А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Встретимся у Амура, или Поцелуй судьбы" (страница 19)

   – Ты плохая! – Славик сердито ткнул в нее пальцем. – А Алиса хорошая. Я тоже ее полюбил. И буду к ней ходить.
   К Настиному удивлению его родители на этот диалог никак не реагировали. По дороге малыш перебрался на руки к отцу, а мама все гладила сыночка по спинке и время от времени счастливо целовала в разные места. Только сказала:
   – Если бы ты утонул, я бы умерла тоже. Мне без тебя никак. После этих слов сынок снова заревел. Правда, ненадолго. Поплакав, он изрек:
   – Если буду уходить, подумаю о тебе и вернусь.
   – Я знаю, что надо делать, – вмешалась Настя. – Нужно купить вам сотовые телефоны. Славик знает цифры и быстро научится. Я могу ему показать, как им пользоваться.
   – Да он его сразу потеряет, – засомневался отец мальчика. – Или кто отберет.
   – Не потеряю, – уверенно заявил Славик, – и никому не дам. Я его привяжу на резиночку и спрячу в штанишки.
   – А правда, давай купим! – взмолилась мать Славика, – один ему, один нам. Все будет спокойнее.
   – Но у нас денег на обратную дорогу не останется.
   – А давай займем у Вадьки. Он недавно какую-то операцию на фирме провернул, так ему шеф премию выписал, он сам хвастался.
   – Кто это, Вадька? – неожиданно даже для себя спросила Настя. Сердце у нее почему-то замерло. Они ведь тоже из Питера. Хотя, что она себе вообразила, – мало ли в Петербурге Вадимов. И уж он никак не может быть тем Вадимом.
   – Это наш старшой, – пояснила мать мальчика. – Он уж как два года в строительной фирме. Как институт закончил, так его сразу и взяли.
   – Ладно, идем на переговорный, позвоним ему, – согласился отец. – Он сейчас наверняка на работе.
   – А вы попробуйте по нашему сотовому, – расщедрилась Галчонок, – зачем вам куда-то тащиться, вот-вот гроза начнется. Звоните, вдруг получится.
   – Ой, да нам неудобно. Это же, наверно, дорого.
   – Пустяки, звоните.
   К всеобщему восторгу, родители Славика сразу дозвонились до сына. Вкратце объяснив ситуацию, попросили выслать денег до востребования. Получив согласие, принялись горячо благодарить Снегиревых и настойчиво приглашать в гости, – они уже знали, что конечной целью тех был Питер.
   – Непременно заезжайте к нам, – все повторяла мать Славика, – непременно! А Настенька, как приедет поступать в институт, может у нас остановиться, у нас квартира большая, места хватит. Наш дом в самом центре, возле Невского. Мы ей комнату выделим.
   – Да ей еще два года учиться, – засмеялась Галчонок. – Еще, может, передумает от родителей уезжать за тридевять земель.
   – Никогда не передумаю! – Дочь упрямо мотнула головой. – Питер и только Питер! После лицея только туда.
   – Правильно! – поддержала ее мама Славика. – Мы тебя за нашего Вадьку выдадим, и будет у нас дочка. Всю жизнь я мечтала о дочке, а то в доме одни мужики.
   – А может, ваш Вадька к тому времени уже женится. Что ж ему два года одному гулять?
   – Не женится. Он как вашу красавицу увидит, так больше ни на кого смотреть не захочет, я его вкус знаю.
   – А может, он мне не понравится? – засмеялась Настя. – И вообще, я замуж не хочу выходить.
   – Сейчас не хочешь – потом захочешь. Зато станешь настоящей ленинградкой. Ой, петербуржкой. Или как? Вот «москвичкой», «ленинградкой» – легко сказать, а «петерб-рр…» и не произнесешь. Может, петроградкой?
   – Жительницей Петербурга, – улыбнулась Настя. – Это моя самая большая мечта. Только… надо же влюбиться, чтобы замуж. А я по-моему уже не смогу.
   – Что ж так? Такая молодая, а уже в любви разочаровалась? – Мать Славика удивленно посмотрела на нее. – Когда ж ты успела?
   – Люди с тобой шутят, а ты сразу всерьез, – поспешно вставил отец. – Еще столько разного произойдет, пока лицей закончишь, чего загадывать. Как сложится, так сложится.
   – Я хочу к Алисе, – заявил Славик, которому надоел этот неинтересный разговор. – Хочу красненьких ягодок. И кота.
   – А кушать? Мы сейчас пойдем в столовую.
   – Он у меня покушает, – заявила Алиса тоном, не допускающим возражений. – Мама соус вкусный сварила. И котлетки. Я и Настю приглашаю. А вас не приглашаю, потому что вас много.
   – Как тебя родители одну отпускают, такую розовую? – удивленно спросила Галчонок. – А вдруг украдут?
   – Меня не украдут. Мой папа самый главный шашлычник, его все знают. А бабушка деток принимает, она акушерка.
   – А мама твоя кем работает?
   – Мама работает папиной женой. И моей мамой. Она русская, а папа грузин. Поэтому я полукровка, так говорит дядя Вазген. Ну, идемте, а то я тоже кушать хочу.
   И взяв за руки Настю и Славика, она потянула их за собой. К Настиному удивлению родители не стали возражать, – и с их молчаливого согласия они со Славиком отправились к Алисе в гости. Правда, оглянувшись, обнаружили, что взрослые следуют в отдалении, – видимо, все же решили проводить их до места.
   Мама Алисы, милая светловолосая женщина, радушно приняла гостей и сразу пригласила их в садовую беседку, где уже был накрыт стол. И чего только не было на том столе! Столько вкусных вещей сразу Насте никогда не доводилось видеть. Котлетки, фаршированные помидорчики, маринованные огурчики, баклажаны, запеченные с сыром, грибочки. А на закуску целое блюдо спелого инжира, тающего во рту. Она остро пожалела родителей, вынужденных обедать в невкусной и дорогой столовой. Сидя в беседке под свисающими виноградными кистями рядом с прелестными ребятишками, Настя почувствовала себя почти счастливой.
   Потом они пошли осматривать дом. Алиса показала им свою комнату с видом на море. Там стояла разноцветная детская мебель, на стенах висели картины, от которых трудно было оторвать взгляд. Вот красавица Мальвина прижимает к себе Буратино, а тот, вытянув руку с золотым ключиком, показывает, что сейчас не до нежностей, а надо срочно куда-то бежать. Вот царевна обняла за шею улыбчивого Серого волка, а тот, свесив язык, мчит ее к прекрасному замку, сияющему в просвете между деревьями. А вот крылатые кони уносят сани со Снежной королевой и Каем в небо, а Герда из окошка тянет к ним руки, умоляя вернуться. На широком подоконнике стояла клетка с большим белым попугаем. При виде незнакомцев попугай, приподняв хохолок, потешно завопил «Что происходит? Что происходит?» И принялся шумно хлопать крыльями. Но маленькая хозяйка накрыла клетку большим клетчатым платком, и птица успокоилась.
   Вдруг Алиса задернула тяжелые портьеры на окнах, и комната погрузилась в полную темноту. Потом включила яркую люстру и сразу выключила. И на глазах изумленной Насти потолок превратился в купол звездного неба. Иллюзия была полной: звездочки покрупнее казались близкими, помельче – отдаленными, они тихо мерцали, а между ними мелькали маленькие разноцветные кометы с яркими хвостами.
   В общем, это была не комната, а Страна чудес.
   – Я под звездочками сплю, – важно сказала Алиса, раздвигая шторы. – Смотрю-смотрю на них, и не скучно засыпать. Мы со Славиком будем строить дом – мне папа подарил такой конструктор со стенами и крышей. И с мебелью. А ты, если хочешь, посмотри на полке. Там много разных книжек и журналов.
   Настя полистала журналы, потом спустилась в сад и долго ходила по дорожкам, любуясь красотой, созданной человеческими руками на крохотном клочке земли. Как сильно надо любить жизнь, думала она, и какой обладать фантазией, чтобы придумать все эти цветочные композиции, водопады, фонтанчики с лягушками и гномами. Как хорошо Алисе здесь расти, какой счастливой она выглядит. Конечно, вся эта роскошь стоит огромных денег, и не у всех папы главные шашлычники. Но пусть хоть кому-то будет хорошо, может, рядом с ними и другим станет теплее, как нам сегодня.
   Они пробыли в гостях дотемна. Зашедшие за ними родители узрели идиллическую картину: Славик с Алисой, обнявшись, блаженствовали в гамаке, а Настя на скамеечке читала им сказку. Мальчик никак не желал уходить, все просился остаться у Алисы, бурно его поддерживавшей, – ему тоже хотелось поспать под звездным потолком. Но родители на это раз не пошли у него на поводу. Сказали, что соскучились и что завтра он с Алисой наиграется досыта. И сын без скандала подчинился.
   На следующий день ветер не утих, и море раскачалось еще сильнее. Славик весь день провел у Алисы, а Настя с родителями все же отправились на пляж – Галчонок надеялась, что, может, хоть ненадолго наступит затишье и можно будет поплавать. Но ее надеждам не суждено было сбыться. Огромные волны с грохотом ударялись о берег, налетая до середины пляжа, – редкие отдыхающие загорали на значительном удалении от воды. В полдень скучавшая под грибком Настя стала свидетельницей грозного природного явления: зарождения смерча. Из низкой тучи вырос опрокинутый черный конус и стал быстро удлиняться, а ему навстречу из воды поднялся конус поменьше – вскоре они соединились, образовав извивающийся столб. Он стал быстро приближаться к берегу. Особо впечатлительные пляжники с визгом кинулись прочь.
   – Без паники! – объявили из динамика. – Смерч не выйдет из воды, это может случиться только в устье реки. Отдыхайте спокойно, но в воду никому не заходить.
   Из туч опустились еще два смерча поменьше, и вся тройка стала перемещаться в сторону Туапсе. Кажется, там есть речка, подумала Настя, не дай Бог сейчас оказаться рядом с ней. Вот страху натерпишься.
   И ей впервые захотелось уехать.
   – Настя, у тебя сотовый опять верещит! – крикнула мать. – Это Наталья.
   – Настюха, привет! – услышала Настя радостный голос подруги. – А я в Сочи. Ой, как здорово, что я тебе дозвонилась! Как ты?
   – Да ничего, – отозвалась Настя, – море вот только. Ни искупаться, ни поплавать. Сейчас целых три смерча наблюдаем.
   – Мы тоже их видим. Как я по тебе соскучилась! Здесь такая тоска! Мамахен меня ни на шаг не отпускает. Куда пошла да зачем пошла? Скорее бы уж это море закончилось. Спасибо, что хоть мобильник купили, хоть тебя услышала. Счастливый Никита, он там дома один, – что хочет, то и делает. Представляешь, уже студент. И Вадим поступил.
   – Наташа, ты мне не звонила? А то кто-то мне звонил, когда мы к морю ехали. Какой-то незнакомый номер.
   – Это, наверно, Вадим. Он у меня твой номер спрашивал. Наверняка он. Ему отец мобильник привез.
   – А чего он не отозвался?
   – Наверно, не решился. Ты же с ним так себя повела. Позвони ему, он так будет рад.
   – Нет, не буду.
   – Ну что тебе, трудно? Ему сейчас так хреново. Отец уехал, а мать – ему кажется, что у нее крыша поехала. Заговаривается. Одна радость, что поступил.
   – Наташа, ну что я ему скажу? Что сочувствую, уже говорила. А что еще? О чем говорить, не знаю.
   – Ну, как хочешь. Вы долго пробудете на море?
   – Если погода не утихомирится, то, может, завтра-послезавтра уедем. Что тут делать?
   – А мне, представляешь, еще две недели здесь торчать. Такая тоска! Уж лучше бы дома осталась. Но мать меня разве оставит. И братец, гад, тоже заявил, что ни за что со мной не останется. Ну, я ему припомню! Как я к тебе хочу, ты не представляешь! Да разве маман отпустит.
   – А ты попросись. Мои возражать не будут.
   – Так вы же до Сочи ехать не собираетесь. А сама она меня ни за что к вам не повезет и одну не пустит. Нет, об этом можно и не мечтать. Ну, пока, я тебе потом еще позвоню.
   И она отключилась. А Настя еще долго держала мобильник в руке, улыбаясь, сама не зная, чему.
   – Что она тебе наговорила? – поинтересовалась Галчонок. – Как там Никита – поступил?
   – Поступил. И Вадим тоже. Пап, может, мы съездим в Сочи, заберем ее. А то она там от скуки помирает.
   – Нет, дочка, в Сочи я не поеду. Там такие серпантины. Не рискну. Да и денег у нас в обрез.
   – Если завтра ветер не угомонится, уезжаем, – заявила мать. – Мне это надоело. Поехали на север.
   На том и порешили. А ночью разразилась давно назревавшая гроза. Да такая, какой Насте еще не доводилось видеть и слышать. Среди ночи ее разбудил чудовищный раскат грома, затем ослепительно полыхнула молния. Было слышно, как заплакал в соседней комнате Славик. Молнии непрерывно озаряли комнату, и раскаты следовали один за другим несколько часов подряд. Потом упал сплошной стеной ливень и шумел до самого утра. А утром разом все кончилось: ветер стих, дождь прекратился, облака ушли за горы и во всю засияло солнце, миллиардами своих собратьев отражаясь в каплях воды на листьях и траве. И море утихло.
   И тогда Галчонок, что называется, дорвалась. Опасаясь, что эта благодать ненадолго, она весь день не вылезала из воды. Даже отказалась от кафе, заявив, что ей достаточно хачапури и фруктов, которые носили по пляжу загорелые до черноты продавцы. В итоге ее кожа стала красной, как помидор, и даже слегка облезла.
   А ночью у нее поднялась температура, и вся спина покрылась волдырями. Несчастная Галчонок лежала на животе и плакала от боли и обиды. Как же: из трех дней она только один раз накупалась вдоволь, – и вот, пожалуйста, сгорела. Она так стонала, что отец собрался вызвать «Скорую». Но Галчонок резко воспротивилась этому, самокритично заявив, что не дело из-за всяких идиоток гонять людей среди ночи. И тут Настя вспомнила про мазь, подаренную Вадимом, – она ее предусмотрительно захватила на всякий случай. И вот этот случай настал. Она помазала не очень сопротивлявшейся матери самый воспаленный участок спины, и боль утихла.
   – Не болит! – изумилась Галчонок. – Мажь всю.
   Через полчаса жар спал, а еще через час все крепко спали. Утром Галчонок встала, как ни в чем не бывало, и объявила, что снова отправляется на море. Но отец, молча, сняв с веревки купальники, кинул их в чемодан и заявил, что с него моря достаточно. У них осталось на все про все меньше двух недель, – а ведь надо еще доехать до Питера и вернуться к началу занятий, да при этом посетить всех родственников. А от тех тоже сразу не уедешь, надо побыть в гостях хоть пару дней, иначе обиды не оберешься. Поэтому завтракаем, укладываемся и в путь.
   – Ну, хоть на полчасика! – одновременно взмолились мама с дочкой. – Клянемся не загорать, только окунемся!
   – Знаю я ваши полчасика! Галина как уплывет, ее по всему морю не сыщешь. Собирайтесь! – И сердитый отец отправился за машиной.
   – Настя, хватай купальники и тикаем! – скомандовала мать.
   – А завтракать? Я есть хочу.
   – На море перекусим.
   – А ты представляешь, как он разозлится?
   – Ну, разозлится, ну и что? Позлится и перестанет. Зато еще хоть окунемся. Иначе я буду страдать всю дорогу.
   – А твоя спина?
   – Плевать! Уже почти прошла. Бежим, а то он, кажется, уже едет.
   Они, крадучись, выбрались из домика, и, прячась за деревьями, удрали. На пляже мгновенно переоделись, и, бросив одежду рядом с родителями Славика, ринулись в море.
   Вдоволь наплававшись и нанырявшись, мама с дочкой повернули к берегу, стараясь не думать о том, что их ждет. По их подсчетам, они провели в воде те самые полчасика, что и обещали папочке. Уже выходя на берег, услышали оглушительный детский рев – на весь пляж. Ревел Славик. Ревел так безутешно и самозабвенно, что просто невозможно было пройти мимо и оставить его в таком великом горе. Оказалось, что отправляясь с Алисой ловить крабиков, он закопал свою новую машинку в песок, чтобы ее никто не утянул. И забыл, где. И вот теперь требовал перерыть весь пляж, но непременно ее найти. Никакие обещания купить ему две таких же положительного результата не дали – ему была нужна только та, любимая.
   В поиски пропавшего сокровища включился весь пляж. Даже отец, полный негодования на своих дам, не смог удержаться и тоже принялся копать песок извлеченной из багажника лопатой. Правда, при этом приговаривал, что этот дурдом ему до смерти надоел и лучше бы он взял путевку в Домбай. Искали долго, но безуспешно.
   Эти поиски временно отвлекли грозу от наших купальщиц, – правда, ненадолго. Когда оравшего Славика родители спешно унесли с пляжа, так и не попрощавшись как следует с соседями, отец грозно заявил, что дает им на все сборы десять минут. В противном случае, уезжает сам, а они пусть добираются домой на поезде. Испугавшись такой угрозы, дамы спешно покидали свои манатки в чемодан – и семейство, наконец, тронулось в обратный путь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация