А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сын крестного отца" (страница 6)

   Мы вернулись к грузовому лифту, и я нажала на кнопку вызова. Громыхая, тяжелый лифт медленно поднялся из подвала на первый этаж. Через маленькие окошечки в его дверцах мы увидели яркий свет, говоривший о том, что кабина на месте, можно заходить. Спустившись в подвал, мы осторожно вышли и оказались в полутемной сырой комнатке. Где-то поблизости слышался тяжелый грохот металлической тележки. Я выглянула в коридор и увидела спину пожилой женщины, катившей свою нелегкую ношу по бетонному полу подземного перехода. Женщина направлялась в прачечную, в противоположную от морга сторону, поэтому мы смело вышли из своего укрытия и двинулись к грязно-серым дверям, ведущим в морг. За спиной у меня уже висел кожаный рюкзачок, в руке я сжимала прохладный ствол «макарова». Руку с оружием я спрятала в широкий карман больничного халата, Смирнов сделал то же самое. Мы приблизились к серой двери и замерли, прислушиваясь к каждому шороху за ней. Оттуда не доносилось ни звука. Я решилась приоткрыть створку и заглянуть внутрь. Моему взору открылся еще один длинный и пустой коридор. Трубы, как бесконечные нити, тянулись вдоль стен, редкие двери были заперты. Неудивительно, что мы ничего не слышали. Кроме шума воды в трубах, тут и нельзя было ничего услышать.
   – Это еще не морг, – сказала я шепотом. – Тут никого нет.
   Мои слова стали для Смирнова указанием к действию. Без всякой опаски и старания соблюдать тишину Леонид решительно шагнул в коридор с трубами. Он в два шага преодолел короткий путь до ближайшей двери и только возле нее замер, прислушиваясь к происходящему внутри комнаты.
   – По-моему, тут тоже тихо, – неуверенно сказал он и положил ладонь на ручку. – Я захожу.
   – Стой, – сказала я с некоторым опозданием, но Леонид уже надавил на ручку, и створка легко открылась.
   Смирнов достал из кармана пистолет и решительно шагнул в комнату, я устремилась за ним. Агрессивный запах дешевого алкоголя неприятно ударил в нос. Нашему взору открылась уморительная картина: небритый, помятый и абсолютно пьяный мужик в грязном белом халате лежал посреди комнаты на полу, подстелив под спину лишь влажный кусок картона. Голову он положил на пустую бутылку из-под шампанского, в руке сжимал граненый стакан, из которого медленно стекали капли недопитого горячительного. Наше внезапное появление никак не повлияло на его крепкий сон. Леонид убрал пистолет в карман и пнул спящего по ботинку.
   – А, о, ну, – пробурчал невнятно мужичок, да и только.
   Тогда Леонид ударил его еще раз, и посильнее. Голова мужчины медленно оторвалась от бутылки, выполняющей роль подушки. Не поднимая век, он протянул:
   – Наливай.
   – Ты кто такой? – грозно спросил Смирнов.
   – Я Семен, – представился мужик и добавил: – Я закончил смену, поэтому имею право на короткий отдых. – Его голова снова опустилась на «подушку», он несколько раз выразительно хрюкнул и вырубился.
   – Эй, Семен, – Смирнов надеялся получить от пьянчужки хоть какую-то информацию и предпринял третью попытку разбудить его.
   Я решила, что мое участие в этом бессвязном диалоге необязательно, и вышла из вонючей комнаты. Нам нельзя было терять бдительность, и я предпочла вести наблюдение за коридором, чем слушать тягучие разговоры пьяного мужичка.
   – Мдя, мля, уф, – ворчал Семен.
   – С ним бесполезно разговаривать, – наконец-то Леонид сдался и вышел ко мне. – Пошли дальше.
   Мы осторожно подошли к соседней двери. На этот раз я сразу положила ладонь на ручку, чтобы Смирнов не сделал это раньше меня и не испортил нам всю операцию своим нетерпением и излишней любознательностью.
   – Ну открывай, – подгонял меня Леонид, держа свое оружие наготове.
   Я приоткрыла дверь, резкий запах формалина ударил в ноздри. Я поморщилась и прикрыла нос рукой, только потом аккуратно протиснулась в узкую щель и осмотрелась.
   – Что там? – спросил Смирнов.
   – Тут настоящий морг.
   Довольно широкий коридор, который больше походил на холл, был заставлен пустыми каталками. Здесь было довольно светло, несмотря на то что в холле горела всего одна зеленая лампа, стоящая на письменном столе. Но яркий, слепящий свет из открытых дверей кабинетов, коих тут было пять, освещал мрачное помещение достаточно хорошо. На двери одной из комнат я прочитала корявое слово «Препарационная №2». Мне стало ясно, что именно происходит в этих неуютных комнатах с номерами один, два, три и так далее.
   – Девушка, вы кого-то ищете? – В холле неожиданно появился невысокого роста тучный мужчина. Он бесшумно переходил из одной комнаты в другую и по дороге случайно наткнулся на меня.
   – Семена, – быстро сориентировалась я и назвала имя спящего в соседней комнате пьянчужки.
   – Его смена уже закончилась, – ответил мужчина и продолжил свой путь, потеряв ко мне всякий интерес.
   – Ну что там? – Смирнову, который был лишен «удовольствия» заглянуть за дверь, не терпелось узнать о моем впечатлении от увиденного.
   – Там Вероники нет и не может быть, – ответила я.
   – Почему ты так уверена?
   – Потому что там обычный морг, где работают нормальные люди, врачи, санитары. Не думаешь же ты, что «шестерки» Сизого сумели подмять под себя весь персонал больницы. У Сизого где-то здесь есть лазейка, своя тесная комнатушка, о которой знают только избранные. – Я огляделась по сторонам, прикидывая, где же может скрываться тайная комната Сизого. А может, и не тайная, а вполне легальная.
   – Тогда давай искать. – Смирнов шагнул к очередной двери.
   С той стороны, откуда мы пришли, послышался грохот едущей тележки. Этот звук стремительно приближался, и я шепотом скомандовала:
   – Быстро в комнату Семена.
   Едва мы окунулись в неприятный аромат перегара и я прикрыла за собой дверь, тележка с грохотом покатилась по коридору в сторону морга. По шагам неизвестных за дверью я определила, что тележку везли два человека. Мои догадки подтвердились, когда я услышала короткий разговор мужчин.
   – Ладно, я в подвал. Принесешь мне что-нибудь пожрать?
   – Принесу, давай.
   – А мы разве не в подвале? – поинтересовался Смирнов, склонившись над моим ухом.
   – Нет, мы в полуподвальном помещении, – ответила я шепотом, прислушиваясь к шагам, которые удалялись от нас. Помимо шагов и грохота тележки я услышала лязганье ключей и звук открывающейся со скрипом двери.
   Когда все стихло, я выдержала короткую паузу и выглянула в коридор. Там было пусто.
   – Выходим, – сказала я, и Леонид практически вытолкнул меня из вонючей комнаты.
   – Куда теперь?
   – Одна из этих дверей ведет в подвал, интересно, какая именно.
   – Может, вон та, – Смирнов указал на самую дальнюю, довольно широкую по сравнению с остальными.
   – Наверное, – согласилась я, и мы прошли в конец коридора к двери, на которой висела табличка с надписью «Лаборатория».
   Она была заперта, я несколько раз осторожно потянула ручку на себя, но результата не было. Пришлось воспользоваться подручными средствами. Шпилька, которой я подколола длинные локоны парика, идеально подходила на роль отмычки. Пока Смирнов с важным видом оглядывал пустой коридор, я аккуратно просунула шпильку в замочную скважину, и меньше чем через минуту нехитрый замок лаборатории открылся. За дверью скрывалась лестница, ведущая вниз. Мы с Леонидом прижались спиной к стенке и начали неспешный спуск в подвал. Первый пролет преодолели без проблем, но остальная часть пути представляла опасность, потому что лестница упиралась в широкий дверной проем, за которым виднелись силуэты двух парней, один из которых стоял к нам лицом. Их я заметила, когда осторожно перегнулась через перила, и снова прижалась спиной к стене.
   – Я видела двоих, возможно, там есть еще кто-то, нам лучше сначала выяснить, сколько у нас противников и как хорошо они вооружены.
   – Так давай спустимся и выясним, – предложил Леонид.
   – Я пойду одна, ты будешь прикрывать меня, если понадобится.
   – Пошли вместе. – Смирнов взял меня за руку, но я немедленно избавилась от его дружеского рукопожатия.
   – Женщина в белом халате не вызовет у них подозрения. В компании с тобой я рискую не добраться и до середины лестничного пролета. Так что оставайся здесь, будешь действовать по ситуации.
   Не дожидаясь реакции Смирнова, я решительно шагнула вниз. Мой внешний вид и беззаботная улыбка снизили бдительность ребят, наблюдающих за входом в подвал. Один из них привстал и сделал два ленивых шага навстречу мне.
   – Добрый день, мальчики. – Я широко улыбнулась, спускаясь с последней ступеньки.
   – Как вы сюда попали? – довольно вежливо поинтересовался один из них.
   – Так там открыто, я дернула за ручку и вошла.
   – Ты чё, дверь не запер? – обратился парень к своему товарищу.
   – Как это не запер, запер, конечно, – возмутился второй, пожимая плечами.
   – Иди проверь, – скомандовал первый, который, похоже, в нехитрой иерархической пирамиде занимал более высокую ступень и мог командовать своим товарищем. – Быстро.
   – А что там проверять, дверь открыта, – сказала я довольно громко, чтобы Смирнов мог услышать меня и сориентироваться.
   Перепрыгивая через ступени, парень стал подниматься наверх, чтобы убедиться в том, что дверь открыта, но когда он скрылся из нашего поля зрения, послышался тупой удар, потом тяжелое падение, и еще несколько ударов завершили короткое шумовое представление. Парень рядом со мной напрягся, схватился за оружие и тоже поспешил наверх. Но едва он сделал два коротких шага в направлении лестницы, я подскочила к нему сзади и резко ударила по затылку рукояткой своего «макарова». Парень рухнул на колени и завалился набок. Второй удар окончательно лишил его сознания, и он рухнул на мою руку, которую я вовремя подставила, пытаясь несколько приглушить его тяжелое падение на бетонный пол, чтобы другие возможные противники не услышали шума и раньше времени не полезли в драку.
   Смирнов уже спускался по лестнице, он вопросительно посмотрел на меня, я кивнула и приложила палец к губам, призывая его к тишине. Леонид наклонился к парню, лежащему у моих ног, и нащупал на его шее пульс. Я бегло осмотрела подвальное помещение и сразу отметила его небольшие габариты. Сырая мрачная комната была напичкана трубами, за одной из двух запертых дверей могла находиться Вероника. За первой дверью обнаружилась грязная и вонючая туалетная комната, вторая была заперта. Я снова потянулась к волосам, чтобы вытащить шпильку и открыть замок, но Смирнов, который уже потерял бдительность, воодушевленный первым успехом, не стал дожидаться моего участия. Желая немедленно убедиться, что во второй комнате находится его бывшая жена, он с силой надавил на хлипкую створку, потом несколько раз ударил по ней плечом, срывая с петель. Дверь с грохотом упала на бетонный пол, и мы влетели в комнату.
   – Вероника! – закричал Смирнов и кинулся к девушке, лежащей на груде грязного белья в углу сырой каморки.
   Длинноногая блондинка в разорванной куртке была прикована наручником к трубе. Она была без сознания и никак не отреагировала на наше появление. Ее лицо оказалось разбито, губа опухла, сгустки запекшейся крови виднелись на подбородке и щеках, пальцы закованной руки побелели от недостатка кровоснабжения.
   – Вероника! – Смирнов стал отчаянно трясти ее. – Вероника, ты слышишь меня?
   Девушка застонала и попыталась поднять голову, но ей это давалось с трудом.
   – Леня, – сказала она едва слышно, не открывая глаз.
   – Я здесь, милая, я здесь, – Леонид нежно прижался к лицу Вероники своей щетинистой щекой. – Мы вытащим тебя. Обязательно вытащим, – успокаивал он раненую девушку. Короткая цепь наручников не позволяла Смирнову как следует обнять жену, и он с раздражением закричал: – Женя, сними это!
   Я уже стояла на коленях рядом с Вероникой и вращала острой шпилькой в замке наручников.
   – Леня, – Вероника с трудом подняла веки и вопросительно посмотрела на Смирнова, – это ты?
   – Я, Ника, я. Я просто надел парик и очки, чтобы меня не узнали.
   – Я узнала бы тебя в любом виде, – с любовью в голосе сказала она. – Как хорошо, что ты пришел за мной.
   – Леонид, следите за выходом, – велела я, как в пустоту. Смирнов и не думал отрываться от бывшей супруги. Он прижимал ее к своей груди и нежно гладил по слипшимся от влаги и грязи волосам.
   Наконец-то я справилась с наручниками и освободила заложницу. Смирнов немедленно подхватил жену на руки и понес ее к выходу.
   Уже знакомый грохот едущей металлической тележки, тяжелый топот сразу нескольких пар ног послышались над нами. Держа пистолет наготове, я пошла впереди Леонида. Мы подобрались к лестнице, я осторожно выглянула из-за угла, но тут же раздался выстрел, и пуля пролетела у моего виска.
   – Они там, – заорал кто-то.
   Весьма шумная и многочисленная, судя по топоту, компания на лестнице не предвещала нам ничего хорошего. Мы оказались в каменном мешке, позади только стены, пути к отступлению нет! Лестница, ведущая наверх, была единственной нашей надеждой, но сейчас она была недосягаема для нас.
   – Уходим в комнату, – быстро скомандовала я.
   Мы успели укрыться в каморке, которая еще недавно была тюрьмой для Вероники. Смирнов аккуратно посадил жену на пол и достал из кармана халата оружие.
   – Я укроюсь в туалете, с двух точек нам будет удобнее стрелять, – сказал он и быстро рванул в дверь напротив.
   Сразу раздались три коротких выстрела, но Леонид успел преодолеть узкий коридор, разделяющий две комнаты, и нырнуть в туалет. Мы открыли параллельный огонь, наши противники бесцельно палили во все стороны, не имея возможности высунуться из своего укрытия. Смирнов, чья позиция была несколько выгоднее моей, потому что туалет находился под углом к выходу, стрелял экономно, и, судя по крикам за стенкой, его пули не раз достигали цели.
   – Сука, он мне руку прострелил, – застонал один из наших противников.
   У меня закончились патроны, я крикнула Смирнову, чтобы он прикрывал меня, пока я заряжу пистолет. Леонид понял свою задачу, но сумел сделать только два выстрела, потом произошла осечка.
   – Женя! – крикнул он мне.
   – Выходим. У них патроны закончились, – обрадовались наши противники, и самые отважные решились выйти из укрытия.
   – Держи, – я достала «вальтер» и перекинула его Леониду.
   Он ловко схватил новое оружие и сразу открыл пальбу. Двое смельчаков, понадеявшихся на нашу безоружность, повалились на пол, остальные отступили и снова укрылись за углом.
   Несмотря на то что противостоящая сторона понесла потери, мы по-прежнему находились в невыгодном положении, а нам надо было выбираться из западни. Я скинула с плеч свой рюкзачок и достала одну дымовую шашку.
   – Женя, нельзя, – Смирнов пытался перекричать звуки выстрелов. – Это опасно.
   – У нас нет другого выхода, – крикнула я в ответ. – У тебя в халате есть марлевая повязка, намочи ее и надень.
   – Женя, это опасно, – покачал головой Леонид и сделал еще два выстрела.
   Я знаками показала ему, что собираюсь выбраться из укрытия и подобраться поближе к противнику. Смирнов был не согласен с моим планом, но обреченно кивнул. Я вышла из комнаты и стала красться вдоль стены к выходу. Я увидела чью-то руку, сжимающую пистолет, направленный на меня, но в ту же секунду Смирнов сделал выстрел, и окровавленная рука противника скрылась за углом. Раненый что-то орал, его сотоварищи продолжали палить. Я успела поджечь фитиль, дождалась, когда запал сработает, и бросила шашку в сторону противников. Когда в их стройных рядах началась сумятица, Смирнов выскочил из туалета, его нос и рот закрывала влажная марлевая повязка. Я задержала дыхание, едкий густой дым стал быстро заполнять тесное пространство подвального помещения.
   – Наверх, – услышала я хриплый голос. Наши противники стали спешно покидать задымленную лестницу.
   Смирнов одной рукой прижимал к себе обессилевшую Веронику, второй крепко сжимал пистолет.
   – Уходим, – кивнула я в сторону лестницы, – пока густой дым не успеет полностью окутать нас.
   Смирнов и Вероника вскоре пропали из видимости, скрывшись за пеленой тумана. Но я слышала их шаги позади себя и тяжелый кашель Вероники, которой влажная повязка не досталась. Я уже ничего не видела, но спешно поднималась по ступенькам лестницы, оружие держала наготове.
   Наконец-то мы добрались до коридора, ведущего в морг, его уже тоже порядочно заволокло едким дымом. Я с трудом различала силуэты противников, зато отчетливо слышала их взволнованные голоса.
   – Не дайте им выйти.
   И снова застрекотало оружие. Первая пуля пролетела мимо меня и попала в деревянный наличник. Я открыла встречный огонь, Смирнов, который вскоре присоединился ко мне, подключился к перестрелке. Теперь стена с дверью на лестницу стала нашим укрытием, а противники, которые еще недавно были в более выгодном положении, оказались на открытом пространстве в широком бетонном коридоре. И хотя дым от шашки не позволял нам отчетливо видеть бандитов, звук падающих тел, отборный мат и вой раненых говорили о том, что наши пули все чаще попадают в цель, хотя мы палили во все стороны без разбора. И вдруг стало непривычно тихо. Последнее тяжелое падение – и тишина.
   – Неужели всех положили? – удивленно спросил Смирнов.
   – Надо идти, – сказала я, закашлявшись.
   Мы продолжили наше движение вперед, Вероника, давясь от кашля, повисла на руке Смирнова, но старательно перебирала ногами, не желая быть обузой. Леонид крепко держал ее за талию и тащил за собой. Я шла впереди, вытирая ладонью слезящиеся от дыма глаза. Я переступила через чье-то безжизненное тело, ногой отшвырнула пистолет противника. Мы приближались к заветной двери, ведущей к лифту. Здесь дыма было поменьше, я уже хорошо видела своих напарников. И вдруг раздался выстрел, короткий одиночный выстрел, и брызги крови упали на мое лицо.
   Я даже не успела понять, чья это кровь, когда Леонид заорал:
   – Ника, нет, Ника!
   Вероника обмякла и повисла на руке Смирнова.
   – Быстро наверх, – скомандовала я.
   Леонид подхватил жену на руки, и мы поспешили к лифту. Серая дверь, разделяющая длинный коридор на две части, несколько сдерживала едкий дым со стороны морга. Миновав ее, мы оказались в зоне наименьшей задымленности. Несмотря на слезы и резь в глазах, я уже хорошо видела окружающие предметы и сразу заметила металлическую каталку у стены.
   – Клади ее сюда, – сказала я Смирнову, и он послушно сделал то, что я велела, аккуратно положил раненую супругу на каталку, и мы поспешили к грузовому лифту.
   Лифт приехал сразу, но нам те несколько секунд, пока он спускался с первого этажа в подвал, показались вечностью.
   – Ленечка, ты только не уходи, – шепнула Вероника пересохшими губами.
   – Я не уйду, я не уйду, – шептал он в ответ.
   Наконец-то мы оказались в кабине, я собралась нажать на кнопку с цифрой «один», но тут обратила внимание, что напротив кнопки «пять» приклеена узкая полоска лейкопластыря, на котором синей ручкой написано: «Реанимация». Там, где реанимация, наверняка есть и операционная, решила я и надавила на кнопку «пять».
   Мы медленно поднимались наверх, все это время Леонид не выпускал из рук ладонь Вероники. Он гладил ее по волосам и говорил какие-то теплые слова. Когда лифт остановился, Смирнов первым вылетел из его кабины и заорал во все горло:
   – Врача, срочно врача!
   Выкатывать каталку из лифта пришлось мне. Каталка была тяжелая и неповоротливая, я провозилась с ней почти минуту. И вдруг прохладная ладонь Вероники легла на мою руку.
   – Помогите ему, пожалуйста, – сказала она тихо.
   – Конечно, – кивнула я.
   – Я очень его люблю. Если я умру…
   – Вы не умрете, – немедленно отреагировала я.
   – Если я умру, обещайте, что вы вместо меня позаботитесь о Лене. И сделаете его счастливым.
   – Вероника, вы все это сделаете сами, уверяю вас.
   – Любите его так же сильно, как я, – сказала она из последних сил и потеряла сознание.
   Вой милицейских сирен оглушил больничный двор. Несмотря на то что мы находились на пятом этаже, суета и шум на улице были слышны отчетливо, нам надо было торопиться.
   Леонид буквально за шкирку притащил к Веронике солидного седовласого врача в смешных круглых очках.
   – Ей нужна операция. Срочно, – тряс Смирнов перепуганного доктора.
   – Вы из какого отделения? – растерянно спрашивал тот, разглядывая халат Смирнова, перепачканный кровью, порохом и грязью.
   – Я из морга, – холодно ответил Леонид.
   Такое объяснение доктору показалось вполне достоверным, и он, бегло взглянув на Веронику, громко выкрикнул:
   – Готовим операционную!
   Полная девчушка в брючном медицинском костюме подскочила к нам и стала спешно расстегивать рваную куртку на груди Вероники. Кровавое пятно в области груди растеклось по одежде. Леонид зажмурился и отвернулся, не в силах смотреть на жену.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация