А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Закон есть закон" (страница 26)

   Я столкнул Люси вниз – под укрытие баррикады, а затем вновь высунулся и протянул здоровую руку Максу.
   – Скорее!
   Он вцепился в меня, и от боли у меня перед глазами все поплыло – раненой рукой я ухватился за какое-то бревно. Я буквально зарычал, когда Макс неподъемным якорем повис у меня на руке.
   – Хватай! – щуплый Боб пришел мне на помощь, вмиг очутившись рядом.
   Наверное, в другой ситуации я бы просто помер от смеха, увидев, как этот цыпленок протягивает свою детскую ладошку Максу, чтобы затащить наверх подобную тушу. Но сейчас, когда алое марево боли застилало мне глаза, на смех меня явно не пробивало.
   Не знаю, сам ли Макс успел залезть или помощь Боба оказалась в самом деле решающей, но в следующий миг мой старый товарищ оказался под защитой баррикады. Когда Макс очутился рядом, над моей головой в обломок двери ударил арбалетный болт.
   Я попросту сполз по нагромождению хлама и застыл. Боль в плече пульсировала, разрывая тело на части. Я дышал кратко и тяжело и чувствовал, что весь взмок. Моргал я часто – вокруг все виделось размытым и куда-то плыло. Я даже не мог понять, кто склоняется надо мной.
   – Гарри убит, Кабан ранен… – услышал я будто издалека голос Ады.
   – Я тоже…
   – Убит или ранен?
   – Кристалл… охраняй кристалл.
   – Вот дерьмо, дерьмо, дерьмо… – это орал Макс.
   Кажется, его тоже задело. Я приоткрыл глаза и увидел, как он извивается, пытаясь заглянуть себе за спину.
   Похоже, его ранили в задницу. Плохо – если задеты кости, идти дальше Макс не сможет.
   Судя по всему, оборонял нашу баррикаду только Гриф. Скольких же ему удалось подстрелить? Одного? Двух?
   Положение было дерьмовое.
   Призрак поднялся, взял один из трофейных арбалетов, патронташ с болтами и полез наверх. Пускай он и не мог убивать с помощью синевы, но выстрелы нападающих не причиняли ему вреда. Призрак, не скрываясь, встал во весь рост, прицелился и послал болт в охранника Наследника. Гриф тоже выстрелил.
   Я попытался приподняться. Рука вновь вспыхнула болью. Я лишь увидел, что Полина стоит на коленях рядом с распростертым Кабаном. А потом она вдруг сорвалась и буквально взлетела на хребет баррикады.
   – Не надо… – хотел крикнуть я, но лишь нелепо шлепнул губами.
   – Сдохни! – завопила моя фея и послала разряд разрушения вниз – куда-то туда, где был Наследник с его кристаллом.
   В следующий миг она слетела вниз, грохнулась на спину и застыла. Я подумал, что ее подстрелили. Но она застонала и приподнялась. И я понял, что призрак попросту столкнул ее.
   Придерживаясь здоровой рукой за обломки баррикады, я добрался до арбалетов и выбрал один. Правда, одной рукой зарядить я его не мог.
   – Полина! – позвал я фею. – Помоги мне.
   У нее загорелись глаза.
   – Я тоже…
   – Нет.
   – Ты обещал!
   Я даже не стал спорить:
   – Тактика следующая: я поднимаюсь на гребень и стреляю. Ты заряжаешь следующий. Потом я спускаю тебе пустой и беру заряженный. Ты будешь рядом, но ниже линии огня.
   Макс тем временем, решив, что ему никак не разглядеть свою рану, тоже схватился за арбалет.
   – И я… я тоже… буду стрелять. Полли, детка, заряжаешь для двоих.
   Честно говоря, я не помню, как залез наверх, но как-то залез.
   Первый выстрел я сделал наугад – и ни в кого, разумеется, не попал. Потом сумел разглядеть, что люди Наследника где-то шагах в двадцати от баррикады. Но их всего пятеро. Оглядел мостовую… Пять тел.
   – Один из Разрушителей мертв, – сказал призрак. – Остальные – охранники.
   Где-то там, возможно, были Мэй и Антон.
   – Мэй! – крикнул я. – Если ты там, уходи! Я не хочу в тебя стрелять.
   В ответ прилетел болт и впился в сиденье стула, за которым я прятался. Хороший выстрел. Возможно, дружеский привет от лейтенанта.
   Макс, кряхтя, угнездился рядом со мной.
   – Син, забудь про Мэй. Каждый выбрал команду. Она не с нами.
   Тут как раз один из парней Наследника высунулся. Я и Макс выстрелили одновременно. И оба не промахнулись. И тогда люди Наследника повернули и бросились бежать. Я глазам своим не поверил. Они драпали! А я-то приготовился драться и умереть… Неужели Полина грохнула кристалл Куртица? Не похоже… Но как бы то ни было, люди Наследника отступили.
   Не помню, кажется, я смеялся. Или стонал. Или выл…
   – Син, глянь, что у меня там… – попросил жалобно Макс.
   Болт угодил ему в задний карман штанов. Я попытался его извлечь, но Макс захрипел от боли. Я достал нож и разрезал ткань на кармане, а потом вытащил болт. Макс завопил. В заднем кармане штанов он носил футляр с «солью», и болт угодил как раз в него, пробил насквозь и чуть-чуть поцарапал кожу. «Соль» – вещь неприятная, если попадет на рану, будет жечь не хуже обычной соли.
   – Ерунда, царапина, – сказал я, отбрасывая болт вместе с бесполезным футляром. – Артур! – окликнул я призрака. – Ты – на часах. Остальные – вниз.
* * *
   – Ваш друг тяжело ранен, – сказала Люси, указывая на Кабана. – У него пробито легкое. Я ввела ему трубку между ребрами…
   Я подошел к раненому. Баррикада была высокая, и мы могли двигаться под ее прикрытием не пригибаясь. Кабан лежал на чьем-то пальто, и запрокинутое его лицо было белым и каким-то неживым. Нос заострился, зубы оскалились. Он дышал часто, с трудом, но дышал. Пока.
   «Неужели он тоже…»
   Полина вновь стояла рядом с ним на коленях и держала за руку.
   – Трубку? – механически переспросил я.
   – Ну да, нашла ручку в письменном столе. – Люси указала на нашего баррикадного мастодонта. – И забрала у нее корпус. У меня было с собой несколько пакетов первой помощи и спирт. Ну и еще я прихватила на кухне неплохой нож. Не скальпель, конечно, но сгодился. Теперь парень может дышать. Но его надо занести в дом.
   – Гарри?
   Она отрицательно покачала головой.
   – Один выстрел в голову. Другой в спину. В область сердца. В больнице его, может быть, и спасли бы. Но не здесь. А что с тобой? – Она коснулась моего плеча.
   – Подарок от Наследника.
   – Надо осмотреть.
   – Давай оставим на баррикаде часового и в самом деле зайдем в дом, – предложил я. – Ада…
* * *
   Но мы никуда не зашли: в этот миг дверь ближайшего дома распахнулась, и из нее вышел Альбинос.
   За ним шагали два Разрушителя. Тут же тараканами выскочили из-за спины господина простые охранники. Один из них ухватил за локти Полину, второй прицелился из арбалета ей в живот. Ада успела отскочить и спрятаться за моей спиной. Графиня выставила руку с составным браслетом вперед, положив ее мне на здоровое плечо. Но, как ни сильна была Ада, защитить кристалл сразу от двоих Разрушителей на таком расстоянии она вряд ли смогла бы. Артур? Я даже не успел о нем подумать, как уже понял – он нам не поможет. Люди Серга накинули на него сеть из белых тросов – нечто подобное моим кружевам, только куда более солидное и прочное. Оказывается, не я один такой уникальный…
   – Глупо идти на штурм Двойной башни и не иметь команды поддержки на Первом кольце, – заметил Альбинос. – Как видишь, моя команда сильнее.
   Тут он оказался прав, и спорить было бесполезно.
   – Отпусти Полину, – сказал я.
   – Давай просто договоримся, – улыбнулся Серг. – Ты отдаешь мне кристалл – я оставляю тебя и твоих людей в живых. Честно-честно, мне совсем не нравится убивать. Тем более, таких очаровательных девушек, как эта крошка.
   Он тронул пальцем подбородок Полины.
   – Да иди ты в жопу! – огрызнулась фея.
   Я бы мог швырнуть в Серга свой последний комок кружев, но… в этом случае я не был уверен, что мы уцелеем. Особенно фея. Она стояла слишком близко к Альбиносу и фактически заслоняла его.
   – Очень медленно давай сюда кристалл… – ледяным тоном сказал Серг. – Или вы умрете. Все. Девочка первая.
   Я пытался найти выход и не мог. Ни единого шанса. Я запустил здоровую руку в карман и стал доставать футляр.
   – Феликс… не надо, – страдальчески прошептала над моим ухом Ада. – Не надо… Он не посмеет.
   Как раз в этом я сильно сомневался.
   Я протянул футляр Альбиносу, тот взял. Раскрыл. И, наверное, с минуту смотрел на мой «дар». Ну, может быть, меньше минуты. Но долго, очень долго. У него натурально отвисла челюсть. Такой обескураженной физиономии мне в своей жизни еще видеть не доводилось.
   – Это же подделка, – выдавил он наконец.
   – Футляр отличный, черное дерево, – сказал я.
   – Камень подделка.
   – Ну да, у Мэй в хранилище стражей такого добра полно… – соврал я, чтобы «обезопасить» Артура. – Знаешь, стражи их конфискуют. Ну а потом Мэй подарила мне вот этот…
   – И ты собирался с этим барахлом штурмовать башню? – Альбинос, похоже, начинал понемногу звереть, ибо до него доходило, пусть и медленно: его победе цена – фальшивая фигнюшка. А уж то, сколько продержится Пелена на таком кристалле, Серг знал отлично.
   – Угу… – Меня распирало от веселья, но первый же смешок отозвался болью в плече, и я невольно умолк, стискивая зубы.
   – Лжешь! Обыскать их! – приказал Альбинос.
   Его шавки накинулись на меня и Аду. С меня сорвали куртку – я чуть не потерял сознание от боли – эти ребята совсем не церемонились. С Ады тоже содрали плащ, наглые мужские руки шарили по ее телу, она шипела, как кошка, отбивалась, кусалась, пока они лапали ее и выворачивали карманы.
   – Аккуратнее, – умерил их пыл Альбинос. – Мне не нравится, когда калечат женщин.
   – У нее ничего нет… – Один из охранников отпустил Аду и тут же получил кулаком в челюсть.
   Охранник хотел ответить, но Альбинос поднял руку, и парень застыл.
   – Потише! – приказал Серг. – Графиня уже успокоилась, правда?
   Ада нехотя кивнула.
   Новоявленные сыщики отыскали в моих карманах несколько мелких фальшивых кристаллов и оправу в футляре, на которой был выгравирован герб Графа.
   Они отдали добычу Сергу. Тот открыл футляр, повертел золотую оправу в руках.
   – Опять подделка. Я знаю оправы Графа. У меня целых две штуки. Эта – примитивное подражание. Твоя работа?
   Кажется, я кивнул. Подделка так подделка… Мне было уже все равно.
   Альбинос достал из рюкзака полицейский детектор и «прозвонил» сначала меня, потом Аду. Детектор упорно молчал – больше кристаллов у нас не имелось.
   – О, боги синевы, я потратил столько времени на какого-то ярмарочного шута! – трагически вздохнул Серг. – Отпустите их! – приказал он своим подручным, и я тут же грохнулся на мостовую: после того как охранники «дружески» выламывали мне руки, боль костром полыхала в плече, и я боялся, что вот-вот уплыву в синьку.
   Альбинос швырнул отобранное мне на колени:
   – Такое дерьмо никому не нужно, парень! Я-то думал, ты в самом деле ученик Леонардо и графа Рейнвелла! А ты – ничто. Заберите их арбалеты и призрака, – приказал он своим людям.
   Серг окинул меня таким презрительным взглядом, что я, по его мысли, должен был растечься мерзкой лужицей по мостовой.
   – Пойдешь со мной, графиня, – Серг снисходительно поманил Аду. – С этим придурком тебе нечего ловить.
   Ада поглядела на меня, потом на Серга, потом вновь на меня. Потом демонстративно сплюнула.
   – Нет, не пойду.
   – Зря… – Серг повернулся к своим людям. – Подумай немного.
   – Я не умею думать.
   – Это и видно. Уходим, – сказал Альбинос кратко.
* * *
   И они в самом деле ушли, забрав наше оружие и, главное, утащив в ловчей сети призрака. Никто из команды Серга не собирался драться за то, чтобы заполучить башню на две недели. И уж тем более этого не собирался делать сам Альбинос. Они хотели прийти к власти всерьез и надолго. Никто ведь не гарантировал, что во второй раз им удастся выиграть. Тем более, так жидко обосравшись публично, Серг попросту бы утратил свой авторитет. И все же я был прав, когда говорил, что из всех претендентов готов уступить власть только ему – во всяком случае, он никого из нас не убил и даже не изувечил.
   Поддельный кристалл! Мои товарищи были обескуражены не меньше Альбиноса.
   Ада обрела голос первой:
   – Вот же синь! Феликс! Ты что, собирался драться за башню, имея при себе фальшивку… – Она задохнулась от возмущения.
   – Извини, дорогуша, но ты подарила настоящий кристалл Архитектора Куртицу.
   – У меня его отняли!
   – Неважно. Ты его потеряла. Я пользовался тем, что оказалось под рукой. А под рукой было не самое лучшее…
   – Ты знал? – повернулась Ада к Кролику.
   – Нет. Но фальшивка лучше, чем ничего…
   – Я знал, – отозвался Макс.
   – Вы два подлых ублюдка! – заявила Ада.
   – Не забудь, крошка, что ты тоже меня предала, – напомнил я. – Так что упреки принимаю от Полины и Кролика. Кабан и Люси тоже могут высказаться… правда, Кабан вряд ли что-то хрюкнет.
   – Еще я могу… – подал голос Боб.
   – Да, ты можешь. Что скажешь?
   – Не знаю… – Паренек вздохнул.
   – Давайте сначала занесем Кабана в дом, – сказала Люси, – я перевяжу его получше, а потом займусь плечом Феликса.
   – И меня тоже надо перевязать, – напомнил о своей героической ране Макс.
* * *
   Мы все переместились в разграбленный дом. Вернее, все, кроме Грифа, – он, вооружившись подходящей дубиной, остался караулить на баррикаде.
   На первом этаже царил полнейший хаос, но мы отыскали вполне приличный диван да пару кресел – неважно, что обивка вспорота. В кухне нашлось несколько бутылок с водой и яблочным соком.
   Люси оказалась очень даже неплохим врачом – она перевязала мне плечо и дала пару таблеток, после чего боль если не отступила, то сделалась вполне терпимой. Я растянулся на затоптанном ковре у негорящего камина, подложив под голову собственную куртку.
   – Интересно, куда пошел Серг? – проговорил в задумчивости Кролик.
   – Хочешь присоединиться? – окрысился Макс.
   – Пошел искать другого претендента, которого можно ограбить, – предположил я. – Возможно, теперь он попробует сцапать кристалл Куртица. Мы казались ему легкой добычей – охранников мало, группы поддержки нет. Два Разрушителя, это хорошо. Но Серг уже был пустой, без кристалла, так что на Разрушителей ему плевать, будь их хоть десять: ему что синь, что несинь. А теперь, когда мы пощипали охрану Куртица, Альбинос может вполне справиться с ним.
   За окном уже темнело, от усталости и потери крови меня стало клонить в сон, глаза сами собой закрывались.
   – Ты бы мог сказать старому товарищу, что именно несешь в Двойную башню… – заметил Кролик.
   – Ну, тогда бы об этом знали все, – парировал я.
   – А что, разве нам не надо было знать? – спросила Полина.
   – Полина, это сложный вопрос, – я попытался ускользнуть от ответа.
   – Так плохо еще никогда не было, – подвел итог Кролик. – И что нам делать теперь?
   – То же, что и раньше. Пойдем в Двойную башню и соорудим Пелену, – сказал я. – Кристалл и оправу нам оставили.
   Меня вообще-то трудно поднять с дивана, но уж коли я встал, то свершу такое, чего от меня никто не ожидает. Остановиться уже не могу – это Ада точно заметила. Меня уже не волнует даже, что получится в итоге. Главное – дойти до конца.
   – И сколько твоя Пелена протянет на этой подделке? – спросил Кролик уныло.
   – Две недели.
   – Зачем тогда идти?
   – Победить.
   – Плохо, хуже некуда… Ведь потом снова начнется хаос.
   – Погоди, Феликс! – остановила меня Ада. – Ты часом не рехнулся? Магистр погибает вместе с кристаллом. Или ты забыл о такой малости? Ты что, готов отдать жизнь за две недели власти?
   Она глядела на меня в недоумении. Кажется, мне удалось ее удивить.
   – Многие готовы умереть и за пару часов, – пробормотал я.
   – Речь не о многих! Речь о тебе. Ты – готов?
   – Не за власть, за вас всех. – У меня перехватило горло.
   Сонливость внезапно пропала, я даже сел, опершись об пол здоровой рукой. Я вдруг понял, что в самом деле решился.
   – И в чем смысл? – не унималась Ада.
   – За две недели вы бы раздобыли новый кристалл, и ты бы стала магистром. Из тебя бы получился классный магистр. – Я юродствовал, чтобы никто не заметил горечи, которая наполняла меня. – Ты…
   – Мне это не нужно! – оборвала меня Ада. И добавила едва слышно: – Без тебя…
   Я молчал. Остальные тоже.
   Прежде мой план основывался на том, что никто в городе, кроме меня, Макса и призрака, не знал, что кристалл поддельный и Пелене существовать считаные дни. Мы могли бы подготовиться ко второму штурму, оставаясь при этом в башне. За две недели вполне можно отыскать подходящий кристалл и восполнить команду. Пока бы другие зализывали раны, никак не ожидая подобной пакости, мы бы сидели наготове. Призрак не был уверен, что магистр искусственного кристалла погибнет. Так что в глубине души я надеялся уцелеть вопреки всем законам.
   Но теперь команда Альбиноса знала о подделке, ну и все мои оказались тоже посвящены. То есть спустя пару дней весь город был бы оповещен о моей двухходовке. И мы бы не имели не только преимуществ, а были бы в глубокой-преглубокой… ну сами понимаете где. И все же я сказал упрямо:
   – Мы можем повторить попытку.
   – Заткнись! – огрызнулась Ада. – Уши вянут слушать твои теории.
   Я протянул ей футляр с гербом Графа и спросил:
   – Что думаешь? Это в самом деле подделка?
   Ада опустилась рядом со мной на ковер.
   – Где ты ее взял? – Графиня осторожно открыла футляр. Полыхнуло желтым блеском ажурное кружево.
   – В кармане Пеленца.
   Ада провела кончиками пальцев по изгибам оправы, коснулась закругленных дужек и вновь спрятала оправу в футляр.
   – Это работа Графа, – сказала она.
   – Почему тогда Серг назвал ее моей… фальшивкой?
   У Ады внезапно запрыгали губы. Она несколько мгновений сидела, стискивая зубы и перебарывая рыдания.
   – Отец… Он сделал эту оправу для тебя. В принципе, она может подойти любому. Но… тебе – больше всех.
   Мне хотелось ответить – хоть что-нибудь, но у меня не было слов.
   – Я чем-нибудь могу помочь? – спросил Боб.
   – Конечно, можешь… – Я поднялся. – Макс, Боб, Полина… мне нужен баллон с концентратом.
   – Зачем?
   – У нас больше нет оружия. Но остались поддельные кристаллы. Я сделаю новую защитную Пелену, и мы дойдем до башни.
   – Мы должны рисковать ради того, чтобы две недели существовало это посмешище? – спросила Люси.
   – У меня есть план. Я сейчас его вам изложу. А вы решите – стоит ли его воплощать в жизнь. В этот раз я ничего не буду утаивать.
   И я изложил.
   Кажется, выслушав, они обалдели еще больше, чем в тот момент, когда узнали, что кристалл поддельный.
   – Ты серьезно? – только и спросила Ада.
   – Да.
   – А что… – Макс приосанился, но тут же охнул от боли, – это может сработать.
   – Плохо, как и все на свете. Когда отправляемся? – спросил Кролик.
   – Как только соберемся. Можно через час… – предложил я.
   – Ночь на дворе, – заметила Люси.
   – Но площадь рядом.
   – Нет, – покачал головой Макс. – Не раньше завтрашнего утра.
   – Это почему же?
   – Потому что грядет большой шторм. Мы не успеем до его начала добежать до ворот Магистра, даже если выйдем немедленно. Все, кто окажется на улице, погибнут в ближайшие минуты.
   Макс – синоптик. Кажется, я говорил об этом.
   Но он ошибается в половине случаев. Надеюсь, сейчас он был прав. Я свел руки, соединив браслеты, потом тут же развел их в стороны. В следующий миг мне показалось, что кто-то невидимый с особой жестокостью всадил мне иголку в позвоночник, а вторую – в раненое плечо. Вот «радость» – Макс не ошибся. На Альбу в самом деле надвигался шторм. Причем очень сильный шторм.
   – Нам надо подготовиться! – закричал я.
   Кажется, впервые за все время я испугался. Даже в лапах у Пеленца я не трусил – меня тогда одолевали ярость и ненависть, заглушая все чувства. Я готов был грызть мерзавца зубами, рвать голыми руками – лишь бы добраться. Другое дело – озверевший Океан. Его трудно ненавидеть. Он сильнее тебя в миллионы, в миллиарды, я даже не знаю во сколько раз…
   Синева уже ярилась на мостовой, волны плескались под окнами. Но это были пока лишь отдельные толчки – основная мощь стихии только готовилась обрушиться на Альбу.
* * *
   Мы спешно укрепили дверь как могли, заперли где возможно ставни. Два окна без ставень заколотили досками. Для наблюдений оставили единственное окно на втором этаже – чтобы видеть, что творится на улице. Но его пришлось укрыть завесой из синевы. Тонкой пленки вполне достаточно, чтобы шторм не прорвался внутрь. Но на эту пленку ушло немало запасов концентрата.
   Раньше наш город от разгула стихии спасал кристалл, теперь же Альба Магна осталась совершенно беззащитной перед Океаном. И он, будто почувствовав свою безнаказанность, ярился в свое удовольствие.
   Стихия бушевала за дверьми весь остаток дня и всю ночь. Лишь на миг выглянув в наше синенькое окошко, я увидел, как несутся вдоль улицы полосы синевы. Будто гигантские змеи скользят вверх и вверх… В центре улицы они устремлялись прямиком к площади, ближе к домам крутились, собирались в клубки и бились в двери и ставни. Внизу, в подвале что-то глухо ухало – там шторм резвился вовсю. Надеюсь, фундамент у дома был прочный.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация