А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Влюбиться в лучшего друга" (страница 16)

   Кстати, Потапов пришел Олегу на ум не случайно, а потому что именно о нем он собирался поговорить сегодня с Региной. Олег позвонил ей с работы, чтобы узнать, как прошло их объяснение с Виктором. Но главное – ему не терпелось выяснить, рассказала ли Регина жениху о своих встречах с его лучшим другом. Олег хотел сделать это сам – сразу же после того, как они закончили разборки с Яновской, – но не успел. Виктор был так захвачен свалившимися на него новостями и так стремился поскорее поделиться ими с Региной, что решительно отмахнулся. «Потом, – сказал он. – Мне срочно нужно с ней увидеться – все остальное неважно».
   Но Олег так не думал. Он считал, что Виктор обязан узнать о том, как они с Региной познакомились и почему до сих пор держали это знакомство в секрете. Ему казалось, что чем дольше они тянут с признанием, тем более неприглядной выглядит вся эта история со стороны.
   Однако Регина не захотела слушать Олега по телефону и пригласила на чашку кофе. Встретиться она предложила в своем любимом ресторанчике, который почему-то категорически не нравился Виктору. А значит, и наткнуться на него там было нереально.
   Едва переступив порог ресторана, Олег понял, что заведение это недешевое – официанты выглядели карикатурно напыщенными, а тарелки, которые они разносили посетителям, казались огромными. Он уже давно заметил, что существует прямая связь между размером тарелок и величиной счета. На этих обширных белых «плато» лежали крохотные пестрые горки еды, зачастую совершенно пресной и безвкусной.
   В ожидании Регины Олег заказал себе чашку кофе, который оказался на удивление приличным. Сделав пару глотков из пузатой чашечки, он закурил сигарету и с удовольствием затянулся. Неторопливо постукивая пальцами по меню, он дал себе слово, что в последний раз пошел на поводу у Регины. Больше никакие обстоятельства не заставят его встречаться с ней наедине.
   Регина опоздала всего на пятнадцать минут, заявив, что для нее это сверхъестественная пунктуальность. Когда она возникла на пороге, почти все находившиеся в зале мужчины повернули головы в ее сторону. «Красота – лучший наряд девушки», – усмехнулся про себя Олег, поднимаясь ей навстречу. Окажись он в подобной ситуации несколько дней назад, наверняка раздулся бы от гордости. Но сегодня ему было безразлично и то, как выглядит его спутница, и то, как все окружающие ей восхищаются. Ему хотелось лишь одного – завершить встречу как можно скорее.
   – Я ужасно голодная, – сообщила Регина, изящно опускаясь на отодвинутый для нее Олегом стул. Несмотря на довольно ранний вечер, вокруг нее витал аромат дорогих духов, густых и чувственных. – Надеюсь, ты составишь мне компанию? – сказала она слегка капризным тоном.
   Есть Олегу совершенно не хотелось, но отказывать Регине было неловко, и он не слишком охотно кивнул.
   – Удивляюсь, почему Виктор не любит это место, – заметил он, с интересом оглядываясь по сторонам. – Ведь для него нет лучшего развлечения, чем доводить до белого каления чванливых официантов в пафосных ресторанах.
   Он посмотрел на одетого в форму холеного юношу, который стоял возле соседнего столика, важно выпятив нижнюю губу. У его клиента, державшего перед собой меню, губа была выпячена точно так же. Казалось, что один из них просто-напросто пародирует другого. Регина проследила за взглядом Олега и рассмеялась.
   – Действительно, Виктор мог бы от души позабавиться, – сказала она и, достав сигарету, покрутила ее в пальцах. – Но на самом деле здесь очень мило. Кухня, вид на город и все такое…
   Олег не успел и глазом моргнуть, а возле Регины уже возник человек с зажигалкой в руках и неуловимым движением поднес к сигарете бойкий огонек.
   – Мне все как обычно, – бросила Регина, кивком поблагодарив его за оказанную любезность.
   Олег наблюдал за ней и радовался тому, что сумел-таки воспротивиться колдовским чарам. Эта девушка принимала всеобщее поклонение как нечто само собой разумеющееся. Рано или поздно ему тоже пришлось бы ей поклоняться. Однако Олега совсем не вдохновляли подобные отношения.
   «Наверное, она страшная эгоистка, – подумал он. – Привыкла, что в этой жизни все делается только для нее и ради нее. Остальные люди занимают ее лишь постольку, поскольку попадают в сферу ее личных интересов. Например, я сам. Она ведь собирается замуж за Виктора, но вовсе не против приручить заодно и меня. Мало ли, авось на что-нибудь сгожусь. И я действительно сгодился! Вот, разбираюсь в их с Витькой личных проблемах. Но Регине этого мало. Ей нужно, чтобы я взирал на нее с обожанием, иначе ей все не в радость. А поскольку я не взираю, она бесится. Поэтому-то и звонит беспрестанно, требуя очередной личной встречи – надеется снова обворожить. Просто так, ради самоутверждения».
   Олег был уверен, что правильно разгадал загадку Регининой настойчивости. Еще он подумал, что, наверное, стал единственным мужчиной, который оказался ей не по зубам, и эта мысль его развеселила. Хотя в глубине души он не мог не признать, что дело было вовсе не в его повышенной сопротивляемости соблазнам. Противоядием Регининому очарованию стало его сильное и очень искреннее чувство к Тане.
   Из задумчивости Олега вывел голос официанта, желавшего узнать, «что угодно заказать джентльмену».
   – Мне угодно вот это, – ткнул он пальцем в первую попавшуюся строчку меню. Итальянских слов в названии блюда было гораздо больше, нежели русских, и он опасался, что не сможет их правильно произнести.
   Когда официант удалился, Регина выпустила изо рта фигурную струйку дыма и, любуясь ею, произнесла:
   – Виктор говорит, что это именно ты разоблачил интриганку, которая заварила вокруг нас всю эту кашу. Но он не рассказал мне, как ты обо всем догадался, а ведь это и есть самое интересное. Ты ведь провел частное расследование – прямо как в настоящем детективе. Я так хочу, чтобы ты мне все рассказал!
   Олег не стал сопротивляться, решив, что если безропотно выполнит ее просьбу, она не станет задерживать его слишком долго. Начал он с того самого момента, когда Виктор позвонил ему из спортклуба, чтобы выложить возникшие у него подозрения.
   – Когда я решил заняться этим делом, то подумал, что хорошо бы заручиться поддержкой кого-нибудь из коллег. На ум сразу же пришла Лиля – секретарша Виктора. Они работают вместе уже не один год, и она могла заметить что-то такое, на что сам Виктор не обратил никакого внимания. В сущности, так все и получилось. У нее были причины заподозрить в нечестной игре нашего нового ландшафтного дизайнера, а потом одна догадка повлекла за собой другую, после чего обвинения посыпались на Яновскую уже со всех сторон.
   Регина слушала его рассказ внимательно, как будто боялась пропустить даже самую незначительную подробность. Когда Олег закончил свое повествование, она немного помолчала, а потом спросила:
   – Но если Виктора действительно собираются назначить генеральным директором, почему он ничего не рассказал об этом мне?
   – Может быть, боялся сглазить? – пожал плечами Олег. – Он и мне ни словом не обмолвился о грядущих переменах. Наверное, дожидался официального приказа, чтобы сделать всем сюрприз.
   – Но эта девушка… Неужели она решила рассорить нас с Виктором только из-за его новой должности?
   – Из-за очень высокой должности, – уточнил Олег. – Захомутать генерального директора крупной фирмы – это же жутко заманчиво. Такое дело стоило и времени, и усилий.
   – Какая изощренная фантазия у этой вашей Яновской, – содрогнулась Регина.
   – Она уже больше не наша. Ей однозначно дали понять, что фирма не нуждается в ее услугах. Правда, уволиться разрешили по собственному желанию.
   – Ужасная история, – вздохнула Регина, – и я рада, что она наконец-то закончилась. Хотя, если честно, мне безумно неприятно, что Виктору пришлось узнать про моего бывшего поклонника.
   – Зато теперь-то уж твой профессор угомонится и оставит тебя в покое, – сказал Олег.
   – Скорее бы. Признаться, Владлен Леопольдович очень меня донимает. – Регина потерла переносицу указательным пальцем так, словно у нее устали глаза. – Видимо, я была его последним серьезным увлечением.
   – Наверное, твой пример стал наукой для других студенток консерватории, и больше ему с тех пор никого соблазнить не удалось, – усмехнулся Олег.
   – Ну да, – согласно кивнула Регина, не уловившая в его голосе иронии. – И теперь он пытается вернуть то, что так бездарно упустил. Он даже не задумывается над тем, что испортил мне карьеру. За это я его ненавижу.
   – А ты говорила ему об этом? – поинтересовался Олег. – О своей ненависти?
   Регина посмотрела на него с удивлением. Как будто он сказал что-то недостойное, и лично ей такая мысль никогда бы не пришла в голову.
   – Нет, я не говорила ему ничего подобного. По крайней мере, открытым текстом. Я думала уладить дело по-хорошему, пыталась его образумить, увещевала. Понимаешь, мне не хотелось причинять ему лишнюю боль, ведь ему сейчас и так несладко.
   Олег смотрел на нее, недоверчиво сощурив глаза. Ему с трудом верилось в то, что эта девушка способна испытывать такое глубокое сострадание к бывшему любовнику. К тому же страшно назойливому и не слишком молодому. Регина, будто прочитав его мысли, недовольно передернула плечиками.
   – Ну, хорошо, – сказала она наконец, – дело не только в жалости. – Потом подалась вперед и, понизив голос почти до шепота, призналась: – Дело в том, что я его боюсь. Понимаешь, мне стало казаться, что Владлен Леопольдович… как бы это сказать? Немного не в себе. Раньше он был очень представительным, импозантным, уверенным в себе. Но сейчас это всего лишь жалкое подобие человека, которого я когда-то любила. Когда ему удается завести со мной разговор, он становится похож на полоумного. Правда, чаще всего стенает и умоляет меня о милосердии, но иногда в его глазах появляется такое жуткое выражение, что мороз по коже.
   – Слушай, а может быть, уже пора заявить на него в милицию? То есть в полицию! – сказал Олег. – Если все так серьезно, то тут и до беды недалеко. Судя по твоим описаниям, у профессора действительно неладно с психикой.
   Регина не успела ничего ответить, потому что в этот момент к их столику приблизился официант. Перед девушкой он торжественно поставил стеклянную форму с запеченными шампиньонами, а перед Виктором – гигантское молочно-белого цвета блюдо, на котором лежала тощая рыбина с выпученными глазами. Рядом с ней притулились две брусничины, щепотка натертой лимонной цедры и унылый листик мяты.
   Когда официант удалился, Олег снова вернулся к прерванному разговору:
   – Так что ты думаешь о возможном вмешательстве полиции?
   – Думаю, ты прав, – вздохнула Регина. – Но теперь, когда Виктор наконец-то обо всем узнал, пусть сам решает, как поступить. Может быть, ему достаточно будет встретиться с Голосовским один на один и пригрозить разобраться с ним по-мужски. Вдруг Владлен Леопольдович испугается? Ну, не то чтобы мне хотелось, чтобы Виктор его действительно поколотил, но все же это было бы лучше, чем вмешивать в наши проблемы официальные органы, согласись.
   – Да, я понимаю, о чем ты говоришь, – протянул Олег. – С другой стороны, если профессор и впрямь спятил…
   – Давай предоставим Виктору возможность самому решать, как все уладить, – перебила его Регина. – Я целиком и полностью полагаюсь на его здравый смысл.
   Олег ничего на это не ответил и принялся задумчиво гонять вилкой толстокожую брусничину. Потом осторожно воткнул зубцы в зажаренный рыбий бок.
   – М-м, вкусно, – удивленно сказал он, прожевав первый кусочек.
   «Хотя на эти деньги запросто можно было бы купить небольшой океанариум», – подумал он.
   Быстро расправившись со своим не слишком сытным блюдом, Олег выпил стакан сока и закурил. Наблюдая за тем, как Регина клюет свои шампиньоны, он снова подумал о Тане. Уж она бы не стала так церемониться с грибами. Таню вряд ли можно было назвать гурманом, но уж если что-то было действительно вкусно, то ела она с аппетитом, не скрывая удовольствия.
   Мысли о Тане растревожили Олега. Он вдруг подумал, что ему ужасно хочется ее увидеть. Прямо сейчас, сию минуту. И сказать ей наконец, что для счастья ему необходимо каждый день видеть ее улыбку. Нужно, чтобы она всегда была с ним рядом. В горе и в радости, в нищете и достатке.
   Желание немедленно встретиться с Таней и признаться ей в любви овладело Олегом с невероятной силой, и он с трудом удержался от того, чтобы немедленно откланяться. Но Регина все же заметила его нетерпение.
   – Ну что же, спасибо за то, что согласился со мной встретиться, – сказала она небрежным тоном. – Теперь мне стало немного спокойнее. Зато сразу захотелось обсудить последние новости с подругой. Я подожду ее здесь. А ты, если хочешь, можешь идти. У тебя, наверное, еще дела?
   – Мой рабочий день вообще не имеет границ, – шутливо подтвердил Олег.
   Потом он довольно эффектно щелкнул пальцами, привлекая внимание официанта. Расплатился по счету и, поцеловав благосклонно протянутую дамой ручку, торопливо вышел из ресторана. Захваченный идеей немедленно отыскать Таню, он помчался по лестнице так быстро, словно у него горели подошвы. Хлипкие резные перильца дрожали, когда его заносило на поворотах, и он хватался за них обеими руками. Мимо него ухнул вниз стеклянный лифт, но он не обратил на него внимания. Сейчас ему хотелось движения, сопротивления воздуха, работы мышц и легких.
   Очутившись на улице, Олег мгновенно попал в сплошную пелену дождя. Застегнув на все пуговицы пиджак и подняв воротник, он вытянул из кармана телефон и приготовился набрать номер. В ту же секунду мобильник завибрировал в его руке, и на дисплее высветилось «Таня».
   «Невероятно, – ошарашенно подумал Олег. – Она на расстоянии почувствовала мой молчаливый призыв. Почувствовала и сама позвонила!»
   – Олег, привет, – донесся до него знакомый голос, – ты сейчас можешь говорить?
   – С тобой я могу говорить всегда, – ответил он без околичностей.
   Ему захотелось сказать ей что-нибудь замечательное, излить душу, начать петь дифирамбы. Он больше не боялся показаться ей смешным или нелепым. Любовь не может быть смешной!
   – Это хорошо, – откликнулась Таня, не обратив внимания на его «всегда». – Мне нужно с тобой кое-что обсудить. Кое-что личное. Поэтому лучше бы нам встретиться – это все же не телефонный разговор.
   – А ты сейчас где? – поинтересовался Олег, останавливаясь у перехода. Ожидая, пока светофор замигает зеленым глазом, давая пешеходам «добро», он вглядывался сквозь облако водяной пыли в силуэты людей, стоящих на противоположной стороне шоссе. Неожиданно один из них показался ему удивительно знакомым. И этот силуэт прижимал к уху сотовый телефон.
   – Так где же ты сейчас? – повторил Олег, едва сдерживая нахлынувшее на него веселье.
   – Что? Я на улице. В центре города, – откликнулась Таня.
   – У тебя очень симпатичный плащ – тебе идет голубой цвет.
   – Спасибо. Так когда мы?.. Ой, а откуда ты знаешь?!
   – Я телепат, разве тебе это неизвестно? – продолжал разглагольствовать Олег, не спуская с Тани глаз. – Кстати, шлепать по лужам в таких роскошных туфельках не слишком благоразумно.
   – Олег, так нечестно, – сказала Таня.
   Он видел, как она озирается по сторонам. Как только зажегся зеленый, он бросился к ней через улицу.
   Таня заметила его, когда он был уже в двух шагах, и всплеснула руками. На лице ее расцвела такая радостная улыбка, что Олег чуть было не схватил ее в объятия, чтобы закружить, поцеловать… Но все-таки не рискнул. Позже он тысячу раз клял себя за то, что опять смалодушничал, не решился обрушить на нее свои чувства сразу, без всяких предисловий. Почему он считал, что слова любви нужно дозировать, словно лекарство? И готовить Таню к признанию постепенно, словно к какому-нибудь ужасному известию?!
   – Как ты здесь оказался?! – воскликнула его лучшая подруга, смеясь без всякого кокетства – как тогда, прежде, в прошлой жизни, до своей поездки в Париж.
   – Вот так и оказался – по зову сердца и по велению души, – ответил он. Нырнул под зонт, наклонился и поцеловал ее в щеку. Щека была влажной и сладко пахла пудрой.
   – Ты весь промок, – воскликнула Таня.
   – Как бездомный пес!
   – Пойдем скорее куда-нибудь под крышу.
   Она схватила его за руку и потащила вниз по улице. Их нечаянная встреча взбудоражила ее, и, разволновавшись, она, как бывало в детстве, выдала все, что ее тревожило, в первые же две минуты.
   – Когда мы сидели в ресторане, я поняла, что тебе нравится Регина! – выпалила Таня, на ходу пытаясь заглянуть Олегу в глаза.
   – Серьезно?
   Ему показалось невероятным, что она так подумала.
   – Ты сидел с таким мечтательным лицом… Я никогда у тебя такого не видела.
   «Видела, Таня, и не раз! – про себя возразил он ей. – Видела, но не замечала. Почему же заметила сейчас?»
   – Куда ты меня тащишь? – вслух спросил он.
   – Вон в то кафе, видишь? Там пекут вкусные пироги с капустой.
   Регина никогда бы не стала есть пироги с капустой, прячась от дождя. Чтобы получить удовольствие от такой малости, нужно на время перестать быть взрослым. Таня это умела! И он умел… Когда она вела его за руку.
   – Что ты на меня так смотришь? – спросил Олег, не переставая улыбаться.
   – Мне нравится на тебя смотреть. Ты вообще мне нравишься, – ответила Таня.
   – Нет уж, нет уж, Танечка! Больше ты меня лестью не купишь, – проворчал Олег.
   – Что значит – больше? – искренне удивилась та.
   – Помнишь, как в девятом классе нас возили на экскурсию в Питер?
   – Ну, да… И что?
   – В поезде ты начала оказывать мне знаки внимания, делала всякие намеки, в щечку целовала! Короче говоря, обнадеживала.
   – Серьезно? – Таня высоко задрала брови. Ямочка на ее щеке сводила Олега с ума.
   – Я уши-то и развесил! А потом выяснилось, что ты мстила какому-то козлу – с моей помощью. С тех пор я твоим сладким речам не верю!
   Они подошли к кафе в тот самый момент, когда дождь хлынул как из ведра. Никакой зонт их не спас, и они промокли в мгновение ока. Смеясь и подгоняя друг друга, они наконец-то проскользнули в дверь и принялись шумно отряхиваться. Потом Олег помог Тане снять плащ, а сам стащил пиджак и перекинул его через плечо.
   – Признайся, Олег! Несмотря на то что Регина – невеста Виктора, она тебя влечет, – выпалила Таня, входя в полутемный зал.
   Здесь было тепло и душно. На столах мерцали крошечные огоньки свечей с запахом лаванды.
   «Глупая, меня влечешь только ты», – мысленно возразил ей Олег.
   Сегодня Таня казалась ему особенно красивой. Он заметил всё – и ее чудесное платье, и медальон в стиле ар-деко, купленный в каком-нибудь маленьком магазинчике и наверняка доставивший ей удовольствие, помаду винного оттенка, которая выглядела роковой на ее губах…
   У него внезапно запылали щеки – он ощущал, что в нем пробудились те чувства, которые Таня однажды увезла с собой в Париж. Теперь они вернулись к нему – еще более сильные, полнокровные. И эти чувства вдруг обрели такую определенность, что он едва не застонал. Это его женщина, его любовь! Он больше никуда ее не отпустит. И он обязательно произнесет слова признания. Если ей нужно, чтобы он громко говорил о своей любви, – он заговорит…
   Тем не менее эти слова так и не вырвались наружу. Ему хотелось, чтобы Таня как-нибудь помогла ему сделать первый, трудный шаг.
   «Неужели ты не видишь, как я люблю тебя? – продолжал молча взывать к ней Олег. – Я много лет жду, что ты обратишь на меня внимание, а ты смотришь в сторону. На кого угодно – только не на меня!»
   Но Таня никак не реагировала на его внутренний монолог – она была настроена на совершенно другую волну. И все же Олег знал, что на этот раз ему удастся с нею объясниться. «В любви не бывает «несвоевременных моментов», – подбадривал он себя, – ждать и подгадывать – провальное дело». И еще он чувствовал, что все сделает правильно, и Таня обязательно ответит на его чувство. Не может не ответить! Они не зря столкнулись сегодня под проливным дождем в самом центре огромного города! Олег посчитал их встречу знамением свыше, и это придало ему уверенности в себе.
   Столик, за который они уселись, располагался в небольшой нише и вполне годился для приватного разговора. Но Олегу этого было мало. Ему хотелось бы, чтобы все люди вокруг исчезли и они с Таней остались абсолютно одни – только он и она. И тогда он взял бы ее за руку, заглянул в глаза и во всем признался. В том, что любит ее давным-давно и больше не собирается скрывать свои чувства. Он сказал бы, что никакая даже самая распрекрасная красавица не сможет сравниться с ней, Таней. Потому что лучше нее нет никого на белом свете. И если сейчас она даст ему хоть маленькую надежду, все в его жизни изменится раз и навсегда.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация