А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бабочки зимнего утра" (страница 8)

   Глава 9
   Не думай о зеленой обезьяне

   – Все ясно, – сказал Алексей.
   Я не поняла, что ему ясно, но переспрашивать не стала.
   – Знаешь, не думай о нем какое-то время. Попробуй на что-нибудь переключиться. И все само устроится.
   – Легко сказать, – буркнула я. – Это как в анекдоте – «Не думай о зеленой обезьяне». А о чем думать?
   – Обо мне, – запросто предложил новый знакомый.
   Я сделала слишком большой глоток кофе и закашлялась. Ужас, сейчас глаза заслезятся, косметика потечет, начнутся зверские хлопки по спине…
   – Подними руки, – спокойно посоветовал он.
   Я последовала его совету – и кашель сразу прошел.
   – Спасибо, – выговорила я.
   – Самый надежный способ помочь в таких случаях – потрясти человека за ноги, – пояснил Алексей. – Но подходит он только для маленьких детей, а взрослым рекомендуется хотя бы поднять руки над головой.
   Откуда он все знает, удивилась я про себя, а вслух сказала:
   – Сейчас приду.
   Я подхватила сумку и отправилась на поиски туалета.
   Напрасно я беспокоилась – косметика осталась на месте. Я приложила к щекам салфетку, смоченную ледяной водой, потом сухую, заново припудрилась и пристально посмотрела на себя в зеркало. Что происходит? Кто этот парень? Почему я его слушаю и рассказываю о себе то, чего не знает даже Наташка? Ясновидящий? Гипнотизер? Но я никогда не верила ни в какую магию…
   Ну да, что-то необычное в жизни иногда происходит, но с точки зрения науки все это легко оправдать теорией вероятности. Конечно, так считать скучно, вот мы и придумываем самые фантастические доводы в пользу магии и прочих чудесных явлений. Выходит, мы ничем не отличаемся от первобытных людей, которые не знали, чем объяснить явления природы, и решали, что это бог проезжает по небу на огненной колеснице?
   Что-то я расфилософствовалась не к месту. Может, мне все показалось от переживаний? Сейчас вернусь, а за столиком никого нет…
   И так мне стало страшно при мысли, что я опять останусь один на один со своими проблемами, что я в панике ринулась в зал и перевела дух: нет, не показалось! Все глубокомысленные рассуждения мигом вылетели из моей головы, и я с радостью уселась обратно за столик.
   – Все в порядке? – буднично спросил Алексей, и это мигом успокоило все мои подозрения.
   Мои – но не его, потому что он вдруг зашарил по карманам.
   – Ты не бойся, я не псих какой-нибудь и не маньяк! Вот мой паспорт, ученический билет, мой мэйл, телефон, аська…
   Мне стало стыдно, и я торопливо пробормотала:
   – Перестань, ты что! Я же не милиция – паспорт проверять…
   Но все же не удержалась – любопытный взгляд в документы бросила. Вроде все похоже на правду, только фамилию толком не рассмотрела, поняла только, что смешная какая-то – не то Полушкин, не то Покрышкин…
   А вот бумажку с наспех нацарапанными координатами взяла, успев заметить, что почтовый адрес у Алексея необычный – angel@mail.ru. Должно быть, давненько он его зарегистрировал, успев первым занять оригинальный ник! Интересно, а мой телефон он не попросит?
   – Набери меня, чтобы твой номер определился, – попросил он, и мне опять стало не по себе: он что, мысли мои читает?
   – Но это на крайний случай, – сказал Алексей, когда его трубка отозвалась странной мелодичной какофонией. – Давай завтра встретимся, – продолжил он. – На «Третьяковской» в центре зала.
   Я еще не успела ничего ответить, а он деловито уточнил:
   – Только оденься потеплее.
   – В поход пойдем? – пошутила я, но он серьезно кивнул:
   – Вроде того.

   На следующий день я собиралась со смутным чувством, что вчерашняя встреча мне привиделась. Чего только не бывает на Новый год! Да, я уже рассуждала об этом на полном серьезе, забыв, что совсем недавно была убежденной материалисткой. Не очень-то веря в прогулку, я тем не менее надела самый теплый свитер, замоталась в шарф и натянула вязаные шерстяные варежки вместо кожаных перчаток.
   В метро пришлось расстегнуться – было ужасно жарко. Я утешала себя: если встреча не состоится, выйду и просто пройдусь. Надо же в каникулы гулять, а не только сидеть дома за компьютером.
   Все мысли вылетели из головы, когда я увидела посреди станции нового знакомого. «Не померещилось!» – обрадовалась я, устремляясь ему навстречу. К своему удивлению, я не испытывала неловкости, хотя у меня и не было ощущения, будто мы знакомы сто лет. Чем-то он располагал к себе, заставляя забыть о глупых комплексах, в какой-то мере присущих каждому. Наверно, у него много друзей – к таким люди всегда неосознанно тянутся…
   «Вот и я потянулась», – с неожиданной досадой на себя подумала я, но развить эту мысль не успела.
   – Привет! – устремился ко мне парень с солнечной улыбкой и как ни в чем не бывало чмокнул в щеку.
   – Привет, – все-таки смутилась я – не ожидала столь бурного проявления чувств.
   Мы поднялись на улицу, и я зажмурилась от яркого света – с утра было пасмурно, но, пока я ехала, небо очистилось и выглянуло уже основательно подзабытое солнце. Как по заказу!
   Мы прошли по переулку и остановились возле церкви: штукатурка облупилась, фасад закрывали строительные леса, но от этого здание выглядело не менее величественно.
   – Здравствуйте, – неожиданно сказал Алексей.
   Я непонимающе уставилась на него, а он невозмутимо продолжал:
   – Меня зовут Алексей.
   Мне стало не по себе – все-таки что-то с ним не то! Вечно я вляпываюсь в непонятные истории…
   – Сегодня я буду вашим экскурсоводом, – важно сказал он, но не выдержал и расплылся в довольной улыбке.
   Я облегченно выдохнула – не псих, просто прикалывается!
   – Церковь носит имя Климента, папы римского, – с важным видом вещал он.
   – Почему папы римского? – переспросила я. – Она католическая, что ли?
   – Да нет, церковь православная, – пояснил он и вернулся к прежнему тону: – Не перебивайте, пожалуйста. Папа Климент жил в I веке нашей эры, то есть до разделения церквей, которое произошло, как известно…
   Он сделал паузу, но я не спешила выкапывать из горы громоздящихся в голове знаний нужную дату, и закончил:
   – В 1054 году. Он многое сделал для укрепления христианства. Церковь имеет традиционную архитектуру в стиле барокко…
   Алексей описывал колонны, портики и пилястры, а я, задрав голову и щурясь от солнца, любовалась на местами поблекшее великолепие. Я искала и не могла подобрать описания охватывающим меня ощущениям: полной нереальности происходящего и оглушительной легкости. Я почти физически чувствовала, как стремительно и безжалостно избавляюсь от целой кучи комплексов и проблем, не дававших мне наслаждаться жизнью все последнее время. Может, за архитектурными терминами прятались волшебные заклинания?
   После церкви мы перебрались к особнячку XIX века, где сейчас располагалась библиотека.
   – Извините, дальше наизусть не помню, – виновато проговорил Алексей и вытянул из кармана сложенную в несколько раз распечатку.
   – Не выучил? – не удержалась от подколки я.
   – Основной интерес представляют ворота оригинальной ковки XVIII века, – заглядывая в шпаргалку, продолжал он. – Они были изготовлены в Сибири на заводе Демидова…
   Я смотрела на самые обыкновенные с первого взгляда чугунные ворота и поражалась – была тут множество раз и даже не догадывалась, какой это раритет. Вот ведь парадокс – мы стремимся поехать в далекие города и страны, не замечая того, что у нас под носом, и равнодушно проходим мимо, торопясь по своим делам. Посещать музеи и прочие достопримечательности своего города считается чуть ли не глупостью… А здесь, оказывается, столько удивительных мест, о которых мы даже не подозреваем!
   – Ну а мы с вами следуем дальше, – увлекшись своими мыслями, я не заметила, как Алексей закончил рассказ про ворота и потянул меня вперед.
   – Далее мы с вами посетим храм Святого Николая в Толмачах, где теперь хранится знаменитая икона Владимирской Божьей матери, в 2000 году перенесенная сюда из Третьяковской галереи, – официально продолжал Алексей.
   Я поежилась, и он, заметив это, спросил:
   – Замерзла?
   Я покачала головой – не зря тепло оделась, да и гулять на солнышке не холодно даже зимой.
   – Просто вспомнила, как мы с классом на экскурсию в Третьяковку ходили. И как в зале древнерусской живописи, где иконы старинные, мне здорово поплохело! Такое впечатление, что там очень тяжелая энергетика…
   Я думала, Алексей сейчас посмеется над моими фантазиями, но он серьезно кивнул:
   – Ничего странного. Представляешь, сколько им веков и чего они за это время навидались? Неудивительно, что отрицательная энергетика накопилась, и ты, как тонкий и чуткий человек, это почувствовала.
   Я, кажется, покраснела от этого простого комплимента. От Артема я слышала подобное только в начале знакомства! Потом началось то, что совсем не хочется вспоминать… Не хочется, а вспоминается почему-то! Как будто мне неловко за то, что я слишком хорошо провожу время, и хочу сама себе испортить настроение – вернуться к своему привычному состоянию. Я ведь уже забыла, когда последний раз чувствовала себя так легко и беззаботно…
   – Мы в Третьяковку не пойдем, – успокоил Алексей.
   – Пойдем в церковь? – уточнила я и порадовалась: – Хорошо, что сейчас зима и я в шапке! А то летом обязательно бы кто-нибудь примотался из-за платка…
   – Между прочим, платок в церкви полагается надевать только замужним женщинам и то во время службы, – заметил Алексей.
   – Ты тоже знаешь? – обрадовалась я. – А вот бабки всякие почему-то нет…
   – Притом мы едем в туристическое место, там полно иностранцев, которым вообще плевать на платки.
   – И попробовали бы бабки что-нибудь им сказать, – хихикнула я.
   Церковь действительно походила скорее на туристический объект – входить в нее надо было через отдельную пристройку с гардеробом и сувенирными киосками, а знаменитая икона и вовсе не помещалась в иконостасе, а располагалась отдельно, за толстым пуленепробиваемым стеклом.
   – Куда дальше? – поинтересовалась я, когда мы вышли на улицу и с наслаждением вдохнули свежий холодный воздух после чада церковных свечей.
   Алексей заглянул в свою распечатку:
   – Сейчас расскажу.
   Мы прошли мимо Третьяковки, у входа в которую что-то вдохновенно вещал толпе туристов настоящий экскурсовод, свернули во дворы, и нас словно отрезало от шумного туристического места. Я заозиралась, вертя головой, а Алексей довольно заметил:
   – Подожди, мы еще даже не пришли.
   Пройдя по абсолютно пустой и пугающе тихой улочке, мы свернули к кованой церковной ограде, за которой виднелись золотые купола.
   – Кадашевская слобода, – говорил по дороге Алексей. – Появилась в шестнадцатом веке. Позднее здесь ткали полотно для российского флота. На средства жителей слободы была построена церковь Воскресения в Кадашах.
   – А туда вообще можно? – засомневалась я.
   Вид у строения был совершенно заброшенный, во дворе стояла строительная техника.
   – Сейчас узнаем, – бодро заявил он, и мы вошли в гостеприимно раскрытые ворота.
   – Вообще-то вокруг нее сейчас настоящие бои идут, – сказал Алексей. – Тут все вокруг хотят снести и офисами застроить, а церковь будет среди них торчать как пень.
   Я посмеялась над оригинальным сравнением, но тут же возмутилась:
   – Такое замечательное место разрушить?
   – Мало ли, что уже было разрушено, – философски заметил Алексей. – Ты знаешь, например, почему Колизей в Риме весь обгрызенный?
   – От времени разрушился, – пожала плечами я.
   – А вот и нет, его разобрали в Средние века – считали, что строение языческих времен не имеет ценности. Часть каменюк, между прочим, пошла на строительство собора Святого Петра!
   – Сколько ты всего знаешь! – искренне восхитилась я.
   – Да ладно, – смутился Алексей. – Пойдем лучше внутрь, пока там хоть что-то цело.
   Двор был завален снегом, лишь узенькая тропинка вела ко входу в церковь. Мы гуськом прошли по ней и стали подниматься по полуразрушенным осыпающимся ступенькам.
   – Осторожно, – предупредил Алексей и подал мне руку.
   Хорошо, что он был в перчатках, а я в варежках – это смягчило силу вдруг проскочившего тока. Но тепло его ладони я почувствовала даже сквозь двойной слой одежды и поторопилась отпустить руку, едва мы поднялись на крыльцо. Я была против платков, но минимум приличий при посещении храма все же следовало соблюдать.
   Внутри помещение оказалось мало похоже на церковь: голые оштукатуренные стены, лестница без перил, ведущая на второй этаж… Она и привела нас в небольшую комнату, где, по всей видимости, иногда проводились службы. Там сидели две тетеньки в платочках, с которыми мы вежливо поздоровались, сделали для приличия кружок по периметру и так же оперативно удалились. Находиться там было почему-то неловко.
   – Уф, – выдохнула я, когда мы вышли на крыльцо. – Я думала, там вообще никого нет.
   – И все стоит нараспашку, да? – поддразнил меня Алексей.
   – А что тут брать-то?
   Я лукавила. Несмотря на заброшенный полуразрушенный вид, было в этом месте свое очарование – старины, не тронутой цивилизацией и реставрацией, неведомым образом сохранившийся дух прошлого. Впечатление усиливалось оттого, что слишком силен был контраст между этим уединенным местом и соседним исхоженным вдоль и поперек Лаврушинским переулком.
   – Да, – только и смогла выговорить я на обратном пути. – Кто бы мог подумать, что такое чудо сохранилось. В центре, рядом с попсовой туристической тропой!
   Алексей довольно улыбался – мое искреннее восхищение явно грело ему душу.
   Тем временем мы вышли на длинную извилистую улицу. Время как будто остановилось, и мы перенеслись на век или два назад. Сейчас, в праздники, когда не было видно припаркованных машин и спешащих на обед офисных работников, это ощущение становилось особенно сильным. Снег здесь не посыпали какой-то дрянью, от которой он превращается в грязные лужи, и он скрывал многие приметы современности. Подумать только – стоит свернуть с привычного маршрута, просто поднять глаза, и оказываешься в прошлом!
   – Большая Ордынка – единственная улица столицы, сохранившая все свои пять храмов, – словно прочитав мои мысли, рассказывал Алексей. – Несмотря на то что она находится в самом центре, на ней можно в полной мере ощутить очарование и почувствовать атмосферу старой Москвы. Улица появилась в XV веке и получила свое название потому, что здесь начиналась дорога от Кремля в сторону Золотой Орды…
   Я с любопытством вглядывалась в ряд старинных особнячков, мелькающих среди них куполов и жмурилась от счастья. Никогда еще это чувство не казалось таким полным именно в настоящий момент: обычно ведь, лишь вспоминая какие-то приятные события, осознаешь – вот тогда-то я была счастлива! Так я чувствовала себя только во время первых встреч с Артемом. Куда же все это подевалось потом?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация