А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Подсадная невеста" (страница 12)

   Часть 2

   1

...
   «Милая Мередит!
   Боюсь, мой почерк покажется тебе неясным, но я пишу тебе в большом волнении. Сразу же должна тебя успокоить – ничего дурного со мной не случилось. Напротив, новость, которую я хочу сообщить, обрадует тебя так же, как час назад она обрадовала Стивена. Мой супруг до сих вытанцовывает в холле какую-то несуразную жигу, на глазах восхищенной прислуги. Не подозревала, что он знает такие танцы. Боюсь, он и сам об этом не подозревал. Но ему можно простить это отклонение от правил приличия, так как я и сама готова петь и танцевать от радости – наконец-то, после стольких месяцев ожидания, я узнала, что после Михайлова дня в этом доме появится еще один маленький Грэхем!
   Доктор подтвердил мои робкие надежды, и теперь я могу сообщить об этой перемене в своем состоянии самым дорогим для меня людям – тебе и моему обожаемому супругу.
   Ах, Мередит, я так счастлива!
   Миссис Грэхем уже несколько дней посматривала на меня с подозрением, конечно, эта многоопытная дама прежде меня распознала обнадеживающие признаки, но я ждала, пока врач осмотрит меня и вынесет свой вердикт. Боюсь, теперь свекровь примется чрезмерно опекать меня, а излишняя забота иногда бывает в тягость. Мое самочувствие почти не отличается от обычного, по крайней мере, пока, и я вовсе не собираюсь проводить все время в постели, обложенная грелками и подушками.
   Сейчас миссис Грэхем пересказывает новости своему мужу, и по звукам, доносящимся из его кабинета, я могу догадаться, что вскоре он присоединится к Стивену в холле. Ты ведь помнишь, как шумно умеет радоваться мой свекор!
   Алисия скоро приедет на пасхальные каникулы и, конечно же, тоже будет довольна, она уже давно мечтает стать теткой. Кажется, наличие племянников повысит ее статус в глазах подруг по пансиону.
   О привычном течении нашей жизни я сообщала тебе в прошлом письме, а все те небольшие события, произошедшие за последние несколько дней, меркнут по сравнению с главной новостью, поэтому я заканчиваю письмо и пойду утихомиривать своего мужа.
   Но прежде я хотела бы попросить тебя не писать мне до тех пор, пока не получишь мое следующее письмо. Дело в том, что Стивен не настолько потерял голову от счастья, чтобы не придумать, как хотя бы на два или три месяца ускользнуть от советов миссис Грэхем и ее подруг, достойнейших дам, но не способных слышать кого-нибудь, кроме себя.
   Стивен предложил провести это время в Бате вплоть до тех пор, пока мое положение позволяет появляться на людях. Как только мы устроимся, я напишу тебе и сообщу свой адрес.
   Единственное, о чем я сожалею, это о том, что ты не можешь поехать вместе с нами! Как бы мне хотелось поговорить с тобой за чашечкой чая, поделиться своими радостями и опасениями. Ты поняла бы меня лучше, чем кто-либо другой, в чем-то даже лучше, чем Стивен. Мне не хватает тебя, моя дорогая Медди!
   Теперь, когда я замужем, я могла бы приглашать тебя погостить так долго, как ты сама этого пожелаешь. Помнишь, как мы мечтали об этом?
   Неужели мистер Бартон никогда не простит нас со Стивеном и не позволит тебе видеться со мной? Я несколько раз бралась за перо, чтобы написать ему и попросить не держать зла на прошлое, но я понимаю, что разжалобить твоего отца так же непросто, как заставить плакать камень. Может быть, вы с миссис Бартон попробуете уговорить его еще раз? Я могла бы отправить за тобой экипаж с горничной и лакеем… Какое чудесное лето мы бы провели на курорте! Я так давно мечтала увидеть Бат!
   Знаю, что жестоко писать о предстоящих нам со Стивеном радостях, когда ты вынуждена тосковать в Рединге. Прости меня, Мередит, прости! Но я никак не могу изгнать из своего воображения эту картину – мы с тобой, с белыми зонтиками, прогуливаемся по набережной и говорим, говорим…
   Но ведь мы можем мечтать, что когда-нибудь эта картина станет явью. Твой отец на самом деле не так жесток, он просто не может забыть, какой урон его чести был нанесен нашими действиями… Впрочем, об этом мы уже говорили столько раз, не буду тратить бумагу на бесплотные измышления. Да и Стивен, кажется, не собирается успокаиваться…
   Нежно целую тебя и умоляю призвать на помощь все свои таланты и постараться убедить мистера Бартона в том, что тебе необходимо срочно ехать в Бат.
Вечно любящая тебя, Джессика Грэхем».

   Мередит сложила письмо, с трудом подавив желание перечитать его в четвертый раз. То, что у Джессики и Стивена родится наследник, – чудесно само по себе, но у нее есть еще один повод для хорошего настроения.
   Джессика не знает о другом письме, пришедшем накануне в адрес мистера Бартона. Тетушка Кэролайн, снова овдовевшая, так тяжело переживала свое вдовство, что обратилась к брату со смиренной просьбой отпустить племянницу скрасить ее одиночество, пока она будет поправлять утраченное здоровье на курорте. Конечно же, ею был выбран Бат.
   Послание дышало таким смирением и выдавало столь неподдельное горе, что мистер Бартон не смог отказать сестре. Тем более что в письме была приписка, в которой миссис Спрингвуд сообщала о желании взять на себя расходы по содержанию племянницы на все то время, что она проведет в обществе своей бедной тетки.
   И уже через неделю Мередит собиралась отбыть в Бат вместе с тетушкой Кэролайн и ее объемистым багажом. Аннет подвернула ногу и не могла поехать со своей хозяйкой, чему Мередит, откровенно говоря, была даже рада. Характер горничной не улучшился, она по-прежнему стремилась знать все о происходящем в доме, на улице и даже во всем Рединге, и не отказывала себе в удовольствии похвастаться перед мисс Бартон своим очередным поклонником, и это прямо под носом у мистера Бартона! Аннет недавно исполнилось двадцать, и француженка считала необходимым поскорее найти себе мужа.
   У Мередит нередко болела голова от болтовни служанки, но унять ее не было никакой возможности. Отдохнуть пару месяцев от родителей, горничной и родного дома – благо, ранее недоступное Мередит, и мисс Бартон собиралась наслаждаться каждым днем, проведенным вдали от Рединга.
   Тетушка Кэролайн через своего поверенного уже сняла приличный дом, а ее прислуги вполне хватит на нее саму и ее племянницу, разве много надо бедной вдове? Выезжать и устраивать приемы им не придется, но Мередит об этом и не помышляла. Прогуливаться, читать книги, посещать концерты… Настоящее счастье для одинокой девушки с возвышенными стремлениями, к каковым, за неимением других вариантов, причисляла себя Мередит. К тому же компания тетушки Кэролайн определенно должна быть приятной, даже если та и в самом деле предается горю со всем свойственным ей пылом. Остроумные замечания тети наверняка развлекут Мередит, а она постарается не давать тетке грустить. Словом, обе они намерены были провести время с приятностью, но теперь радость Мередит многократно возросла. В Бате будет Джессика!
   – О, миссис Грэхем, вы еще не знаете, какой вас ждет сюрприз! – пропела она и пошла доставать из ящика ноты с чем-нибудь пожизнерадостнее своих обычных сонат.

   Путешествовать с тетушкой было гораздо приятнее, нежели с отцом. Тетя Кэролайн никуда не торопилась, и переезды в удобной карете от одной приличной гостиницы к другой доставляли Мередит большое удовольствие. Она не ездила по этой дороге уже очень давно, с тех пор, как ей исполнилось семнадцать, и отец повез ее в Бат, полный радужных надежд.
   Болтать с тетей было также очень приятно, и Мередит часто смеялась, слушая рассказы миссис Спрингвуд о своих мужьях. К ее удивлению, тетушка вовсе не так скорбела об утрате своего последнего супруга, как это явственно следовало из ее письма к мистеру Бартону.
   – Надо же было мне как-то уговорить его отпустить тебя, – пояснила тетя, едва только обе леди отъехали от дома Бартонов. – На самом деле мистер Спрингвуд был неплохим человеком, но его присутствие нередко мне досаждало. По совести говоря, его смерть пошла на пользу моему здоровью.
   Тетушка оправила свое платье из дорогого черного шелка. Судя по ширине юбок, ее здоровье и впрямь не оставляло желать лучшего, если только верно утверждение, что здоровый аппетит сопутствует здоровому организму.
   Мередит в изумлении смотрела на тетку, не находя, что ответить на это смелое заявление. А та уже продолжала:
   – Признаться, я не понимаю, почему ты торчишь в отцовском доме, никуда не выезжая! Тебе давно пора отряхнуть застоявшуюся пыль Рединга со своих ботинок!
   – Но мне некуда поехать, тетя! Вернее, было некуда до тех пор, пока вы не пригласили меня в Бат!
   – Почему же ты не навещаешь свою подругу, эту хорошенькую белокурую девушку, которой приходилось воспитывать чужих детей? – тетя Кэролайн явно была удивлена. – Если бы я овдовела раньше, я бы взяла ее себе в компаньонки.
   – Джессика? Но ведь она вышла замуж за Стивена Грэхема, вы же знаете об этом, тетя!
   – Конечно, знаю! Мой братец дал себе труд написать мне о досадной неудаче с твоей помолвкой, а матушка прислала слезное письмо, где со всеми подробностями описала ваш визит к Грэхемам. Не говоря уж о твоем послании, из которого я узнала самое главное – тебе не нужно выходить замуж против твоей воли!
   Мередит кивнула, она и в самом деле писала тетушке, правда, о тайном замысле, приведшем к счастливому финалу, она не осмелилась рассказать из опасения, что письмо как-нибудь попадет в руки отца.
   – Но замужество твоей Джессики вовсе не повод не ездить к Грэхемам! Или ваша дружба расстроилась после ее замужества? Ты-то ведь не хотела замуж за этого Стивена? – продолжила расспросы миссис Спрингвуд.
   – Вовсе нет, я была очень, очень рада за Джесси! Но отец так зол на Грэхемов, что и слышать не желает о моей поездке к ним. Я уже много раз умоляла его отпустить меня, но все было напрасно, – Мередит улыбнулась, едва подумала, что скоро они с Джессикой увидятся, хочет того мистер Бартон или нет.
   – Он сам захотел прервать твою помолвку, скорее, старший Грэхем должен на него сердиться, – тетушка все еще недоумевала.
   – Он думал, что родственник Грэхемов, виконт Стенфорд, сделает мне предложение, поэтому позволил мне отказать Стивену.
   – Но виконт так и не явился просить твоей руки, – понимающе кивнула тетя. – Скажи мне только, это тебя обрадовало или огорчило?
   – Обрадовало, разумеется! Отец был бы счастлив выдать меня замуж за кого угодно, лишь бы у этого человека имелось состояние и связи. И он не может простить Стенфорду и Грэхемам своей неудачи!
   – Обычно твой отец весьма рассудителен. Как он мог допустить такой просчет? Этот Стенфорд действительно открыто ухаживал за тобой?
   Мередит давно догадывалась, что ее родители не известили тетушку о крушении своих надежд, связанных с браком Мередит и Стенфорда, и решила, что сейчас самое время раскрыть секрет.
   – Отца намеренно убедили в том, что виконт испытывает ко мне нежные чувства.
   Миссис Спрингвуд внимательно присмотрелась к племяннице в полутьме кареты.
   – Намеренно? Не хочешь ли ты сказать, что виконт послужил тем орудием, что спасло тебя от нежелательного венчания?
   – Именно так, тетя, – Мередит улыбнулась, снова припоминая подробности тщательно продуманного ими плана, полностью удавшегося благодаря стараниям четверых заговорщиков.
   – Ты должна мне все рассказать, немедленно, иначе я умру от любопытства! – и миссис Спрингвуд устроилась поудобнее и приготовилась слушать.
   Мередит еще ни разу не рассказывала о тех давних событиях, кроме Джессики у нее не было близких подруг, которым можно было бы доверить столь важный секрет, и сейчас не без удовольствия принялась излагать тетушке подробности.
   Сразу после событий в доме Грэхемов Мередит была слишком взволнована и расстроена, ее пугало будущее, но за полтора года страсти улеглись, и теперь она смогла увидеть в старой истории гораздо больше комедии, нежели драмы. Миссис Спрингвуд тем более была рада посмеяться, чем больше случившееся задевало ее брата.
   – Поверить не могу, что вы все это придумали и не побоялись довести проделку до конца! – восклицала она несколько раз по ходу рассказа.
   – Это все виконт Стенфорд, его фантазия оказалась неистощима. При первом знакомстве с ним я бы ни за что не подумала, что он способен измыслить такой хитрый план.
   – И он так и не приехал к вам после того, как вы покинули дом Грэхемов? – с удовольствием снова и снова переспрашивала тетушка Кэролайн.
   Дородное тело миссис Спрингвуд сотрясалось от смеха, когда она представляла себе раздосадованное лицо мистера Бартона. Мередит охотно повторяла отдельные моменты своей истории, отчасти чтобы повеселить тетю, отчасти чтобы и самой вдоволь посмеяться. Она испытывала удивительное облегчение – столько времени ей пришлось молчать, а теперь у нее появилась благодарная слушательница. Мередит подозревала, что долгими вечерами в Бате ей еще не раз придется повторить свой рассказ, все равно из-за тетиного траура им будут недоступны курортные развлечения.
   – Отец каждый день внимательно просматривал почту, даже заставлял дворецкого пойти и проверить, не упало ли письмо с подноса, когда тот шел по лестнице.
   – Представляю, как он сначала не мог понять, почему виконт задерживается, а потом злился все больше и больше.
   – Так оно и было, тетушка.
   Миссис Спрингвуд с сочувствием взглянула на племяницу, когда поняла, что именно Мередит пришлось переносить все проявления гнева своего отца, будь то брюзгливое ворчание старого скряги или поток ругательств в адрес вероломного Стенфорда.
   – Виконт действительно стоил того, чтобы заменить молодого Грэхема? – спросила тетя Кэролайн.
   – В глазах отца – несомненно. У виконта есть титул и состояние, и ему не нужны были те земли вдоль Кеннета, из-за которых и состоялась моя помолвка со Стивеном Грэхемом.
   – А что думаешь про виконта ты? Он хорош собой? – настаивала миссис Спрингвуд.
   Мередит задумалась. Как ни странно, она почти забыла, как выглядит виконт.
   – Пожалуй, что и так, – медленно ответила она. – Его уже не назовешь молодым человеком, хотя он достаточно привлекателен. Но он держится холодно, с достоинством, и такая манера вести себя отпугивает от него людей, если только они хорошо с ним не знакомы.
   – Он не остался у Грэхемов после вашего отъезда?
   – Нет, мистер Грэхем-старший, кажется, сам догадался или понял по словам батюшки, что виконт послужил причиной разрыва помолвки. После этого Стенфорд не мог продолжать свой визит, так что мисс Хаммонд пришлось возвращаться домой вместе со своей матерью, навряд ли атмосфера в доме Грэхемов в те дни располагала к приятному времяпровождению.
   – Не сомневаюсь. Грэхемов можно только пожалеть, но, с другой стороны, способ, которым они решили устроить судьбу своего сына, нельзя назвать безупречным. В итоге, я думаю, каждый получил то, что заслужил.
   Мередит немного поразмышляла над этим утверждением тетушки, но миссис Спрингвуд еще не закончила выспрашивать подробности из столь необыкновенного периода в жизни своей племянницы.
   – И как же вы узнали о помолвке твоей подруги и бывшего жениха? – спрашивала тетя Кэролайн, рассчитывая на продолжение истории.
   – Джессика прислала мне письмо. Стивен не мог выдержать даже неделю, через пять дней после нашего отъезда он сообщил своим родителям о намерении жениться на мисс Лоусон. Они были так поражены неудачей с предыдущей помолвкой, что сразу не нашли возражений, а после было уже поздно, Стивен закусил удила и проявил завидное упорство в своем стремлении устроить свое счастье так, как ему хочется.
   – Ты сразу же передала эту новость своему отцу? – с улыбкой спросила миссис Спрингвуд.
   – О, мне потребовалась трехчасовая прогулка, чтобы собраться с силами и заговорить об этом во время чаепития. Отец видел, что я получила письмо от Джесси, и сам потребовал рассказать, что она пишет. Я до сих пор с дрожью вспоминаю тот день, даже матушка испугалась, когда увидела, как сильно он покраснел от гнева. Мы опасались, что он всерьез заболеет.
   – Ты сделала мне настоящий подарок, – тетя Кэролайн едва не мурлыкала от удовольствия, как большая старая кошка, которой в холодный день позволили посидеть у камина. – Это хорошее наказание за его отношение к своей дочери, как к залежалому товару, от которого во что бы то ни стало надо избавиться. Да и за многое другое…
   Миссис Спрингвуд, вероятно, вспомнила о своих счетах с братом, чье очерствевшее сердце не способно было в равной степени одаривать любовью всех своих близких, ее едва хватало на жену и сына, а теперь еще и на внука.
   Некоторое время обе леди молчали, погруженные в невеселые мысли. Мередит сожалела, что так и не смогла побывать на свадьбе Джессики и Стивена, хорошо еще, отец не запретил ей переписываться с подругой. Джесси писала часто, нередко пару строчек приписывал от себя и Стивен, и Мередит с радостью убеждалась, что ее милая подруга счастлива так глубоко, как они обе надеялись. Старшие Грэхемы тепло приняли Джессику, а мисс Алисия утверждала, что всегда была уверена именно в таком исходе событий.
   По словам Джессики, Стенфорд уехал путешествовать по Франции и Италии, так как его матушке захотелось пожить в лондонском доме Стенфордов, и примерный сын счел полезным для себя оказаться подальше от своей родительницы. Виконт почти не присылал писем, за исключением двух или трех кратких сообщений о том, что он находится в добром здравии и намерен и дальше пребывать в этих благословенных краях. Мередит, Джессика и ее муж были благодарны виконту за помощь, но его вмешательство в их жизнь закончилось.
   Мередит скучала по разговорам с подругой, после случившегося избранное общество Рединга вновь обратило на нее внимание, но она предпочла бы обойтись без него. Кажется, мисс Бартон не была так популярна в свете даже в свой первый сезон. Подруги миссис Бартон ежедневно являлись с визитами, чтобы узнать еще больше подробностей о неудавшемся браке ее дочери, и бедной женщине приходилось напрягать все свои силы, чтобы сохранять безмятежный вид. Разговоры шли почти до самого Рождества, и только после наступления нового года Бартоны смогли почувствовать себя свободнее. Джозеф и его жена почти не разговаривали с Мередит, по их мнению, в случившемся была виновата только она одна. К счастью, мнение этих родственников крайне мало заботило Мередит, ей нравилось оставаться дома в одиночестве, когда миссис и мистер Бартон навещали внука. С ней были ее книги, фортепьяно и письма Джессики…
   – Ты не должна больше возвращаться в Рединг, – вдруг заявила тетя.
   Мередит ошеломленно на нее посмотрела.
   – Что вы хотите этим сказать, тетушка?
   – Ты уже давно совершеннолетняя и вольна поступать, как тебе вздумается. Я завещала тебе все свои деньги, и ты станешь жить там, где захочешь. И твой деспотичный отец не сможет тебе приказывать! – торжествующе произнесла миссис Спрингвуд.
   – Вы сделали меня своей наследницей? – Мередит ушам своим не верила.
   – О, да, именно так! Представляю, как разозлится мой братец и его напыщенный сынок, Джозеф. Наверняка они надеялись со временем прибрать к рукам все мои денежки!
   Мередит простила тетушке этот несколько вульгарный тон и тоже весело улыбнулась.
   – Они и в самом деле рассердятся. Если я не вернусь, отец приедет за мной и устроит страшный скандал.
   – Насколько я понимаю, тебе не привыкать к скандалам, – отмахнулась тетушка. – Я очень рада, что смогла устроить твою судьбу, ты заслуживаешь лучшей участи, чем та, от которой я тебя избавила.
   – Но вы еще вовсе на старая, тетя, – смущенно возразила Мередит.
   – Мне пятьдесят два года, и я надеюсь прожить еще лет двадцать, – согласилась миссис Спрингвуд. – В нашем роду женщины живут долго. Но ничего не мешает нам сейчас наслаждаться тем, что я имею, и, сколько бы мы ни потратили, тебе останется довольно, чтобы жить, ни в чем не нуждаясь, после моей смерти.
   Мередит рассыпалась в благодарностях, со слезами целуя тетку, и миссис Спрингвуд уверилась, что не смогла бы лучше распорядиться своим имуществом.
   Карету мягко покачивало, Мередит притихла, и тетушка тактично не мешала ей думать о своем будущем. Неужели унылая жизнь в Рединге для Мередит закончилась навсегда! Она может путешествовать, даже побывать на континенте! И мрачная фигура отца больше не будет давить на нее, его взгляд, наполненный упреком и разочарованием, не отыщет ее в дальних краях!
   Матушка… конечно, Мередит будет скучать по ней. Но для матери ее отсутствие не станет таким уж ударом, в последнее время миссис Бартон проводила дни рядом с внуком, маленький Клемент потеснил в ее сердце любовь к сыну и дочери. И довольный рождением мальчика мистер Бартон бывал в доме Джозефа едва ли не чаще, чем в своем собственном. От дочери, конечно, ожидали, что она будет хлопотать вокруг племянника, умиляться его ужимкам и вышивать для него рубашечки, но Мередит и тут повела себя своевольно. Шить она не любила, а плачущий младенец, постепенно превращающийся в капризного избалованного мальчишку, не пробудил в ней родственной привязанности, уж очень он был похож на Джозефа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация