А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тайный дневник девушки по вызову" (страница 17)

   Воскресенье, 11 января

   Анальный секс – это новое повальное увлечение.
   Поднимите руку, кто помнит времена, когда большие звезды порно никого туда не пускали, когда никто не говорил об этом вслух, когда единственными, кто совершал регулярные прогулки по задней лестнице, были геи и исследователи простаты. Мужчина, который предлагал своей жене ухватить себя за лодыжки и сыграть роль мальчика-хориста, мог смело рассчитывать на развод в суде или по меньшей мере на целый месяц подгоревших ужинов.
   Однако в атмосфере всеобщего любительства всего на свете анал занял прочное положение в мейнстриме. Девочки, которые прежде спрашивали, можно ли сделать минет мальчику и «технически» по-прежнему считаться девственницей, ныне интересуются, можно ли теоретически считаться невинной, открыв ему доступ «с заднего крыльца».
   «Урра!» – говорю я вам, ибо анал – это классно! Правда, я имела счастье познакомиться с этой практикой в мягкой и заботливой манере, а весь процесс знакомства занял несколько недель. И мужчина, который нас представил друг другу, был движим желанием, чтобы я смогла принять его, и это желание вдохновило его на необходимое терпение и настойчивость. Он начал с массажа и стимуляции ануса, затем перешел к введению хорошо увлажненных собственных пальцев. Не прошло много времени – и настала очередь маленьких вибраторов. Когда мы, наконец, перешли к основному блюду, я уже умоляла его сделать это.
   У остального народа, похоже, это тоже вошло в моду, потому что в наши дни все, ну просто все кому не лень этим занимаются. К тому моменту, как анал упомянули в «Сексе в большом городе», все мои друзья только плечами пожали. «Ну и что? – говорили они. – Да мы уже тыщу лет это делаем!»
   Я прямо-таки предвкушаю, что в будущем году Шарлотта Черч[45] заведет себе блескучую маечку с надписью «Моя Барби дает в ж***». Может, стоит сделать такую и послать ей?
   Итак, да, анал. Новое повальное увлечение. Неприличие перестало быть неприличным. Прошлым вечером мы с Н. просматривали один классный журнальчик, который он прихватил для меня. На одной странице красовалась дама преклонных лет, которую фистовали в обе дырки. И она при этом улыбалась! Я даже не удивилась. Право, не так много на свете вещей, которые могут меня шокировать. Но есть кое-что, что пронимает всякий раз.
   Я знаю, что анал – это новое повальное увлечение, потому что моя чертова мамочка только что звонила, чтобы поговорить о нем!
   Но пока она болтала что-то в трубку, я думала, как бы мне довести до ее сведения новость про Этого Парня. Надо отдать ей должное – она не произнесла ни слова, пока я не выговорилась.
   – Бедняжка моя! – сказала она.
   В этот самый момент я почувствовала, как скатилась первая слеза. Да! Бедняжка я, бедняжка! Как мне повезло, что у меня такая сострадательная мама! Которая заставила меня висеть на телефоне, пока она, повернувшись к отцу, пересказывала ему всю историю – слово в слово.
   Они пришли к выводу, что мне надо на пару дней приехать домой. Сил спорить у меня не было.

   Понедельник, 12 января

   Моя голова клонилась все ниже к поверхности стола. Мне не нужен был исходящий паром чай в кружке. Мне не нужен был завтрак. Матушка вздыхала. Ей явно хотелось что-то сказать.
   – Что ж, по крайней мере каждый неудачный роман повышает мои требования к следующему, – проворчала я.
   – Золотко, а ты не боишься, что в один прекрасный момент твои требования станут настолько высоки, что их никто не сможет удовлетворить?
   Будь у меня силы оторвать лоб от ободка чашки, я бы одарила ее таким взглядом, чтобы покончить разом со всеми ее взглядами.
   – Я даже не понимаю, почему это случилось! – простонала я. – То есть я понимаю, почему это случилось, – но не в глобальном смысле!
   Отец с обеспокоенным видом зашелестел газетой.
   – Не страдай ты так, милая моя, – проговорил он. – Может, он просто встречался с другой девушкой и искал только предлога, чтобы покончить с вашими отношениями.
   – Ой, от твоих слов мне прямо сразу стало легче, пап!
   Если уж на то пошло, возможно, так и было. Да, было несколько моментов, несколько СМС, несколько телефонных звонков, которые в то время показались мне странными. И еще один большой эпизод пару месяцев назад. «Ты никогда не преподносишь мне сюрпризов», – говаривал он. Он часто это повторял. Обычно – когда мы мучились небольшой размолвкой, когда мое отношение задевало его эго, и первое неверное слово с любой стороны угрожало все разрушить. «Ты никогда не преподносишь мне сюрпризов», – говорил он, и, предвкушая грядущий длинный список того, что я сделала не так за весь год, я уходила в другую комнату и отключалась. Закрытая дверь, телевизор, ванная комната – что угодно, только бы не слушать. Я уже знала этот список наизусть. В него входил и короткий период, когда я вернулась было к своему бывшему, и менее весомые грехи, например, как я представила (или не представила) его кому-то в качестве своего бойфренда (или просто друга). Надеть наушники. Одного часа молчания обычно хватало, чтобы заставить его извиниться.
...
   Одного часа молчания обычно хватало, чтобы заставить его извиниться.
   Однажды утром в декабре я встала в превосходном настроении. Солнце только что поднялось, и, по причинам, в которые я бы не смогла с уверенностью ткнуть пальцем, я проснулась вместе с птицами. Ах, я никогда не преподношу тебе сюрпризов?! Посмотрим! Я дошла до вокзала Кентиш-таун и принялась ждать поезда на южной платформе.
   По приезде местный таксист довез меня до самого порога. Воздух был влажен и с запахом соли. Еще не было и девяти утра. Задняя дверь обычно бывает не заперта, а мне не хотелось разбудить его соседа. Я осторожно прокралась по лестнице и положила ладонь на ручку его двери.
   Повернула. Не поворачивается. Нажала посильнее. Дом времен Регентства: иногда «собачку» заедает из-за погоды. Нет. Заперто. Я постучала в дверь. Сердце у меня к этому моменту уже упало.
   Внутри раздался шепот. Скрип кровати.
   – Кто там? – донесся тихий голос по другую сторону двери. Его голос.
   – Это я, – сказала я.
   – Ой!
   Опять какие-то приглушенные переговоры.
   – Э-э… может, все-таки впустишь меня?
   – Подожди меня в саду. Я спущусь.
   Сердце упало, говоришь? Да его просто в порошок стерли! Казалось, содержимое желудка огромным комом переместилось куда-то в середину глотки.
   – Да что происходит, в конце-то концов?! – пискнула я.
   – Ты можешь подождать меня снаружи? – спросил он, лишь чуть повысив голос.
   Из его комнаты снова раздался шум.
   – Нет, – сказала я, уже громче. – Давай, впусти меня!
   Вместо этого он юркнул в коридор – очень проворно. Решительно захлопнул за собой дверь. Я рванулась к ней. Он легко перехватил меня.
   – Ради всего святого, не ставь меня в неловкое положение, – проговорил он. Его глаза смотрели умоляюще.
   «Вот еще!» – подумала я.
   Там кто-то есть. Но мимо него не пройдешь. Он начал спускаться по лестнице, таща меня, упирающуюся, за собой.
   – Кой черт здесь происходит?! – крикнула я. Слышно было, как отворялись двери других спален и его соседи выглядывали наружу, чтобы посмотреть, что за шум такой. Он втолкнул меня в кухню. Да, сказал, там девушка. Подруга его соседа. На раскладушке? Нет, в его постели. Кто она? Я кричала в голос. «Не ставь меня в неловкое положение», – все повторял он. Не ставь меня в неловкое положение! Она врач, сказал он. Офицер армии. Подруга приятеля, но ничего не было. Черта с два я поверю, что ничего не было, это невозможно – спать в одной постели и… Глянь-ка, у тебя ведь ничего нет под халатом, не так ли? Я рывком отдернула полу халата. Так и есть, ничего.
   – Поверь мне, – упрашивал он. – Иди, посиди в кафе в конце улицы. Мы поговорим об этом позже, ладно?
   – Поверить тебе? Поверить тебе?! А тебе можно верить?
   Он аж с лица спал. Перешел к обвинениям. Разыграл «шлюхину карту».
   Выражение «сорваться с резьбы» всегда казалось мне неточным. Я не понимала, что именно оно означает. Просто одна из расхожих фраз, типа «да кто ты такой?» и «на́ тебе!», которые не поддаются объяснению и обретают смысл только в контексте.
   Вот тебе и контекст. Я сорвалась с резьбы.
   – Ты никогда не заставал меня в постели с другим! И никогда не застанешь! Так-то ты отплатил за мою честность?!
   «Я сама рою себе могилу», – думала я. Никто не ценит честность превыше верности. Да, я трахаюсь с другими за деньги, и – да, я рассказываю ему столько, сколько он хочет знать, но… Ох! Ох, ох и еще раз ох! «Сердцем-то я все правильно чувствую», – думала я. А вот в голове больше не находилось слов, чтобы говорить об этом.
...
   Никто не ценит честность превыше верности. Да, я трахаюсь с другими за деньги, и – да, я рассказываю ему столько, сколько он хочет знать, но…
   Я ушла. Отправилась к берегу, дождалась, пока откроются магазины, купила себе пакет зефира в кокосовой крошке. Был высокий прилив, и ветер, дуя против волны, закручивал на морской глади белые барашки. Мой телефон все звонил и звонил – Этот Парень. Я выключила его. Он оставлял сообщения. Ничего не было, клялся он снова и снова. Все подстроил его сосед, тот, который меня ненавидит. Эта девушка-врач (блондинка, худенькая: я достаточно долго ждала в кустах через дорогу, чтобы увидеть, как она уходит – но не хорошенькая, отнюдь не хорошенькая!) очень сильно напилась вчера, уснула на его кровати в одном белье, а он слишком устал, чтобы ставить раскладушку или спуститься вниз и разложить диван. И все в том же духе…. Я не перезвонила. Села в поезд, уехала домой и взяла в тот день три заказа. А после этого, благоухая потом и латексом, слушала Чарльза Мингуса и накачивалась портвейном далеко за́ полночь. Несколько дней спустя мы помирились. Через эсэмэски…
   Я все еще сидела на кухне за столом. Чашка с чаем остыла в моих ладонях. Папуля сложил газету и подсунул мне под локоть.
   «Езжай домой, займись работой и переболей этим!» — сказала я себе.

   Среда, 14 января

   Я бегала по кое-каким делам незадолго до встречи и шла к отелю из банка при полной боевой раскраске, в костюме и на каблуках. Когда я проходила мимо парка, какой-то мужчина так и застыл на месте, глядя на меня.
   – Бог ты мой, какая красавица! Вы модель?
   Черт, да неужели такие приемы хоть с кем-то срабатывают?
   – Нет, я здесь рядом работаю. – Быстро соображай, что у нас здесь рядом! – В Альберт-холле. – Более неподходящее местечко сложно было придумать, не правда ли?
   Он:
   – И что, вам там нравится?
   Я:
   – Ну, там приятно. Я работаю с довольно интересными людьми.
   – Примадонны небось на каждом шагу, да?
   – Да. – Я выразительно посмотрела на часы. – Ну, мне пора, я взяла отгул, чтобы пообедать с приятелем, так что должна бежать…
   – Это что, настоящие чулки?
   – Конечно.
   – Вы выглядите просто потрясающе! Хотел бы я вас куда-нибудь сводить…
   – Ну, кто же знает… Может, как-нибудь и получится.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация