А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бабочки зимнего утра" (страница 9)

   Глава 10
   Бал со своим самоваром
   Восемь месяцев назад

   На бал я собиралась… как на бал. Перерыла весь гардероб и наконец приняла простое решение – выбрала то, в чем была, когда мы познакомились: голубая блузка с рукавами-фонариками и черная мини-юбка. Во мне жила наивная надежда, что это пробудит в Артеме ностальгические воспоминания.
   Чтобы не полностью копировать внешний вид, я накрасила ногти голубым лаком – несмотря на экзотичный цвет, смотрелся он очень красиво, притом идеально подходил под цвет блузки. Такую яркую деталь просто невозможно не заметить!
   Артем заметил. Когда мы шли к нашей школе, он взял меня за руку, полюбовался нейл-дизайном, но почему-то никак его не прокомментировал, что всколыхнуло во мне прежние сомнения. Обязательно поговорю с ним сегодня о наших отношениях, вдруг ставших такими сложными!
   В нашей студии балы протекали несколько по-другому – социальной музыки было меньше, больше собственно бальной. Каждую мелодию торжественно объявлял ведущий Влад, он же руководитель студии – вероятно, чтобы никто не перепутал и не сплясал вместо вальса фокстрот! Замечательного танца «Вереница» не практиковалось, зато было много всякой дополнительной развлекухи – показательные выступления лучших танцоров студии, конкурсы и лотерея, для участия в которой нам при входе выдали билетик с номером.
   Когда мы переоделись – к счастью, раздевалки у нас были вполне традиционными, раздельными – и присели на диванчик в фойе, я вдруг увидела направляющуюся прямо к нам знакомую фигуру. Это был Кирилл, один из немногих парней в нашей студии. У него имелась постоянная партнерша, и мы за все время занятий едва перекинулись с ним парой слов. Тем более странным казалось то, что, завидев меня, он просиял широкой улыбкой:
   – Привет!
   Неужели так проникся, увидев меня с парнем?
   – Привет! – я изобразила не менее радостный вид.
   Пусть Темочка поревнует.
   – Как дела? – продолжил он светский разговор. – Тоже на бал собралась?
   – Ага, – подтвердила я очевидный факт.
   Артема Кирилл демонстративно не замечал, но я буквально локтем почувствовала, как он напрягся. То-то же!
   – Не началось еще? – продолжал беседу Кир.
   Я не успела ответить – из зала как по заказу донеслись задорные звуки финской польки. Артем, до сих пор молча, но очень внимательно слушавший нашу беседу, вдруг вскочил и дернул меня за руку:
   – Полька! Пойдем!
   Я послушно последовала за Артемом, на прощание послав Кириллу извиняющийся взгляд через его плечо и коварно усмехаясь про себя. Подействовало!
   Польку, похоже, поставили в качестве разминки. За ней последовал венский вальс – у нас он был приветственным, а не прощальным. А потом началась лотерея – видимо, чтобы сразу заинтересовать публику.
   – Триста двадцать шесть, – громко объявил Владик, вытащив шарик с номером из мешка.
   Я не сразу сообразила, что он назвал мой номер! Я судорожно зашарила по карманам, которых у меня не было, а Владик тем временем повторил цифру и спросил:
   – Нет такого номера?
   – Есть! – срывающимся голосом крикнула я и унеслась в раздевалку: вспомнила, что сунула билет в пакет, даже не надеясь на выигрыш.
   Мне никогда не везло ни в каких лотереях, и я сочла это добрым знаком – значит, у нас с Артемом все будет хорошо! Везет в игре, повезет и в любви…
   Я вернулась в зал, сжимая в руке помятый билетик, и подбежала к ведущему.
   – Представьтесь, пожалуйста, – попросил он и сунул мне микрофон.
   Я дрожащим голосом назвалась и немедленно получила в подарок диск с танцевальной музыкой. Отнеся его в раздевалку, я вернулась к Артему, но не успела ничего сказать – ведущий громко объявил в микрофон:
   – А теперь разучим новую вариацию – фигурный вальс со сменой партнера.
   – Ничего себе – разучим! – возмутился Артем. – У вас даже на балах что-то учить надо?
   Я потянула его за руку:
   – Не ворчи! – И мы влились в общий круг.
   Вариация оказалась несложной и практически не отличалась от обычного вальса, только после каждой фигуры надо было меняться партнерами. В этом, собственно, и состояла главная сложность – хоть нам все вполне доступно показали, народ тупил и путался, так что танец больше заключался в бессмысленной суете и попытках развернуть партнера в нужную сторону.
   – До чего же парни тормозные, – пожаловалась я, когда танец закончился и мы с Артемом подошли друг к другу, – ни один поворот правильно не сделал!
   – Девчонки не лучше, – парировал он. – Тоже все время путались.
   Продолжить увлекательную дискуссию нам не удалось – объявили конкурс на короля и королеву бала.
   Я схватила Артема за локоть:
   – Пойдем!
   – Нет, ну его, – сморщился он. – Я для этого недостаточно хорошо танцую.
   – Ну и что! Все недостаточно хорошо!
   – Не, на фиг, – решительно отказался он.
   Я надулась, но настаивать не стала. В конкурсе и правда пришлось танцевать – венский вальс с зажатым между партнерами воздушным шариком, который надо было не уронить и не лопнуть. В общем, я не сильно жалела, что избежала этого позорища, но категорический отказ Артема меня здорово расстроил. В конце концов, главное в конкурсе – повеселиться самим и развлечь других, а не завоевать приз!
   После конкурса прозвучала одна мелодия, вторая, третья… Мы с Артемом молча подпирали стенку. Я занервничала – неужели его так задело мое предложение поучаствовать в конкурсе? Танцы следовали один за другим, но он по-прежнему меня не приглашал, а проявлять инициативу самой, как советовала Наташка, решительно не хотелось.
   Никто другой, видя, что я со своим самоваром, ко мне тоже подойти не решался. Ну вот, теперь еще и выставлю себя дурой в родной студии – привела на бал парня, но не танцую с ним и даже не разговариваю…
   – Артем, почему мы стали редко встречаться? – неожиданно для себя вдруг выпалила я, перекрикивая музыку.
   Он с удивлением повернулся ко мне:
   – Разве мы стали редко встречаться?
   – Ну да! – отпустила тормоза я. – Раньше ты мне писал все время, встретиться предлагал каждую неделю, а теперь…
   Он ничего не отвечал, и мне вдруг стало страшно. Зачем я затеяла этот дурацкий разговор, да еще и на балу? Опять хотела, как в тот раз в метро, чем-то замаскировать неприятные впечатления? Похоже, номер не удался ни тогда, ни сейчас…
   – А ты сама почему не пишешь, не предлагаешь встретиться? – наконец поинтересовался он.
   – Я? – ошарашенно пролепетала я.
   – Ну да, – кивнул он. – Почему я все время сам предлагаю? Девушка тоже должна проявлять инициативу!
   Я озадаченно умолкла. Выходит, Наташка права: парням тоже нравится, когда девчонки звонят им, куда-то зовут и вообще всячески берут на себя главную роль в отношениях?
   – Но ты же раньше… – начала я, но не договорила – слишком тягостно было продолжать этот разговор.
   – Раньше меня прикалывало, – пожал плечами он.
   «А теперь, выходит, нет?» – чуть не вырвалось у меня, но я вовремя сдержалась. Как говорится, не задавай вопросов, ответы на которые могут тебе не понравиться.
   – Но я ведь переживаю, – вместо этого сказала я. – Жду-жду целыми днями…
   – А ты вместо того, чтобы ждать, взяла бы да сама написала, – заявил он.
   – Да, но я боюсь попасть не вовремя… – совсем смешалась я.
   Он повернулся и укоризненно посмотрел на меня:
   – Тай, подумай сама – чем я могу быть так занят, чтобы не ответить на эсэмэску? В крайнем случае отвечу попозже.
   – Ты ответишь попозже, а я буду с ума сходить от беспокойства!
   – Так не сходи, – непринужденно посоветовал он, и на это мне нечего было ответить.
   Я смотрела на Артема и не узнавала его – рядом со мной как будто стоял совершенно чужой парень. Я честно пыталась, но не могла понять – какая кошка между нами пробежала? Все же было хорошо, казалось, что идеально… Не зря мне с самого начала в этой идиллии мерещился подвох.
   Мы угрюмо молчали, когда заиграла одна из любимых социальных мелодий Артема – латиноамериканская сальса. Он огляделся по сторонам и вдруг отправился на другой конец зала, пригласив там какую-то девчонку. Я осталась на месте, словно стукнутая пыльным мешком.
   Ну все, полный привет. Конечно, я вовсе не возражала и ни капельки не ревновала, если он приглашал девчонок в своей студии, тем более больше половины их танцев я не знала. Но сейчас-то я привела его к себе! Это вовсе не значит, что он стал моей собственностью, но… Теперь я точно стану посмешищем! Хорошо хоть Наташка снова не смогла пойти и не видит всего этого позора. Ее сочувственных взоров я бы точно не перенесла.
   После танца Артем как ни в чем не бывало подошел ко мне и молча встал рядом. Я тоже не собиралась ничего говорить, но тут Влад громко сказал в микрофон:
   – А сейчас объявляется конкурс по социальным танцам! Все желающие, подходим регистрируемся!
   – Пойдем! – не успев подумать, оживилась я, и Артем, секунду поколебавшись, кивнул:
   – Пойдем.
   Мы подошли к диджейскому пульту и записались на участие в конкурсах по польке и фигурному вальсу: в этих танцах я чувствовала себя более-менее уверенно. К тому же в нашей школе они практически не изучались, что сводило количество соперников к минимуму. Нечестно, конечно, так побеждать, но кто же виноват, что конкурс именно по ним!
   – Готовьтесь пока, – сказали нам. – Через несколько танцев объявим начало.
   И мы пошли в фойе – готовиться.
   – Я боюсь, – повторив обе вариации по паре раз, пожаловалась я.
   – Давай откажемся, – пожал плечами Артем.
   Я ждала совсем других слов, поэтому лишь обиженно надулась:
   – Нет уж! Давай еще разок повторим.
   Вместо этого он вдруг привлек меня к себе и поцеловал, благо в фойе никого не было. Я задохнулась от радостного удивления и уперлась ладонью ему в грудь:
   – Увидят!
   Он, не слушая, лишь крепче прижал меня к себе, но тут хлопнула дверь – кто-то вышел из зала – и мы испуганно отскочили друг от друга.
   – Давай еще раз повторим, – как ни в чем не бывало согласился он.
   Я кивнула, не в состоянии отвечать.
   – Тай, если я делаю шаг вперед, ты должна отойти и дать мне дорогу, – наставительно сказал он, когда мы снова прошлись в фигурном вальсе. – Иначе я на тебя наталкиваюсь.
   – Впервые слышу, – удивилась я.
   – Нас так учили.
   – А нас нет.
   – И этот человек предлагал мне заниматься вместе! – закатил глаза Артем. – Да мы же просто поубиваем друг друга!
   Я закусила губу от досады – ну надо же проколоться! Обязательно надо было настаивать на своем, не могла согласиться для вида… Впрочем, тогда бы пришлось всегда соглашаться, даже когда – вот как сейчас – я абсолютно уверена, что права… А выходит, прав он, и нам действительно не стоит танцевать в паре?
   – Я не хочу все время ссориться из-за танцев, – заметив мой растерянный вид, пояснил Артем.
   – Все можно решить, – пробормотала я. – Было бы желание.
   Видимо, такого желания не наблюдалось, потому что он ничего не ответил, сказал только:
   – Давай еще раз польку.
   В зал мы вернулись, только убедившись – лучше у нас все равно уже не получится. Ведущий объявил, что после следующей румбы состоится конкурс, и мы подтянулись поближе к его столу.
   – О, привет! – вдруг подлетели к Артему какие-то смутно знакомые девчонки. – И ты тут? Какими судьбами?
   – Привет! – обрадовался он. – В гости пришел. А вы?
   – А мы решили посмотреть, что за бал, отличается ли от нашего, – затараторила одна.
   – И в конкурсе поучаствовать, – хихикнула другая.
   До меня дошло, где я их видела – на балах в МИФИ! Называется, утерла нос Артему, перебросившись парой слов с Кириллом… И эти пигалицы, конечно, как назло, прекрасно знают все эти социальные танцы… Стоп, а с кем они решили участвовать в конкурсе – неужели друг с другом? Вот это будет смех на палочке!
   Танцевать девочке с девочкой считалось позорным и никогда не практиковалось даже на занятиях, как ни убеждала нас преподавательница, что ничего особенного тут нет. А эти решили выступить сладкой парочкой на балу? Девицы явно без башни!
   Пока я размышляла, румба закончилась и Влад объявил о начале конкурса. Он представил участников, и я убедилась, что не ошиблась в своих подозрениях – девчонки собирались танцевать друг с другом. Больше того: кроме нас и них желающих участвовать не нашлось!
   Публика встретила их пару смехом и бурными рукоплесканиями, но это не смутило девиц – они раскланялись с довольным видом и улыбочками. Влад тем временем назвал членов жюри, и мы приготовились к танцу. Мне, честно говоря, было здорово не по себе и из-за всеобщего повышенного внимания, и из-за странного соперничества. Поэтому я чувствовала, что танцую кое-как, без задора и вдохновения, и вовсе не передаю характер танца, чему меня учила в свое время Настя. Как это было давно и как тогда все было замечательно…
   Я сердито одернула себя. Нашла время предаваться воспоминаниям! Сосредоточившись, я все же довела танец до конца и стала с трепетом ждать подведения итогов.
   Надеялась я только на то, что смехотворную пару наших конкурентов никто всерьез не примет, но напрасно: жюри единодушно присудило им первое место! Нам же досталась красивая почетная грамота за второе. Смотрелась она весьма неплохо, но это только если не знать, что в нашем случае второе место является последним.
   Я расстроилась до слез.
   – Артем, но как же так? – ныла я, когда мы вернулись на наше место у стеночки. – Неужели танцевали хуже них?
   Он пожал плечами:
   – В нашей студии больше социальными танцами занимаются.
   – Хочешь сказать, это из-за меня? – вспыхнула я.
   – Ну ты же хотела поучаствовать, – без всяких эмоций отозвался он.
   – Как ты так можешь? – чуть не заплакала я. – Разве ты не видишь – мне плохо? Мог бы утешить, подбодрить…
   – Терпеть не могу кого-то утешать, – отрезал он, и я пораженно умолкла.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация