А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Встретимся у Амура, или Поцелуй судьбы" (страница 16)

   Отец помолчал, потом задумчиво изрек:
   – Не знаю. И никто не знает. Никто в целом мире не сможет ответить на твой вопрос однозначно. Но церковь утверждает, что, кроме тела, состоящего из молекул и атомов, у человека есть душа: что-то вроде сгустка информации, накопленной на протяжении жизни. Вот она-то и остается после смерти. Может, она каким-то иным способом видит то, что не дано живущим?
   – Папа, когда я была без сознания, ничего не видела. Меня просто не было. Это как маленькая смерть. Где же была моя душа?
   – Настя, ты задаешь вопросы, над которыми человечество бьется тысячелетиями. Скажу честно: я материалист. Я не верю в загробную жизнь и прочие чудеса. Но, во-первых, я не всегда прав. Во-вторых, понимаю, что есть неведомые области бытия, о которых нам, может быть, вообще не дано знать. Дело в том, что наш мозг и знания ограничены, у них есть рамки, за которые не вырваться.
   – А как ты думаешь, люди смогут когда-нибудь узнать об этом точно?
   – Тоже не знаю. Конечно, процесс познания бесконечен. Мы не можем даже представить, что будут знать люди через тысячелетия. Вот подумай: могли бы люди, жившие тысячу лет назад, помыслить о полетах в космос, телевидении, компьютерах? Им такое даже в голову не могло прийти. Вот и нам невозможно представить, что будут знать наши потомки. Может, и в потусторонний мир проникнут. Хотя, с другой стороны, не зря ведь его называют потусторонним. Значит, пока ты по эту сторону, ты не можешь знать, что по т у, а когда будешь там, сюда уже не проникнешь и свои знания не передашь. Все это очень сложно.
   И еще. Представь таракана в телевизоре. Он ползает по деталям, ощущает их тепло, шероховатости, может, даже воспринимает электромагнитные поля. Но может ли он понять, где находится? Нет, конечно. Так и мы, – может, есть вокруг нас что-то, чего мы никогда не распознаем в силу ограниченности наших возможностей.
   – Но ведь мы не тараканы, – запротестовала дочь. – У тараканов нет мозгов, нет второй сигнальной системы. Они не могут мыслить, а мы можем. Папа, а ведь Дениска уже там. Уже все знает, – если там, конечно, что-то есть. Знаешь, когда я думаю, что он не исчез совсем, что он где-то в другом мире, мне как-то легче становится. И не так страшно думать о смерти.
   – А ты поменьше думай о ней. Ты ведь не можешь ничего изменить. Расстраивайся, не расстраивайся, все останется, как есть. А раз так, то и переживать бесполезно. Забудь об этом, и все. Ты думай, что через пару дней уезжаешь на целый месяц, а сама, похоже, еще и не собиралась.
   – Пап, а давай не будем спешить. Ну что два-три дня изменят? Я хочу дождаться Наткиного поступления, а то буду переживать, как там она.
   – Да мы и так задержимся, у меня еще на работе нерешенные вопросы остались.
   На следующий день Наталья сдавала вступительный по физике. Количество абитуриентов наполовину уменьшилось: завалившие математику на физику не явились. Но все равно, конкурс оставался высоким: около трех человек на место. Наташка молилась, чтоб ей не попалась задача на наклонную плоскость, где требовалось применять тригонометрию, – и она ей, конечно, попалась. Но бесконечная зубрежка синусов с косинусами не прошла даром, – с самым трудным заданием подруга справилась. Зато засыпалась на том, что полегче, – сосредоточившись на задачах, пренебрегла теорией. И влипла. На простенький вопрос «за что вы платите при поездке на такси: за путь, скорость, время или перемещение?», она беспечно выбрала ответ «за перемещение». И даже попыталась спорить с Настей, когда та ткнула ее носом в ошибку.
   – Чему равно твое перемещение, когда ты, выехав из дому и покатавшись по городу, вернешься на такси обратно? – ядовито спросила Настя подругу.
   – Нулю, – подумав, ответила Наталья.
   – Правильно. А платить придется?
   – Конечно. Ой, я балда! – наконец, сообразила подруга. – Настя, ну почему мне это в голову не пришло? Я думала, раз перемещаюсь, значит, за перемещение.
   – Потому что надо теорию учить! И знать, что такое путь, а что такое перемещение. А ты, небось, даже не различаешь их.
   – Если честно, нет, – призналась подруга. – Если бы кто предупредил, что мне это попадется. Ведь невозможно знать все.
   – Возможно! Если очень захочешь. Не все, конечно, а то, что надо.
   – Настя, как я тебе завидую, что ты такая целеустремленная! А я так не могу. Наверно, и еще где-нибудь напутала, теперь и в других ответах сомневаюсь. Неужели не поступлю?
   – Ну, погоди, еще не все потеряно. Все-таки ты трудную задачу решила, а за нее много баллов дают. Может, проскочишь. Ты, главное, теперь на диктанте не поплыви. Думай, что пишешь.
   – Да, тебе легко говорить! Если бы было изложение. Там хоть можно слова выбирать, какие хочешь. А диктант – что диктуют, то и пиши.
   – Ну, давай, я тебе подиктую – из нового сборника. Посмотрим, сколько ошибок сделаешь.
   – Ладно, диктуй.
   Будущее показало, что Наташка боялась не зря: ее общий балл оказался полупроходным. Часть абитуриентов с такими баллами зачислили, но кое-кто остался за бортом.
   Сказать, что Наталья переживала, значит, ничего не сказать. Ночью перед зачислением она не сомкнула глаз и вся изревелась. Едва ли не на коленях Наташка умоляла Настю, чтобы Олег Владимирович попросил за нее. Тот вначале категорически отказывался – но потом под Настиным напором сдался и обратился к Владу. Влад вник в ситуацию и позвонил в приемную комиссию лицея. Там сообщили, что фамилия Белоконевой в списках значится: помог высокий балл по математике.
   Когда Настя известила об этом подругу, Наташка принялась визжать и прыгать, как сумасшедшая. И допрыгалась до того, что низовой сосед дядя Петя застучал по трубе водяного отопления, – так он всегда делал, когда его беспокоили. То, что трубы могут из-за этого потечь, его волновало значительно меньше.
   Вечером Наташкина мамаша притащила Снегиревым в знак благодарности огромного гуся.
   – Да вы что, Белла Викторовна! – возмутился отец. – Я же ничего такого не сделал, только узнал. Сейчас же заберите его обратно.
   – Не заберу! – уперлась та. – Вы беспокоились, звонили. И Настя столько ей помогала. Мы у вас по гроб жизни в долгу.
   – А давайте его зажарим и вместе съедим, – миролюбиво предложила Галчонок. – И по рюмочке! Отметим их поступление.
   Все с этим радостно согласились и тут же разбежались по своим делам, поэтому заниматься гусем пришлось, конечно, Насте. Она его помыла, посолила-поперчила, намазала сметаной, натолкала внутрь яблок и поставила в духовку. Вскоре по квартире разлился непередаваемо сладостный аромат жаркого. Он проник на лестничную клетку и достиг Наташкиного носа. Немедленно примчавшись, та принялась слезно умолять Настю отрезать кусочек, иначе она вымрет, как мамонт. Но Настя дала ей бутерброд с колбасой и прогнала прочь, заявив, что гусь еще не созрел.
   Через непродолжительное время Насте показалось, что за дверью кто-то скребется. Заглянув в глазок, она увидела принюхивающуюся к дверной щели Наташку. Подруга тоже почувствовала Настино присутствие и принялась жалобно скулить, умоляя открыть. Ворвавшись, она вихрем пронеслась на кухню и едва не с головой влезла в духовку. Гусь к тому времени уже зарумянился, покрывшись хрустящей корочкой, – короче, достиг нужной кондиции. Пришлось отрезать ей крылышко, в которое она тут же вцепилась с довольным урчанием. А вечером от гуся остались лишь горстка косточек да теплые воспоминания.

   Глава 15. Дорога к морю

   Месяц в гостях у бабушки пролетел незаметно. Настя отдыхала, отсыпалась, объедалась клубникой и черешней – этим летом ягоды уродились в изобилии, – и читала запоем все, чем была богата местная библиотека. С удовольствием помогала бабушке Заре в огороде: полола, окучивала картофельные кусты и объявила настоящую войну колорадским жукам, покушавшимся на их будущее пюре. Не обошлось без происшествий. С детства Настя любила, взобравшись повыше на дерево, растянутся на толстой ветке и оттуда любоваться видом на поселок и окрестности. Вот и на этот раз – она залезла на старую яблоню и долго глядела на проплывающие облака, пока не задремала. Да ка-ак загудела с верхотуры – прямо на грядки. К счастью, обошлось без серьезных травм: ее задержали спружинившие нижние ветки, – отделалась синяками да поцарапанной физиономией.
   Весь месяц Настя мечтала о путешествии с папой и мамой на автомобиле. К концу июля она уже с нетерпением ждала приезда отца. Последние дни перед отъездом семейство Снегиревых пребывало в крайнем волнении, постоянно переходившем в ожесточенные споры – в основном из-за багажа. Каждый считал, что именно его вещи необходимы в дороге, а остальные просто дурью маются, набирая всякую ерунду, без которой вполне можно обойтись. Обычно уступчивый папочка, невзирая на яростные возражения женской половины, упорно намеревался взгромоздить на крышу машины складную лестницу.
   – На что она тебе сдалась? – возмущалась Галчонок.
   – А вдруг мне понадобится залезть на дерево? – доказывал он. – Например, если за мной в лесу погонится медведь.
   – Ты что, от него с лестницей будешь убегать?
   – А вдруг мне захочется шишек набрать? Кедровых. Или яблок нарвать.
   – Кедры в Сибири растут. Не выдумывай! А яблоки в чужих садах. Хочешь нарваться на неприятности? Оставь лестницу дома!
   – Да, а ты зачем столько нарядов набрала? Кому ты их собираешься демонстрировать? Зайцам?
   – Но мы же заедем в Москву. И в Муром к твоему брату. Может, в театр сходим или в гости. И на море вечерком – в кафе или на концерт.
   – В Москву на машине? И не мечтай! Там знаешь какое движение. Возьми что-нибудь одно, – зачем столько тряпок?
   – Это не тряпки! Тебе достаточно одного костюма, а мне нет, я женщина.
   Во время этих дебатов Настя старалась держаться в сторонке, чтобы, не дай бог, переключить внимание на себя, ведь и она была грешна: набрала с десяток обожаемых детективов, чтение которых все откладывала из-за экзаменов. Но попытки их припрятать не помогли – перед самым отъездом отец бдительно перерыл ее вещи и почти все выбросил. – Глазам тоже нужен отдых, – заявил он дочери, – ты и так последние месяцы от книг не отрывалась.
   – Я без книг не могу! – возмущалась Настя. – Что я буду делать на море?
   – Загорать. Купаться. Гулять.
   – Лежать на пляже и не читать? Да я со скуки помру! Почему вам можно брать, что хотите, а мне нет? Это нечестно!
   – Потому что командую парадом я! Ладно, можешь взять журналы с кроссвордами.
   – Не хочу журналы, хочу Акунина! И такое с утра и до вечера.
   – Когда мы, наконец, тронемся? – тоскливо вопрошала Галчонок. – Уже не верится, что этот момент настанет.
   – Первым с вами тронусь я! – И отец гневно крутил пальцем у виска. – Кто скажет, что я забыл взять?
   – Деньги, – пыталась угадать Настя.
   – В бумажнике.
   – Паспорт и права.
   – В бардачке.
   – Аптечку.
   – Положил.
   – Голову! – язвила Галчонок.
   – На плечах. Ладно, хватит. Поели? Тогда присядем на дорожку – и в путь.
   Наташка перед отъездом так и не зашла к Насте – не могла смириться, что та уезжает, да еще на машине. Хотя через неделю сама отправлялась с родителями на море. Но ей эта поездка ничем не улыбалась. Быть все время под наблюдением мамаши – такая тоска! То ли дело путешествие на автомобиле, пусть даже с предками, – но зато сколько впечатлений! И море, и лес, и Питер. И потому она смертельно завидовала подруге.
   Выезжая со двора, путешественники неожиданно увидели у ворот всю четверку друзей: Наташку с Ирочкой, Никиту и Вадима. Те, как по команде, повернули головы в сторону машины и замахали руками. Отец, конечно, остановился, и Насте пришлось пройти через обряд прощальных объятий, напутствий и поцелуев. Правда, целовали в основном девчата, а мужская половина только потрясла руку и пожелала счастливого пути. Потом они долго махали им вслед, пока машина не скрылась из виду.
   Но вот миновали пост ГАИ на выезде из города, где большое панно пожелало им счастливого пути, вывернули на трассу и покатили на юг.
   Семейство Снегиревых впервые отправилось на колесах в столь длительное и чреватое приключениями путешествие, и потому все немного трусили. Первую пару часов они в основном молчали, напряженно вглядываясь в дорогу, – старались не отвлекать внимание водителя. Но потом мать осмелела и все чаще стала давать указания:
   – Обгоняй! Не обгоняй! Чего ты так несешься? Чего ты так плетешься? Не тяни резину, перестраивайся. Куда прешь, там же встречная!
   Наконец, терпение отца лопнуло.
   – Еще одно слово, и я поворачиваю обратно, – прорычал он. – Мне на дорогу смотреть или тебя слушать?
   – А что, ты не можешь делать и то, и другое?
   Резко крутанув руль, отец съехал на обочину и остановился.
   – Значит так, Галина! – свирепо заявил он. – Пока я за рулем, сиди и помалкивай. Иначе я распсихуюсь и попаду в аварию. Ты этого добиваешься?
   – Нет, конечно! Но, пойми, я ведь тоже переживаю, – принялась оправдываться Галчонок. – Особенно, когда ты идешь на обгон, а там встречная.
   – Переживай молча! Набери в рот пепси-колы и глотай, прежде чем захочешь высказаться.
   – Больше ничего не придумал! – обиделась мать. – Хочешь, чтобы я подавилась?
   – Мы сегодня поедем или вы до вечера будете препираться? – не выдержала Настя. – Мама, если ты так переживаешь, садись на мое место, а я сяду рядом с папой.
   – Правильно, – поддержал ее отец. – У Настасьи выдержки побольше.
   Надувшаяся Галчонок перебралась на заднее сиденье. Машина съехала с обочины и покатила дальше.
   Сидя рядом с отцом, Настя убедилась, что мать переживала не зря: новоиспеченный водитель вел машину довольно нервно. Сначала решал приступить к обгону, потом, выскочив в левый ряд, передумывал и возвращался обратно, потом снова выскакивал. И все норовил ехать за сто.
   – Пап, ты же мне внушал: правила дело святое, – не выдержала, наконец, и Настя. – А сам зачем нарушаешь?
   – Высажу! – коротко пообещал отец.
   – И все-таки я скажу, – упрямо продолжила дочь. – Мы что – куда-нибудь торопимся? Зачем ты так гонишь? Из-за этого все в напряжении, и никакого удовольствия. Вместо того чтобы наслаждаться путешествием, мы с мамой нервничаем и тебя дергаем. Почему нельзя ехать с разрешенной скоростью?
   – Потому что меня все обгоняют. А меня это задевает. И еще, мне интересно, на что способна машина.
   – А может, люди куда торопятся: на совещание или кто у них болен? – вмешалась Галчонок. – И как понять: на что способна машина? Хочешь узнать, когда она начнет разваливаться? Не забывай, кроме своей, ты еще за две жизни отвечаешь. Пусти лучше меня за руль.
   – Только не на трассе. И вообще, лучше бы вы обе помалкивали, – обозлился отец, уворачиваясь от «Волги», пошедшей на обгон. Но скорость немного сбавил. Это позволило сбросить напряжение и подробнее рассматривать проносившиеся мимо пейзажи. На дороге то и дело возникали маленькие миражи: казалось, что впереди лужица, а подъедешь – сухой асфальт. Правда, картины за окном были однообразными: деревеньки, степь с лесополосой или редкими деревьями, поселки, снова равнина, потом опять деревеньки. Пейзаж оживляли сидевшие вдоль обочины торговцы с горами арбузов и дынь.
   – Может, купим? – с надеждой спросила Галчонок, скучавшая на заднем сиденьи. – Здесь, наверно, дешевле, чем в городе.
   – Дальше будет еще дешевле, – Отцу не хотелось останавливаться. – Я намереваюсь засветло доехать хотя бы до Кореновска. А с такой скоростью будем ночевать в чистом поле.
   – Ну и что? – храбро отозвалась дочь. – Съедем с трассы и заночуем в какой-нибудь рощице. Очень романтично.
   – Чтобы нарваться на местных бандитов? – не согласилась мать. – Увидят одинокую машину и решат, что у нас куча денег, раз собрались на юг. Нет уж, лучше в гостинице.
   – Ага, можно подумать, что у тебя их действительно, куча. Будем ночевать на стоянке для водителей или, в крайнем случае, в мотеле, где подешевле. – Отец свернул на боковую дорогу, остановив машину возле лесополосы. – Вам никуда не надо? А то уже три часа едем без остановки. Мальчики налево, девочки направо.
   Когда они снова выбрались на трассу, оказались в хвосте большой колонны грузовиков с зерном. Из-под брезента, покрывавшего кузов замыкающей машины, то и дело сыпалась труха, падая им на переднее стекло. Чтобы не глотать пыль, пришлось ехать еще медленнее. Отец нетерпеливо вытягивал шею, то и дело подавая машину влево, чтобы выбрать момент, когда можно будет пойти на обгон, но непрерывно проносившиеся встречные не давали закончить маневр. Наконец, ему показалось, что дорога свободна, и он выскочил на встречную полосу. И тут, словно из-под земли ему навстречу вынырнул «Москвич». Оказалось, впереди спуск, но знака отец не заметил из-за непрерывных попыток начать обгон. А самого спуска совсем не было видно: дорога сливалась в сплошную полосу.
   «Все! – подумала Настя, закрыв от страха глаза. – Сейчас врежемся».
   В последнее мгновение отец сумел вывернуть руль еще левее, и они затормозили на обочине встречной полосы, едва не свалившись в кювет. Колонна ушла далеко вперед, и некоторое время дорога была пуста.
   – Н у, все, все, успокойся. – Галчонок погладила по плечу отца, судорожно вцепившегося в руль. – Быстренько выворачивай на свою полосу, пока никого нет. Давайте подъедем вон к тому пруду и пообедаем. Заодно и передохнем.
   Отец выкрутил руль вправо, и они снова съехали с трассы, свернув на второстепенную дорогу, покрытую гравием. Она привела их к небольшой рощице на берегу пруда, поросшего камышами. Там стояла белая «десятка», рядом с ней юноша и девушка пытались развести костер. Отец принялся раскочегаривать мангал, а Галчонок с дочерью стали нанизывать на шампуры куски мяса, накануне замаринованного в большой кастрюле.
   – Жарим все, – распорядилась Галчонок. – Что не осилим сейчас, съедим позже. Олег, ты что, язык проглотил? Хватит переживать, ведь обошлось.
   – У меня до сих пор все внутри дрожит, – признался отец. – Ты пойми, если б это была иномарка, нас бы уже не было. Ведь лобовое столкновение! У них же скорости, знаешь, какие.
   – Значит, впредь обгоняй только на пустой встречной. И смотри на знаки, не зевай. А ты, Настя, тоже подсказывай. Дублируй на всякий случай. И еще мне кажется, ты рано выскакиваешь на встречную. Мне инструктор талдычил, что выезжать надо, только когда подберешься прямо к заду обгоняемой машины. И обязательно при обгоне на всякий случай гуднуть, да погромче, чтобы водитель услышал.
   Тем временем шашлык начал подавать признаки жизни: по поляне разлился аппетитный аромат. Молодая пара, плюнув на неподдающийся костер, разложила на салфетке хлеб, нарезанную колбасу с помидорами и приготовилась закусывать. И тут их ноздрей достиг шашлычный запах. Дружно встав по стойке смирно, они повернули головы в сторону его источника. Вожделение, написанное на их симпатичных лицах, было столь велико, что отец тоже встал и широким жестом пригласил незнакомцев к столу. Те радостно устремились к ним и, упав на траву, нетерпеливо уставились на шампуры. Вдруг молодому человеку пришла в голову какая-то мысль. Он вопросительно глянул на спутницу, та одобрительно кивнула, и юноша бегом бросился к своему авто. Достав из багажника бутылку с яркой наклейкой и минералку, он вернулся.
   – От нашего стола вашему столу. – Налив вино в пластиковые стаканы, молодой человек протянул их дамам. – Давайте знакомиться. Мы, молодожены Валя и Юра, совершаем свадебное путешествие на юга. Сами из Подмосковья. Там есть такой городок Фрязино, может, слыхали?
   – Не довелось, – Отец отрицательно покачал головой. – А мы местные. Вот недавно приобрели колеса и решили обновить. Едем в том же направлении. У вас какая-то определенная цель или просто море?
   – Хотим прокатиться до Адлера. У нас палатка, – где захотим, там и остановимся. А вы, наверно, по путевке?
   – Нет, мы тоже дикари. Правда, планируем доехать только до Джубги. Далеко забираться нам не с руки: еще собираемся прокатиться до Питера. С недельку покупаемся и рванем на север.
   – О, куда вы нацелились! Длительное путешествие. А давайте вместе до моря добираться? Все веселее. И выручим друг друга, если что. Вас как зовут?
   – Олег Владимирович. А это моя супруга, Галина Артуровна, и дочь Анастасия. Вот и познакомились. Да вы не стесняйтесь, берите еще, мяса много. Дочка мариновала – она у нас мастерица. Ну как, вкусно?
   – Супер! – воскликнул молодой супруг, облизывая пальцы. – Гипер! Мясо такое нежное! А лучок – м-м-м! Учись, – заметил он жене. – Будешь такой на море делать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация