А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Влюбиться в лучшего друга" (страница 10)

   – А как ты вообще-то узнала, к кому подходить надо? – следя за ее движениями, продолжал допрашивать Виктор. – Я что, словесный портрет тебе заодно прислал?
   – Нет, просто написал, что это те же самые три мужчины, с которыми ты ужинал здесь на прошлой неделе. У меня память хорошая.
   – Какое-то безумие.
   – Может, ты из-за своего пожара все забыл? – предположила Регина.
   – И телефон мой тоже все забыл? – ехидно поинтересовался Виктор. Раньше он никогда не позволял себе с ней такого тона. Но сейчас просто не смог удержаться. – Значит, ты уверена, что сообщение пришло с моего мобильного?
   – Конечно, с твоего, – уже спокойнее ответила девушка. – Я всегда внимательно смотрю, от кого послание. На, читай.
   Она протянула ему свой изящный аппарат жестом, который красноречиво свидетельствовал – мне скрывать нечего.
   – Тут пусто! – констатировал Виктор, возвращая девушке мобильник. – Вчерашнее мое сообщение есть, а то, о котором ты рассказываешь – увы…
   – Не может быть, – воскликнула Регина возмущенно. – Дай сюда, ты просто не нашел. – Она растерянно смотрела на дисплей. – Какая-то мистика!
   Нижняя губа у нее предательски задрожала. Губа была полной, влажной, красивой формы. И сама Регина, несмотря на гнев и обиду, выглядела по-прежнему обольстительной. Виктор неожиданно остыл. Не в первый уже раз он испытывал нечто подобное. Женская красота словно гасила в нем все негативные эмоции и грубые порывы. Ему расхотелось ссориться, он подошел и, взяв сидящую Регину за плечи, потянул на себя. Она откинула голову. Их отражения смотрели в глаза друг другу. Виктор чувствовал, как растворяется комок обиды, застрявший у него в горле.
   – Странный сегодня день, – сказал он и примирительно улыбнулся.
   День действительно получился необычный. Сначала встреча с преобразившейся Таней, потом кутерьма с пожаром, теперь вот – непонятная история с эсэмэсками.
   – Вить, но ведь мы так ничего и не выяснили, – напомнила ему Регина.
   Вероятно, ей хотелось окончательно себя реабилитировать. Для женщин вообще не существует закрытых тем. Замять какой-нибудь личный разговор совершенно нереально.
   – Потом выясним. Кстати, давай вместе поужинаем, – предложил Виктор. – Я ужасно голодный. Знаешь, сильные эмоции отнимают столько энергии!
   – Особенно в твоем исполнении.
   Кажется, это была первая шпилька в его адрес, которую Регина себе позволила.
   – Ну, я погорячился. Но ведь это потому, что я тебя люблю! И ужасно ревную.
   Виктор потянул девушку из кресла и прижал к своей груди. Она была хрупкой и гибкой, от ее волос нежно пахло не то ландышем, не то резедой… Виктор не разбирался в запахах, но духи Регины казались ему опьяняющими.
   – Приводи себя в порядок и поскорее приходи, – шепнул он ей на ухо.
   – Ладно, – тоже шепотом ответила она.
   Вероятно, этот шепот означал, что она больше не сердится. Поцеловав девушку, Виктор вышел в зал и выбрал столик, уютно утопавший в освещенной фонариками нише. Взял меню и, рассеянно блуждая глазами по странице, глубоко задумался. Ему очень хотелось верить Регине, но червячок сомнения все же глодал его. Может быть, девушка ведет с ним какую-то игру? Или, еще хуже, выполняет чье-то поручение? Нет, вряд ли, Регина на такое коварство не способна. Да и что могут от него хотеть? Он же не чиновник, не миллионер, не решает глобальные вопросы и не рулит финансовыми потоками. Но все же история очень подозрительная.
   Отодвинув красивую серебристую занавеску, которая отделяла зал от служебных помещений, в зал вышла Регина. Она переоделась в темный кокетливый костюмчик. Никто бы не предположил, что вот эта девушка поет в ресторане. Сейчас она выглядела как персона из делового мира. Виктор рывком поднялся ей навстречу, чтобы помочь сесть, но так и замер со стулом в руках.
   Потому что снова увидел Таню, которая выскользнула из-за той же самой занавески, что и Регина. Не заметив Виктора, она прошла мимо и устроилась за столиком неподалеку.
   – Витя, можно я все-таки сяду? – донесся до него нетерпеливый голос.
   – Ох, извини, – рассеяно пробормотал тот. Плюхнувшись на свое место, он не удержался и еще раз посмотрел в Танину сторону. Она держала в руках кофейную чашку и с любопытством разглядывала танцующие пары.
   «Фигаро здесь, Фигаро там, – подумал Виктор. – И в офисе Таня, и в ресторане Таня… Как глупо, что она забрела попить кофе именно сюда. Что она делала за той занавеской? Конечно, ходила в дамскую комнату. Что еще ей было там делать? Сейчас она нас обоих заметит. Интересно, что она подумает о Регине? Раньше у нее можно было запросто спросить – ну как она тебе? Однако теперь все изменилось. Во-первых, я не спрошу. А во-вторых, еще неизвестно, скажет ли она правду».
   Новая Таня казалась ему темной лошадкой. Виктора сбивала с толку ее прическа – волосы выглядели слегка растрепанными, и это было… мило! Чертовски эффектно. В ресторан она надела однотонное платье – закрытое, но соблазнительное. Как женщинам удается соблазнять, ничего не показывая, всегда оставалось для Виктора загадкой.
   – Куда ты все время смотришь? – недовольно спросила Регина.
   Если сейчас он признается, что позади них сидит Таня Волгина, его невеста мгновенно разнервничается. И вообще. Сегодня не самый удачный день для того, чтобы знакомить свою бывшую девушку с нынешней.
   «Лучше не говорить», – решил Виктор.
   Он придвинул свой стул поближе к стулу Регины и положил ладонь на ее руку. Обстановка более чем интимная. Если Таня их все же заметит, то сразу все поймет и подходить не станет – она обладает врожденным тактом.
   Но когда через некоторое время он вновь обернулся, столик уже опустел. Только одинокая чашка напоминала о том, что Таня только что была здесь.
* * *
   Виктор отодвинулся от рабочего стола и сладко потянулся. Важных дел на сегодня больше не было, а заниматься мелочами не хотелось. Он поднялся на ноги, подошел к окну и по обыкновению посмотрел на улицу. Привычный пейзаж успокаивал. Думать хотелось только о приятном, например, о грядущей женитьбе. Интересно, как изменится его жизнь, когда они с Региной поселятся вместе? Каким будет их общий дом? Впрочем, какая разница? Главное – он не мог представить себе будущую жену стоящей у плиты или с пылесосом наперевес, и это его откровенно радовало.
   Он вспомнил Таню, ее мучительные усилия создать домашний уют… Мучительные потому, что ему ничего такого никогда не хотелось. Ничего того, что она пыталась ему навязать. Ему не нужны были ежедневные совместные ужины и яблочные оладьи по выходным, запланированный театр и сусальные поездки в Подмосковье. Поэтому он ей ничем не помогал, и она билась одна над тем, чтобы их совместная жизнь хотя бы приблизительно была похожа на семейную. Как она ее себе представляла, конечно. Виктору же гораздо больше импонировала иная реальность – с напряженным рабочим графиком, когда встречаться удается урывками, с непредвиденными разлуками и сумасшедшими вечерами в шумных компаниях, с ужинами в шикарных ресторанах или, наоборот, в богом забытых забегаловках.
   Когда он все знает наперед, ему невыносимо скучно. Может быть, когда-нибудь потом, когда он станет старше, остепенится и успокоится, обустроенный семейный быт покажется ему прекрасным и трогательным… Но сейчас Виктору нужны были темп и реальность, полная событий и чувств. А чувства – это Регина. Чувства, неожиданности, непредвиденные повороты…
   – У меня новость, которая не может оставить тебя равнодушным, – объявил Олег, стремительно входя в кабинет Виктора. – Таня ждет нас в «Валгалле».
   – Почему именно там? Это ты ее надоумил? – Виктор хмуро посмотрел на друга.
   – Ничего подобного. Она позвонила мне уже из ресторана. На заднем плане играла музыка.
   – Регина сегодня поет, – ответил на его невысказанный вопрос Виктор. – Ты Тане уже о ней говорил?
   – Нет, не говорил. Но очень надеюсь, что ты сам скажешь. Когда-нибудь ведь нужно сказать. Почему не сегодня? – Он немного подумал и добавил: – Если, конечно, твои серьезные намерения по-прежнему серьезны.
   – А что это ты вдруг засомневался? – язвительно спросил Виктор.
   Он немного опасался, что до сослуживцев каким-нибудь образом дойдут слухи об их с Региной размолвках. Кто-то что-то слышал, кто-то что-то видел… Коллеги гораздо пронырливее, чем можно себе вообразить. Никто не спорит – у них прекрасный дружный коллектив, но когда дело касается чужого грязного белья, обязательно находится личность, готовая его перетряхнуть.
   – Чего мне в тебе сомневаться? Это же не я за тебя замуж собираюсь, – хмыкнул Олег. – Ну, чего ты стоишь? Пойдем, Таня ждет.
   Они почти рысцой добежали до ресторана. Это была детская привычка: если Таня ждала, оба спешили как на пожар.
   – Вообще-то я сегодня не в настроении предаваться воспоминаниям, – сообщил Виктор, сайгаком перескакивая через очередную лужу.
   – Твое настроение больше в расчет не принимается, – бросил Олег, успешно повторив его трюк. – Думаешь, я не знаю, чего ты упираешься? Тебе стыдно перед Таней за то, что ты ее так нагло бросил, вот и все. А ты у нас привык чувствовать себя безупречным. Вот и пытаешься ускользнуть. Чертов слабак!
   – Да ладно, чего ты меня отчитываешь? Я ведь иду.
   – Конечно, идешь. Потому что знаешь, что в ином случае я притащу тебя за шиворот.
   Они вошли в ресторан, сразу же окунувшись в тягучую музыку и жаркий воздух, пропитанный специями. Длинная жалоба блюзовой гармоники, густой шмелиный гул над головами посетителей, набившихся в ресторан, аромат мяса, зажаренного на гриле, звон бокалов – все это было знакомым и приятно расслабляло.
   Таня сидела в самом центре зала, за люксовым столиком, который нужно было заказывать заранее. «Нет, не случайно она оказалась именно здесь. Наверняка все распланировала заранее, – подумал Олег. – Может быть, Доминик после дня рождения Наташи все же проговорился? Хотя нет, на него это не похоже. Сообщить приятную новость – это одно, а чтобы откровенно расстроить человека – совсем другое. Или это кто-нибудь из девчонок насплетничал про Регину? Просто трудно поверить, что Таня оказалась в «Валгалле» благодаря стечению обстоятельств. С другой стороны, в жизни и не такое бывает. Игра случая – это пятый туз, который Господь бог приберегает в рукаве, чтобы щелкнуть по носу того, кто все время выигрывает».
   В тот момент, когда друзья подходили к столику, очередная песня закончилась, и Таня вместе со всеми зааплодировала певице. Она улыбалась легкой улыбкой, которая словно парила возле ее губ. «И этому она тоже научилась в Париже, – подумал Олег. – Только я один в этой жизни ничему не могу научиться».
   Несмотря на обещание, данное матери, несмотря на страшные клятвы, данные самому себе, не было ни дня, чтобы он не думал о Тане. И не страдал. Она словно вросла в его сердце, и с этим ничего нельзя было поделать.
   – А вот и мои верные рыцари! – воскликнула Таня, отложив в сторону салфетку. – Сразу вспомнились старые времена.
   – Ты еще скажи, что мы тоже стали старыми, – проворчал Виктор, усаживаясь напротив. Потом повел бровью и без перехода спросил: – Ну, и как тебе моя невеста?
   – Какая невеста? – продолжая по инерции улыбаться, удивилась Таня.
   – Регина, – ответил Виктор раздраженно. – Певица. Певица Регина – моя невеста. Фу, черт! Так волнуюсь, как будто знакомлю одноклассницу со своей мамочкой.
   Таня перевела непонимающий взгляд с Виктора на Олега. Его сердце сжалось от сочувствия. И гнева! Почему Таня продолжает любить Витьку? Витьку, который бессовестно ее бросил, который изменял ей направо и налево, который так и не сделал ей предложение… И который теперь проворачивает нож в ее кровоточащей ране!
   – Тань, ты случайно выбрала именно этот ресторан? – поинтересовался он, не сводя с нее глаз.
   – Совершенно случайно, – растерянно ответила она. – Вернее, мне посоветовали…
   – Певицу, которая тебе так понравилась, зовут Регина. Именно на ней наш Потапов собирается жениться.
   – С каких это пор я превратился в «вашего Потапова»?! – возмутился «виновник торжества».
   – С тех пор, как в детском саду мы приняли тебя в свою компанию, – отрезал Олег. – Другие дети били тебя совком по голове, и нам пришлось за тебя заступаться. Я так и знал, что ты ответишь нам за это черной неблагодарностью.
   Олег говорил еще какие-то глупости, давая Тане возможность прийти в себя и с достоинством выйти из положения. Надо отдать ей должное: она довольно быстро взяла себя в руки.
   – Она очень красивая, – Таня посмотрела на сцену и взяла в руки бокал. – Предлагаю выпить за ваше счастье.
   – Не слышу в твоем голосе искренности, – проворчал Виктор. – Понимаю, ты ошарашена… Но ты ведь не думала, что я больше никогда не женюсь?
   – «Больше никогда не женюсь»? – приподняла брови Таня. – А ты и не был женат. Уж на мне точно, я бы запомнила.
   – Не понимаю, почему вы оба постоянно иронизируете, – насупился Виктор.
   – А я не понимаю, почему ты во всем ищешь подвох, – в тон ему ответила Таня. – Я просто пожелала тебе счастья, а ты немедленно уличил меня в неискренности.
   Олег, который с самого начала примерял на себя роль миротворца и намеревался не дать этим двоим устроить сцену, неожиданно передумал и демонстративно сложил руки на груди. Пусть уж лучше они сразу выскажут друг другу все, что наболело!
   – Женщина, которую бросили, превращается в опаснейшее существо, – заявил Виктор, нервно разжевав сухарик. Ваза с сухариками стояла на столе прямо перед ним. – Я же вижу, как у тебя горят глаза. Как у Фантомаса.
   – Очень поэтичное сравнение, – фыркнула Таня. – Обещаю, я буду паинькой и не испорчу твоей невесте сценический костюм.
   – Раньше ты всегда лезла драться, когда что-то было не по тебе! – с обидой напомнил Виктор.
   – С тех пор я чуточку подросла и совсем чуточку поумнела. – Таня посмотрела на Олега и добавила: – Кроме того, рядом сидит наш сильный и справедливый друг. Если я вдруг сорвусь, он не даст вас с Региной в обиду.
   – Можешь смеяться сколько твоей душе угодно, – сказал Виктор. – Но я точно знаю, что ты ей завидуешь. И ненавидишь ее! Потому что я потерял от нее голову.
   Таня посмотрела на него с нескрываемой насмешкой.
   – Приятно, черт побери, когда от любви пьянеет мужчина, трезво глядящий на мир!
   – А теперь давайте закажем что-нибудь съедобное, – не выдержав, вмешался наконец Олег. – Впрочем, если вам нравится препираться на голодный желудок…
   – Мы больше не будем, – пообещала Таня.
   Удивительное дело! Олег мог бы поклясться, что она не слишком сильно расстроена. Неужели он разучился читать по ее лицу? Или она действительно столь сильно изменилась, что ее реакции теперь невозможно предугадать?
   Таня тем временем удивлялась сама себе. Господи, и почему это она раньше никогда не замечала, какой Потапов на самом деле самодовольный и нахальный тип?! Его нахрапистость она всегда принимала за смелость и отвагу, откровенную наглость – за внутреннюю силу, а обидчивость – за чувство собственного достоинства. Конечно, она все это готова ему простить ради прошлого, но вот восхищаться…
   Возможно, прежде она видела не самого Потапова во плоти, а всего лишь его отражение в волшебном зеркале дружбы? А сейчас, после того как рухнули их отношения, зеркало треснуло и романтический флер померк? Сейчас напротив нее сидел вполне состоявшийся самоуверенный мужчина, который искренне считал, что мир создан лишь для того, чтобы расстилаться у его ног. Ему должно принадлежать все лучшее, что может предложить жизнь, в том числе – лучшие женщины. Если что-то переставало его устраивать – отношения, например! – он безжалостно и бездумно перешагивал через них и двигался дальше, к новым победам и новым удовольствиям.
   Тем временем Регина запела «Wang Dang Doodle», и завсегдатаи ресторана бурно зааплодировали. Олег тоже начал хлопать, всем корпусом развернувшись к сцене. Его Таня тоже увидела сегодня словно в первый раз. Почему она никогда прежде не замечала, какой у Олега благородный профиль? А глаза? У него удивительные глаза. Она столько раз в них заглядывала и ничего не видела. Ничего! Она что, была слепой?
   Таня сидела и упивалась собственной мудрой печалью, разбирая по косточкам прежнюю себя – глупую, недальновидную и невнимательную. А теперь ее поезд ушел… Олег разлюбил ее окончательно и бесповоротно. Или, может быть, еще есть возможность вскочить в последний вагон?
   Она пытливо посмотрела на своего некогда верного поклонника. Он ничего не заметил, потому что наблюдал за Региной, плавно двигавшейся по сцене. Таня проследила за его взглядом. Эх, да разве может она сравниться с этой сладкоголосой сиреной, чье обволакивающее пение заставляет представителей сильного пола забывать обо всем на свете? Эта женщина – искусительница, и у нормального мужчины нет ни одного шанса перед ней устоять.
   В этот момент Регина как раз завершила свою композицию, и зал взорвался овациями.
   – Потрясающая песня, – пробормотал Олег, схватив стакан с минералкой и сделав несколько быстрых глотков. – И не менее потрясающее исполнение.
   «Надо же, как его проняло, – уныло подумала Таня. – А я? Разве я могу тягаться с этой Региной? На ее фоне я выгляжу просто жалко. Внешне-то я, конечно, изменилась… Но все это такая ерунда! Мой новый облик – это всего лишь свежая фишка, я приобрела его, как иные приобретают хорошие манеры. А по сути, я осталась прежней Танькой Волгиной – порывистой и неугомонной, откровенной в проявлении чувств».
   Чтобы совсем не раскиснуть, она решила проветриться. Поднялась со своего места и, мило улыбнувшись, сказала:
   – Надеюсь, вы меня извините. Я на секундочку – только припудрю носик.
   – Совсем офранцузилась, – ухмыльнулся Виктор. – Раньше ты говорила просто: «Мне надо в туалет».
   – Пошел к черту, – бросила Таня, продолжая очаровательно улыбаться. После чего быстро ушла, цокая каблучками.
   Не успела она исчезнуть из виду, как Виктор тоже вскочил.
   – А ты куда? – спросил Олег. – На твой гигантский нос никакой пудры не хватит.
   – Очень смешно. Регина уже заканчивает программу, я сбегаю за цветами. Она сегодня так пела! Надо было сразу купить, по дороге, но ты подгонял меня, как пастушья собака.
   С этими словами Виктор вскочил и исчез из виду. Сидеть за столиком в одиночестве Олегу было скучно, и он решил немного размять ноги – встал и направился к занавеске, за которой то и дело исчезали официанты. За занавеской был длинный коридор, и по этому коридору ему навстречу спешила Регина. Она уже успела снять свое шелковое концертное платье, но макияж все еще был ярким, а жирно подведенные глаза слегка поплыли.
   – Кто эта девушка? – еще издали спросила Регина, с тревогой вглядываясь в лицо Олега. – Та, что сидит с вами за столиком?
   – Это Таня Волгина, – ответил Олег, удивляясь, как это Регина ухитрилась со сцены почувствовать исходившую от Тани угрозу. Ему-то казалось, что, поглощенная своим пением, она не обращала внимания на зал, и на их столик в том числе.
   – А где же Виктор? – напряженным голосом продолжала допытываться Регина.
   – Убежал покупать тебе цветы. – Олег был рад, что не пришлось ничего сочинять.
   Регина тревожно сдвинула брови и спросила:
   – Ты уже рассказал ему о нас?
   – Нет. Еще нет. Понимаешь…
   Он не успел закончить фразу, потому что в этот момент увидел Таню. Она как раз вышла из дамской комнаты и проходила мимо. И, очевидно, слышала их разговор, это было ясно по ее напряженному взгляду. Разминуться в узком коридоре было совершенно невозможно, и Олегу ничего не оставалось, как изобразить оживление и представить девушек друг другу.
   – Таня, познакомься, это Регина. Регина! Это Таня.
   – Очень приятно, – сказала Таня и, поколебавшись, протянула руку для приветствия.
   – Мне тоже приятно, – нервно ответила Регина.
   Было очевидно, что Виктор достаточно много рассказал ей о Тане Волгиной, чтобы девушка рассматривала ее как реальную угрозу своему будущему счастью.
   – Регина, мы ждем тебя за столиком. Как только будешь готова, приходи, хорошо? – постарался разрядить обстановку Олег.
   – Разумеется, – кивнула певица и чуть ли не бегом бросилась обратно в свою гримерку.
   Тогда Олег взял Таню под руку и повел в зал. Локоть ее был шелковым и горячим, Олег чувствовал, что через этот локоть в него будто вливается знакомое тепло. От Тани пахло ее любимыми духами. Он никогда не знал их названия, но они ему всегда ужасно нравились. Неожиданно Олег вспомнил, как однажды, когда он похвалил их чудесный запах, Таня сказала: «В их сердце – ирис и серая амбра». Это прозвучало очень красиво, но тут вмешался Витька и все испортил. Он заявил, что когда женщина охотится на мужчину, она выделяет ядовитые вещества. И чтобы их замаскировать, использует духи и косметику. Витька никогда не погружался в тонкости отношений и считал дураками тех мужчин, которые погружались.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация