А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Смерть в запертой комнате" (страница 1)

   Анна и Сергей Литвиновы
   Смерть в запертой комнате

   – Когда раздался выстрел, где вы находились? – Полковник сложил ручки на животе и вперил в меня испытующий взор.
   – Внизу, в гостиной.
   – Все вместе?
   – Да.
   – Сколько вас было?
   – Четверо.
   – Кто да кто?
   – Ну, во-первых, Лора. Дочь покойника… То есть покойного… Блондинка. На вид лет двадцати трех. Томная. Капризная. Самовлюбленная…
   – Тебя пригласили ради нее, и ты сразу влюбился, – утвердительно произнес полковник.
   – Валерий Петрович! – воскликнул я укоризненно.
   – Ладно, оставим… Еще кто был с вами в гостиной?
   – Жорик, сын покойного хозяина. По-моему, изрядный шалопай. Высокий блондин лет тридцати. Он много пил – все подливал себе виски. Неразбавленный… Или надо говорить «неразбавленное»?..
   Полковник не ответил, переспросил:
   – Значит, у убитого осталось двое взрослых детей?
   – Трое. Есть еще один сын, Илья. Он брат-близнец Жорика.
   – Вот как? – Полковник поднял на полдюйма левую бровь.
   – Но Илья на вечеринке не присутствовал. Он пребывал в командировке в Петербурге.
   Валерий Петрович закурил – окутал себя и меня ядовитыми клубами дыма. Он признавал только ядреный болгарский «Опал» и все мои попытки перевести его на «буржуйские» сигареты отметал. Закашлялся и спросил:
   – Говорят, покойный был богат?
   – Говорят. Миллиона три-четыре у него точно имелось. Долларов, конечно.
   – Нам бы такие деньжищи, а, Пашуня?
   – Не помешали бы.
   – А кто наследник?
   – Завещания, насколько я знаю, он не оставил. Жена его давно умерла. Значит, деньги пойдут детям. Плюс им же отпишут особняк. И квартиру на Большой Дмитровке… А вот его фирма… Номинально-то, конечно, его доля в компании тоже принадлежит детям… А вот фактически, как показывает практика, она, скорей всего, отойдет к его партнеру.
   – Партнеру… – протянул полковник Ходасевич. – Партнеру… Он ведь, кажется, тоже присутствовал в особняке?
   – Да, – вздохнул я. – И он тоже. Иван Баргузинов. Брутальный мужчина. Такой, знаете ли, крепыш-боровичок. Нос перебит в трех местах, уши приплюснуты, рожа уголовничья. Посмотришь на него – бандит бандитом. А начнет говорить – слушаешь и понимаешь: а ведь умно! Умный, черт возьми, мужик!
   – Так. Значит, Баргузинов тоже был заинтересован в смерти хозяина, этот твой умник с рожей бандита… Итого подозреваемых трое?
   – Трое. Плюс я.
   – Тебя, Паша Синичкин, мы отметаем. У тебя нет мотива.
   – Мы-то с вами, Валерий Петрович, отметаем. А вот милиция пока не отметает.
   – А как ты вообще на той даче оказался? Вроде бы «новые русские» – совсем не компания для частного детектива?
   – Хозяин квартиру купил в нашем подъезде. И джип свой парковал во дворе рядом с моей «восьмерочкой». Так, слово за слово, и познакомились. Потом выпили. Ну, а потом он пригласил меня в свой охотничий домик. Я и не думал, что «домик» окажется трехэтажным домом, а в нем в тот вечер вдобавок соберутся его детки плюс партнер…
   – Кроме них, больше в особняке никого не было? Слуги? Садовники, гувернантки, экономки?
   – Нет, – твердо сказал я, а потом поправился: – Я, во всяком случае, никого не видел. И ничьего присутствия не слышал.
   Полковник загасил сигарету. Мы сидели на его кухне и накурили уже изрядно.
   – Расскажи мне теперь, Пашенька, – продолжил Валерий Петрович, – по возможности очень детально, что вы делали после того, как прозвучал выстрел… Первое: все ли гости в момент выстрела находились в поле твоего зрения?
   – Да. Жорик, Баргузинов и я сидели в гостиной за столом. Говорили об автомобилях… Жорик еще, помнится, сказал, что у него принцип: никогда не садиться за руль выпивши… Лора стояла у камина. Тоже прихлебывала из бокала, ворошила кочергой угли…
   – И отсвет огня падал на ее прекрасное лицо… – усмешливо продолжил Валерий Петрович. – Ну, хорошо… Итак, хозяин находился наверху, в своем кабинете…
   – Он сказал, что оставит нас ненадолго, ему надо просмотреть счета. А Лора, когда тот вышел, добавила, что для отца это привычка, почти обряд: каждый вечер он хотя бы полчаса работает у себя в кабинете над документами…
   – Далее сверху раздался выстрел. И?..
   – Лора вздрогнула, подняла голову. Спросила: «Папа?» Жорик побледнел. Чуть не выронил стакан с виски. Баргузинов вскочил.
   – И вы бросились на второй этаж…
   – Да. Я бежал впереди.
   – Это хорошо.
   – Дверь в кабинет хозяина оказалась запертой. Я спросил: «Где ключ?» Жорик сказал: «Ключа нет. Она закрыта изнутри. Там задвижка…» Мы стали стучать в дверь. Лора кричала: «Папа, папа!» Никто не отзывался…
   – Вы все четверо находились вместе? У двери?
   – Да.
   – Хорошо. Дальше.
   – Хозяин не открывал. Тогда мы решили ломать дверь. Мы с Баргузиновым – раз, два, взяли! – в несколько приемов вышибли задвижку…
   – Дверь действительно была закрыта изнутри? Ты убедился?
   – Да. Абсолютно точно.
   – А окна?
   – Тоже. Я проверил. Все окна в комнате были заперты изнутри…
   – Продолжай: вы ворвались в кабинет – и что ты увидел?
   – Опрокинутое кресло. Хозяина. Он лежал на полу в луже крови. В руке он сжимал пистолет. «Папа застрелился», – пробормотал Жорик… Лора закричала…
   – Но беда в том, – перебил меня полковник, – что экспертиза показала: это не самоубийство. Пуля вошла в голову со стороны затылка. Вошла под таким углом, что хозяин просто физически не мог сам себя застрелить…
   – Поэтому и я, и милиция в тупике. Комната-то была заперта изнутри…
   – Ох уж мне эти убийства в закрытой комнате! – воскликнул Валерий Петрович. – Много же их было!.. Да вся история детектива – как литературного жанра, я имею в виду, – с них началась… Помнишь «Убийство на улице Морг» Эдгара По?.. Сколько лет прошло, а авторы до сих пор нет-нет да подбрасывают нам эту запертую комнату… Внутри труп, и никто не входил, не выходил…
   Валерий Петрович, бывший полковник КГБ, уже почти десять лет пребывал на пенсии: он ушел из конторы в знак протеста против реформ в девяносто первом году. Однако связей с родным ведомством не порывал и временами помогал мне с наиболее трудными расследованиями. Правда, ради этого из квартиры толстяк не выходил. Он вообще выбирался из нее только на рынок и по магазинам. Сидел дома, готовил пищу для себя, любимого, и редких (вроде меня) гостей. Читал детективы и смотрел видеофильмы-боевики. Кое-кто из наших общих знакомых поговоривал, что экс-полковник составляет для коллег с Лубянки книжные и киношные обзоры преступлений и шпионских методов, которые, как известно, прежде чем появиться в жизни, обязательно бывают описаны в детективах и боевиках.
   – Да, убийство в запертой комнате… – мечтательно вздохнул Валерий Петрович. – Коренная и самая интересная проблема детектива, как писал Борхес в конце тридцатых годов… Эдгар По… Затем Гастон Леру «Тайна желтой комнаты»… А какой изящной оказывается разгадка у Джона Диксона Карра в его романе «Три гроба»! Там человека в закрытой изнутри комнате убили на самом деле не в ней, а раньше… Его ранили, он из последних сил дотащился до дома, заперся и помер… В последнее время, жаль, авторы измельчали… У Эда Макбейна, например, проблема запертой изнутри комнаты решается с помощью деревянного клина, который на самом деле вбит в дверную щель снаружи… Как плоско, как примитивно!.. Ты, кстати, проверил: ничего подобного в твоем случае не было?
   – Проверил. Никаких следов, никакого клина. Защелка в самом деле была заперта изнутри.
   – Да… – словно бы не услышал меня полковник. – Нет уже той фантазии, того полета… Современные авторы вообще несут околесицу, – продолжал свои литературоведческие изыскания полковник. – Эта нынешняя писательница, дамочка… Как ее… Виктория Платова, что ли… Она вообще утверждает: людей в наглухо запертой комнате убивала, оказывается… картина!.. Вообразите себе, картина!.. Полотно, видите ли, убийца покрывал ядовитыми красками – они испарялись и отравляли хозяина… Надо заметить, что, во-первых, подобных ядов в природе не существует, а во-вторых, писательница нарушает один из основополагающих принципов «конвенции детективных писателей», которую предлагала принять еще великая Агата Кристи: убийство не должно совершаться при помощи неизвестных науке ядов!.. Эх, молодость-молодость… Пойдем дальше. Другие современные авторы – как их там звать?.. Соавторы, брат с сестрой… Нет, не припомню… А романчик называется претенциозно: «Звезды падают вверх». Там тоже находят труп в наглухо запертой комнате… Но в конце книги выясняется, что труп на самом деле был вовсе даже не труп, а всего-навсего инсценировка убийства… Инсценировка – ради того, чтобы поймать американского шпиона… Эк навертели!.. Каково, а?.. Кстати, в твоем случае инсценировки не было?
   – Никак нет. Я своими глазами видел кровь и собственноручно слушал пульс. Пульс не прощупывался.
   – Впрочем, мы отвлеклись, – сказал полковник, и я вздохнул с облегчением: литературоведческие изыскания, слава богу, закончились. – Расскажи-ка мне как можно более детально, что каждый из троих подозреваемых делал сразу же после того, как вы увидели труп.
   – Лоре стало плохо. Она выскочила из комнаты. Жорик пробормотал: «Пойду помогу ей» – и тоже вышел. А Баргузинов сказал, что идет звонить в милицию. И тоже вышел из комнаты. Я остался один рядом с трупом… Затем Баргузинов крикнул снизу: телефон, мол, не работает. И тут же раздался дикий крик Лоры. Она кричала откуда-то из ванной, расположенной здесь же, на втором этаже. Я бросился к ней на помощь. И в этот момент во всем доме погас свет.
   – Значит, сначала крик, а потом погас свет? – уточнил полковник.
   – Да… Но свет зажегся через пару минут…
   – И какова была диспозиция? Кто где в этот момент находился? Поточнее, пожалуйста!
   – Баргузинов находился внизу, в гостиной, возле телефона. Жорик был на втором этаже, возле распределительного щитка. Он сказал, что порой в доме выбивает пробки, но он уже все починил. А Лора пребывала в ванной. Вся заплаканная, а на лице у нее красовался фингал. Она потом сказала, что кричала оттого, что поскользнулась и ударилась о край ванны.
   – А где ты находился в тот момент, когда зажегся свет? – хмурясь, спросил полковник.
   – В коридоре на втором этаже. По пути к ванной.
   – В коридоре… – задумчиво протянул Валерий Петрович. – Ну, а что было дальше?
   – Так как телефон не работал, надо было ехать за милицией…
   – Неужели ни у кого из твоих «крутых» друзей не имелось мобильника?
   – Так ведь дело происходило под Киржачом, во Владимирской области, – глушь такая, что ни один мобильник не берет…
   – И кто в итоге поехал за мильтонами?
   – Жорик. У него у единственного была доверенность на папанин джип.
   – Хм… А скажи, пожалуйста, джип стоял в гараже?
   – Да.
   – Гараж там расположен отдельно от дома или же находится внутри его?
   – Внутри. В самом низу, под гостиной, на цокольном этаже. Туда ведет отдельная черная лестница.
   – Пашуня, а ты вообще-то осматривал ту комнату, где произошло убийство?
   – Конечно, осматривал.
   – Что ты там видел?
   – Ни камина, ни дымохода в комнате не имелось. Книжные полки. Стол. На столе – компьютер. Шкаф для одежды. Большой кожаный диван…
   – А в какой момент ты осматривал комнату: до того, как погас свет, или после?
   – Ну, запоры на окнах я успел посмотреть до. Они были закрыты. Все остальное я осмотрел после. Никого из посторонних в комнате, естественно, не оказалось. И, кстати, никаких не появилось следов на снегу, внизу под окном… Так что, если допустить, что имелся посторонний преступник, он все равно не мог выпрыгнуть из окна, пока не было света…
   – А выяснилось, почему не работал телефон?
   – Да. Потом установили, что случилась авария на линии. Обрыв проводов. В паре километров от особняка…
   – Вот как? – переспросил толстяк полковник и поднял на полдюйма левую бровь. Затем он замолчал, закурил, и по его пыхтению и полуприкрытым глазам я понял, что он начал мыслительный процесс. Я украдкой взглянул на часы.
   Ровно через пятнадцать секунд Валерий Петрович открыл глаза и изрек:
   – Звони следователю, ведущему это дело. Пусть выписывает ордер на арест… – Полковник помедлил.
   – Вы уверены? – переспросил я.
   – Абсолютно, – пыхнул вонючим дымом полковник. – Картина вырисовывается следующая. Убить своего отца братья-близнецы Жорик и Илья сговорились давно. Оба шалопаи, пьяницы, игроки. Не давало им покоя батино наследство… Отец, видать, о чем-то догадывался – недаром на эту семейную встречу он пригласил тебя, частного детектива. Думал, верно, что ты его сможешь в случае чего защитить…
   – Но я не успел…
   – Да, преступники тебя опередили. Илья отсутствовал в особняке под видом командировки в Питер. Однако на самом деле он никуда не уехал. Сначала на расстоянии пары километров от особняка он повредил телефонную линию. Затем еще до вашего приезда проник в дом и спрятался в кабинете отца. Может быть, в шкафу. Может, за шторой или под диваном. Когда папаня по своей ежевечерней привыч-ке поднялся наверх, Илья незаметно вышел из своего убежища и выстрелил отцу в голову. Затем вложил пистолет тому в руку. И снова скрылся в шкафу.
   – Рискованно, – заметил я.
   – Но ведь преступника страховал другой брат, Жорик. Когда вы ворвались в комнату и увидели труп, его главной задачей стало – увести вас из нее. И как можно скорее. Не дать тебе как следует осмотреть место преступления. Ему повезло – в том смысле, что сестра Лора почувствовала себя плохо, и у него появился отличный предлог для того, чтобы выскочить вслед за ней из комнаты… Баргузинов – бизнесмен, предприниматель, человек действия! – бросился вниз к телефону. Рядом с трупом оставался только ты. Тебя Жорик решил выманить из кабинета женским криком… – Полковник усмехнулся. – Всем вокруг видно, что ты, Паша, настоящий джентльмен. Всегда готов прийти на выручку даме. Вот Жорик в ванной и заехал Лоре по скуле. Она закричала, ты кинулся на помощь…
   – Вы думаете, она была с братьями в сговоре? – перебил я.
   – Наверно, нет, – поморщился Валерий Петрович. – Но не станет ведь женщина признаваться полузнакомому мужчине – тебе то есть, – что ее ударил по лицу родной брат. К тому же ты тогда потребовал бы у Жорика объяснений, а Лора, наверно, после того удара уже стала о чем-то догадываться… Но братские чувства – это святое… Поэтому тебе, постороннему, да еще сыщику, она сказала, что поскользнулась и ударилась о ванну… Ну, а дальше события развивались так…
   – Я понял! – перебил я полковника. – Я все понял!.. Жорик ударил Лору, выскочил из ванной, бросился к электрощитку и отключил свет. Потом он тихонечко спустился по черной лестнице вниз, в гараж, и спрятался там – наверное, в отцовском джипе. Второй брат, убийца Илья, после того, как он замочил своего предка, а мы прибежали наверх в кабинет, скорее всего, прятался в платяном шкафу – он такой огромный, что слона спрячешь… Затем, когда все разбежались и погас свет, он, пользуясь темнотой и моим отсутствием, покинул свое убежище… В темноте Илья направился к электрощитку. Затем включил свет. Одет он был точно так же, как брат. И похож он на него как две капли воды, так что никто не заметил, что теперь с нами уже не Жорик, а Илья… А потом Илья – которого мы принимали за Жорика – вызвался поехать за милицией. Хотя Жорик только что, перед самым убийством, говорил нам, что никогда не садится за руль пьяным!.. Но Илья, в отличие от Жорика, и не был пьян!.. Он спустился вниз в гараж, сел в папанин джип и уехал. Уехал вместе со спрятавшимся в машине Жориком. Уехал не только для того, чтобы, как он говорил, вызвать милицию, но, главное, чтобы вывезти из особняка Жорика. Он высадил брата на ближайшей станции электрички, а сам вместе с ментами вернулся в особняк…
   – Удовлетворительно, – пробормотал полковник. – Вот видишь, ты тоже умеешь логически мыслить. – Усмехнулся и добавил: – После того, как тебе подскажут отгадку…
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация