса. Так, сочиняю для себя. Я Наташе показала свои стихи и просила никому не говорить, а она меня выдала.
   – А почему только Наташе? – удивились ребята. – И почему ты это скрываешь? Вдруг у тебя талант?
   – Точно талант, – подтвердила Наташка. – Стихи такие прикольные, – мне особенно стих про Барбоса понравился. Он так и называется «Две Наташи и Барбос».
   – Вот почему он тебе понравился, там еще и про Наташ, – засмеялись все. – Таня, прочти.
   – Нет, я сейчас не готова, – отказалась девочка. Может, потом, когда соберусь с духом. А тетрадку могу дать почитать, если хотите.
   – Мне дай, мне, – наперебой заговорили одноклассники.
   – Ладно, завтра принесу. Будете читать по очереди. Потом скажете, что больше всего понравилось.
   – А у тебя есть любимое стихотворение? – уважительно поинтересовалась Екатерина Андреевна.
   – Есть.
   – О чем оно?
   – О душе.
   – О чем, о чем? – изумился Денис.
   – Я же сказала: о душе. О Боге.
   – Нашла о чем писать. Больше ничего не придумала?
   – Меня спросили, я ответила, – сухо отрезала Танечка. – До свидания! – И она свернула к остановочному павильону.
   – Денис, нельзя быть таким неделикатным, – упрекнула Степанова Екатерина Андреевна. – Пойми: то, что тебе кажется пустяком, для других может быть очень важным, важнее всего на свете. Научись уважать чужое мнение, тогда и твое будут уважать. А тебе, Снегирева, понравилась какая-нибудь песня? – неожиданно обратилась она к Насте.
   – Понравилась одна, – помолчав, призналась Настя. – Там есть слова «Мне день и ночь напомнят о тебе. Здесь все тобой наполнено до края» – просто за душу берут. У меня до сих пор звучат в ушах.
   – Мне тоже эта песня понравилась, – поддержали ее девочки. – Все-таки хороший концерт, правда? Ну, были недостатки – эти поэты на сцене, да и затянуто слишком. Но все равно, хорошего больше. Давайте потом еще куда-нибудь сходим? В театр или можно в кино.
   – Обязательно, – пообещала Екатерина Андреевна. – Ну что, расстаемся? До послезавтра, и всем удачи в выходной.
   – И о ком тебе день и ночь напомнят? – пристала к подруге настырная Наташка, когда все разошлись. – Все о нем?
   – Отстань! Ни о ком. Просто песня и все. – Настя с досадой отвернулась. Как ей нравится делать другим больно. Беликову выдала с ее стихами, а теперь за меня принялась. Могла бы помочь забыть о нем, не вспоминать. Так ведь нет, постоянно бередит душу.
   После памятного посещения во время болезни Настя ни разу не встретилась с Вадимом. Она знала, что первокурсники учатся на самом верхнем этаже здания. Пока они спускались после звонка на первый этаж, лицеисты уже разбегались по домам. Только однажды Настя увидела, как Вадим с неизменной Анечкой шел через институтский двор. Анечка в чем-то его горячо убеждала, а он, не глядя на нее, молча кивал в ответ.
   «Почему я не могу его забыть, как он забыл меня? – терзала себя Настя, понуро бредя по лужам. – Неужели я его по-прежнему люблю? Да, люблю, все вернулось. Но, если можно полюбить, значит, и разлюбить можно? Ведь он тоже меня любил, точно любил, раз звонил, искал встречи, ждал. А потом у него все прошло. Когда же пройдет и у меня? Интересно, было ему так же больно, как мне сейчас, когда я сказала, что мы можем быть только друзьями?»
   Она вспомнила, как стояли они тогда у Невы и как погрустнел его взгляд, устремленный в темную воду. Он согласился со мной, подумала она, принял мои слова всерьез и решил покончить с этим. Клин вышибают клином – и этим клином стала для него Анечка.
   А я? Зачем я ему такое ляпнула? Но что я могла тогда сказать? На меня так ужасно подействовали мамины слова про их «хозяйство». Я же действительно думала покончить с этим. Не знала, что будет так больно, – и чем дальше, тем больнее. А теперь все дурные мысли куда-то ушли, а любовь осталась. Как точно сказала Наташка: корка, а под ней незажившая рана.
   А может, мне тоже клин вышибить клином? Вадим же смог. Может, и я смогу? Кого бы выбрать в качестве этого клина? Никиту? Вряд ли он так уж влюблен в эту Свету. Может, попробовать? Но получится ли у меня с ним?
   Она представила себя в объятиях Наташкиного брата – и все в ней восстало, протестуя. Нет, нет, ни за что! Я не смогу его полюбить, никогда-никогда. А кого смогу? Может, кого-то из нашего класса? О нет, там такие отсутствуют.
   И ведь даже не у кого спросить, как разлюбить человека, который тебя не любит. Наверно, никто в мире не ответит на этот вопрос. Надо справиться самой. Справиться с собой. Говорят, время лучший лекарь. Надо побольше думать об учебе, читать, что-то делать. Отвлекаться. Как там у Маяковского, вот: «до ночи рубить дрова». Ну, не дрова, так что-нибудь другое. Только чтобы не оставалось времени на эти терзания.
   Чем бы заняться сейчас? Завтра воскресенье, родители где-то ходят. Уроки? Что-то неохота. Уберу-ка я квартиру, – решила она, – вымою полы, вытру мебель, пропылесосю ковер. И в своей комнате, и у родителей. Буду убирать до изнеможения, а потом бухнусь в постель.
   Когда вечером вернулись родители, она уже заканчивала уборку. Пол блестел, зеркала сияли, а вычищенный «Ванишем» ковер поражал яркостью красок. Под восторженные родительские восклицания дочь, выкрутив тряпку, пошла в ванную отмываться. А проголодавшиеся папа с мамой устремились на кухню, откуда обалденно пахло жареными котлетами.
   – Ма, ты же клялась, что после десяти ничего жевать не будешь, – крикнула из ванной дочь. – Забыла? А как же твоя талия?
   – А она не жует, она целиком глотает, – отозвался папочка с набитым ртом. – Дочка, бросай свою математику, иди в повара. Ну почему у мамы котлеты никогда не бывают такими вкусными?
   – Потому что я мясо два раза через мясорубку пропускаю. И луку надо побольше класть, не меньше двух головок, – а она не может, у нее ресницы текут. Вы смотрите, не слопайте все, оставьте на утро.
   Утром позвонила Наташка:
   – Насть, ты чего делаешь?
   – Ем.
   – А потом?
   – Алгебру буду делать. Туржанская на неделю с полсотни примеров задала – я только половину решила. Ты почему не являешься? Договорились же делать уроки вместе, а ты все отлыниваешь да отлыниваешь. Смотри, четверть заканчивается – потом будешь пороть горячку.
   – Да я с десяток уравнений сама решила. Которые полегче. Если честно, я ждала, когда ты все сделаешь, чтобы потом самые трудные у тебя передрать. Ладно, сейчас приду.
   Они провозились пару часов с алгеброй, потом решали задачи по физике, потом занялись химией. В общем, убили на уроки полдня. Наконец Наташка взмолилась: – Все! Стреляйте меня, больше не могу. Ничего не соображаю – смотрю в книгу, вижу фигу. Настя, пойдем на воздух, подышим. Я тебе такое расскажу: ты упадешь.
   – Там же дождь и, похоже, на весь день. Вон на небе ни просвета.
   – Ну и что? Осень – он каждый день будет лить. Так что теперь, сидеть в четырех стенах? Возьмем зонты.
   Они неспешно брели по пустой аллее под шелестящим дождем. Наташка загадочно молчала. Наконец Настя не вытерпела:
   – Ну, давай, выкладывай. Что такого сногсшибательного ты хотела сообщить? Опять Никита что-нибудь отчубучил?
   – Ты только не ругайся. В общем, я ему рассказала про ваш разговор с твоей матерью, – ну, что у них бывает, когда целуются. Спросила, правда ли это. У меня просто язык чесался спросить, я и не удержалась. Слушай, он так хохотал – я думала, штаны намочит. Просто катался по дивану. Ржал минут десять без остановки. И все спрашивал, неужели Галина Артуровна могла тебе такое сказать. А потом признался, что у них так бывает, мол, это нормальная мужская реакция, – но далеко не всегда. И все повторял «бедная Настя, бедная девочка, вот почему она от нас шарахается». А в конце сказал, что все это чепуха, и посоветовал выбросить из головы.
   – Наташа, как ты могла! Как у тебя язык повернулся? Ну ладно, спросила бы, если очень хотелось, – но меня зачем приплела? А теперь он Вадиму расскажет, они же друзья. Как им теперь в глаза смотреть?
   – Да пусть думает, что хочет. Тебе не все равно? Раз он с этой Анькой. Неужели не можешь выбросить его из головы?
   – Уже выбросила. Но чтоб я с тобой еще чем-нибудь поделилась! Неужели не понимаешь, что выставила меня перед ними полной идиоткой? Не думала, что у тебя язык, как у Соколовой: все готова выболтать, даже чужие секреты.
   И резко отвернувшись от подруги, Настя зашагала прочь. Но Наташка быстро ее догнала и принялась подлизываться:
   – Насть, ну прости меня! Ну, конечно, я дура. Но честное слово, я не думала, что ты так расстроишься. Ну, хочешь, на колени перед тобой встану? – И она сделала вид, что опускается в лужу, – Настя еле успела ее подхватить.
   – Ладно, идем домой. Теперь уже ничего не исправишь. До чего все глупо и противно. Наташа, не напоминай мне больше об этой истории. Иди к себе и не звони мне сегодня, я хочу побыть одна. И больше обо мне ни с Никитой, ни с кем другим не говори, очень тебя прошу. Пусть они забудут, что я есть.
   Так между подругами пробежала черная кошка. Настя вела себя с Наташкой сухо и сдержанно, а та, поняв, что подруга обиделась по-настоящему, старалась не очень ей докучать.

   Глава 27. Первое полугодие

   Первая лицейская четверть закончилась. Ее результаты не порадовали лицеистов. Лишь у одного Павлика Андреева сияли пятерки по всем предметам. К радости Насти троек у нее не было, но и пятерок оказалось маловато, всего три: по физике, русскому и английскому. У Натальи по английскому да еще по физкультуре стояли четверки, а остальные – трояки. Слава Богу, обошлось без двоек, чему она была безмерно рада. А вот у их одноклассника Трофимова за четверть зияли целых две пары: по химии и английскому. Увлекшись информатикой, он совсем забросил эти предметы – и вот результат.
   – Если бы к этим двойкам добавилась еще одна, Петю отчислили бы, – напомнила классная руководительница удрученным родителям Трофимова. – Вы ведь читали устав лицея. Почему же вовремя не спохватились? Я же не раз сообщала, что у мальчика провальная ситуация.
   – Да у него в школе химии почти не было, – все время замещали другими предметами. А английский ему вообще не дается. Придется репетиторов нанимать.
   – Это совсем не обязательно. У нас каждую неделю проводятся дополнительные занятия с отстающими, причем бесплатно. Есть еще и платные – по воскресеньям. Оплата небольшая, значительно меньше, чем у частных репетиторов. Но что-то я Петю там ни разу не видела.
   – Сынок, что же ты нам об этом не сказал? – строго спросил Петю отец. – Все только жаловался: «не понимаю да не понимаю».
   Сын, понурив голову, молчал. Одноклассники смотрели на него с сочувствием: ведь у многих с химией тоже были проблемы. На нее отводилось всего два часа в неделю, а программа была довольно сложная. Да и преподаватель, доцент университета, отличался повышенной требовательностью. Поэтому половина класса химию едва тянула на троечку.
   – Почему так получается: наши дети в школе были хорошистами и отличниками, а здесь скатились к посредственным отметкам? – возмущались родители. – И ведь не отлынивают, сидят за уроками с утра до вечера.
   – К сожалению, мы с этим сталкиваемся ежегодно, – развела руками Екатерина Андреевна. – Но не думайте, что вашим детям занижают оценки, они объективны. Доказательством тому служат результаты ЕГЭ – оценки, полученные нашими выпускниками на этих экзаменах, на сто процентов совпадают их годовыми. Все дело в низком качестве школьных знаний, особенно в области точных наук.
   – Что же делать?
   – Учиться! Дальше будет легче. И заметьте: все наши преподаватели дают возможность исправить четвертную оценку. На доске объявлений вывешено расписание консультаций во время каникул – приходите, занимайтесь дополнительно, исправляйте. Это полугодовую оценку исправить нельзя, а четвертную – пожалуйста.
   Дорогие родители, я об одном вас прошу: вы только не ругайте детей и не наказывайте. Они не виноваты, что не умеют учиться настоящим образом – когда надо помнить весь объем пройденного материала. В школе зачастую как проверяют знания? Только по последней теме. Прошли неравенства – по ним зачет. Прошли логарифмы – по ним и только по ним контрольная. К изученному ранее уже не возвращаются. А у нас в каждую контрольную включают весь пройденный материал – и не только на математике.
   – Да разве можно все упомнить? – вздохнула мама Тани Денисовой. – Головы же не хватит.
   – Нужно! А иначе – как потом сдавать экзамены? Конечно, никто не требует, чтобы в памяти держали отдельные мелочи, но главные теоремы, законы и формулы нужно периодически повторять. Только тогда образуется фундамент знаний, опираясь на который можно подготовить толкового специалиста.
   – Мне не совсем понятна система проверки знаний по математике, – поднялся с места отец троечника Вити Самойленко. – Мой сын привык, что на дом задают определенное домашнее задание, а на следующем уроке его проверяют. Так у нас в школе делали, и у Вити были только четверки и пятерки. А здесь зададут на неделю три десятка примеров и задач, а то и больше, и решай, сколько хочешь. А если не хочешь? Ведь не все такие сознательные. Спрашиваю: что на завтра задано? Ничего, отвечает. К следующему уроку – опять ничего. А когда подходит время зачета – ой, папа, нам столько поназадавали, я ничего не успею! Может быть, все же их проверять на каждом уроке? Они же еще дети, им сознательности не хватает.
   Родители одобрительно зашумели. И тут к доске вышла профессор Туржанская.
   – Понимаете, – сказала она, – очень скоро ваши дети станут студентами. И тогда их знания будут проверять всего раз в полугодие, на сессиях. А до этого они сами должны будут распределять что, когда и как учить в течение семестра. Поэтому мы уже сейчас подготовим их к этому. Тебе на неделю задали столько-то примеров и задач, раздели их количество по дням и решай постепенно. Это у Вити сознательности не хватает, а большинство ребят выполняет задание по частям к каждому уроку. Возьмем, например, Настю Снегиреву. У нее по математике пока четверка, она из английской школы и ей трудновато, но посмотрите, как она старается! На каждом уроке задает вопросы и решает даже больше, чем задано, по дополнительным пособиям.
   Я учту вашу просьбу, поговорю с Витей и какое-то время стану проверять его тетрадь поурочно. Но и вы почаще его контролируйте. Думаю, мы вместе сумеем выработать у Вити привычку к систематическому труду, – это потом ему так пригодится!
   – Слишком много задают по всем предметам, – пожаловалась мама Дениса Степанова, – у моего тоже в школе троек не было. А сейчас: и по русскому, и по литературе, и по истории. А с химией вообще полный завал.
   – Да, вы правы, – согласилась классная. – Успевать на хорошо и отлично по всем предметам могут немногие. Но это и не обязательно. Двойку по химии, конечно, надо исправить и на грамотность обратить внимание. Но самое главное: уже сейчас определиться с будущей профессией и все силы бросить на соответствующие предметы. Наши выпускники поступают в любые вузы страны, причем не только в физико-математические или технические. Вон, в прошлом году семеро поступило в медицинский, трое выбрали профессию юриста. Мы даем глубокие знания по всем предметам, ведь недаром зовемся лицеем.
   Каждый лицеист уже сейчас может выбрать, что ему нужнее, и этим предметам уделять больше внимания.
   – А моя так мечтала о медали! – вздохнула мама Тани Беликовой. – Ведь тогда в институт сдавать всего один экзамен. В школе были одни пятерки, а здесь целых три тройки в четверти, какая уж тут медаль!
   – Да, с медалями у нас сложно. Но все идет к тому, что с введением ЕГЭ привилегии медалистам отменят. Может, уже к вашему выпуску. Не горюйте о медали. Пусть Таня наберется знаний – это ценнее.
   Вскоре ребят попросили покинуть собрание: учителя захотели поговорить с родителями без них.
   – Наконец-то каникулы, – какое счастье! Завтра отосплюсь вволю и весь день буду валяться на диване, – мечтала Наташка, скользя по замерзшим лужицам. – Все выброшу из головы.
   – Ага, а как потом будешь собирать? – съязвила Настя. – Зачем тогда учила?
   – Но имею же я право отдохнуть? А ты что – и на каникулах собираешься заниматься?
   – Я хочу исправить математику на пятерку. Схожу пару раз на консультацию, а потом попробую написать контрольную еще раз. Вдруг удастся?
   – А я? Может, и мне попробовать что-нибудь пересдать?
   – Решай сама. Только, если ты хочешь выбросить все из головы, – как тогда пересдавать?
   – Ладно, не лови меня за язык. Ой, до чего же неохота снова заниматься! Нет, я пару дней побездельничаю, а потом посмотрю. Если появится желание, последую твоему примеру.
   Желание у Наташки, конечно, так и не появилось. Тем более, что мать попросила ее помочь в больнице: там, в детском отделении заболели сразу три нянечки. Наталье пообещали заплатить за дежурство и сказали, что родители тоже в долгу не останутся, – она и согласилась. Наташка давно облизывалась на белую с меховой опушкой куртку, примеченную в одном бутике, – и вот теперь появилась возможность ее заполучить.
   Настя сильно сомневалась, что у подруги хватит терпения возиться с больными малышами: их же надо и покормить, и на горшок усадить, и развлекать. Но к ее удивлению Наташке в больнице понравилось.
   – Они такие славные! – взахлеб рассказывала она Насте. – И так их безумно жалко. Это взрослые могут потерпеть, когда больно, а они плачут. Я одну малышку полночи на руках носила. Пока ношу – дремлет, как положу – в крик. Видно, на руках ей не так больно. А когда уходила, они такой рев подняли – всей палатой. Настя, может, мне тоже в медицину податься? На детского врача? Маман спит и видит меня доктором. Она сама мечтала, но у нее не получилось: рано замуж выскочила.
   – Туда же химию надо сдавать, а ты ее терпеть не можешь. И биологию, и физику. А у тебя по ним сплошные трояки.
   – Просто я за них, как следует, не взялась. А если решу в мед, буду зубрить изо всех сил, аж за ушами трещать будет. Кстати, Ирка Соколова тоже туда собирается. Ей родители уже репетиторов наняли. Будет заниматься два года – весь десятый и одиннадцатый классы.
   – Богатенькие! Представляешь, в какие деньги это им обойдется?
   – Ну и что? Зато наверняка поступит, да еще если с медалью. Одну химию сдавать. Но мне о медали, конечно, можно и не мечтать. Нет, надо поговорить с родителями: если согласятся на репетиторов, буду туда готовиться. А ты? Уже решила, куда пойдешь после одиннадцатого?
   – Я уже давно решила. Я же тебе говорила: буду поступать в Питере. В педуниверситет – хочу, как папа, преподавать физику и информатику, там есть такой факультет. Двоюродная сестра предлагает жить у нее, у них квартира большая.
   – А я думала, это у тебя еще детство не выветрилось. Думала, поумнеешь – передумаешь. Значит, все же решила быть учительницей? Несчастная! Ты хоть представляешь, что тебя ждет? Учить этих оглоедов и вечно сидеть без денег.
   – Наташа, быть детским врачом тоже не сахар, но тебе же нравится. Вот и мне педагогика нравится – ты же сама говорила, что у меня талант. А насчет денег – поживем, увидим. Может, к тому времени и учителям прибавят. Или диссертацию защищу – мне хочется еще и наукой заняться. Папа говорит, если на первом же курсе выбрать тему и работать над ней все пять лет, да еще и учиться на пятерки, могут потом предложить аспирантуру.
   – Конечно, если защитишься, тогда другое дело. Знаешь, я думаю: может, мне в медицинский колледж перейти? Юдина говорила, что там в одиннадцатом дают основы медицины и преимущество при поступлении в мед.
   – А туда можно поступить после десятого?
   – Да, на освободившиеся места. Если кого-то отчислят. Там ежегодно отчисляют двух-трех человек из числа двоечников.
   – Наташа, а может, не стоит бросать лицей? Все равно ты здесь больше знаний получишь, чем там, – по той же химии. Ты посмотри, как глубоко нам ее дают. В прошлом году семеро наших сразу в мед поступили, причем на лечебный факультет, где самый большой конкурс.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация