А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Наш маленький Грааль" (страница 15)


   Несмотря на уроки, преподанные детективной литературой, никакой легенды я разрабатывать не стала. Решила рассказывать правду: приехала без звонка повидать деда, а он куда-то исчез, и я понятия не имею, где его искать, может, вы, друзья и соседи, поможете?
   …И в первом же ангаре, где над старым-престарым катерком колдовали двое еще более дряхлых дедков, чем мой, я наткнулась на полное недоумение:
   – Шадурин? Уехал?! Так он же еще вчера здесь был, со своей «Катти Сарк» возился…
   – И никуда уезжать не собирался?
   Деды недоуменно переглянулись.
   – Нет, – покачал головой первый. – Ничего не говорил.
   – Не говорил, – поддакнул второй. – Наоборот: сказал, что завтра, то есть уже сегодня, хочет на ставриду пойти.
   Еще интереснее. В самом ли деле дедова вилла абсолютно пуста? Уж не случилось ли со стариком какой беды?!
   – А дома у него что? – потребовал один из стариков.
   – Пусто. Ворота на засове. Сторожка на замке. Фонтан укрыт.
   – Раз на засове – значит, точно уехал, – авторитетно заключил второй лодочник.
   – Но куда? – жалобно воскликнула я.
   – Сейчас узнаем, – с готовностью закивали деды. – У нас тут все про всех знают.
   …Особо очаровывать моих новых престарелых знакомых даже не пришлось – они сами приняли в моей судьбе чрезвычайно деятельное участие. Для начала предложили кров («Не хоромы, конечно, как у вашего дедушки, но удобства в доме, и горячая вода целых два часа в день») – я отказалась. Потом озаботились, не голодна ли я, и стали наперебой пичкать домашними бутербродами – тут я капризничать не стала. И бутерброды съела, и сладким чаем из термоса запила. А когда насытилась, мы втроем отправились по остальным ангарам. Вести следствие.
   – Всех обойдем, – пообещал первый старичок.
   – У нас, внучка, чай, не Москва, – подхватил второй. – Кто-нибудь про твоего деда что-нибудь да слышал…
   Я, признаться, их оптимизма не разделяла. Уж если дедуля решил исчезнуть – придумает, как замести следы. Не зря же у него два тюремных срока за плечами.
   Я уже поняла: старика не найти, а вот узнать о нем как можно больше, наверно, получится.
   И, пока мы бродили от ангара к ангару, не ограничивалась вопросом: не знаете ли, куда исчез Шадурин? Пыталась каждого, с кем говорила, развести, как говорит мой братец Макс, по углам. То есть – нацелить разговор на деда. Его чашу. На его чудесное спасение в шторм. На катастрофу с его домом. И на счастливый лотерейный билет…
   Однако очень быстро выяснилось: все мои собеседники ведут себя по одному шаблону. Произношу слово «чаша» – недоуменно поднимают брови: о чем это ты? Упоминаю, как в прошлом марте утлая «Катти Сарк» едва не потерпела кораблекрушение, тоже удивляются, а какой-то изрядно поддатый, несмотря на утреннее время, мужик и вовсе расхохотался:
   – В том марте? Рыбалка? Шторм? Полная брехня. Его шаланда тогда вообще на приколе стояла, у нее движок полетел…
   О том, что прежний дедов дом под гнетом природных катаклизмов обрушился и погреб все имущество, здесь знали. А вот откуда у старика взялись деньги на новое роскошное строительство – версии разнились. Причем о счастливом лотерейном билете не упоминал никто.
   Один дяденька поведал мне уже слышанную вчера историю про то, как дед ходил, не оставляя следов, и философски изрек, что с таким умением добыть миллионы – не проблема. Другой, желчный, напомнил о дедовой судимости и предположил, что старик имеет подпольный цех, где печатает фальшивые деньги. Двое подростков – они возились с несолидной, на фоне настоящих, пусть и старых катеров, резиновой лодкой – доложили, что дедуля нашел клад, и они даже готовы показать место, где именно он был зарыт.
   А самую интересную версию выдал грустный, явно похмельный мужик – он сосредоточенно подкрашивал гордую надпись на борту своего растрескавшегося от времени катера «Флагман»:
   – Да, видно, тот парень его баблом и ссудил.
   – Какой еще «тот»? – удивилась я.
   Мои старички-провожатые, хотя и утверждали, что здесь, в Абрикосовке, всем известно все, тоже недоуменно переглянулись.
   – Расскажу. Поехал я однажды в Геленджик. В загс.
   – Куда-куда? – дружно расхохотались деды.
   – Справку брать. О разводе, – вздохнул дядечка. – Дали быстро. Вышел из загса, а он, в смысле, загс, – прямо на Набережной. До автобуса еще час, вот я и решил прогуляться, мороженого съесть. Чешу и вижу: мне навстречу Матвеич, весь такой важный, в костюме парусиновом. Я только хотел подойти, спросить, куда это он так вырядился, да вдруг вижу: прямо рядом с ним «Мерседес» тормозит.
   – Какой еще «Мерседес»? – дружно заусмехались мои старички.
   – Какой, какой. «Шестисотый», – отрезал рассказчик. – А сзади еще и джип с охраной.
   Тут деды и вовсе полегли, а я грустно вздохнула. Похоже, много у них тут, в Абрикосовке, болтунов-фантастов…
   Мужичок обиженно насупился и смолк.
   – А кто ж в «Мерседесе»-то был? – продолжали глумиться дедки. – Никак Алла Пугачева? Или Киркоров?
   Я взглянула на них с укором и вежливо спросила рыбака:
   – Расскажите, пожалуйста, дальше.
   – А я откуда знаю, кто там был? – буркнул тот. – Мужик какой-то. Довольно молодой, лет сорок. Много – пятьдесят. По роже – не наш. Московский. Бледный такой. Он из своей тачки вылез, с Матвеичем за руку поздоровался, а потом из джипа такой шкаф вышел, видно охранник, и дверцу перед ними растворил. Ну, они и сели, а я дальше пошел…
   – И все? – вновь залились деды.
   – А чё еще-то? – пожал плечами тот.
   – Может быть, вы чего-нибудь заметили? Услышали? – пришла на помощь я.
   – Да ну, еще лезть к ним, – буркнул мужик. – Я, как такую петрушку увидел, здороваться сразу передумал. «Мерс» вроде бронированный, охранники с пушками…
   – А Матвеич тоже со своим ружьем был? – еле сдерживая хохот, поинтересовался один из моих дедков.
   – Ничего больше не скажу, – окончательно обиделся рассказчик.
   – Ну пожалуйста! – Я добавила в голос бархата и широко улыбнулась.
   – Дык и слышать там было нечего, они сразу в машину сели, – неохотно признался мужик. – Единственное, что… дедушка ваш, когда руку этому мужику пожимал, сказал ему: «Ну, привет, Гагин!» А дальше – они уехали. Очень быстро.
   – Полное вранье! – хохотнули мои старички.
   И я, пожалуй, с ними согласилась бы. Если б не эта фамилия, Гагин… Где-то я ее уже слышала…

   Вечер на море сейчас совсем не то, что летом. И дело даже не в количестве звезд на небе, не в теплом ветре и не в курортниках, щеголяющих голыми телесами. Летом на море какая-то совершенно другая атмосфера, гремучий коктейль из флирта, раздолбайства и разудалых казацких песен. А зимой тут – словно в тибетском монастыре. Величественно, холодно, пусто и постоянно тянет думать о вечном.
   …Когда смерклось, я отправилась бродить по набережной – настоящая одинокая дама на морском берегу, только собачки, как у Чехова, не хватает. Вечер был, особенно в сравнении с Москвой, почти теплым – градусов десять с плюсом, но холодный ветер с моря (кажется, дед называл такой «морячком») сводил на нет все мои попытки насладиться прогулкой. Приходилось не вальяжно вышагивать, а двигаться резво, спортивной трусцой. Зато голова, спасибо бодрящей прохладе, свежая, мысли так и кипят.
   Значит, все дедовы рассказы – про чудесное спасение в шторм, про лотерейный билет и про огромный выигрыш – оказались чистой воды выдумкой. Не полагаясь только лишь на его приятелей по причалу, я не поленилась прогуляться и до местной сберкассы. Сняла с кредитной карточки денег – номер в «Морской розе» оказался недешев, а заодно побеседовала со словоохотливой кассиршей. Увидела, что к ее окошку приляпаны билеты лотереи «Золотой сундучок», и спросила:
   – Хорошая вещь? Выигрывают люди?
   – Выигрывают, – закивала кассирша. – На той неделе Борька со Школьной улицы аж тыщу рублей взял.
   – Подумаешь, тыща… – напустила я на себя богемный вид.
   – А что, это не деньги, что ли? – обиделась дама. – У нас в поселке пенсии немногим боле… – И тут же подпустила шпильку: – Ну, вы-то в своей Москве в золоте купаетесь.
   – Может, кто и купается, только не мы, – обиделась, в свою очередь, я. И вернула разговор к прежней теме. – А больше тысячи у вас кто-нибудь в этот «Золотой сундучок» выигрывал?
   – Вот дался он вам! – вздохнула кассирша. И тут же сменила тон на подозрительный. – А чего это вы все выспрашиваете? Мы вообще-то такую информацию разглашать права не имеем. Тайна выигрыша.
   – Можно подумать, я у вас адреса выспрашиваю тех, кто победил. Просто у меня с деньгами напряженка, вот я и подумала: может, купить с десяток билетов? Вдруг повезет?
   – Потратишь пятьсот – выиграешь от силы сто, – мгновенно отреагировала кассирша.
   – А говорят, тут, в Абрикосовке, один старик целый миллион выиграл. Долларов, – задумчиво произнесла я. – И огромную виллу себе построил.
   – Это ты, наверно, про Шадурина, – усмехнулась кассирша.
   – Не знаю, про кого, – открестилась я от деда. – Просто услышала случайно, как люди на Набережной болтали.
   – Про него, про него. Тут про его миллионы все знают. Только Шадурину этот «Сундучок» не всучишь – сколько раз пыталась, когда он пенсию получал. Один раз только и удалось – и то когда у меня сдачи не было. Так он потом, когда проиграл, еще и ворчать приходил. Что я его в обираловку втянула. Нет. Его миллионы не с лотереи. Он на другом разбогател…
   – На чем? – навострила уши я.
   – Откуда же мне знать? – развела руками тетенька. – Мы тут только счета открываем, а декларацию о доходах не спрашиваем.
   Чесался у меня язык спросить, много ли на дедовских счетах денег, но я удержалась. Уж этого-то кассирша точно не скажет, только лишние подозрения на себя навлечешь.
   И я покинула сберкассу.
   Заглянула в крошечную, расположенную по соседству будочку под громкой вывеской «Транспортное бюро» и приобрела себе билет на самолет на завтрашний вечер. Можно было и сегодня улететь, но я осталась из принципа. Потому что в «Морской розе» с меня содрали за двое суток постоя – сказали, что у них такой «минимальный заказ». Ну и подход! А еще написали на вывеске: «Гостиница европейского типа». Тоже мне, Европа. Не радовать же вымогателей досрочным отъездом! Лучше вечерком по набережной прогуляюсь. И в какой-нибудь местный ресторанчик схожу. А завтра – ровно в двенадцать, в расчетный час – в путь.
   К тому же мне никак не давал покоя сегодняшний рассказ о том, как в Геленджике дед якобы встречался с каким-то богачом на «Мерседесе». Сроду у старика не было таких знакомцев, он всегда декларировал, что с нуворишами принципиально не общается, чтоб те «не унижали его своим богатством». А тут вдруг и руку жмет, и в машину садится. Можно было списать эту историю на очередной абрикосовский треп, когда б не та фамилия, которую назвал мужик. «Привет, Гагин!» – вроде бы сказал ему дед.
   Фамилия мне сразу показалась знакомой, и ближе к вечеру я наконец вспомнила, где ее встречала.
   «Д. Гагин. Кораблекрушение». Оборванный мужик в бурном море, вцепившийся в обломок доски. Картина на дедовой вилле – та самая, что прикрывает сейф. Могло ли быть, что дед встречался в Геленджике именно с этим художником?.. Наверно, могло, тем более что его картина висит у деда на самом почетном месте, почти как Айвазовский – и тот только рядом. Но позвольте, сроду я не встречала живописцев, чтобы те рассекали на новых «Мерседесах», да еще и с охраной. Даже Церетели, по-моему, скромнее, хотя его творениями вся Москва заставлена. А про этого Гагина я раньше и не слышала никогда…
   В общем, непонятная история. Гагин на «Мерседесе» – это кто-то из дедовых приятелей? Но мужик с причала сказал, что тот довольно молод, лет сорок-пятьдесят. Для друзей – слишком большая разница в возрасте. Может, старик ведет с ним какой-то криминальный бизнес? Скажем, поставляет на своей «Катти Сарк» наркотики откуда-нибудь из Турции?..
   Но едва я представила своего деда – всего в морщинах, в неизменном камуфляже и с простодушной хитринкой в глазах – в роли наркокурьера, как чуть не расхохоталась. Во-первых, не его это дело. А во-вторых, чего же он раньше ничем подобным не занимался? С делами завязал еще до перестройки, до семидесяти семи лет гордо перебивался на свою грошовую пенсию… Продал квартиру и, пока строился его первый дом, ютился в какой-то землянке… Тоже не сходится.
   Ну и старик! Вот задал задачку!
   Фланируя по продуваемой всеми ветрами набережной, я изрядно замерзла. Никаких приятных ресторанчиков, в которых я собиралась спокойно поужинать, на моем пути тоже не встретилось. Точнее, их было полно, но все заколочены – на сезон. В единственной открытой «точке» дым стоял коромыслом – сплошь мужики, накурено, в магнитофоне надрывается какой-то блатной певец, звенят стаканы. Чеховская Дама с собачкой в подобное место точно бы не пошла.
   И тогда я свернула прочь от кромки прибоя. Метрах в пятистах в сторону от моря, я знала, находится санаторий, который работает круглый год. Ездят туда сплошь одинокие дамочки, иногда в сопровождении малышей. На его территории, во-первых, есть шикарный парк с вековыми дубами и эвкалиптами, и наверняка в нем, в отличие от Набережной, безветренно. А во-вторых, имеется кафе – очень скромное, с вареными яйцами под майонезом и салатом «Весна» (свежая капуста, масло постное нерафинированное). Зато дешево и никаких лихих джигитов.
   …Но только дойти до парка я не успела. Когда пересекала огромный пустырь, на котором летом пасутся коровы и торгуют семечками и вареной кукурузой, мне навстречу откуда-то из потемок выдвинулась крайне неприятная компания. Подростки. Пять человек. Все крепко сбитые, лобастые – типа моего брата Макса. Но только у этих, в отличие от него, глаза злые. С огоньком беспредела. Сердце у меня заметалось. Что им нужно? Познакомиться? Кошелек? Или и то, и другое?
   Мы неумолимо сближались – не бежать же от них! Во-первых, некуда, а во-вторых, только хуже будет. Я уже слышала исходящий от подростков неприятный запах – смесь пота, дешевых сигарет и агрессии – и проклинала себя за все. За поездку в Абрикосовку. За то, что не улетела домой еще вчера или хотя бы сегодня. И за то, что меня понесло в это дурацкое санаторное кафе. Не могла, что ли, в гастрономе, который как раз возле «Морской розы», что-нибудь на ужин себе купить?!
   Я услышала, как кто-то из подростков глумливо произнес: «Глянь, овца!» – и вся компания противно расхохоталась. Может, все-таки побежать? Но я совсем не умею бегать, у меня еще в школе с физкультурой всегда проблемы были, а уж сейчас – тем более…
   И в этот момент за моей спиной раздалось:
   – Наташа! Дочка! Вот ты где!
   Голос был женским, сильным и властным. Подобным тоном говорят только учительницы – я и сама так умею, но только не с подростками на темном пустыре, а со своими студентами.
   Я, хоть и не Наташа, обернулась и увидела, как мне навстречу решительным шагом движется крепко сбитая, коренастая женщина.
   – Я тебя повсюду ищу, где тебя носит? – сердито произнесла она.
   – А Наташа ваша приключений ищет. На свою ж…у, – заявил один из подростков.
   И его спутники снова противно заржали. Явно – пьяные. Или обкуренные.
   Женщина тем временем приблизилась ко мне и, хотя мы раньше никогда не встречались, по-хозяйски схватила за руку, приказала:
   – А ну немедленно домой!
   И при этом слегка подтолкнула меня локтем: подыгрывай, мол.
   – Да ладно, мам! – противным голосом заныла я. – Я ж просто в кафе хотела зайти, в санаторном парке!..
   – Я тебе дам кафе! – рявкнула она.
   И под отвратительный хохот подростков мы быстрым шагом пошли прочь – обратно, к морю.
   Впереди очень быстро показались огни набережной. Мерзкая компания осталась за нашими спинами на пустыре. Я облегченно вздохнула. Женщина по-прежнему держала меня за руку – так крепко, что у нее костяшки пальцев побелели.
   Я осторожно высвободилась. Тихо сказала:
   – Спасибо вам…
   Она слабо улыбнулась:
   – Ты не обиделась?
   – На что?
   – На мою, – женщина снова усмехнулась, – художественную самодеятельность?
   – Да уж, – хмыкнула я, – давненько на меня никто не покрикивал!
   – Ты, оказывается, совсем взрослая… – задумчиво произнесла она. – А со спины мне показалось – девчонка. Я так за тебя испугалась.
   – Да у меня самой до сих пор коленки трясутся, – призналась я. – Я с подростками обращаться умею, но эти парни, по-моему, обкуренные. Так что ваша помощь пришлась очень кстати. Откуда вы взялись? Будто с неба упали!
   – Я на набережной сидела, на лавочке, – отчиталась женщина. – Увидела, как эта компания с пляжа вывалилась – и на пустырь. Пьяные, матерились ужасно. А минут через десять ты мимо прошла. Куда ж она, думаю, сейчас точно на них наткнется… Ну и побежала за тобой. Как тебя на самом деле-то зовут? А, дочка?
   – Машей.
   – А я – Ангелина Петровна. Можно просто Геля. Я, по-моему, ненамного тебя и старше. Уж на мою дочку ты точно не тянешь.
   – Мне двадцать восемь.
   – Я всем говорю, что мне двадцать девять, – подмигнула она. – А на самом деле, страшно подумать, на будущий год будет сорок… Ты, я так понимаю, не местная?
   – Нет, я из Москвы. А вы?
   – Я из Краснодара. Поправляю здоровье в местном санатории.
   – Значит, вам все равно через этот пустырь идти? – испугалась я. – А если эти козлы все еще там?!
   – Да уж как-нибудь дойду, – не очень уверенно произнесла она. – В крайнем случае еще какой-нибудь спектакль разыграю…
   – Ни в коем случае, – покачала я головой. И предложила: – Давайте лучше до «Морской розы» дойдем. А там всегда такси стоят. И доедете без всяких приключений. Я, разумеется, заплачу.
   – Платить за меня не надо, – решительно отказалась Геля, – но идея хорошая. Давайте прогуляемся. Можно было бы и кофе вместе выпить, только тут, по-моему, негде.
   – Почему негде? – осенило меня. – Давайте в моем номере. Я в «Морской розе» остановилась.
   – Бесстрашная вы девушка, Маша, – укорила меня новая знакомая. – По пустырям ночами расхаживать не боитесь, постороннего человека к себе в номер зовете…
   – Разве вы посторонняя? – в тон ей ответила я. – Вы ж моя мама… – И для поддержания разговора поинтересовалась: – А чем вы занимаетесь? В смысле, по жизни?
   – Я переводчик.
   – Мы почти коллеги! – просияла я. – А с каких языков?
   – Английский, французский.
   – Вот как! – И я с легким столичным пижонством перешла на английский: – Что именно вы переводите? Книги, фильмы или на переговорах?
   – А я за все берусь. Но предпочитаю синхрон, – пожала она плечами. И тоже перешла на английский: – Последний заказ – возила по нашим полям американских фермеров, они приезжали опыт перенимать.
   – А у нас есть что перенимать? – удивилась я.
   – Клубника растет лучше. И черешня тоже. Про виноград я и не говорю, – со знанием дела откликнулась Ангелина Петровна. – А уж вкус вообще не сравнить.
   – Только живем мы почему-то беднее, – усмехнулась я. И заметила: – У вас такой интересный акцент. Сразу видно, что в Америке долго жили. Штат Вашингтон. Я угадала?
   – Почти. Монтана.
   – Вау! А у меня подружка оттуда. Из Миззулы. Вот тесен мер!
   – Ну, вашу подружку я, скорее всего, не знаю, – улыбнулась Геля, – а в Миззуле бывала неоднократно. Удивительно скучный городишко.
   Я скривилась:
   – В Абрикосовке, конечно, веселее. Сплошные приключения. До единственного кафе с боем надо прорываться. А вы в Америке замужем были – или как?
   – Или как, – усмехнулась она. – Точнее, замужем я была, но за нашим, за русским. И в Америку мы подались вместе сразу после института. Как говорится, за лучшей долей. Ох, молодыми мы тогда были, наивными… – Геля мечтательно улыбнулась.
   – Расскажите! – попросила я.
   – А что тут рассказывать. Девяностый год, в России – непонятно что. У меня – диплом переводчика, добро пожаловать в школу, учителем иностранного. Муж – свежеиспеченный инженер, ему только в КБ, младшим научным, зарплата – копейки. А у мамы в Америке двоюродная сестра жила, она и предложила нам: вроде как ветер перемен, и статус беженца получить легче легкого. Мы загорелись. Год готовили документы, ходили по собеседованиям, пришлось от гражданства российского отказываться… Но все-таки уехали. Как нам тогда все однокурсники завидовали – и мои, и мужа! Да мы и сами, когда самолет в Чикаго приземлился, едва не рыдали от счастья. Муж, как сейчас помню, все восклицал: «Гелька, ты веришь?! Мы прилетели в Америку! В саму Америку!!!»
   Мы с ней тем временем уже подошли к «Морской розе».
   – Не передумали насчет кофе? – спросила я Гелю.
   – Да неудобно, я, наверно, поеду… – засмущалась она.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация