А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Закон есть закон" (страница 23)

   Наследник посерел. Нажал кнопку на столе.
   Вошли стражи, и меня уволокли на нулевой уровень. Я отсидел пять недель, а показалось, что все пять лет. Потом Граф выплатил штраф, и меня отпустили. Я до сих пор должен ему, вернее уже графине Аде, сто тысяч бертранов. Где Граф, у которого в жизни не было в кармане лишней сотни, взял такие деньжищи, я не ведаю.
* * *
   После перекуса Ада подошла ко мне и села рядом на диван.
   – Почему ты не хочешь стать магистром, Феликс? – огорошила меня графиня.
   – Извини, по-моему, это занятие не по мне… Мне бы полежать на диване да поплевать в потолок…
   – Ты притворяешься бездеятельным, – оборвала мои россказни Ада. – Но ты не бездельник, я знаю. Это ведь ты рассчитал уровень Пелены в случае с восьмью кристаллами.
   – И на двадцать четыре кристалла – тоже я, – произнес я то ли в шутку, то ли бравируя своими достижениями.
   – Тогда почему ты не хочешь стать магистром?
   – Не знаю … Наверное, потому, что я не хочу власти… – Я не стал уточнять, что к тому же могу окочуриться через две недели своего правления. А вот этого мне точно не хотелось.
   – Чем тебе так противна власть? – Ада не отступала.
   – Мне… – замялся я, не находя слов. – Мне стыдно указывать людям, как им жить. Я сам больше всего на свете не люблю, чтобы мне указывали. И вдруг стану кого-то поучать, контролировать… На каком основании? Лишь потому, что я первым забрался наверх?
   – Отец много говорил о тебе, – сказала Ада. – Он считал тебя своим лучшим учеником.
   – Сочиняешь ты все… – отмахнулся я. – Сочиняешь, чтобы меня утешить.
   – А вот и нет, – она усмехнулась торжествующе. – Просто ты был его единственным учеником.
   – Ну тогда понятно, почему меня так высоко оценили… Первый из одного.
   – Во всяком случае, у тебя хватило смелости пойти в ученики отца.
   – Жаль, что ненадолго. Всего на два года.
   И тут ударил портовый колокол. Его гул слышен на всех уровнях Альбы.
   – Что это? – Я аж подпрыгнул от неожиданности.
   – Судя по всему, нападение на порт, – отозвался Макс, пытавшийся тем временем вновь собрать портативный измеритель градиента синевы, который он только что зачем-то разобрал.
   Куча лишних деталей осталась лежать на столе.
* * *
   Мы с Максом и Адой вскарабкались на крышу. Дом Леонардо расположен довольно далеко от порта, на холме и потому долго не затопляется синевой, это во-первых, а во-вторых, с его крыши можно многое рассмотреть. Минус сего убежища – добираться до Двойной башни далековато, а плюс – ты вдали от остальных претендентов, и, пока они грызут друг друга, ты – при хорошей защите – можешь спокойно поплевывать в потолок. Если конкуренты не пришлют к тебе очередного Хромого Волка.
   Макс протянул руку в сторону Жемчужной гавани. Начинался рассвет. На рейде стоял корабль, а от него отделялись шлюпки и скользили к берегу. Портовые склады и гостиницы уже купались в синеве, и Океан потихоньку подбирался к Седьмой кольцевой дороге. Восьмая была уже затоплена, и по ней плыли лодки. Макс с видом знатока поднес к глазам бинокль.
   – Это наш военный эсминец. «Магистр Конрад», – объявил Макс.
   – Зачем они явились? Ведь флот никогда не входит в бухту в дни хаоса, – заметил я.
   – Два варианта, – сказала Ада. – Либо их команда собирается поучаствовать в гонке и установить свою Пелену – тогда нас ждет правление военной хунты. Либо они решили развлечься.
   – Развлечься? – не понял я.
   – Вместе с другими грабить и убивать.
   – Дай-ка! – Я забрал у Макса бинокль и навел на дом, к которому причалили сразу две лодки. Я увидел вспышку, и в следующий миг дверь рухнула. Люди с лодок стали заскакивать внутрь. Они были в защитных костюмах, так что брести по грудь в синеве для них было не проблемой. Спустя несколько минут из окна выпала маленькая фигурка. Потом еще одна.
   Мне показалось, что я слышу человеческие крики. Хотя, наверное, это был обман слуха – расстояние слишком велико.
   – Они явились грабить, – решил я.
   – А может быть, и то и другое, – отозвалась Ада. – Пока команда «веселится», офицеры пойдут на штурм Двойной башни.
   Я снова посмотрел в бинокль. Матросня захватила два следующих дома. Они методично продвигались в глубь города. Я кое-что прикинул… Нет сомнений, на их пути лежала площадь Ста Фонарей.
   Я кинулся вниз. Схватил рюкзак, бросил туда баллон с концентратом синевы, моток веревки, нож. Заозирался в поисках нужных вещей.
   – Что ты задумал? – Ада тоже сбежала вниз, опередив Макса, который пыхтя топал следом.
   – Я должен спасти ее. Их…
   – Кого? – не поняла Мэй.
   – Полину. И людей на площади Ста Фонарей.
   – Ты с ума сошел? Что ты можешь сделать против военных?
   – Призрак подарил мне несколько мелких фальшивых кристаллов. Нужен лишь кристалл да баллон с концентратом, и временная защита готова. Хватит дня на три. На площади есть фонтан, так что воды вдоволь. А поголодать три дня не страшно. Лучше, чем умереть.
   – Ты не пойдешь! И даже не думай! – Ада встала у меня на пути. – Ты должен принять участие в битве за башню. Только ты, ты – единственный, кто может остановить всякую сволочь типа Берсерка и Альбиноса.
   – Я не собираюсь погибать. – Ответ получился двусмысленный. Правда, Ада этой двусмысленности не поняла.
   – Ты что, готов пожертвовать всем?..
   – Рискнуть, а не пожертвовать, чтобы спасти девчонку. И остальных. А почему нет?
   – Потому что ты просрешь наше дело. Ты ставишь жизни нескольких безумцев против судьбы острова.
   – Я ничего не ставлю. Просто хочу спасти Полину. Я не могу ее бросить. И потом – я все еще успею завершить – не надо требовать от меня подлости во имя будущих дел.
   – Син, похоже, графиня права, ты опять… – вмешался в разговор Кролик.
   – Нет! С меня хватит Пончика и подружки Гарри. Я не хочу больше платить чужими жизнями за свой успех.
   Никто из моих оппонентов не предположил, что искусство Полины может подействовать столь же благотворно на гостей с корабля, как на Гарри и его друзей. То есть я был уверен, что не подействует. Видимо, остальные думали так же.
   – Я вернусь, – проговорил не слишком уверенно.
   – Можно поинтересоваться – как? – спросила Ада. Она злилась все больше и больше.
   – Еще не знаю.
   – Я пойду с вами! – сказал Кабан, вскидывая на плечо арбалет и сумку с болтами.
   – И я! – пискнула Миу.
   – Я тоже пойду, – решил Макс. – Не собираюсь оставаться в этой норе, когда можно драться.
   – И я, – заявила Ада. – Прослежу, чтобы никто не треснул тебя по голове, Феликс.
   – Отлично, мне как раз нужен Охранник кристалла.
   – Постой-постой! – Ада тут же вцепилась в отворот моей куртки. – Охранник кристалла? Так у тебя есть кристалл… Я же чувствовала! И ты ничего мне не сказал?!
   – Да так, не было подходящего момента…
   Я не стал распространяться, что кристалл поддельный. Об этом знали только я, Макс и призрак. Но призрак ушел, а Макс пока помалкивал, что на него было не похоже. Понять, что кристалл поддельный, можно лишь по его свечению. Так что я не собирался показывать подарок призрака Аде.
   – Точно, идем все вместе. Мы справимся, – поддакнул Кролик.
   Ну да, если Кролик обещает, всё так и будет.
* * *
   Итак, мы покинули дом Леонардо, оставив дверь открытой – запирать пустой дом в дни хаоса не имело смысла.
   – Ты все же солгал… – сказала Ада. – Ты влюблен в эту Полину.
   – Что? Нет… она… Я же сказал: просто девочка… соседка… и…
   – Влюблен, – заключила Ада.
   – Послушай, она просто… ну, бывают люди, которым ты обязан помогать, – она из таких. – Я смущался все больше и больше, сам не зная почему.
   – Неужели?
   – Ты ревнуешь? – вдруг спросил я.
   Она смутилась… бледные щеки вспыхнули.
   – Зря.
   – Это признание?
   – Ну, вроде того. Очень осторожное. Можешь принять… можешь забыть.
   – Я приму. Обожаю признания.
   Мы шли по улицам, почти бежали. Площадь Ста Фонарей находилась ниже дома Леонардо, спускаться было легко. Изредка навстречу нам попадались беглецы – именно беглецы, а не грабители: они робко шарахались под прикрытие галерей, едва нас завидев. Не только мы заметили нападение на город.
* * *
   На площади Ста Фонарей по-прежнему шел спектакль, как будто актерам не нужны были ни сон, ни отдых. При свете дня играли что-то новое и жутко авангардистское.
   Ланс, услышав эту абракадабру, пришел в неописуемый восторг.
   Я водрузил один из осколков призрака посередине площади, рядом поставил баллон с концентратом и открыл вентиль. Развел руки в сторону, и синева устремилась вверх. Получилось что-то вроде зонтика: ручка – струя, бьющая из титанового баллона, ну а верх – нечто тонкое, трепыхающееся, пока мало похожее на защитный купол. Выходило, творец Пелены из меня никакой. А я был уверен, что справлюсь. И ведь Кролик, который на самом деле еще та собака, даже пальцем не повел, чтобы подправить мой уродливый купол. А мог бы – он же сильный Лоцман.
   – Что ты делаешь? – подскочила ко мне Полина.
   – Создаю защитную Пелену. Срок ей три дня. Три дня вам хватит. Выйти из-под нее можно, войти – нельзя. Три дня поголодаете и поиграете на сцене… Ну а потом – молите богов синевы, чтобы у острова был новый закон.
   – Но к нам не придут новые зрители! – возмутилась Полина.
   – Извини, дорогая, но я не ведаю иного пути, чтобы тебя защитить!
   – Не надо меня защищать! Я сама… – заверещала Полина.
   – Заткнись, – сказала Ада. – Мы рискуем всем ради тебя. Так что умей принимать помощь не артачась.
   Полина гневно сжала кулаки – вот-вот ринется в бой. Оказывается, моя фея еще и амазонка!
   – Сколько продержится эта защита? – спросила Полина.
   – Я же сказал: три дня… Надеюсь, за это время мы сможем установить настоящую Пелену в Двойной башне.
   – Сними! – потребовала Полина.
   – Ты с ума сошла. Два десятка головорезов подходят к площади.
   Мои доводы она как будто не слышала. Я огляделся. Спектакль вдруг прекратился сам собой, люди сбились в кучу и испуганно оглядывались. Было отчего: то в одном, то в другом месте пространство как будто начинало рябить, дергаться, идти кругами – это снаружи пытались проломить мой уродский защитный купол.
   – К нам никто не может войти… Никто больше не сможет посмотреть наш спектакль. Они хотят! Ты видишь – они хотят!
   – Хотят, но совсем другого, – хмыкнул я.
   – Сними Пелену! Или…
   – Или что?
   Она не ответила – просто развела руки в стороны, а затем свела их вместе. У нее был всего лишь один-единственный браслет, обязательный к ношению. Но при умелом ударе она разрушила бы псевдокристалл мгновенно. Потому как была талантливым природным Разрушителем. Не сумела. Вернее – не успела. Ада оказалась быстрее. Пусть на мгновение – но быстрее. В первый раз видел, как Разрушитель и Охранник работают почти что в контакте. Меня отшвырнуло в сторону, и я грохнулся спиной на мостовую. Меж браслетами Ады вспыхнули синие разряды. Полину всю окутало ослепительным гало, но она продолжала стоять несколько мгновений, а потом опустилась на мостовую.
   Медленно-медленно, будто легла отдохнуть.
   – Уходим! – повернулась ко мне Ада. – Твоя фальшивка дала трещину, защита вот-вот рухнет.
   Макс подхватил Полину на плечо и первым рванул в сторону ведущего вверх к круговой магистрали переулку. Гарри и Кабан кинулись за ним. Потом сорвались остальные.
* * *
   Мы мчались вверх по радиальной дороге.
   Впрочем, глагол «мчались» не совсем подходит, чтобы описать наши передвижения. Мы совершали короткие перебежки от одной цепи до другой, от одной баррикады до другой, а потом героически преодолевали препятствия. Несколько раз в нас стреляли из окон. Один раз из винтовки – настоящей, без синьки, – дважды из арбалетов. С нами не было призрака синевы, так что нам досталось: пуля пробила полу моего плаща, один арбалетный болт ударил рядом с ногами Ады, второй – пробил Гарри плечо. Взвизгнула Миу – ее тоже задели. Гриф подхватил ее и удержал от падения. Я успел заметить, что дальше, впереди, у фундамента дома лежит человек. Лежит неподвижно, и вокруг растекается темная лужа.
   Я стал дергать одну дверь за другой. Третья по счету оказалась распахнута. В городе хаоса таких дверей куда больше, чем может показаться. Сами понимаете: банда, разорив чье-то жилище, не запирает за собой дверей. Это был один из таких вот несчастных домов.
   Мы ринулись внутрь. Дом оказался довольно большой, и повсюду всё было перевернуто вверх дном. Здесь не столько грабили, сколько крушили.
   Хозяева столпились в одной из комнатушек.
   Когда я заглянул внутрь, кто-то дико заверещал. Потом какая-то женщина поднялась и вытолкнула вперед девчонку лет пятнадцати. Я сначала ничего не понял.
   – Ну же, скорее! – приказала женщина.
   Девочка принялась спешно стаскивать с себя одежду. Я заметил у нее на шее явно проступающие синяки – верно, кто-то ее слегка придушил, прежде чем…
   – Ты не думай, она не шлюха, – сказала хозяйка и, достав из кармана фартука грязный платок, принялась зачем-то тереть им синяк на шее девчонки. – У нее до сегодняшнего дня никого не было.
   – А сколько было сегодня, успели сосчитать? – раздался из угла язвительный и одновременно дрожащий мужской голос.
   Девочка дернулась и опустила голову. Я видел, как она стиснула кулаки – так, что побелели костяшки.
   – Прекратить! – рявкнул я как можно более зверски. – Сидите тут тихо, ясно?
   – Тебе нравятся женщины постарше?
   Хозяйка тут же принялась разоблачаться. Ей было лет тридцать пять, и она была очень даже ничего.
   – Не надо… – Я попятился.
   – Любишь мальчиков? Боб!
   – Мама, я же сказал… – послышался откуда-то скребущий хрипотцой голос подростка.
   – Сюда, подонок! – завизжала женщина. – Иди, кому говорят! Или хочешь, чтобы нас всех убили?! Ну!..
   Сбившиеся в кучу люди зашевелились, и от стены стали выталкивать вперед мальчишку лет четырнадцати.
   – Скорее! – поторопила хозяйка.
   – Заткнись! – это уже закричал я. – Заткнись! Заткнись! Заткнись!
   Кажется, я был готов убить ее в этот миг – за эту самую невозможную, неестественную покорность.
   Она замерла, будто окаменела. Остальные тоже.
   – Сидеть здесь и не рыпаться! – приказал я, с трудом овладев собой. – Первый этаж дома в вашем распоряжении. Мы уходим на второй этаж и на крышу… А сюда… сюда никто не войдет.
   Я обошел дом, перешагивая через сломанную мебель и разорванную одежду, битую посуду. На стенах висели искромсанные ножами полотна. Почему-то вид изуродованных картин всегда выводил меня из себя: вспороть полотно – это как будто вспороть ножом живот женщине. В этот миг я ненавидел всех и вся, хаос как таковой, тех, кто творит насилие, и тех, кто не может, не пытается дать отпор.
   Я заплел своими кружевами окна и дверь. Я спустился в подвал и там тоже запер и оплел своими нитями крошечные оконца. Вскоре синева затопит подвал, но прежде сюда не должны забраться люди.
* * *
   Занятый нами дом стоял поблизости от Четвертой круговой. Очень даже неплохая позиция. Говорят, новичкам и дуракам везет. Получалось, нам повезло вдвойне.
   Мы с Адой, Гарри, Кроликом и Максом сидели на крыше и смотрели, как синева заполоняет город. Гарри дремал, улегшись на небольшом топчане, – в мирные летние дни тут, верно, загорала та девочка, дочь хозяйки…
   Океан еще не подступил к нашему переулку, и мой взгляд то и дело возвращался к лежащему внизу человеку. Его застрелили из арбалета – теперь я точно смог разглядеть болт, торчащий из груди, – погибший был примерно моим ровесником, лет тридцати с небольшим. Мне почему-то казалось, что этот парень похож на меня, – я видел себя убитым, лежащим на мостовой, проигравшим…
   Только четыре кольца круговых магистралей оставались еще не залитыми Океаном. Наверняка где-то поблизости сидят основные конкуренты, выжидая точно так же, как и мы. Ну а когда синева докатит до Двойной башни, тогда все и начнется. Дело в том, что во время взрыва кристаллы распадаются – и, чем ближе к Двойной башне, тем больше шанс потерять кристалл. Внутри Третьей магистрали, например, хранить кристаллы попросту нельзя. Никто и никогда не делает себе убежище в этом круге. Дома здесь самые богатые, и есть чем поживиться. И бандиты, и обычные граждане, которые после падения Пелены становятся мало лучше бандитов, устремляются именно сюда и врываются во все дома подряд. Держать здесь оборону можно лишь с очень сильным и большим отрядом, а в дни хаоса всякий большой отряд ненадежен. Пройти в центр города сразу после падения Пелены тоже проблематично – опять же из-за грабителей. Вот почему лучше всего отсидеться с преданной командой где-нибудь в районе Четвертой круговой, а потом по синеве топать на приступ, зная, что с помощью синьки всегда можешь отбиться от какой-нибудь банды. В этом смысле наша нынешняя дислокация была идеальной.
   Я извлек болт из плеча Гарри, продезинфицировал концентратом и заштопал как мог рану своими белыми кружевами – они годятся и на это. Все, что причиняет вред, может творить добро, просто надо придумать, как это сделать. И еще суметь. Разрушал я куда лучше, чем чинил, – это надо признать. Для раны Миу хватило пластыря – болт только содрал кожу на лице и напугал ее до полусмерти.
   Макс притащил снизу пару батонов, бутыль с соком и кусок сыра – поклялся, что хозяева добровольно с ним поделились. Их добровольность я уже успел понаблюдать, но Максу не стал пенять – все мы здорово оголодали. Последнее, что я ел со вчерашнего дня, – это кусок зачерствелого пирога в «Тощей корове», а затем сухари из припасов Кролика.
   – Ада, – обратился я к графине. – Расскажи мне о команде Наследника. Ты вроде как собиралась к ним влиться…
   Она проглотила мое оскорбление и сказала ледяным тоном:
   – Я ведь так и не влилась, если ты помнишь.
   – Но что-то ты знаешь? – Я не отступал.
   – Мэй говорила, что в охране у него бывшие стражи, семеро человек…
   – Большая конкуренция, как посмотрю.
   – Кто у него Создатель волны – не ведаю, – продолжала Ада. – Лоцмана тоже не знаю.
   – Создатель волны – Архитектор, – сказал я. – Охранником Марчи. Хотел бы я поглядеть, как они поладят.
   Макс заржал. Да уж – трудно было представить вместе отвязного Архитектора и сухаря Марчи. Разве что… Одного из них тут же кинут.
   – А другие команды? Что ты знаешь про них? – продолжал я свой допрос.
   – Только то, что во главе у них Альбинос и Берсерк. – Она во второй раз упомянула этих двоих.
   – Альбинос? Он вернулся? Ты видела его? – Честно говоря, на Альбиноса я немножко надеялся. Несмотря ни на что. Я знал, что надежда моя смешна, но ничего не мог с собой поделать. Из всех конкурентов я, пожалуй, мог бы отдать победу Альбиносу. При этом сознавая, что этого делать нельзя.
   Ада пожала плечами:
   – Лично не видела, но мне сказали, что Альбинос прибыл на лайнере «Виктория». Как только Пелена пала, он сошел на берег.
   – Он точно решил принять участие в драке?
   – Зачем же тогда он приехал!
   – А Берсерк?
   – Про него знаю только, что он в игре.
   Берсерк – мерзавец каких мало. Если остальные создают Пелену, которой и сами обязаны подчиняться, то этот находится вне покрова. Сами понимаете, что это означает. Произвол. Как на минус десятом уровне. Только повсюду – на каждой улице и в каждом доме. Закон будет один: желание Берсерка.
   – Ты что-то мрачен, – заметила Ада. – Как будто уже проиграл. О чем думаешь?
   Я неопределенно передернул плечами. На самом деле я думал о том, что мой фальшивый кристалл сможет поддерживать Пелену две недели, а потом распадется. Магистр – этот закон никому еще не удавалось обойти – умирает вместе с кристаллом. Для магистра жизнь и власть – одно и то же. Для магистра, но не для меня. Я не собирался отдавать свою жизнь за право держать нити чужих судеб в руках. Я дрался не за власть, а за…
   Вот именно – за пустоту. Все мои формулировки оканчивались многоточием.
* * *
   Наш разговор прервали. Женский рев, визг, плач. В дом напротив пятеро парней волокли трех женщин. Две почти не сопротивлялись, но одна дралась как бешеная кошка: вырвалась, ее вновь поймали, но, когда затаскивали в дом, она ухватилась за косяк, так что двое парней оторвать ее пальцы не смогли. Тогда они попросту взяли и захлопнули дверь. От ее крика у меня заложило уши.
   – Скоты! – заорал Макс.
   Но парни внизу его вопль, похоже, не расслышали. Только Гарри проснулся, попробовал сесть, но, застонав, вновь повалился на топчан. Судя по красным пятнам на щеках, его лихорадило.
   А крики и визг, уже приглушенные дверьми, все неслись снизу: теперь избиение продолжалось внутри дома.
   – Такое повсюду, – заметила Ада. – Я пока шла по городу, видела, как банда набросилась на двух попавшихся по дороге подростков и стала молотить их ногами, пока не забила до смерти.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация