А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайный дневник девушки по вызову" (страница 20)

   Понедельник, 26 января

   У Н. есть подруга Энджел, тоже профессионалка. Время от времени мы видимся, тусуемся по одним и тем же местам.
   Я всегда любовалась ее фигурой, но себе такую же не хотела бы. Все женственные изгибы принесены в жертву узким бедрам и совершенной заднице. Она – воплощенный триумф плотской инженерии: сплошные ноги и длинные волосы, и все подобрано в тон до последней унции. Не самая худшая перспектива в мире – проснуться в один прекрасный день в ее, затянутом в шмотки от Версаче, теле. Худшая перспектива в мире – пытаться достичь такой формы.
   Несколько дней назад я как раз тусовалась в клубе и заглянула в дамскую комнату, чтобы поправить помаду. К несчастью, это было одно из тех ультрамодерновых местечек, где раковины похожи на фотографические кюветки, вода летит из них во все стороны, а зеркала слишком узкие и освещены снизу, аккуратно отражая только пространство между ключицей и подбородком. В общем, совершенно никому не льстят.
...
   Она – воплощенный триумф плотской инженерии: сплошные ноги и длинные волосы, и все подобрано в тон до последней унции.
   Удостоверившись в том, что туалет спроектирован человеком, который от души ненавидит женщин, я обернулась. Увидела Энджел, та скорчилась на полу и всхлипывала. Я едва не дала задний ход: она меня еще не заметила. Но в хрупкой сутулости ее вздрагивающих плеч было что-то такое, мимо чего невозможно было пройти.
   – Эй, что с тобой? – прошептала я, опускаясь на колени возле нее.
   Информация полилась из нее толчками и рывками – сначала о проблемах с мужчинами, затем о семейных проблемах, потом о недавней хирургической операции, которая прошла как-то не так, потом о причине этой операции… оказалось, Энджел была жертвой нашумевшего нападения, случившегося несколько лет назад. А сегодня как раз была его годовщина.
   – Так это была ты?! – Она кивнула. – Ох, бедняжка!
   Она показала мне шрамы от восстановительной операции, через которую ей пришлось пройти – точно на линии волос. Я ласково обняла ее. Рассказала ей о последних нескольких годах своей жизни, о том, как разошлась с семьей и утратила перспективу на будущее, как иногда чувствуешь себя пробкой, которую швыряет туда-сюда в океане. Как иногда предложение «встряхнуться и держать себя в руках» делает все только хуже. Да, в мире и вправду нет справедливости. Да, такие вещи ниспосланы нам в испытание. Нет, ты вовсе не обязана улыбаться каждый раз, каждый день. И еще – это вовсе не ее вина.
   Я просидела там почти час, а люди входили и выходили, огибали нас и переступали через нас. Потом Энджел встала, поправила одежду, пробежала щеткой по волосам. И хотя я не ожидала, что между нами немедленно вспыхнет нечто прекрасное и удивительное, мне все-таки казалось, что какая-то ниточка возникла…
   Нет, не закадычные подружки, смотрящие вместе телик по пятницам и объедающиеся молочным шоколадом. Но, может быть, тонкое, не выражаемое вслух родство. Легкий кивок при встрече. Женский клуб на двоих.
   Ну, вот, а прошлым вечером я снова ее видела. Другой клуб, другой туалет. Сказала «привет». А она напрочь меня проигнорировала. Я кинулась прямо к Н., уязвленная таким пренебрежением.
   – Точняк, – подтвердил он. – Я никогда не жалею для нее времени, но она за десять секунд успевает из бедной овечки превратиться в настоящую злючку-колючку – никогда не знаешь, на которую из них нарвешься.

   Вторник, 27 января

   Позвонила менеджеру, чтобы обсудить будущее рабочее расписание. Она так хихикала, что не могла говорить. Это никак не вяжется с ее восточноевропейским ледяным фасадом этакой «супердетки».
   – Э-э-э… с тобой все в порядке?
   Может, я застала ее не вовремя? В процессе обрабатывания хлыстом копуши-клиента или что-нибудь еще такое?
   – Дорогая, ты когда-нибудь слушала группу «Darkness»?
   – Да… а что?
   – Ой, я, по-моему, сейчас из-за них лопну от смеха. Они такие смешные!
   – Ну, на свой лад, наверно, да…
   Возможно, я чрезмерно предвзята в своем убеждении, что человек, похожий на ублюдка Роберта Планта и Стива Перри при участии дантиста Остина Пауэрса, не годится в рок-звезды.
   – Я возьму себе выходные в понедельник и среду, если ничего не случится, ладно?
   – Конечно, дорогая. Сколько угодно!
   А потом она разразилась блеющей имитацией песенки «Руки прочь от моей женщины», которая была малость подпорчена тем, что ее фальцет совершенно не годится для стратосферных высот оригинала. Я очень надеялась, что в этот момент она не гарцует по комнате, одетая в пару зашнурованных белых брючат из виниловой ткани. С другой стороны, за такое выступление можно было заломить неслыханную цену (если, конечно, оно еще не стало постоянным номером в программе «Мятного Носорога»).
...
   Кто-то недавно спрашивал меня, какие услуги я была бы не готова предоставить клиенту, и я не сумела придумать ничего сто́ящего.
   Кто-то недавно спрашивал меня, какие услуги я была бы не готова предоставить клиенту, и я тогда не сумела придумать ничего сто́ящего. Теперь «имитация похожего на насекомое-палочника Фредди Меркьюри из Лоустофта[46]» стала первым пунктом в этом списке.

   Среда, 28 января

   Прошлым вечером пригласила к себе друзей – не столько отпраздновать что-нибудь, сколько из необходимости избавиться от запаса бутылок, которые скопились у меня с незапамятных времен. Кому-то позвонила, послала несколько эсэмэсок, все – в самую последнюю минуту. К счастью, «вечеринка у Жур» – достаточный повод собрать дюжину, или около того, людей, которые не заставляют хозяйку себя уламывать, грозясь, что в противном случае она спрыгнет с крыши. Я бы никому не пожелала оказаться на крыше в такую погоду, честное слово!
   В какой-то момент во время обсуждения живописи итальянского Возрождения и нидерландской школы разговор плавно и элегантно перетек к тому, что в Королевской академии искусств проводится выставка изображений женщин, обрызганных спермой. Если так, надо обязательно сходить.
   Ближе к полуночи. Я осталась с двумя прилично набравшимися, но горящими желанием помочь гостями, которые собрали миски и стаканы, зарядили посудомоечную машину и выгнали вон соседскую кошку. Но они были явно не в том состоянии, чтобы вести машину. Предстояло разобраться, как мы будем спать. К несчастью, этими двумя оставшимися были Н. и мистер Первое Свидание – тот парень, с которым я так катастрофически переспала на прошлой неделе.
   Мы судорожно цеплялись за последние нити разговора, пока не стало слишком поздно, чтобы заниматься чем-то еще. Н. явно никуда не торопился, как и П. С.: полагаю, последний лелеял надежду снова остаться со мной наедине. Мне давным-давно пора было в постельку, и я надеялась, что один или другой из них сдастся и отправится домой – но не тут-то было!
   – Ну-у-у… – протянула я, – на кровати помещаются двое, а нас – трое. Так что неудачнику достанется диван.
   Они переглянулись. Потом посмотрели на меня. Добровольцев на диван не было. Добровольцев на постель – тоже.
   – Учитывая, что вы оба высокие – почему бы вам, мальчики, не взять себе кровать? Из нас я одна достаточно мала, чтобы легко здесь поместиться. – И опять никакого ответа. – Ну-ну, только не вызывайтесь все сразу, ребята!
   Попытка сострить успеха не имела. В молчании прошла еще одна минута, пока я пыталась расшифровать происходившую между ними сигнализацию бровями.
   – Я займу диван, – предложил Первое Свидание. Мы по очереди навестили ванную, и я вынесла плед и два одеяла, прежде чем улечься. Первое Свидание растянулся поверх одеял.
   – Ночью будет холодно, – предупредила я. – Не хочешь укрыться пледом?
   Он пожал плечами.
   – Оставь его здесь, просто на всякий случай.
   Мы с Н. ушли в спальню. Н. захлопнул дверь.
   – Не делай этого! – прошипела я. – Он подумает, что мы занимаемся сексом! – И распахнула ее настежь.
   – А тебе не все ли равно? Кроме того, он, наверно, уже спит.
   Я не знала, почему мне не все равно. Просто казалось, что полностью закрыть дверь – как-то нехорошо.
   Через несколько часов я проснулась. С пересохшей из-за чересчур большого количества алкоголя глоткой. Потопала в кухню за стаканом воды. Первое Свидание свернулся калачиком на диване. Он закутался в плед и с виду ужасно замерз. Я вернулась в спальню, взяла овечью шкуру и завернула в нее его ноги. Он не проснулся.

   Четверг, 29 января

   Люди либо более доверчивы, чем я от них ожидаю, либо я кажусь достойной большего доверия, чем я есть. Недавно мне удалось уломать свою квартирную хозяйку на небольшой ремонт в моей квартире. Под тем предлогом, что бо́льшую часть кухонной мебели придется заменить, я подготовила почву к полному избавлению от цветочной дряни. Очень надеюсь, что это завершится языческим ритуалом, в ходе в которого все принты Коулфакс и Фаулера[47] будут брошены в радостно потрескивающее пламя.
   Тем временем мне предстоит пережить небольшие домашние неурядицы. Не то чтобы невозможно было жить, просто неудобно. Недавно разговаривала о предстоящем ремонте с одним из А.
   – Ну, если шефу удастся собрать мысли в кучу, то в следующие две недели я буду на конференции. Хочешь ключи от моей квартиры?
   – Конечно, дорогой, но разве ты не боишься, что я пролью что-нибудь на ковер?
   Этот А. ужасно трясется над своим домом. И, как известно, оставляет одну-единственную полочку для пожитков своей подружки. Даже когда она там постоянно живет.
   – Я тебе доверяю, – пожал он плечами, потягивая виски с содовой. – Я же знаю, что ты умеешь складывать квадратики туалетной бумаги именно так, как я люблю.
   Ах, если бы он только шутил!
   Еще один случай в тему: недавно клиент заказал меня почти на весь вечер к себе домой. Истощив возможности бутылки джина, пружин своей кровати и всех разумных тем для разговора, он ускользнул, чтобы принять душ.
   Такие интерлюдии заставляют меня нервничать. Не то чтобы я планировала ограбить квартиру, но я страдаю манией во всем признаваться, даже в вещах, которых не делала. В школьные годы, когда устраивали всему классу разнос за проступок одного-единственного ученика, – уверена: я ощущала груз вины тяжелее всех. Особенно, если была ни при чем.
   Большинство клиентов, кстати, осторожны. Когда встреча происходит у них дома, а не в отеле, они чаще всего откладывают ритуал омовения на потом или предлагают принять душ вместе, чтобы не оставлять меня одну. Меня это не оскорбляет.
   Но этот клиент просто набросил халат и поскакал в ванную. Я уселась на диван. Подумывала было порыться в его коллекции CD, но потом решила, что это будет невежливо. Тщательно изучила акварели на стенах. И поскольку заняться было нечем – звонить некому, почитать нечего, – я сделала то, что сделал бы любой разумный человек.
   Он вышел из ванны и обнаружил, что я занята мытьем посуды.
   Вероятно, я действительно заслуживаю большего доверия, чем сама считаю!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация