А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Закон есть закон" (страница 25)

   Альбинос жил скромно – по понятиям Северного архипелага. Двухэтажный особняк на скале, четыре спальни, три ванные комнаты, бассейн, кухня, совмещенная со столовой, и шикарный кабинет. Все это значилось в небольшом объявлении у входа – Альбинос продавал особняк, чтобы переехать в другой, более просторный. Узнав, что я ученик Леонардо, он согласился на встречу.
   На самом деле Альбинос не был Альбиносом – он был просто блондином, с приятным легким загаром, с серыми живыми глазами. Первым делом, едва он пригласил меня присесть, я обрушился на него с путаной и невнятной речью, смысл которой сводился к тому, что он, Альбинос, должен создать такую Пелену закона, под которой можно свободно дышать, что граф Рейнвелл что-то такое разрабатывал и теоретизировал, а я вижу только его, Вацлава Серга в роли нового магистра…
   – Нет, – прервал мои восторженные излияния Серг.
   – Вы не хотите быть магистром?
   – Я не собираюсь заниматься такими пустяками, – ответил он.
   Я вновь принялся с жаром объяснять, что мы должны наконец позволить жителям острова жить так, как живут здесь, на Северном архипелаге, что, храня в душе память о кошмаре хаоса, невозможно двигаться дальше… Он опять оборвал мою речь. Он смотрел на меня как на балаганного шута, который вздумал указывать королю, как управлять его королевством. Он все время обрывал разговор и как будто подталкивал меня в спину – к своей цели, но я никак не мог сообразить, какова эта цель. Он же раз за разом, как-то прозрачно, не напрямую спрашивал о Леонардо. Узнав, что кристалл Леонардо разрушили, он наконец без экивоков спросил про оправу.
   – Ее сломали, – выпалил я без запинки.
   Он мило улыбнулся и указал мне на дверь.
   Тогда я ровным счетом ничего не понял. Уже спустя много лет сообразил, что его интересовало все то же, что и остальных, – власть сама по себе. О ней он вел разговор. Люди, задыхающиеся под покровом Пелены или умирающие на улицах в дни хаоса, были ему совершенно неинтересны.
   Да, я отлично знал, что у всех, кто дерется за Двойную башню, власть стоит на первом месте. Вопрос в другом: что у соперников значится пунктом под номером два.
* * *
   – А почему вы претендуете на роль магистра? – Я состроил шутовскую гримасу. При этом отлично видимые сквозь кожу мышцы на одной стороне лица напряглись. Много раз проверено: народ при этом начинает заходиться от хохота.
   Но Серг лишь приподнял уголки рта.
   – Послушай, Феликс, я видел твою Пелену, – заявил снисходительно Альбинос.
   Если честно, до этой минуты я был бы рад ему уступить, если бы мог, конечно, – но тут во мне взыграла гордость. Вот же синь! Нет цели, ради которой я готов был снести подобное.
   – Вот незадача, вашу-то я не видел! – Я постарался добавить в шуточку как можно больше яду.
   Но Серг ничуть не смутился:
   – У меня выйдет лучше, смею тебя заверить.
   – А кто-нибудь другой заверить меня не может? Так сказать, независимый эксперт.
   – У тебя нет свода законов. – Альбинос снова попытался меня уязвить.
   – Да этого добра у меня навалом! Целая тетрадь. – Я имел в виду сочинения Ланса. Но я был главным в команде и почитал все достижения соратников своими.
   – Чего ты хочешь? – Он был так обескуражен, что решил меня выслушать.
   – Ничего. Это вы мечтаете выиграть проиграв.
   – А разве ты не мечтаешь о том же?
   Его удар пришелся по больному.
   – Я не проиграл, – меня аж затрясло. – Я бы сказал вам, идите куда шли, да только теперь вам без толку это делать. Так что скажу просто: валите.
   Альбинос выглядел несколько озадаченным. Он не привык, чтобы с ним вот так разговаривали, будто он был мелким вожаком шайки типа Гарри. Видимо, он надеялся, что сможет меня уболтать. Возможно, он бы и сумел уговорить меня – будь в моем распоряжении настоящий кристалл. Но я попросту не мог показать ему фальшивку призрака, а потому вынужден был держаться до конца. Даже если бы он предложил мне пост магистра, а себе скромно оставил пост первого вице.
   Он ушел. Очень медленно. Оглядываясь раз за разом. Был уверен, что я одумаюсь. Он так и не понял, что я блефую. Я вам говорил, что играю плохо? Говорил, конечно. Уж не знаю, как у меня вышло задурить башку Альбиносу. Просто потому, наверное, что он и помыслить не мог, что я иду на штурм Двойной башни с фальшивым кристаллом в кармане, готовый заплатить неведомо за что своей жизнью.
   – Ты уверен, что правильно поступил? – спросил меня Кролик.
   – Разве в дни хаоса кто-то в чем-то может быть уверен?
* * *
   – Стоит прибавить шагу, – заметила Ада. – Океан вот-вот доберется до Двойной башни. И чтобы установить свою Пелену, мы должны быть первыми.
   – Ты слишком переживаешь по поводу предстоящего, крошка. Подумаешь, проиграем! Нам не привыкать!
   Роста в Аде метр семьдесят два, и она приходит в ярость, если кто-то называет ее крошкой. Вот и сейчас она фыркнула, как рассерженная рысь. Я, правда, никогда не встречался с рысью лицом к лицу – только видел издалека в городском зверинце. Но я уверен, что рысь должна фырчать точно так же.
   – Да, я беспокоюсь, что ты все завалишь, дылда!
   Ростом я ненамного выше Ады, и, если она называет меня дылдой, значит, настроение у нее миролюбивое.
   – Над Пеленой тебе еще надо работать и работать, – поддержал Кролик графиню.
   – Кролик неправ, – улыбнулась мне Ада. – Практически невозможно создать устойчивую Пелену без формы.
   – Ты о чем?
   – Да о том… – Она вдруг взяла меня под руку, будто мы не драться шли, а гуляли по парку. – Форма для отливки Пелены – это полые стенки Двойной башни. Думаешь, зря все так устроили – из одной любви к искусству? Ха! Когда претендент водружает на постаменте в центре зала свой кристалл, синева начинает подниматься вверх между полыми стенами, вливаясь туда через двенадцать наружных арок, и Пелена формируется как бы сама собой. Будущий магистр лишь слегка подправляет ее, а Создатель волны с помощью оправы регулирует напор синевы – вот и все. Технологии решают все.
   – Откуда ты знаешь?
   – Кажется, ты позабыл в пылу драки, что мой отец разработал теорию синевы. А я нашла его архив.
   Я кивнул. Кажется, желчный налет нашей ссоры наконец исчез.
   – Заверяю тебя, Феликс, если бы Серг или Наследник решили сами создать Пелену, не имея под рукой формы, они бы соорудили нечто подобное. Лоскуты, как у тебя. Если бы вообще смогли.
   – Ада! – Я рассмеялся. – Ты вернула мне веру в себя.
   – Я же говорила: ты самый талантливый ученик отца.
   – Один из одного.
   – Ошибаешься. У него было три ученика. Кайл, ты… и я. Ты – самый талантливый из трех.
   – Я могу возгордиться. Не боишься? – Она отрицательно мотнула головой. – И потому ты решила утаить от меня архив?
   – Да, боялась, ты станешь чересчур сильным. Или… – она сделала паузу, – начнешь действовать раньше срока. Отец говорил, ты слишком нетерпеливый. Увидев цель, ты не можешь остановиться.
   Да уж, Граф точно подметил эту мою неудобную черточку.
   – Значит, прочитав бумаги, я бы увидел цель?
   – Несомненно.
   – Ты покажешь мне бумаги?
   – Ни за что.

   Глава 10

   Синева затопляет город не так, как это сделала бы вода, – градиент понижения все равно сохраняется в течение трех-четырех недель после распада кристалла. Когда синева достигнет Двойной башни, в самых нижних кварталах в худшем случае будет затоплен второй этаж. Но обычно все ограничивается первым. Синева как будто помнит, что от острова ее много лет отгонял кристалл, – и крадется за своей добычей осторожно, подбирается мягко, постепенно, стелется по мостовым, не отступая, но и не напирая чересчур. Только если драка продлится слишком долго, синева начнет повышаться, соизмеримо с уровнем Океана, наполняя не только подвалы и первые этажи, но и поглощая кварталы полностью. Но на это, как я уже говорил, уйдет почти месяц.
   Кролик и Макс, исходя из колебаний синевы и ее градиента, выбрали лучшее направление к башне. Но нам надо было учитывать не только состояние Океана, но и то, какой улицей безопаснее всего пройти. А тут все уже зависело не от природы, а от людей.
* * *
   – Стойте! – выкрикнул я, и мой отряд встал как по команде.
   Ближайшие два дома были уничтожены пожаром – из окон все еще тянулись сизые клубы дыма. В который раз я подумал: как хорошо, что обычная синева не горит. Впрочем, тогда бы и жизни на нашей планете не осталось – выгорел бы кислород, и все закончилось. Разве что призраки синевы уцелели бы.
   – Там! – Я указал на синеву, что плескалась у поребрика, не просто плескалась, а плясала. – По соседней улице движутся конкуренты.
   – Я заберусь на крышу и гляну, кто там гребет… – предложил Кабан.
   – Я с тобой! – заявила Полина.
   Я хотел воспрепятствовать, но они уже понеслись по пожарной лестнице на крышу.
   – Пока они наверху, мы продолжаем идти, – приказал я остальным. – Кто-то из наших должен быть чуть впереди.
   – Я пойду! – вызвался Кролик.
   – Осторожней, ушастый! – остерег его Макс.
   Гриф остался в арьергарде. Я наблюдал за домом впереди – напротив выжженных особняков. Похоже, там кто-то засел. Наверняка не прежние хозяева. Одна из ставень на окне приоткрылась. Я был готов поклясться, что в нас целятся. Макс не стал долго раздумывать и тут же послал болт в приоткрытое окно. Ставня захлопнулась.
   – Мы идем в башню! – крикнул я. – Не стреляйте! Закройте окна, и мы не тронем вас! Чем быстрее кончится хаос, тем лучше для вас. Я вам гарантирую порядок!
   «На две недели», – мысленно добавил я. Не ведаю, был ли им нужен порядок, но стрелять в нас не стали. И то хорошо. Так мы прошли полсотни метров. Потом на доме рядом с нами загрохотала черепица, Кабан соскочил на балкон, поймал порхнувшую следом Полину. С балкона он с ловкостью обезьяны перебрался на галерею, фея последовала за ним.
   – Там Куртиц! – выкрикнула Полина, и они с Кабаном скатились с каменной лестницы ближайшего дома.
   – Много у него людей? – спросил я.
   – Девять охранников и еще двенадцать человек… – переводя дыхание, сообщила Полина – видимо, напрыгалась по крышам в свое удовольствие.
   Ада говорила о семерых стражах, значит, Наследник добавил еще двоих. Мэй и Антон? Вполне возможно.
   – У всех охранников арбалеты, – сказал Кабан.
   Полина ухватила меня за рукав куртки и оттащила в сторону. Только теперь я заметил, что на ней лица нет – щеки бледные, губы дрожат.
   – Ты ранена? – спросил я и вдруг ощутил страх за эту девчонку, такой страх, какого никогда ни за кого еще не испытывал. Будто она вот-вот должна была умереть, а я, дурак, ничего не мог поделать.
   – Там Архитектор, – с трудом выдавила Полина, кривя губы. – С Наследником Архитектор. Он же… Он разве не погиб?
   – Это была инсценировка, детка.
   – Он нас предал, да?
   – Мы не успели заключить с ним договор, – попытался уклониться я от ответа.
   – Нас всех, кто слушал его песни. Для кого «Вечная пена» была святое! – не унималась Полина.
   – Это – игра за власть.
   Она кивнула несколько раз, закусив губу. Потом сказала:
   – Еще там твоя подруга-страж и ее помощник.
   – Мэй и Антон? – зачем-то переспросил я.
   – Рядом с Архитектором. А я… – Полина вдруг хлебнула воздуху и закричала: – Я никогда больше не буду петь его песни! Вот!
   К нам подошла Ада.
   – Надо прибавить ходу, иначе люди Куртица окажутся на Второй круговой раньше нас и перекроют нам выход из радиальной.
   Я и сам это понимал – судя по танцу синевы у поребрика, Наследник был впереди шагов на двадцать. Но что толку спешить? Четыре арбалета против девяти – в любом случае счет не в нашу пользу.
   – У него два Разрушителя в команде, – добавил, будто извиняясь, Кабан.
   – У нас тоже два Разрушителя! – с упреком напомнила ему Полина.
   – Даже если мы уничтожим их кристалл, они положат нас из арбалетов, – сказал Макс, мигом передислоцировавшийся из арьергарда в основную группу.
   Я лихорадочно соображал. У меня было еще несколько маленьких псевдокристаллов – но если я создам из синевы временную пелену, мы не сможем перемещаться, только стоять под «зонтом», а тем временем Наследник и его люди уйдут вперед. Еще оставались комья моих кружев. Но кружева хороши для обороны замка, а на улицах их эффективность снижается. Я сумею совершить один бросок, опутать двух или трех, а потом меня прикончат стрелки.
   Придется двигать Пелену и нести ее защитным куполом над своей группой.
   – Мне нужен титановый баллон, – повернулся я к Максу. – А лучше два. Ада! Ты сможешь защищать не только основной кристалл, но и малый, из которого я создам временную Пелену?
   Графиня молча кивнула.
   – Макс, давай сюда свою крошку!
   Макс протянул мне баллон. Тот был на треть полон. Будем надеяться, нам хватит, чтобы пройти сквозь боевую группу Наследника.
   – Отлично! А теперь все ко мне, как можно ближе. И вперед, бегом! Кабан – ты с Полиной. Макс – с Люси. Кролик – ты отвечаешь за Гарри! Гриф – за Ланса.
   – Я… – мякнул Ланс.
   – Вперед!
   Я отвернул вентиль на баллоне – не сильно, но настолько, чтобы синева выходила струей, швырнул внутрь один из кристаллов призрака и помчался вперед. То, что получилось из моей затеи, плохо поддается описанию. Над нами образовался не купол, а некий тент на единственной подпорке, что выходила из горла баллона. Пелена клубилась и растягивалась все больше и больше, под этим синим дымным шлейфом укрылась вся моя команда. Синева, что уже затопила радиальный путь, повинуясь фальшивому кристаллу, устремилась в стороны – а поскольку течь ей было некуда, она стала забираться вверх по стенам домов – будто живые кляксы ползли ко второму и третьему этажам, выбрасывая во все стороны синие ложноножки. Под ногами у нас не было синевы, но кое-где в углублениях она сохранилась, и, когда я приближался, эти островки синьки, как лягушки, выпрыгивали у меня из-под ног и прыскали во все стороны.
   Наверное, на все это было забавно смотреть со стороны, но мне было не до смеха.
* * *
   Наконец мы выбрались на перекресток с круговой магистралью – Второй круговой магистралью, если быть точным, – дальше дорога через последний квартал лежала к площади Согласия. Но на перекрестке стояли Наследник и его люди.
   – Вперед! – заорал я, и мы понеслись.
   Я чуть-чуть повернул вентиль, усилил напор синевы, и от моего шлейфа во все стороны полетели лоскуты.
   Наследник отлично понял, что это значит, и спешно отступил. Один из охранников оказался не так проворен, и лоскут лишил его кисти правой руки. Он закричал. Остальные попятились, расступились, запоздало стали стрелять, пытаясь найти уязвимые места в моем укрытии. Один из болтов в самом деле проскочил в прореху защиты, но, залетев внутрь, никого не задел и, срикошетив от внутренней стороны покрова, ударился о мостовую.
   Им бы кинуться бежать впереди меня, попали бы первыми в башню… Но они так были уверены в своих силах, что вариант бегства не рассматривали.
   – Разрушить кристалл! – приказал Наследник.
   Я даже не услышал, а угадал его слова.
   – Ада! – выкрикнул я.
   – Не паникуй, Феликс…
   Оба Разрушителя Наследника ударили разом. Одна из медленных молний срикошетила о мой покров, вторая прошла сквозь защиту. Ада без труда перехватила удар. Еще один и еще… Суетились они напрасно – Ада была великолепна! Она выделывала руками что-то невероятное, какой-то немыслимый танец, – и всякий раз опасная молния исчезала в зазоре колец ее браслета.
   Мы почти миновали команду Наследника. То есть мы ее миновали и опередили конкурента шагов на десять. И тут мой баллон издал что-то вроде пф-ф…
   И шлейф исчез.
   – Кристалл накрылся? – спросила Люси.
   – Нет, просто кончился концентрат.
   Я отшвырнул бесполезный баллон, развернулся на каблуках, поднял руки с браслетами и с ними всю синеву, что плескалась возле фундаментов домов – ее было совсем-совсем немного, – и швырнул ее в команду Наследника, целя в основном в охранников. Все остальные нам были не опасны. В этот миг Полина, не растерявшись, ударила по кристаллу Куртица. Макс чуть-чуть припозднился, но тоже не подкачал. Его молния полетела вслед за разрядом Полины, отстреливая в разные стороны зеленые и синие всполохи. Макс обожал порисоваться. Кристалл они не накрыли, но, похоже, малость огорошили Охранника Куртица.
   – А теперь бежим! – закричал я. – К башне.
   Это бы дурацкий план. Самый дурацкий, какой я мог придумать. Мы только-только миновали Вторую круговую. До Первой круговой, что опоясывала площадь Согласия, оставалось не меньше трехсот метров – и еще одна сотня до Башни по площади. А у нас были раненый и женщины. Спору нет, радиальная улица впереди через два десятка метров делала поворот, и это ненадолго укрывало нас от погони. Но, как только стрелки Наследника доберутся до этого места, они нас положат.
   Как бы там ни было, стоять на месте было еще глупее. Поэтому мы рванули.
* * *
   Вообще-то я бегаю неплохо. Но в этот раз я бежал последним – если что, я смогу бросить кружева и опутать одного-другого из преследователей и спасти кому-то жизнь. К сожалению, у меня оставался всего один комок. До этой минуты я был уверен, что замечательных комочков у меня в избытке. Я и сам точно не знал, как успел столь быстро все истратить. Это как с деньгами. Вечером полным-полно на счету, а назавтра нечем расплатиться в «Тощей корове».
   Впереди Макс буквально тащил на себе Люси.
   Поворот улицы скрыл наши спины от стрелков Наследника. Дома выглядели мертвыми, лишь грохали на ветру ставни. Похоже, грабители порезвились тут во славу синевы и ушли. Или их выставили из этого квартала. Я подумал, что мы можем занять дом и устроить засаду Наследнику. Правда, я не знал, что сможет сделать засада, состоящая из четырех стрелков.
   – Баррикада! – крикнула Ада.
   – Что?
   – Впереди баррикада!
   Теперь я и сам увидел завал попрек улицы.
   – Прячьтесь! – скомандовал я.
   Мы бросились к фасадам домов под прикрытие галерей, ожидая теперь еще и встречных выстрелов. Но в нас никто не стрелял. Похоже, баррикаду не охраняли.
   – Мы сможем засесть там, – пророкотал Макс.
   – Хорошая мысль… просто отличная… – выдохнул я.
   Ну почему я не занимался бегом по утрам!
   Кабан первым ринулся вперед, держа арбалет наготове, остальные за ним – держась поближе к колоннам галерей. По-прежнему ни души. Квартал как будто вымер. Хотя… кто знает. Быть может, эти дома стерегли люди Наследника – и сейчас их арбалеты окажут нам достойный прием.
   Кабан первым перебрался через баррикаду и пропал из виду. Мы замерли. Я не знал, что делать. Продолжать прятаться в галереях? Вот-вот должны были появиться преследователи. Но Кабан, исчезнув за баррикадой, не появлялся. Секунды тянулись медленно – каждая как год.
   Сердце мое стучало, как готовый перегореть насос на заправке.
   – Я пойду… – сказал Макс.
   – Нет. Я… – Не дожидаясь ответа, я побежал к баррикаде. Ноги были ватными, тяжелыми. Вообще никакими. Мне казалось, я едва двигался. Рука сжимала податливый шарик кружев – мой шанс на спасение.
   Я был уже подле завала, когда наверху появился Кабан.
   – Сюда! Скорее, все сюда! – Он махнул мне и протянул руку.
   Я взобрался на баррикаду, цепляясь за ножки кроватей и обломки стульев, и скатился вниз. И понял, почему в нас не стреляли. Защитники баррикады были мертвы. Они лежали на мостовой, а их арбалеты и мечи были выставлены рядом у громадного перевернутого письменного стола, что подпирал баррикаду своими слоноподобными ногами. Возле этого стола в непринужденной позе стоял призрак синевы.
   – Я вас ждал, – сказал Артур. – Глупо было идти на захват башни, не обеспечив себе по пути поддержку. Я эту ошибку исправил. Как мог.
   – Любая группа поддержки может предать, – заметил я.
   – Разумеется… – отозвался призрак.
   Эти слова уже прозвучали мне в спину – потому как я карабкался назад, чтобы помочь остальным перебраться в укрытие. И вовремя – Макс был уже рядом, но никак не мог втащить Люси наверх, я ухватил ее за руку, и вдвоем мы вытянули ее на вершину. Полина сама взбежала дикой козочкой, а Кабан одновременно помог Гарри и Миу. Тогда-то из-за поворота и появились люди Наследника. На таком расстоянии Призрак не мог их достать – чтобы убивать, ему нужно было оказаться к жертве вплотную. К тому же рядом должно быть достаточно синевы. А Наследник, приближаясь, предусмотрительно отогнал от себя всю синьку. Так что и я не мог поднять на них волну синевы, не говоря о том, чтобы добросить последний комок кружев. Гриф не растерялся и первым послал болт в наших преследователей. Кажется, попал – если судить по крику. Но в ответ семь болтов полетели в нас. Я рванул Люси на себя, торопясь перетащить ее через баррикаду, и почти сразу ощутил удар в плечо. В следующий миг боль взорвалась возле ключицы. Я услышал вопль Гарри и как захрипел Кабан. Как выругалась Ада. И еще кто-то закричал, кажется, Полина. Или Миу?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация