А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Яд, милый яд" (страница 1)

   Анна и Сергей Литвиновы
   Яд, милый яд
   Из рассказов Павла Синичкина, частного детектива

   В метро рядом со мной устроились две молоденькие девушки. Они без удержу болтали. Порой их заглушал грохот поезда, порой сквозь него доносились до меня отдельные слова или даже фразы.
   Я никогда не слушаю, о чем судачат дамы. Даже – близкие, что мне порой дорого обходится. А уж тем более – посторонние.
   Женский разговор я обычно воспринимаю как щебетание – если голоса приятные. Или как вороний грай – если их тембр меня раздражает.
   И в этот раз я ни слова не понял, о чем щебечут мои соседки. (Тональность их беседы, безусловно, была для меня приятной.) Однако в какой-то момент одна спросила у другой:
   – Как ты думаешь, этого хватит? – и протянула своей подруге листок.
   Я невольно скосил глаза.
   На бумажке значились три латинских буквы и две цифры:
   НCN. 0,1 г
   Я не очень хорошо учился в свое время в «вышке» – Высшей школе милиции. Но курс судмедэкспертизы читал у нас сущий зверь. Полковник Сугробин впечатал в мои мозги основы своего предмета надолго, если не навсегда. И я очень хорошо помнил, что означают три латинские буквы НCN. И дозировка – 0,1 грамм.
   «НCN» – это химическая формула синильной кислоты. А дозировка в одну десятую грамма является для человека безусловно смертельной.
   В сей момент поезд затормозил. Обе девушки вскочили и заторопились к выходу. Я видел только их спины. И та, и другая – высокие, стройные и хорошо одетые. Одна брюнетка, другая – крашеная блондинка. Одна – в короткой юбке, другая – в облегающих брючках.
   И несмотря на то, что до моей станции оставалось еще две остановки, я вскочил и бросился вслед за дамочками.
   Мне удалось не упустить их из виду, пока они поднимались на поверхность. Я видел, как они попрощались друг с другом – весьма тепло, даже, на мой взгляд, излишне: поцеловавшись в губы. Одна, блондинка в мини-юбке, устремилась к припаркованной машине. Вторая, брюнетка в брючках, двинулась в сторону автобусной остановки.
   Блондинку в машине, обыкновенном «Форде», ждал мужчина. Она скользнула внутрь, чмокнула своего спутника, и авто сорвалось с места. Никакого шанса проследить за тачкой у меня в отсутствие своей верной «восьмерки» не было. Я ограничился тем, что запомнил «фордовский» номер: В 897 АР 177.
   Брюнетка тем временем вошла внутрь автобуса. Я последовал за ней. Она быстро миновала турникет, воспользовавшись, видимо, проездным. Мне пришлось покупать билетик у водителя, сдерживая тихо негодующую очередь. Впрочем, брюнетка, слава богу, не обратила на меня никакого внимания. А вот я получил шанс рассмотреть ее.
   Ее пикантная красота, безусловно, могла взволновать – и взволновала, по крайней мере, меня. Очень короткая стрижка, большие голубые глаза, полные губы. На лице – множество родинок, которые – видимо, благодаря молодости и ухоженности девушки – производили впечатление не некрасивости, а нечаянного украшения. Словом, такое лицо однажды увидишь – не забудешь.
   Я решился действовать еще в автобусе, однако из-за толпы так и не смог подойти к брюнетке поближе. А на второй остановке она вдруг вышла. Я еле успел выпрыгнуть за ней.
   Ни один человек более автобус не покинул.
   Район казался пустынным.
   Видимо, почувствовав мой пристальный интерес, молодая женщина быстро перебежала дорогу и поцокала каблучками по безлюдной бетонной тропинке, ведущей к громадам новых многоэтажек. Я поспешил вслед за ней.
   Через секунду я понял: преследование бесполезно. Девушка настороже и вскоре скроется за стальными дверями подъезда, кои, безусловно охраняют и кодовый замок, и консьерж. И тогда я выкрикнул ей вслед:
   – Девушка! Вы потеряли!
   А сам исхитрился вырвать из своего еженедельника чистый листок. Когда девушка повернулась ко мне, я сделал вид, что поднимаю его с асфальта.
   Моя уловка принесла плоды. Брюнетка остановилась.
   Даже в неверном свете уличного фонаря стало заметно, как стремительно бледнеет ее лицо.
   Я подошел к ней вплотную и протянул ей чистый листок. Она взяла его, уже совсем белая, и повертела в руках.
   – Здесь же ничего нет! – невольно вырвалось у нее.
   – И, тем не менее, это вы уронили.
   – Нет, не я! – резко ответила она и протянула бумагу мне.
   – Жаль, что не вы, – бросил я.
   Она прищурилась.
   – Это почему?
   – Потому что я хотел оказать вам услугу. И, благодаря своей галантности, познакомиться с вами.
   Она оценивающе посмотрела на меня снизу вверх. Кровь снова прилила к ее лицу.
   – Ненавижу дешевые уловки! – бросила она и повернулась.
   – А вы мне ужасно понравились. Вы, пожалуй, самая необычная девушка, которую я когда-либо встречал.
   – Четыре с минусом, – ответствовала она на ходу через плечо.
   – Что значит «четыре с минусом»?
   – Это ваша оценка за попытку знакомства.
   – «Хорошо», пусть с минусом – все же неплохая отметка. И она должна быть вознаграждена. Хотя бы – вашим телефончиком.
   Мы подошли к ее подъезду.
   – Знаете, – неожиданно проворковала она, – у меня есть идея получше.
   – А именно?
   – Зайдемте ко мне на чашку кофе.
   Ого! На подобный поворот я даже не надеялся.
   В лифте я пробормотал:
   – Пора нам познакомиться.
   – О да, – сказала она. – Меня зовут Лена.
   Она вдруг прильнула к моим губам в поцелуе.
   Я оторопел. Конечно, я знал, что где-то на свете существуют нимфоманки. Кроме того, есть, наверно, девушки, не способные ни единой секунды устоять перед моей неземной красотой. Однако покуда ни те, ни другие на моем жизненном пути, к сожалению, не попадались. И вдруг такая нечаянная радость.
   Я постарался ответить на поцелуй.
   Лифт остановился, и Лена буквально втолкнула меня в квартиру. Продолжая целовать меня, она стала расстегивать мою рубашку, а затем и молнию на джинсах. Нечто фальшивое почудилось мне в ее бурных ласках, однако в определенные моменты мужчины лишаются способности к здравому рассуждению. Думать за них начинает твердый мозг, вынесенный ниже пояса.
   Практически раздев, Лена вдруг вытолкнула меня из объятий.
   – А теперь иди в душ, – прошептала она.
   – А ты?
   – Я здесь все приготовлю, – промурлыкала она.
   Мне ничего не оставалось, как принять правила ее игры.
   Когда я вышел из душа, завернутый в полотенце и полностью готовый к самому необыкновенному приключению в своей жизни, мизансцена в квартире разительно переменилась.
   Горел яркий свет, полностью одетая Лена сидела в кресле. На журнальном столике перед ней лежал мой бумажник. В руках она держала небольшой пистолетик.
   – Ну, здравствуй, Павел Синичкин, частный детектив, – усмехнулась она.
   – Тебя не учили, что нехорошо рыться в чужих вещах?
   Лена проигнорировала мой упрек. Нахмурилась.
   – Кто тебя нанял? Муж?
   – Чей муж?
   – Не валяй дурака!
   Она подняла пистолетик и нацелила его мне прямо в лоб.
   – Ее муж приказал тебе следить за нами?
   – Не знаю я никакого мужа, – пробормотал я. – И поосторожней с оружием.
   – Слушай, Синичкин, – сердито сказала она. – Объясняю тебе диспозицию. Ты ворвался в мою квартиру. Разделся догола, пытался меня изнасиловать. В целях самозащиты я отстрелила тебе самое дорогое, что у тебя есть. Кстати, судя по твоему поведению, это далеко не голова. Поэтому давай, колись: почему ты следишь за нами?
   – Ни за кем я не слежу! Просто ты мне понравилась и…
   Сухо щелкнул предохранитель. Пистолет она и вправду нацелила ниже моего пояса.
   – Считаю до трех. Ты скажешь правду или… Раз!..
   Пришлось рассказать Лене все. Про то, как я нечаянно стал их соседом в метро. Случайно подслушал их с подружкой разговор и увидел записку с формулой яда.
   Она расхохоталась.
   – Ах, вот оно что!.. Какой же ты неугомонный, Синичкин! Не можешь отрешиться от своей работы даже в общественном транспорте?.. Ну, ты и фантазер!.. Давай, забирай свои вещи и проваливай!
   Она швырнула в меня моей рубашкой и брюками.
   Через три минуты я очутился на лестничной клетке. Входная дверь за мной захлопнулась.
   «Облом», – звенела в моей башке одна-единственная фраза.
   Однако… В поведении обеих девушек явно крылась какая-то тайна… К тому же я понимал, что вряд ли скоро сумею забыть лицо Лены, ее большие глаза и мягкие губы…
   На первом этаже не было консьержа, который смог бы застукать меня в противоправных действиях. Поэтому я без труда, одним мизинцем, вскрыл принадлежащий Елене почтовый ящик. В нем лежало письмо, адресованное г-же Е. Катеринчевой.
   Итак, теперь я знал ее фамилию и адрес. И вкус ее губ. Хотя последнее с точки зрения частного сыска вряд ли может мне помочь.

   …Назавтра из своего сыскного агентства я позвонил старой подружке Любочке из главного управления ГИБДД. Через пятнадцать минут та сообщила мне, что «Форд» с номером В 897 АР 177 принадлежит на правах совместной собственности некоему гражданину Станицыну Егору Еремеевичу, а также гражданке Станицыной Нелли Вениаминовне. Проживают оба в ближайшем Подмосковье: в поселке Никольское, на улице Зеленодольской, девять.
   Не надо быть настоящим Шерлоком Холмсом, чтобы предположить, что Нелли Станицына – та самая блондинка в мини-юбке из метро, подружка моей Лены. А встречал ее на «Форде» супруг Егор Станицын.
   Вкупе с формулой синильной кислоты и нервным вопросом Лены: «Тебя нанял ее муж?» – это создавало тревожную комбинацию (возможно, существующую только в моих мозгах).
   Пока суд да дело – все равно другой работы у меня не было, – я решил побольше узнать о семействе Станицыных и Елене Катеринчевой, воспользовавшись Интернетом. Сеть, между прочим, в умелых руках – мощнейшее оружие для сбора информации. Спустя полчаса поисков мне удалось нарыть множество сведений об этой троице, которые, забегая вперед, скажу, представляли вчерашнее происшествие совсем в ином свете.
   И тут в мою каморку заглянула Римка – мой верный рыженький секретарь.
   – Паш, тебе звонят. Говорят, срочно.
   – Кто?
   – Сказали, хм, что «звонит его вчерашнее приключение».
   Я немедленно взял трубку.
   Голос Елены дрожал.
   – Что случилось?
   – Его отравили…
   – Кого?
   – Мужа Нелли. Егора. Нелли – та самая блондинка в метро…
   – Я знаю, – прервал я ее.
   – Павел! Я уверяю тебя: Нелли здесь ни при чем. Все, что ты видел вчера – полная туфта, блеф!.. И мы хотим – очень хотим! – нанять тебя, чтобы ты доказал ее невиновность. Она готова платить тебе любые деньги.
   …Второй раз на протяжении одних суток мы встретились с «моим приключением» все у той же станции метро. Только теперь я был верхом на своей «восьмерке» – иначе трудновато нам пришлось бы добираться до поселка Никольское, где проживало семейство Станицыных (и где наверняка уже орудовали мои бывшие коллеги из милиции).
   К дому Станицыных мы домчали за сорок минут. Мне было приятно находиться рядом с Леной в замкнутом салоне авто. Несмотря на ее вчерашнюю выходку, меня тянуло к ней.
   Дом Станицыных встретил нас тишиной. Ни суеты, ни милиции.
   У ворот нас ожидала давешняя крашеная блондинка – только на сей раз она была одета в веселенькое дачное платье. Нелли Станицына совершенно не походила на убитую горем вдову. И ни капли не смахивала на женщину, которую обвиняют в отравлении супруга.
   – Здравствуй, дорогая, – они поцеловались с Леной. – Здравствуйте и вы, Паша, – протянула она мне руку, – я давно мечтала познакомиться с настоящим частным детективом.
   – Тело уже увезли? – спросил я.
   – А тело – вот оно, – вдруг громогласно объявил мужской голос.
   На ступеньках дома появился мужчина – судя по всему, «отравленный» супруг Егор Станицын – и радостно похлопал себя по животу.
   – Что происходит?
   – Сюрпри-из! – хором прокричали Нелли и Лена.
   Лена взяла меня под руку и отвела в сторону.
   – Не обижайся, пожалуйста, мы тебя разыграли. Никакого отравления не было. Просто Нелли и впрямь очень хотела познакомиться с настоящим детективом, и как можно скорей. У нее, знаешь ли, в очередной книжке должен действовать частный сыщик, а никого знакомых среди вашего брата нет. Вот она и попросила меня срочно доставить тебя к ней. Да и я, признаюсь, хотела с тобой снова повидаться. Вот мы и выдумали эту феньку с отравлением супруга… Ты не сердишься?
   Я усмехнулся.
   – Значит, ваша вчерашняя записка в метро была не более чем подготовительный материал к новой книжке госпожи Станицыной…
   – Поздравляю! Ты все-таки догадался!
   – Да. Я, конечно, болван – что и продемонстрировал тебе вчера. Однако я способен учиться.
   – Поздравляю, – иронически проговорила Лена. – Значит, ты узнал в лицо писательницу Станицыну?
   – Не надейтесь. О ней мне рассказал Интернет. И о Нелли Станицыной – авторе двадцати семи женских детективов. И о тебе, Елене Катеринчевой, открывательнице ее таланта и ее бессменном редакторе… Впрочем, я все равно болван. Я должен был догадаться еще вчера, в метро. Сейчас в какую женщину ни ткни – попадешь в автора детективов. Во всяком случае, в книжках коварные отравления синильной кислотой случается гораздо чаще, чем в нашей тусклой жизни…
   Лена хотела мне что-то возразить, но тут господин Станицын снова появился на крыльце и прокричал:
   – Господа! Все за стол! За стол! Шашлык стынет!
   Рука об руку с Леной мы вошли в дом.
   – Я перебил тебя. А ты, кажется, хотела что-то сказать. И по-моему, лестное для меня.
   Она расхохоталась.
   – Лестное? И не надейся!
   – Говори. После того, как ты вчера выгнала меня голого на лестничную клетку, я готов принять из твоих рук любой яд.
   – Знаешь, Паша, я подумала: в книжках таких героев, как ты, не бывает…
   – Таких недотеп?
   – Да нет: таких живых. Таких азартных, шустрых и обаятельных.
   И она улыбнулась мне всеми своими родинками.
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация