А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сын крестного отца" (страница 3)

   Мы подъехали к моему дому. Угнанную «Ауди» я на всякий случай припарковала в соседнем дворе, до подъезда мы со Смирновым прошлись пешком. Дома нас ждала моя любимая тетушка Мила. Точнее, ждала она только меня, но очень обрадовалась, когда рядом со мной перед ее очами возник мужчина. Моя тетушка давно мечтает погулять на свадьбе своей единственной племянницы, поэтому каждую особь мужского пола, которая возникает рядом со мной, она рассматривает как кандидатуру на роль молодого супруга.
   – Очень приятно, очень приятно, – Мила выразила свой восторг, не дожидаясь официального представления моего спутника.
   – Тетя, это мой знакомый, Леонид Владимирович.
   – Я так и поняла. – Она явно услышала только первую часть предложения, «это мой знакомый», все остальное пропустила мимо ушей и любезно предложила гостю отведать ее борща.
   – Прошу, проходите, я вас сейчас досыта накормлю. – Потом она перевела взгляд на меня и ужаснулась: – Женечка, что у тебя с лицом? – Мой макияж ее напугал. – В доме мужчина, – сказала она шепотом, – а ты на женщину не похожа. Немедленно умойся, и не надо больше так вызывающе краситься. Никогда.
   Я сразу пошла в ванную, и не только для того, чтобы умыться, прохладный душ сейчас был как нельзя кстати.
   Мне потребовалось всего пятнадцать минут на то, чтобы привести себя в порядок и собрать дорожную сумку, в которой основное место занимал арсенал, состоящий из двух пистолетов Макарова, револьвера и нескольких коробок с патронами. Рядом с оружием разместился небольшой чемоданчик с косметикой и несколько разноцветных париков, один из которых был мужским. В свете новых событий нам со Смирновым не помешает профессиональный грим и изменение внешности. А новые документы для Леонида нам тем более не помешают, поэтому я взяла телефон и набрала номер человека, который не раз выручал меня, предоставляя поддельные паспорта, удостоверения, свидетельства о браке. Одним словом, в делах, которые требуют полную или частичную смену личности, Антон Баранов был человеком незаменимым. Причем он мог помочь отправить эту новую личность в любую точку земного шара, и к его помощи я решила прибегнуть сейчас, когда мне понадобилось отправить Смирнова куда подальше.
   У Антона был один маленький пунктик, он очень старался, чтобы его никто не выследил, поэтому конспирация, неумелая, вызывающая улыбку, была неотъемлемой частью его работы.
   – Это Охотникова, – сказала я, едва он снял трубку. Согласно его схеме конспирации, надо сначала представиться, а потом уже переходить на дружеские приветствия. – Привет, Антон!
   – Женя, привет, я тебя сразу узнал, – наверняка соврал он.
   – Нужна твоя помощь.
   – Что-то глобальное или по мелочи? – уточнил Антон. Глобальным в его понимании был паспорт, мелочь – различные удостоверения, пропуска, свидетельства.
   – Очень глобальное.
   – Завтра в двенадцать у меня, – сказал он металлическим голосом.
   – Хорошо.
   – Фотография есть или будем делать?
   – Будем делать.
   – Тогда в одиннадцать тридцать.
   Когда я вернулась на кухню, тетушка с упоением загружала Леонида ненужными подробностями из моего счастливого детства. Он же слушал с нескрываемым интересом, уплетая за обе щеки потрясающе вкусный тетушкин борщ.
   – Она очень любила вишневое варенье и однажды поспорила с подругой, что съест литровую банку за раз. Но прежде чем устраивать показательное выступление, Женечка прибежала домой и потренировалась.
   – Тетя Мила, Леониду это неинтересно, – прервала я ее рассказ.
   – Нет, нет, – запротестовал Смирнов, – очень, очень интересно. Продолжайте, пожалуйста.
   – Так вот…
   – Нам пора уходить, – настаивала я.
   – Не уйду, пока не узнаю, чем закончилась история с вишневым вареньем, – упирался Леонид, награждая тетушку белоснежной улыбкой.
   – Так вот, она пришла домой, залезла в шкаф и достала литровую банку вишневого варенья. Съела его, не запивая, за каких-то тридцать минут. А потом вышла на улицу и повторила этот подвиг на глазах друзей.
   – Что вы говорите, – участливо покачал головой Смирнов. – Выходит, она не один, а два литра варенья съела?
   – Точно так, – рассмеялась тетушка, – два литра. Представляете?!
   – Представляю. Представляю, как трудно ей было потом, когда все слиплось. – Смирнов посмотрел на меня исподлобья и рассмеялся.
   – Да. Проблемы были, особенно с ногами. – Тетушка гнула свою линию.
   – Что вы говорите? – Фантазия Леонида разыгралась, и он уже с трудом сдерживал смех. – Процесс так далеко зашел, что даже ноги слиплись?
   – Нет, они покрылись пятнами. – Моя милая тетушка не понимала специфического юмора Смирнова и от души смеялась, вспоминая мои диатезные ноги.
   – Ну ладно, хватит, – снова вмешалась я. – Нам пора уходить.
   – Но как же так, – спохватилась тетушка, – мы только познакомились. Ты даже не поела ничего.
   – Я с собой возьму, – коротко ответила я, обнаружив на столе огромную миску с беляшами.
   – Я сейчас быстренько заверну вам парочку беляшиков, – засуетилась Мила.
   – Можно даже не парочку, а побольше, – встрял Леонид и тут же получил от меня локтем в бок.
   – Люблю, когда у мужчины хороший аппетит, – прокомментировала тетушка услышанное и навалила нам целый пакет беляшей. – Кушайте на здоровье.
   Пакет перекочевал из рук тети Милы в объятия прожорливого Смирнова, он закатил глаза, наслаждаясь обалденным ароматом беляшей, и почти по-родственному попрощался с моей тетушкой.
   – Спасибо вам огромное. С удовольствием буду заходить к вам в гости почаще. Вы восхитительная хозяйка.
   Едва тетя закрыла за нами дверь, я зло посмотрела на Смирнова и поинтересовалась:
   – Мне показалось, или ты издевался над Милой?
   – Да ты что? – возмутился Леонид. – У тебя замечательная тетушка, я не позволил бы себе издевок над таким открытым и заботливым человеком. – Голос его звучал вполне убедительно. – Я понимаю, мой плоский юмор иногда звучит как насмешка, но это не так. – Смирнов отвернулся, не в силах больше выдерживать мой осуждающий взгляд.
   Мы вышли на улицу и направились к дороге, чтобы поймать такси. Леонид нес беляши, прижимая пакет к груди.
   – А «Ауди» мы здесь бросим? – поинтересовался он.
   – Да, зачем нам угнанная машина?
   Кстати, о машине. Мой «Фольксваген» так и остался припаркованным возле бистро. Возвращаться за ним было небезопасно, и я решила воспользоваться помощью друга, Саньки-автомеханика, который не раз выручал меня в подобных ситуациях. Я даже доверенность на его имя выписала, потому что Сане довольно часто приходилось отгонять откуда-нибудь мою машину, которая почти всегда нуждалась в ремонте. К счастью, в данный момент ремонт «Фольксвагену» не грозил, но отогнать его в более безопасное место все-таки стоило, и я, не раздумывая, набрала номер телефона Александра.
   – Саня, можешь мою машину к себе на сервис отогнать?
   – Опять сломалась? – усмехнулся он.
   – Нет, на этот раз никаких поломок.
   – Ладно. Сделаю, – как всегда быстро согласился Саня. – Диктуй адрес.
   Я продиктовала ему адрес бистро и попросила позвонить сразу, как только моя машина окажется у него в гараже.
   – Если вдруг какая-то суета возле машины будет или кто вопросы странные задавать начнет, ты все мотай на ус, потом мне расскажешь.
   – Эх, Женя, все в шпионов играешь? – вздохнул Санька и пообещал провести разведку на местности и доложить мне о результатах проделанной работы.
   К мужичку, который сдал нам свою квартиру, мы явились с опозданием в полтора часа. Леонида я оставила томиться в ожидании на лестничной клетке, а сама позвонила в дверь.
   – Я думал, вы уже не приедете, – обрадовался моему появлению хозяин квартиры.
   – Извините, непредвиденные обстоятельства задержали.
   – Понимаю. Понимаю, – закивал он. – Жизнь артиста трудна и непредсказуема. А вы, простите, в каком театре служите? – Он с любопытством посмотрел на меня.
   – В антрепризном, – озадачила я мужика своим ответом. Он кивнул, как будто понял, что я сказала, и предложил провести короткую экскурсию по его скромной двухкомнатной квартире.
   Во время этой экскурсии я получила четкие инструкции, когда надо поливать цветы, чем их удобрять и как протирать пыль с листьев. Цветов в квартире оказалось более чем достаточно, если бы я всерьез решила выполнять все инструкции хозяина, мне пришлось бы половину дня проводить за этим невеселым занятием. Но я пообещала мужичку, который представился Петром Борисовичем, что буду тщательно ухаживать за цветами. Мое честное слово вселило в него уверенность, и он, накинув на плечо вещевой мешок со своим немногочисленным скарбом, покинул собственную квартиру.
   – Я буду звонить, – сказал он на прощание.
   Через минуту в дверь таинственно постучали, это был Смирнов.
   – Я могу войти? – шепотом спросил он, когда я открыла.
   – Можешь, – также шепотом ответила я.
   Смирнова скромное жилище нисколько не смущало, ему в принципе было все равно где жить, лишь бы крыша над головой была. Он даже не удосужился пройтись по комнатам и осмотреться, а сразу с порога махнул на кухню и удобно расположился за столом, вывалив из пакета все беляши.
   – Ставь чайник, трапезничать будем, – сказал он, улыбаясь.
   За ужином мы говорили о чем угодно, только не о деле. Серьезные разговоры, по мнению Леонида, нарушают процесс пищеварения, поэтому он предпочел поделиться со мной воспоминаниями о поездке к морю, параллельно поведал о своей страсти к альпинизму и горным велосипедам. Я слушала его невнимательно, лишь изредка напоминая о своем присутствии короткими комментариями типа:
   – Вот это да.
   Два беляша мне с трудом удалось отбить у прожорливого Смирнова, их я отложила на завтрак. Когда с вечерней трапезой было покончено, весельчак Леонид легко сменил маску романтика и балагура на деловую и первым начал серьезный разговор.
   – Ладно, теперь о деле, – сказал он, отодвигая пустую чашку на край стола. – Ты обещала дать мне оружие.
   – Дам.
   – Что у тебя? «Вальтер», «магнум»?
   – «Макаров».
   – Патроны имеются?
   – Разумеется.
   – Отлично. У тебя уже есть идеи, как мне смыться из города?
   – Моя первая идея – твой новый паспорт.
   – Да, новые документы мне понадобятся, – сказал Леонид, вздыхая. – У меня есть кое-какие связи, но я не хотел бы ими пользоваться. Сама понимаешь.
   – Я буду действовать через свой канал. От тебя требуется только фотография, остальное я сделаю сама.
   – Слушай, Женя, раз уж я все-таки живой и это уже перестало быть тайной, давай воспользуемся моей кредиткой. Сомневаюсь, что счет мой заблокирован, а деньги нам понадобятся, и немалые. Не могу же я жить за твой счет все это время.
   – У тебя с собой кредитка?
   – Ага. – Смирнов достал из заднего кармана джинсов сразу несколько кредитных карточек. – Эта почти пустая, здесь пару тысяч найдется. – Он перекладывал кредитки различных банков. – Вот эта вообще не моя, но пин-код я знаю, так что сорвем куш приличный, если понадобится.
   Карманы Смирнова, похоже, были набиты приятными сюрпризами, то две тысячи долларов неожиданно появились из заднего кармана, теперь вот целая коллекция кредитных карточек.
   – А ты запасливый, как я посмотрю. Все свое носишь с собой, – прокомментировала я увиденное.
   – Да, я такой, – самодовольно улыбнулся Леонид.
   – Ладно, поздно уже, а нам не помешает выспаться. Комната слева твоя, моя справа.
   – А может, в одну? – лукаво подмигнул мне Смирнов.
   – Забудь.
   – Ладно. Пошел налево, мне не привыкать.
   Я не спешила ложиться спать, ожидая звонка от Александра, и он не заставил себя долго ждать. Мобильный телефон с выключенным звуком запрыгал у меня в кармане, едва я поднесла трубку к уху, услышала удивленный голос Саньки-механика.
   – Жень, это ты там все бистро разворотила?
   – В смысле? – Я понимала, что немного набедокурила в придорожном кафе, но уж никак не разворотила его.
   – Я когда приехал по указанному адресу, застал толпу зевак у разбитой витрины бистро. И еще одного зеленого мента, который крутился возле твоей машины.
   – Ты с ним разговаривал?
   – Хорошо, что у меня есть документы на твою машину. Я наплел там что-то, он от меня и отстал, хотя данные записал.
   – Саня, мне нужна новая машина. У тебя есть что-нибудь?
   – А где спасибо? – протянул Александр, кривляясь. – Я, можно сказать, вытащил твой боевой «Фольксваген» из лап подозрительных ментов. И даже спасибо не заработал?
   – Ты заработал гораздо больше, получишь все сполна. Так что, с машиной поможешь? – Сейчас я предпочитала говорить исключительно о деле.
   – Помогу, куда я денусь, – усмехнулся Санька. – Есть два варианта: старый «мерс», хороший, на ходу. Или новая «БМВ», но битая.
   – Давай «мерс», – быстро определилась я с выбором. По крайней мере, от битой никогда не знаешь, чего ждать, а со старым проверенным «мерсом» мы всегда разберемся. – Завтра заскочу к тебе на сервис, заберу машину. Подготовь ее для меня и залей полный бак бензина.
   – Ладно, в десять жду. – Александр тяжело вздохнул на прощание, понимая, что спасибо от меня он сегодня не услышит.

   Я проснулась раньше Леонида и потратила время на то, чтобы кардинально изменить свою внешность. Цветные линзы и парик помогли мне превратиться из кареглазой шатенки в сероглазую блондинку с длинными, до лопаток, волосами. Удлинившиеся волосы я сразу привела в порядок, затянув их в тугой хвост. С помощью грима несколько утончила губы и увеличила глаза. Широкая одежда придала моей фигуре пышные формы, узкие брюки визуально удлиняли и без того длинные ноги. Взглянув на свое отражение в зеркале, я поняла, что даже родная тетя Мила вряд ли узнала бы меня в таком виде, значит, с первоочередной задачей – изменить себя – я справилась на отлично.
   – Здрасьте, – услышала я сонный голос Леонида.
   Смирнов растерянно рассматривал незнакомую ему женщину, коей была я, и ждал встречной реакции на свое появление, но я никак не отреагировала на его вялое приветствие, нанося последние штрихи грима на лицо.
   – Ты тут живешь? – спросил он, озираясь по сторонам. – А Женька где?
   – Женька в магазин пошла, – соврала я ради смеха.
   Мой голос выдал меня. Смирнов, не веря своим глазам, приблизился ко мне и склонился над моим лицом.
   – Ни фига себе, – присвистнул он. – Как тебе это удалось?
   – Ловкость рук и никакого мошенничества, – ответила я, отстраняясь от любопытного Смирнова, который практически носом в меня уткнулся, разглядывая мое лицо.
   – Подожди, подожди, – он взял меня за плечи и притянул к себе. – У тебя нос накладной, что ли?
   – Руки убери, – на этот раз я не просто отстранилась от Леонида, а ударила его по рукам, скидывая их со своих плеч.
   – Извини, просто я думал, что ты в маске.
   – У нас мало времени, а я еще тебя загримировать должна, так что поторопись, – сказала я, удаляясь на кухню.
   После непродолжительного утреннего моциона Смирнов предстал передо мной посвежевшим, со шкодливой улыбкой на лице.
   – Я готов. – Он потер ладони и плюхнулся на стул, подставляя свое лицо лучам прохладного утреннего солнца, пробивающегося сквозь оконное стекло. – Размазюкивай меня.
   – Чаю сначала выпей.
   – Успею. – Впервые за время нашего знакомства Смирнов отказался от еды. Излучая детскую радость в предвкушении малоприятной процедуры гримировки, он прикрыл глаза и повторил: – Я готов.
   Его энтузиазма хватило минут на пять. Сначала он терпеливо переносил все тяготы нанесения сложного макияжа, потом начал ерзать, а затем стал подгонять меня.
   – Ну скоро ты там, у меня уже шея затекла.
   – Терпи, – отвечала я, приклеивая к его щекам бакенбарды.
   В результате из Леонида получился непривлекательный мужчина лет сорока с густой черной шевелюрой, опухшими глазами и трехдневной щетиной на лице. Увидев свое отражение в зеркале, Смирнов ахнул.
   – На меня же ни одна женщина не посмотрит, я похож на престарелого Чебурашку.
   – Заурядная внешность – лучшая маскировка. Излишнее внимание тебе ни к чему, – успокоила я его.
   – Ага, ты вон шикарная блондинка с пышным бюстом, а я? Дай хоть темные очки, глаза прикрою.
   – В конце ноября в темных очках ты будешь смотреться нелепо. Возьми лучше вот эти. – Я протянула ему очки в роговой оправе с обычными стеклами, без диоптрий.
   Смирнов с отвращением смотрел на них.
   – Давай лучше без очков, – жалобно простонал он.
   – Надевай. – Я водрузила на нос Смирнова «окуляры», которые оказались хорошим дополнением к его новому образу нелепого мужичка.
   Затем я позволила себе немного пошарить в платяном шкафу хозяина квартиры, необходимо было сменить гардероб Смирнова. В легкой спортивной ветровке он уже засветился, к тому же промозглый осенний ветер легко справится с такой не по сезону легкой курточкой. Распахнув дверцы шкафа, я бегло просмотрела верхнюю одежду хозяина. Хотя по большей части вещи были старомодными и весьма потрепанными, мне удалось из скудного многообразия подобрать для Леонида новый наряд – пуховик бежевого цвета с темно-синим воротником и трикотажную черную шапку.
   Смирнов без всякого аппетита поглощал оставшиеся с вечера беляши, я собирала вещи, готовясь к вылазке из нашего убежища. Проверила оружие и убрала его в кобуру под левое плечо, привлекательную блондинистость своих волос скрыла под невзрачным платком. Я уже собиралась поторопить Смирнова, который несколько затянул с утренней трапезой, когда в кармане куртки запрыгал мой мобильный телефон. Я подумала, что это звонит Санька-механик, но, взглянув на номер, приятно удивилась. Со мной желал поговорить мой старый знакомый, следователь прокуратуры Мечников Константин.
   – Костя, доброе утро, – приветствовала я друга.
   – Женя, здравствуй, – деловой тон Константина говорил о том, что он позвонил мне не для того, чтобы пожелать хорошего дня.
   – Что-то случилось?
   – Ты чем сейчас занимаешься? – Мечников начал издалека, но я уже поняла, куда он клонит.
   – Завтракаю. А что?
   – Женя, ты же знаешь, что я имею в виду. У тебя сейчас есть клиент?
   – Ты хочешь предложить мне работу? – ответила я вопросом на вопрос.
   Мечников понял, что просто так добиться от меня ответов на поставленные вопросы не удастся, поэтому поспешил поделиться некоторой информацией, дабы объяснить причину своего раннего звонка, а заодно выяснить интересующие его детали.
   – Твою машину видели вчера в центре города, как раз напротив одного небольшого бистро, в котором, по слухам, засекли небезызвестного тебе Леонида Смирнова. Как ты можешь это объяснить?
   – Элементарно, – улыбнулась я. – Вчера в центре города были пробки, а я спешила. Поэтому бросила машину на первой же парковке и продолжила путь пешком.
   – Темнишь? – разочарованно вздохнул Мечников.
   – Нет, я серьезно.
   – Ну ладно. – Костя легко сдался. – Будет желание поговорить, звони.
   Хитрый лис, он все понял, но давить на меня не стал. Знает ведь, что это никаких результатов не даст, поэтому предпочел намекнуть на то, что кое-что ему известно, и оставить следующий ход за мной.
   Мы со Смирновым приехали на сервис Саньки-механика за стареньким «мерсом». Саня давно привык к моим выходкам с гримом, поэтому его удивление при встрече со мной быстро сменилось дружеской улыбкой.
   – Ну, Женька, ты даешь. Встретил бы тебя на улице, ни за что не узнал бы.
   – Я старалась. Машина готова?
   – Готова. – Санька бросил мне ключи и проводил в гараж. – Машина хорошая, на ходу. Я ее для продажи готовил. Очень надеюсь, что после знакомства с тобой эта старушка выживет, – усмехнулся он.
   – Заправил?
   – Само собой. – Саня кивнул и молча принял скромное вознаграждение за свои старания. Я опустила в его нагрудный карман свернутые трубочкой стодолларовые купюры, остаток от карманных расходов Смирнова.
   Леонид, который все это время ждал меня за пределами сервиса, стоял возле киоска с прессой и читал заголовки выставленных на витрине журналов. С новой внешностью он чувствовал себя вполне уверенно, не проявляя никакого беспокойства из-за того, что его могут узнать. Я выехала из сервиса и остановилась возле киоска. Потом открыла окно пассажирской двери и окликнула Леонида:
   – Молодой человек, в машину.
   Смирнов подбежал к открытому окну, просунул голову в салон и спросил:
   – Есть мелочь, рублей двести? Там интересный журнальчик продается, хочу купить.
   – В машину садись, сейчас не до журналов, – сказала я строго, но он не унимался.
   – Там про меня пишут, интересно же почитать. Дай денег.
   Дешевенький журнал, который привлек внимание Смирнова громким заголовком «Крыса, сбежавшая с корабля. Подробности трусливого побега Ленчика Смирнова», славился в нашем городе множеством скандалов и громких судебных разбирательств. На этот журнал подавали в суд практически все, кому выпала «честь» красоваться на страницах этого желтого издания. Большинство фактов, которыми оперировали журналисты, не имело подтверждений, но тем не менее журнал этот был весьма популярен в Тарасове. Все знали, что половина из написанного вранье, однако все равно с упоением читали подробности из жизни известных людей, наслаждались их грехопадением и унижением, смакуя выдуманные подробности и обсуждая, что из написанного правда, а что приукрашенная ложь.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация