А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вдоль по Питерской. Любимые народные песни" (страница 1)

   Людмила Мартьянова
   Вдоль по Питерской. Любимые народные песни

   Предисловие

   Устное народное творчество – это пословицы, поговорки, былины, сказки, и, конечно, песни. Народная песня создавалась на протяжении многих столетий и была предшественницей письменной литературы. Народные песни стали энциклопедией жизни народа. Они сочинялись на все случаи жизни.
   Колыбельные песни пели младенцам. Собирается молодежь зимой на посиделки – поют песни. Приходит весна – встречают ее с песней. Едут пахать – поют «пахотные», сено косят – «покосные». Урожай собирают – тоже поют. Собираются свадьбу играть – сватанье, девичники, мальчишники, сама свадьба – песня звучит. В солдаты забирают, причитают с рыданием и печальной песней.
   Герои народных песен – это красная девушка, добрый молодец, муж, жена, свекор, свекровь, солдат, разбойник, заключенный, бурлак, народный герой – освободитель. Песни так и назывались: разбойничьи, тюремные, бурлацкие, ямщицкие, солдатские, семейные, хороводные, игровые, плясовые.
   Песни традиционно исполнялись хором, в котором петь мог каждый человек. Но в каждом хоре были запевалы с хорошими голосами, зачастую они были создателями новых песен.
   Русские народные песни высоко ценились поэтами, писателями, композиторами.
   Пушкин, собирая народные песни, использовал их в своем творчестве в качестве эпиграфов или цитат, а порой создавал на их основе самостоятельные произведения.
   Глубокий интерес к русским народным песням проявляли Лермонтов и Гоголь. В 1830 году молодой Лермонтов записал в своем дневнике: «…если захочу вдаться в поэзию народную, то, верно, нигде не буду ее искать, как в русских песнях». Гоголь свои мечты о будущем России представлял в виде народной песни: «Это народная история, живая, яркая, исполненная красок, истины, обнажающая всю жизнь народа». М. Горький часто в своем творчестве использовал тексты народных песен.
   Народная песенная поэзия с ее музыкальным богатством вдохновляла не только поэтов и писателей, но и композиторов. Глинка писал: «.может быть, эти песни, слышанные мною в ребячестве, были первопричиною того, что впоследствии я стал преимущественно разрабатывать народную русскую музыку». Чайковский к русской народной песне относился с величайшим уважением, она была для него «художественной святыней».
   Не только поэты и композиторы использовали в своем творчестве народную поэзию и музыку. Зачастую на стихи поэтов сочинялась музыка и песня становилась народной. Иногда изменялись стихи, забывали автора, а песни пелись.
   В нашем сборнике собраны наиболее популярные песни, которые поются до сих пор. Их может спеть почти каждый русский человек. Песенный фольклор – это частичка души русского народа. Ее надо беречь, не терять, как беречь надо свою историю, свою Родину.
   Составитель Людмила Мартьянова

   Ой, играй, гармонь
   Разгони печаль

   Покажите мне народ, у которого бы больше было песен. По Волге, от верховья до… моря заливаются бурлацкие песни. Под песни рубятся из сосновых бревен избы по всей Руси. Под песни мечутся из рук в руки кирпичи и, как грибы, вырастают города. Все дорожное дворянство и недворянство – летит под песни ямщиков. Под песни баб пеленается, женится и хоронится русский человек.
Н.В. Гоголь
* * *

Ах ты, степь широкая,
Степь раздольная,
Широко ты, матушка,
Протянулася!
Ой, да не степной орёл
Подымается, —
То донской казак
Разгуляется!
Ой, да не летай, орёл,
Близко ко земле,
Ой, да не гуляй, казак,
Близко к берегу!

* * *

Ах ты, душечка, красна-девица,
Мы пойдем с тобой разгуляемся.
Мы пойдем с тобой разгуляемся
Вдоль по бережку Волги-матушки.
Эх пускай на нас люди зарятся,
Ну и что ж это, что за парочка,
То не брат с сестрой, то не муж с женой,
Добрый молодец с красной девицей.
Добрый молодец с красной девицей.

* * *

Ах, утушка моя, луговая,
Молодушка моя молодая.
Ой, люли, люли, люли,
Люли, молодая.
Ой, люли, люли, люли,
Люли, молодая.


Где ж ты была, была, побывала,
Где ты ночку тёмну коротала.
Ой, люли, люли, люли,
Люли, коротала.
Ой, люли, люли, люли,
Люли, коротала.


Ночевала я да во лесочке,
Под ракитовым да под кусточком.
Ой, люли, люли, люли,
Люли, под кусточком.
Там шли-прошли парни молодые,
Молодчики ой, да удалые.
Ой, люли, люли, люли,
Люли, удалые.
Ой, люли, люли, люли,
Люли, удалые.


Они срезали да по пруточку,
Они сделали да по гудочку.
Ой, люли, люли, люли,
Люли, по гудочку.


Вы, гудочки, ой, да не гудите,
Меня младу, ой, да не будите.
Ой, люли, люли, люли,
Люли, не будите.


Ах, утушка моя, луговая,
Молодушка моя молодая.
Ой, люли, люли, люли,
Люли, молодая.
Ой, люли, люли, люли,
Люли, молодая.

* * *

У нас нонче субботея,
А на завтра воскресенье.
Барыня ты моя, сударыня ты моя,
А-а воскресенье.


Ко мне нонче друг Ванюша приходил,
Три кармана друг Ванюша приносил.
Барыня ты моя, сударыня ты моя,
А-а друг Ванюша приносил.


Первый карман со деньгами,
Второй карман с орехами.
Барыня ты моя, сударыня ты моя,
А-а с орехами.


Третий карман со изюмом,
Третий карман со изюмом,
Барыня ты моя, сударыня ты моя,
А-а со изюмом.


Со деньгами любить можно,
От орехов зубы больно.
Барыня ты моя, сударыня ты моя,
А-а зубы больно.


От изюма губы сладки,
Нельзя с милым целоваться.
Барыня ты моя, сударыня ты моя,
А-а целоваться.


Нельзя с милым целоваться,
Можно только обниматься,
Барыня ты моя, сударыня ты моя,
А-а обниматься,


Барыня ты моя, сударыня ты моя,
А-а обниматься.

* * *

Я пришел в беседку,
Где с тобой встречались,
А знал, что нет тебя,
Ты не вернешься,
Мы с тобой расстались.
Беседка та нужна.
Сердце наболевшего
сдержать не в силах,
Сердце жаждет вновь
твоих улыбок милых.
Я пришел в беседку, Где с тобой встречались,
А знал, что нет тебя.
Я пришел в беседку, Где с тобой встречались.
Конец моей любви.

* * *

Ой, играй, гитара моя милая,
Ой, разгони тоску мою, печаль.
Прощай, жизнь моя цыганская.
А ничего теперь не жаль.
Прощайте, пляски, пляски огневые
Да голубой далекий взор.
Моя родина, родина полянка,
А мой отец цыган родной.
Ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой.
Ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай.
Моя родина, родина полянка,
А мой отец цыган родной.
По зеленой травушке-муравушке
Да не найти растерянных колец,
Да не найти любви-загадочки,
Видно, счастью здесь конец.
Ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой.
Да ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай.
Не найти любви-загадочки,
Видно, счастью здесь конец.
Ох бирюзовые золоты колечки
Раскатились ай да по лужку.
Ты ушел, и твои плечики
Да скрылися в ночную тьму.
Ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой.
Да ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай.
Ты ушел, и твои плечики
Да скрылися в ночную тьму.
Ой играй, гитара моя милая.
Ой разгони тоску мою, печаль
Прощай, жизнь моя цыганская.
А ничего теперь не жаль.
Ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой.
Ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай.
Прощай, жизнь моя цыганская.
А ничего теперь не жаль.
Ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой.
Ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай-ай.
Прощай, жизнь моя цыганская.
А ничего теперь не жаль.

* * *

Солдатушки, бравы ребятушки,
Где же ваши деды?
Наши деды – славные победы,
Вот где наши деды.
Наши деды – славные победы,
Вот где наши деды.


Солдатушки, бравы ребятушки,
Где же ваши матки?
Наши матки – белые палатки,
Вот где наши матки.
Наши матки – белые палатки,
Вот где наши матки.


Солдатушки, бравы ребятушки,
А где же ваши жены?
Наши жены – ружья заряжены,
Вот где наши жены.
Наши жены – ружья заряжены,
Вот где наши жены.


Солдатушки, бравы ребятушки,
Где же ваши сестры?
Наши сестры – ружья, сабли остры,
Вот где наши сестры.
Наши сестры – ружья, сабли остры,
Вот где наши сестры.


Солдатушки, бравы ребятушки,
Где же ваши детки?
Наши детки – пули наши метки,
Вот где наши детки.
Наши детки – пули наши метки,
Вот где наши детки.

* * *

Бояре, а мы к вам пришли.
Молодые, а мы к вам пришли.
Бояре, вы зачем пришли?
Молодые, вы зачем пришли?
Бояре, мы невест выбирать.
Молодые, мы невест выбирать.
Бояре, вам какая мила?
Молодые, вам какая мила?
Бояре, нам вот эта мила.
Молодые, нам вот эта мила.
А она у нас дурочка дурочка.
Ой да, млада дурочка, дурочка.
А мы ее выучим, выучим.
Ой да, млада выучим, выучим.
А чем же вы выучите, выучите?
Ой да, млада выучите, выучите?
А мы ее плеточкой, плеточкой.
Ой да, млада плеточкой,
плеточкой.
Она будет плокати, плокати.
Ой да, млада плокати, плокати.
А мы ее пряничком, пряничком.
Ой да, млада пряничком,
пряничком.
В нашем полку выбыло, выбыло.
Ой да, млада выбыла, выбыла.
В нашем полку прибыло, прибыло.
Ой да, млада прибыла, прибыла.
В нашем полку слезы льют,
слезы льют. Ой да, млада слезы льет,
слезы льет. В нашем полку вино пьют,
вино пьют. Ой да, млада вино пьет,
вино пьет.

* * *

В роще пел соловушка там вдали
Песенку о счастье и о любви.
С чарами не справишься,
Век ты будешь мой!
Ой, как ты мне нравишься,
Ой-ой-ой-ой.


Губы твои алые, брови дугой,
Век бы целовала бы, милый, дорогой.
С чарами не справишься,
Век ты будешь мой!
Ой, как ты мне нравишься,
Ой-ой-ой-ой.


В рощу заманила бы я тебя
И заворожила бы, сидя у огня.
С чарами не справишься,
Век ты будешь мой!
Ой, как ты мне нравишься,
Ой-ой-ой-ой.


В роще пел соловушка там вдали
Песенку о счастье и о любви.
С чарами ты справился
И ушел к другой,
Ты мне и не нравился,
Крокодил такой.

* * *

Валенки да валенки,
ой да не подшиты стареньки.
Нельзя валенки носить,
Не в чем к миленькой сходить.
Валенки, валенки,
эх не подшиты стареньки.
Валенки, валенки,
эх не подшиты стареньки.
Ой ты, Коля, Коля, Николай,
сиди дома не гуляй.
Не ходи на тот конец,
ох не носи девкам колец.
Валенки, валенки,
эх не подшиты стареньки.
Валенки, валенки.
Чем подарочки носить,
лучше б валенки подшить.
Валенки, валенки,
эх не подшиты стареньки.
Валенки, валенки,
эх не подшиты стареньки.
Суди, люди, суди, бог,
как же я любила.
По морозу босиком к милому ходила.
Валенки, валенки,
эх не подшиты стареньки.
Валенки, валенки.

* * *

Во деревне то было в Ольховке,
Во деревне то было в Ольховке,
Там жил-был парень Андриашка
Там жил-был парень Андриашка
Ох лапти, вы, лапти, вы, лапти мои,
Лапти, да лапти, да лапти вы мои,
Лапти лыковые.
Вы ходите, ходите,
Батька лыка надерет,
Лапти новые сплетет.
А в деревне жила и Парашка,
А в деревне жила и Парашка.
Полюбил Андриашка Парашку,
Полюбил Андриашка Парашку.
Ох лапти, вы, лапти, вы, лапти мои,
Лапти, да лапти, да лапти вы мои,
Лапти лыковые.
Вы ходите, ходите,
Батька лыка надерет,
Лапти новые сплетет.
Он носил ей дороги подарцы,
Он носил ей дороги подарцы,
Он носил ей прянцы да баранцы,
Он носил ей прянцы да баранцы,
Ох лапти, вы, лапти, вы, лапти мои.
Лапти, да лапти, да лапти вы мои,
Лапти лыковые.
Вы ходите, ходите,
Батька лыка надерет,
Лапти новые сплетет.
Не велел ему тятька жениться,
Не велел ему тятька жениться.
Как заплакал тут наш Андриашка,
Как заплакал тут наш Андриашка,
А за ним заревела Парашка,
А за ним заревела Парашка.
Ох лапти, вы, лапти, вы лапти мои,
Ох лапти, да лапти, да лапти вы мои,
Лапти лыковые.
Вы ходите, ходите,
Батька лыка надерет,
Лапти новые сплетет.

* * *

Во саду ли, в огороде
Девица гуляла —
Невеличка, круглоличка,
Румяное личко.
За ней ходит, за ней бродит
Удалой молодчик.
За ней ходит, за ней носит
Дороги подарки.
Дорогие-то подарки,
Кумач да китайки.
Кумачу я не хочу,
Китайки не надо, а
Я пойду ли, молоденька,
Во торг торговати.
Что во торг ли торговати,
На рынок гуляти.
Я куплю ли, молоденька,
Пахучия мяты.
Посажу я эту мяту
Подле своей хаты.
Не топчи, бел-кудреватый,
Пахучия мяты.
Я не для тебя сажала,
Я и поливала.
Я не для тебя сажала,
Я и поливала.
Для кого я поливала —
Того обнимала.
Во саду ли, в огороде
Девица гуляла —
Невеличка, круглоличка,
Румяное личко.

* * *

Вот речка льётся, кружит пеной,
А ты пришёл ко мне с изменой.
Как слово мог ты мне сказать
позабудь,
Ох эту речку не измерить,
Всё не могу никак поверить,
Что никогда твою любовь не верну.
Где мы с тобой вдвоём гуляли,
Там все травиночки завяли,
Лишь только горькая полынь
расцвела
Ох, чёрны брови их не смоешь,
Пришла любовь её не скроешь,
И в речке мутная вода потекла.
Ох, ноет сердце не от боли,
Всё от проклятой от Любови.
Любовь под камушек нельзя
положить.
Любовь, любовь, за что такое,
Ни днём, ни ночью нет покоя
А без любви ещё труднее жить,
Вот речка льётся, кружит пеной,
А ты пришёл ко мне с изменой.
Мне эти встречи не забыть никогда.
Ох, эту речку не измерить,
Всё не могу никак поверить,
Что потеряли мы любовь навсегда

* * *

Выйду на улицу, солнца нема,
Девки молодые свели меня с ума.
Выйду на улицу, гляну на село,
Девки гуляют, и мне весело.
А-а девки гуляют, и мне весело.


Матушка родная, дай воды холодной,
Сердце мое аж кидает в жар.
Раньше гулял я в зеленом саду,
Думал, на улицу век не пойду.


А теперь под вечер, аж пятки горят,
Ноженьки резвые в пляску хотят.
Выйду на улицу, к девкам пойду,
Голосом звонким я им подпою.
О-о голосом звонким я им подпою.


Матушка, слышишь, соловушка поет,
Это под горою пляска идет.


Девки голосистые звонко поют,
Мне, добру молодцу, спать не дают,
О-о мне, добру молодцу, спать не дают.


Девки голосистые звонко поют,
Мне, добру молодцу, спать не дают.
Девки голосистые звонко поют,
Мне, добру молодцу, спать не дают.

* * *

Как на тихий берег,
как на тихий Терек,
Выгнали казаки сорок тысяч лошадей.
И покрылось поле, и покрылся берег
Сотнями порубанных,
пострелянных людей.
Любо, братцы, любо,
любо, братцы, жить.
С нашим атаманом
не приходится тужить.


Любо, братцы, любо,
любо, братцы, жить.
С нашим атаманом
не приходится тужить.
А первая пуля, а первая пуля,
А первая пуля в ногу ранила коня.
А вторая пуля, а вторая пуля,
А вторая пуля в сердце ранила меня.
Любо, братцы, любо,
любо, братцы! жить.
С нашим атаманом
не приходится тужить.
Любо, братцы, любо,
любо, братцы, жить.
С нашим атаманом
не приходится тужить.
Атаман наш знает, кого выбирает —
Эскадрон по коням, да оставили меня.
Им досталась воля да казачья доля,
Мне ж осталась матушка —
родимая земля.
Любо, братцы, любо,
любо, братцы, жить.
С нашим атаманом
не приходится тужить.
Любо, братцы, любо,
любо, братцы, жить.
С нашим атаманом
не приходится тужить.
Жинка погорюет, выйдет за другого,
За мово товарища, забудет про меня.
Жалко только воли во широком поле,
Матушку-старушку да буланого коня.
Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить.
С нашим атаманом
не приходится тужить.
Любо, братцы, любо,
любо, братцы, жить.
С нашим атаманом
не приходится тужить.

* * *

Выходили красны девицы
Из ворот гулять на улицу.
Ой, люли, ой, люли, ой, люли,
Из ворот гулять на улицу.


Выносили белы лебеди
Соловья, да на белых руках.
Ой, люли, ой, люли, ой, люли,
Соловья, да на белых руках.


Соловеюшка рассвищется,
Красны девки разгуляются.
Ой, люли, ой, люли, ой, люли,
Красны девки разгуляются.


Молодицы-то расплачутся, —
Поживите, красны девушки.


Во душах, да в красных девицах,
Не ровён-де взамуж выйдется.
Ой, люли, ой, люли, ой, люли,
Не ровён-де взамуж выйдется.


Не ровён-де взамуж выйдется,
Неровён чёрт накачается.
Ой, люли, ой, люли, ой, люли,
Не ровён чёрт накачается.


Дуня по двору похаживает,
Да шелковы плети спрашивает.
Ой, люли, ой, люли, ой, люли,
Да шелковы плети спрашивает.


На моё лицо на белое,
На моё на тело белое.
Ой, люли, ой, люли, ой, люли,
На моё на тело белое.


На моё на тело белое,
На моё лицо румяное?
Ой, люли, ой, люли, ой, люли,
На моё лицо румяное?

* * *

Люблю я праздники,
Люблю весёлые,
Когда фонарики горят.
Когда глаза твои,
Глаза влюблённые,
О самом главном говорят.
Когда глаза твои,
Глаза влюблённые,
О самом главном
Говорят.


Давай, дружок,
На посошок,
За нас за всех,
За всех за нас.
Пусть будет всем
Нам хорошо,
И в добрый час,
И в добрый час!


Пусть годы катятся,
Мы не торгуемся,
К чему ненужные слова?
Давай обнимемся,
Да поцелуемся,
Да так, что кругом голова!
Давай обнимемся,
Да поцелуемся,
Да так, что
Кругом голова!


Давай, дружок,
На посошок,
За нас за всех,
За всех за нас.
Пусть будет всем
Нам хорошо,
И в добрый час,
И в добрый час!


Слеза счастливая
На землю падает,
Играй, гармошка, веселей!
Нас жизнь ещё не раз
С тобой порадует,
И мы порадуемся ей!
Нас жизнь ещё не раз
С тобой порадует,
И мы
Порадуемся ей!


Давай, дружок,
На посошок,
За нас за всех,
За всех за нас.
Пусть будет всем
Нам хорошо,
И в добрый час,
И в добрый час!


Давай, дружок,
На посошок,
За нас за всех,
За всех за нас.
Пусть будет всем
Нам хорошо,
И в добрый час,
И в добрый час!

* * *

Мне приснился дом лесной
Под зеленою сосной,
Где, спасаясь от дождя,
Повстречались ты и я.
Пахло сеном и смолой,
Было нам тепло с тобой,
Было все, и все прошло,
Листопадом замело.
Плачет дождик, листья шуршат,
И, как дождик, плачет душа.
Все, что было, нам не вернуть.
Все, что было, ты позабудь.
Плачет дождик, листья шуршат,
И, как дождик, плачет душа.
Все, что было, нам не вернуть.
Все, что было, ты позабудь.


Дождь дрожит у нас в глазах,
На ресницах и губах,
И не знаем ты и я,
Где нам скрыться от дождя.
Сон любви – недолгий сон,
Паутинкой тает он.
До разлуки только миг,
Только ранней птицы крик.
Плачет дождик, листья шуршат,
И, как дождик, плачет душа.
Все, что было, нам не вернуть.
Все, что было, ты позабудь.
Плачет дождик, листья шуршат,
И, как дождик, плачет душа.
Все, что было, нам не вернуть.
Все, что было, ты позабудь.


Мне приснился дом лесной
Под зеленою сосной,
Где, спасаясь от дождя,
Повстречались ты и я.
Пахло сеном и смолой,
Было нам тепло с тобой,
Было все и все прошло,
Листопадом замело.
Плачет дождик, листья шуршат,
И, как дождик, плачет душа,
Все, что было, нам не вернуть.
Все, что было, ты позабудь.
Плачет дождик, листья шуршат,
И, как дождик, плачет душа,
Все, что было, нам не вернуть.
Все, что было, ты позабудь.

* * *

Ехали на тройке с бубенцами,
А вдали мелькали огоньки.
Эх когда бы мне теперь за вами,
Душу бы развеять от тоски.
Дорогой длинною, погодой лунною,
Да с песней той, что вдаль летит, звеня,
И с той старинною да с семиструнною,
Что по ночам так мучила меня.
Да, выходит, пели мы задаром,
Понапрасну ночь за ночью жгли.
Если мы покончили со старым,
Так и ночи эти отошли.
Дорогой длинною, погодой лунною
Да с песней той, что вдаль летит, звеня,
И с той старинною да с семиструнною,
Что по ночам так мучила меня.
И с той старинною да с семиструнною,
Что по ночам так мучила меня.

* * *

Есть на Волге утёс,
диким мохом оброс
Он с вершины до самого края.
И стоит сотни лет,
только мохом одет,
Ни нужды, ни заботы не зная.
И стоит сотни лет,
только мохом одет,
Ни нужды, ни заботы не зная.
Из людей лишь один
на утёсе том был,
Лишь один до вершины добрался.
И утёс человека того не забыл,
И с тех пор его именем звался.
И поныне стоит тот утёс и хранит
Все заветные думы Степана,
И лишь с Волгой одной
вспоминает порой
Удалое житьё атамана.
Удалое житьё
Атамана.

* * *

Живет моя отрада в высоком терему,
А в терем тот высокий
нет хода никому,
А в терем тот высокий
нет хода никому.
Я знаю, у красотки
есть сторож у крыльца,
Но он не загородит дороги молодца,
Но он не загородит дороги молодца.
Войду я к милой в двери
и брошусь в ноги к ней,
Была бы только ночка,
да ночка потемней,
Была бы только тройка,
да тройка порезвей,
Была бы только тройка,
да тройка порезвей.

* * *

На речке, на речке на том бережочке
Мыла Марусенька белые ноги.
Мыла Марусенька белые ноги.
Белые ноги, лазоревы очи.


Плыли к Марусеньке серые гуси,
Кыш вы летите, воды не мутите.
Воды не мутите, свекра не будите.
Свекор Марусеньку будет бранити.

* * *

Да пересохни, Волга-речка,
Ах, Жигули вы, Жигули,
Так перестань болеть, сердечко,
Ну до чего ж вы довели!
А ленты в бантики,
А ленты в бантики,
А ленты в узел
Вяжутся,
А мой милёнок ненаглядный
Передо мной куражится.


Ах вы, ребята-голубята,
Ах, Жигули вы, Жигули,
За что же любят вас девчата,
Ну до чего ж вы довели!
А ленты в бантики,
А ленты в бантики,
А ленты в узел
Вяжутся,
А мой милёнок ненаглядный
Передо мной куражится.


Как нету лета без июля,
Ах, Жигули вы, Жигули,
Так нет любви без поцелуя,
Ну до чего ж вы довели!
А ленты в бантики,
А ленты в бантики,
А ленты в узел
Вяжутся,
А мой милёнок ненаглядный
Передо мной куражится.


Да пересохни, Волга-речка,
Ах, Жигули вы, Жигули,
Так перестань болеть, сердечко,
Ну до чего ж вы довели!
А ленты в бантики,
А ленты в бантики,
А ленты в узел
Вяжутся,
А мой милёнок ненаглядный
Передо мной куражится.


А ленты в бантики,
А ленты в бантики,
А ленты в узел
Вяжутся,
А мой милёнок ненаглядный
Передо мной куражится.

* * *
   Зачем солнце рано пало,

На дворе густой туман.
Ретивое задрожало
Сердце, чувствует обман.


Уезжал дружок, прощались,
В бричку капала слеза.
Мы не знали, что прощаясь,
Расстаёмся навсегда.


Солнце встанет, снег растает,
Травой горе порастёт.
Никто травушку не скосит,
Муравую не пожнёт.


Зачем солнце рано пало,
На дворе густой туман…

* * *

Зачем тебя я, милый мой, узнала,
Зачем ты мне ответил на любовь,
И горюшка тогда бы я не знала,
Не билось бы мое сердечко вновь.
А-а-а-а-а, а-а-а-а-а, а-а-а-а-а.
Не билось бы мое сердечко вновь.


Терзаешь ты сердечко молодое,
Тебя твоя зазнобушка
здесь ждет,
Проходит только время золотое,
Зачем же ты, желанный,
не идешь.
А-а-а-а-а, а-а-а-а-а, а-а-а-а-а.
Зачем же ты, желанный, не идешь.


Я жду, и вот приходит
долгожданный,
Целует нежно, за руку берет,
Ах, милый мой дружочек
ненаглядный,
И сердце песню радости поет.
А-а-а-а-а, а-а-а-а-а, а-а-а-а-а
И сердце песню радости поет.

* * *

Солнце на рассвете зажигает росы,
У березок ветер заплетает косы.
За окошком утро, распевают птицы,
А невестам почему-то
по утрам не спится.


Зачем, невесты, в глазах печаль
вы прячете,
Зачем, зачем, за час до свадьбы
плачете,
За час до свадьбы и до веселья,
Зачем, невесты, плачете.


Где грачи летели, не сошлись дороги,
Улеглись печали и ушли тревоги,
Всё сбылось как будто,
только сердце гибнет,
А невестам сыпет утро
на ресницы иней.
Зачем, невесты, в глазах печаль
вы прячете,
Зачем, зачем, за час до свадьбы
плачете,
За час до свадьбы и до веселья,
Зачем, невесты, плачете.


Зачем, невесты, в глазах печаль
вы прячете,
Зачем, зачем, за час до свадьбы
плачете,
За час до свадьбы и до веселья,
Зачем, невесты, плачете.

* * *

Когда б имел златые горы
И реки, полные вина,
Все отдал бы за ласки, взоры,
Чтоб ты владела мной одна.
Все отдал бы за ласки, взоры,
Чтоб ты владела мной одна.


Не упрекай несправедливо,
Скажи всю правду ты отцу,
Тогда свободно и счастливо
С молитвой мы пойдем к венцу.
Тогда свободно и счастливо
С молитвой мы пойдем к венцу.


Не раз, Мария, твою руку
Просил я у отца, не раз,
Отец не понял моей муки,
Жестокий сердцу дал отказ.
Отец не понял моей муки,
Жестокий сердцу дал отказ.


Тогда бежать я с ним решилась,
Поверив клятве роковой,
На божий храм перекрестилась,
В слезах взглянув на дом родной.
На божий храм перекрестилась,
В слезах взглянув на дом родной.


Умчались мы в страну чужую,
А через год он изменил,
Забыл он клятву ту святую,
А сам другую полюбил.
Забыл он клятву ту святую,
А сам другую полюбил.


А мне сказал, стыдясь измены,
Ступай обратно в дом отца.
Оставь, Мария, мои стены,
Я провожу тебя с крыльца.
Оставь, Мария, мои стены,
Я провожу тебя с крыльца.


За речи, ласки огневые
Я награжу тебя конем,
Уздечку, хлыстик золотые,
Седельце шито жемчугом.
Уздечку, хлыстик золотые,
Седельце шито жемчугом.


Не надо мне твоей уздечки,
Не надо мне твого коня,
Ты пропил горы золотые
И реки, полные вина.
Ты пропил горы золотые
И реки, полные вина.

* * *

Ивушки, вы, ивушки,
Деревца зелёные,
Что же вы наделали,
На любовь ответили.
Что же вы наделали,
На любовь ответили.


У крыльца высокого
Встретила я сокола,
Встретила, поверила,
На любовь ответила.
Встретила, поверила,
На любовь ответила.


Лодочка качается,
К берегу причалится,
К берегу причалится,
А любовь кончается.
К берегу причалится,
А любовь кончается.


Ивушки, вы, ивушки,
Деревца зелёные,
Что же вы наделали,
На любовь ответили.
Что же вы наделали,
На любовь ответили.

* * *

Как со вечера пороша,
До полуночи метель.
Ой, по этой, по метели,
Трое саночек летели.
Ой, по этой, по метели,
Трое саночек летели.
Подлетели эти сани
К Катеринину двору.
Катеринушка бежит,
Вся душа её дрожит.
Катеринушка-душа
Да отворяет ворота.
Катеринин-то муж,
Он догадливый был.
Во широкий двор вошёл,
Коня-ворона нашёл.
– Катерина, это что?
– А тебе, сударь, пошто?
Он во горенку вошёл,
Кушак с шапкою нашёл.
– Катерина, это что?
– А тебе, сударь, пошто?
– Катерина, это что?
– А тебе, сударь, пошто?
Вечёр по торгу ходила,
Коня-ворона купила.
Вечёр по торгу ходила,
Тебе шапочку купила.


Вечер по торгу ходила,
Тебе шапочку купила.
Скажи, Катя, Катя-Катерина,
Не узнай ты, люба, сердца своего.
Скажи, что у тебя
Были гости без меня?
Скажи, что у тебя
Были гости без меня?
Как со вечера пороша,
До полуночи метель.
Ой, по этой, по метели,
Трое саночек летели.
Ой, по этой, по метели,
Трое саночек летели.

* * *

На улице дождик
С ведра поливает,
С ведра поливает,
Землю прибивает.
Землю прибивает,
Брат сестру качает,
Ой, люшеньки люли,
Брат сестру качает.
Брат сестру качает,
Ещё величает,
Расти поскорее,
Да будь поумнее.
Вырастешь большая,
Отдадут тя замуж.
Ой, люшеньки, люли,
Отдадут тя замуж.
Отдадут тя замуж
Во чужу деревню,
Ой, люшеньки, люли
В семью несогласну.
На улице дождик
С ведра поливает,
Землю прибивает.
Землю прибивает,
Брат сестру качает.

* * *

Как хотела меня мать
Да за первого отдать,
А тот первый он да неверный,
Ой, не отдай меня, мать.
А тот первый он да неверный
Ой, не отдай меня, мать.


Как хотела ж меня мать
Да за другого отдать,
А тот другий ходит за подругой,
Ох, не отдай меня, мать.
А тот другий ходит за подругой,
Ой, не отдай меня, мать.


Как хотела ж меня мать
Да за третьего отдать,
А тот третий что в поле ветер,
Ой, не отдай меня, мать.
А тот третий что в поле ветер,
Ой, не отдай меня, мать.


Как хотела меня мать
За четвёртого отдать,
А четвёртый ни живой, ни мёртвый,
Ох, не отдай меня, мать.
А четвёртый ни живой, ни мёртвый,
Ох, не отдай меня, мать.
Как хотела меня мать


Да за пятого отдать,
А тот пятый пьяница проклятый,
Ох, не отдай меня мать.
А тот пятый пьяница проклятый,
Ох, не отдай меня мать.


Как хотела меня мать
Да за шестого отдать,
А тот шёстый мал да недорослый,
Ой, не отдай меня, мать,
А тот шёстый мал да недорослый,
Ой, не отдай меня, мать.


Как хотела меня мать
Да за сёмого отдать,
А тот сёмый пригожий да весёлый,
Он не схотел меня брать.
А тот сёмый пригожий да весёлый,
Он не схотел меня брать.

* * *

Калина красная, калина вызрела,
Я у залеточки характер вызнала.
Характер вызнала, характер ой какой,
Я не уважила, а он пошел с другой.
А он пошел с другой, а я не спорила,
Так значит он хорош, а я не стоила.
А я пошла с другим, ему не верится,
Он подошел ко мне удостовериться.
Удостоверился, но не добился слов,
А я одно твержу, ты потерял любовь.
Ты потерял любовь, она найденная,
Другому мальчику переведенная.
Ты потерял любовь, и я уверенно
Другому мальчику удостоверена.

* * *

А-ах, по-о-од со-осною,
по-о-од зеленою,
Спать положи-ите-е вы меня, ох,
О-о-ой, лю-у-у-ули, люли,
о-ой, лю-ули, люли,
Спать положи-ите-е вы ме-е-еня.


Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка, малинка моя,
Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка, малинка моя.


А-ах, кра-а-аса-авица,
душа-де-е-евица,
Полю-уби-и же-е ты меня, ах,
О-о-ой, лю-у-у-ули, люли,
о-ой, лю-ули, люли,
Полю-уби-и же-е ты ме-е-еня.


Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка,
малинка моя,
Калинка, калинка, калинка моя,
В саду ягода малинка,
малинка моя.

* * *

Когда я на почте служил ямщиком,
Был молод, имел я силенку,
И крепко же, братцы:, в селенье одном
Любил я в ту пору девчонку.


Сначала не чуял я в девке беду,
Потом задурил не на шутку,
Куда ни поеду, куда ни пойду,
Все к милой сверну на минутку.


И любо оно, да покоя-то нет,
А сердце болит все сильнее,
Однажды дает мне начальник пакет,
Свези, мол, на почту живее.


Я принял пакет – и скорей на коня,
И по полю вихрем промчался,
А сердце щемит и щемит у меня,
Как будто с ней век не видался.


И что за причина, понять не могу,
И ветер поет так тоскливо,
И вдруг словно замер
мой конь на бегу,
И в сторону смотрит пугливо.


Забилося сердце сильней у меня,
И глянул вперед я в тревоге,
Потом соскочил с удалого коня
И вижу я – труп на дороге.


А снег уж совсем ту находку занес,
Метель так и пляшет над трупом,
Разрыл я сугроб-то и к месту прирос,
Мороз заходил под тулупом.


Под снегом-то, братцы:, лежала она,
Закрылися карие очи.
Налейте, налейте скорее вина,
Рассказывать больше нет мочи.

* * *

Лучина моя, лучинушка березовая!
Что же ты, моя лучинушка,
неясно горишь?


Что же ты, моя лучинушка,
неясно горишь?
Али ты, моя лучинушка,
в печи не была?


Али ты, моя лучинушка,
в печи не была?
Али ты, моя берёзовая,
не высушена?


Лучина моя, лучинушка березовая!
Что же ты, моя лучинушка,
неясно горишь?

* * *

Запрягай-ка, дядька, лошадь,
Серую да лохматую.
Я поеду в ту деревню,
Девушку сосватаю.


Ай дари дари да,
Дари дари дари дари дари да.
Я поеду в ту деревню,
Девушку сосватаю.


Эта серая лошадка,
Она рысью ромалэ не бежит.
Чернобровый цыганёнок,
До сих пор в глазах стоит.
Ай дари дари да,
Дари дари дари дари дари да.
Чернобровый цыганёнок,
До сих пор в глазах стоит.


Ай дари дари да,
Дари дари, дари дари, дари да,
Дари дари, дари дари, дари
Ай да ри, да ри да да


Ай дай дай, дарай дай дай,
Ай дай дай, дарай дай да,
Ай дай дай, дарай дай дай,
Ай дай дай, дарай дай дай.

* * *

Сколько по морю ни плавал —
Моря дна не доставал.
Сколько в девок ни влюблялся —
По Матаньке тосковал.
Мы с Матанькой больно хитры,
Друг на дружку не глядим.
При народе ходим порознь,
Без народа посидим.
Раз деревня, два село.
Как Матаньку повело.
Напилася самогону,
Да и выпала в окно.
На столе клопы сидели
И от солнца щурились.
Как Матаню увидали,
Сразу окочурились.
Яровая то солома,
Немолоченный овёс,
А мою Матаньку ястреб
Вместо курицы унес.
Ой, Матаня, ты, Матаня,
С тобой расстаюсь я.
Через год ты выйдешь замуж.
Через два женюсь я.
Ох, Матаня, делу время,
А потехе только час.
Мы напелись, наигрались,
Поплясать бы нам сейчас.

* * *

Ой, при лужку, при лужке,
При широком поле,
При знакомом табуне
Конь гулял на воле.
При знакомом табуне
Конь гулял на воле.


Ты гуляй, гуляй, мой конь,
Пока не споймаю.
Как споймаю – зануздаю
Шёлковой уздою.
Как споймаю – зануздаю
Шёлковой уздою.


Вот споймал парень коня,
Зануздал уздою.
Вдарил шпорами под бока,
Конь летел стрелою.
Вдарил шпорами под бока,
Конь летел стрелою.


Ты лети, лети, мой конь,
Лети, не споткнися.
Возле Танина двора,
Конь, остановися.
Возле Танина двора,
Конь, остановися.


Конь остановился,
Вдарил копытами,
Чтобы вышла красна девка
С чёрными бровями.
Чтобы вышла красна девка
С чёрными бровями.


Но не вышла красна девка,
Вышла её мати.
Здравствуй, здравствуй,
Милый зять, пожалуйте в хату.
Здравствуй, здравствуй,
Милый зять, пожалуйте в хату.


А я в хату не пойду,
Пойду во светлицу.
Разбужу я крепким сном
Спящую девицу.
Разбужу я крепким сном
Спящую девицу.


А девица не спала,
Друга поджидала.
Правой ручкой обняла,
Крепко целовала.
Правой ручкой обняла,
Крепко целовала.


Ой, при лужку, при лужке,
При широком поле,
При знакомом табуне
Конь гулял на воле.
При знакомом табуне
Конь гулял на воле.

* * *

Милая, ты услышь меня,
Под окном стою я с гитарою.


Так взгляни ж на меня
Хоть один только раз,
Ярче майского дня
Чудный блеск твоих глаз,
Так взгляни ж на меня
Хоть один только раз,
Ярче майского дня
Чудный блеск твоих глаз.


Милая, ты услышь меня,
Под окном стою я с гитарою.


Ночь тиха была,
Соловьи поют,
Чудный запах роз
Всюду носится,
Мы гуляем с тобой,
Луна светит на нас,
И в лазурной воде
Отражается.


Милая, ты услышь меня,
Под окном стою я с гитарою.

* * *

Ах, миленьки-ий ты мой,
Возьми меня с собо-ой,
Там в краю далеком
Буду тебе-е женой.
Ой, там в краю далеком
Буду тебе-е женой.


Ох, милая-а моя,
Взял бы я тебя-а,
Там в краю далеком
Есть у меня-а жена.


Ах, миленький ты мой,
Возьми меня с собо-ой,
Там в краю далеком
Буду тебе-е сестрой.
Ах, там в краю далеко-о-ом
Буду тебе сестрой.


Ох, милая-а моя,
Взял бы я тебя-а,
Там в краю далеком
Есть у меня-а сестра.


Ах, миленький ты мой,
Возьми меня с собо-ой,
Там в краю далеком
Буду тебе-е чужой.
Ох, там в краю далеком,
Буду тебе-е чужой.


Ох, милая моя,
Взял бы я тебя-а,
Там в краю далеком
Чужая мне не нужна.
О-ох, там в краю далеком,
Чужая мне не-е нужна.


Ох, миленький ты мо-ой,
Возьми меня-а с собой,
Миленьки-ий ты мо-ой,
Возьми меня-а с собой,
Ой-ой-ой-ой.

* * *

Мы на лодочке катались
золотистой, золотой,
Не гребли, а целовались,
не качай, брат, головой.


В лесу, говорят, в бору, говорят,
Растет, говорят, сосенка,
Понравилась мне, молодцу,
Веселая девчонка.
В лесу, говорят, в бору, говорят,
Растет, говорят, сосенка,
Понравилась мне, молодцу,
Веселая девчонка.


Не кукуй горько, кукушка,
на осине проклятой,
Сядь на белую березу,
прокукуй над сиротой,


В лесу, говорят, в бору говорят,
Растет, говорят, сосенка,
Понравилась мне, молодцу,
Пригожая девчонка.
В лесу, говорят, в бору, говорят,
Растет, говорят, сосенка,
Понравилась мне, молодцу,
Пригожая девчонка.


Я тогда тебе поверю,
что любовь верна у нас,
Поцелуй меня, приятка,
без отрыву сорок раз,
Ты, говорит, ходи, говорит,


Ко мне, говорит, почаще.
Ты, говорит, носи, говорит,
Пряники послаще.
Ты, говорит, ходи, говорит,
Ко мне, говорит, почаще.
Ты, говорит, носи, говорит,
Пряники послаще.


Где мы с миленьким встречались,
там зеленая трава,
Где мы с милым расставались,
там посохли дерева,


В лесу, говорят, в бору, говорят,
Росла, говорят, сосенка,
Уж больно мне понравилась
Смышленая девчонка.
В лесу, говорят, в бору, говорят,
Росла, говорят, сосенка,
Уж больно мне понравилась
Смышленая девчонка.


Меня маменька ругает,
тятька боле бережет,
Как иду с гулянки поздно —
он с поленом стережет,


Я, говорит, тебя, говорит,
Сынок, говорит, уважу.
Я, говорит, тебе, говорит,
Гуляночку налажу.
Я, говорит, тебя, говорит,
Сынок, говорит, уважу.
Я, говорит, тебе, говорит,
Гуляночку налажу.

* * *

По муромской дорожке
стояли три сосны,
Прощался со мной милый
до будущей весны.
Прощался со мной милый
до будущей весны.


Он клялся и божился
одной лишь мною жить,
На дальней на сторонке
одну меня любить.
На дальней на сторонке
одну меня любить.


Однажды мне приснился
ужасный страшный сон,
Мой миленький женился,
нарушил клятву он.
Мой миленький женился,
нарушил клятву он.


А я над сном смеялась
при ясном свете дня,
Да разве это будет,
чтоб мил забыл меня.
Да разве это будет,
чтоб мил забыл меня.


Но сон мой скоро сбылся,
и будущей весной
Мой милый возвратился
с красавицей женой.
Мой милый возвратился
с красавицей женой.


Я у ворот стояла,
когда он проезжал,
Меня в толпе народа
он взглядом отыскал.
Меня в толпе народа
он взглядом отыскал.


Увидел мои слезы,
главу на грудь склонил,
Он понял – мое сердце
навеки он сгубил.
Он понял – мое сердце
навеки он сгубил.

* * *

На гармошку, на двухрядку
я ромашку положу,
Веселей играй сегодня,
гармонисту закажу.


Ох, гармонь моя, да, гармоночики,
Вот золочёные уголочеки, у-ух.


Если бросишь меня, милый,
ошибёшься, дорогой,
На лицо хоть не красива,
но характер золотой.


Ох, гармонь моя, да гармонь новая,
А я весёлая, да непутёвая, о-у-ух.


Кудри вились, опустились,
и ложились на плечо,
В озорного гармониста
я влюбилась горячо.


Ох, гармонь моя, да гармонь новая,
А я весёлая, да непутёвая,
Играй, играй, играй, голоски подбирай,
Я весёлая, да непутёвая.

* * *

Над полями, да над чистыми
Месяц птицею летит,
И серебряными искрами
Поле ровное блестит.


Ну, дружней, звончей, бубенчики,
Заливные голоса,
Эх, ты, удаль молодецкая,
Эх, ты, девичья краса.


Гривы инеем кудрявятся,
Порошит снежком лицо,
Выходи встречать, красавица,
Друга мила на крыльцо.


Ну, дружней, звончей, бубенчики,
Заливные голоса,
Эх, ты, удаль молодецкая,
Эх, ты, девичья краса.


Глянут в душу очи ясные,
Закружится голова,
С милым жизнь, что солнце красное,
А без мила – трын-трава.


Ну, дружней, звончей, бубенчики,
Заливные голоса,
Эх, ты, удаль молодецкая,
Эх, ты, девичья краса.

* * *

Над рекой калина спелая,
Налитая соком.
Обожгла ты руки белые
В молодой осоке.
В молодой осоке прячутся
И дожди, и солнце.
Ой, кому-то нынче плачется,
А кому смеётся.
Ой, кому-то нынче плачется,
А кому смеётся.
А калина поразвесила
Золотые гроздья,
У кого-то в доме весело,
За столами гости.
Гости пьют за парня русого,
За его невесту.
Отчего играют грустную
Гармонисты песню.
Отчего играют грустную
Гармонисты песню.
Улыбнись, слезинка скатится
Со щеки на платье.
Пусть у них всё в жизни ладится,
Будет в жизни счастье.
В молодой осоке прячутся
И дожди и солнце.
Ой, кому-то нынче плачется,
А кому смеётся.
Ой, кому-то нынче плачется,
А кому смеётся.

* * *

Напилася я пьяна,
не дойду я до дому,
Довела меня
Тропка дальняя
До вишневого сада.


Там кукушка кукует,
мое сердце волнует
Ты скажи-ка мне,
Расскажи-ка мне,
Где мой милый ночует.


Если он при дороге,
помоги ему, Боже.
Если с любушкой
На постелюшке,
Накажи его, Боже.


Чем же я не такая,
чем чужая другая.
Я хорошая,
Я пригожая,
Только доля такая.


Если б раньше я знала,
что так замужем плохо,
Расплела бы я
Я русу косоньку
Да сидела бы дома.


Напилася я пьяна,
не дойду я до дому.
Довела меня
Тропка дальняя
До вишневого сада.

* * *

Не клони ты головы,
не клони на скатерть,
Разлюблю – так не зови,
полюблю – так насмерть.
Можно розу разорвать,
по ветру развеять,
Можно в губы целовать
и в любовь поверить.
Можно розу разорвать,
по ветру развеять,
Можно в губы целовать
и в любовь поверить.


Ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ
Ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ нэ-нэ


Губы красные, как мак,
лейтесь, слёзы, лейтесь,
Даже если всё не так,
вейтесь, кудри, вейтесь,
Не клони ты головы,
не звени, бубенчик,
Не клянись ты мне в любви,
милый мой изменщик.
Не клони ты головы,
не звени, бубенчик,
Не клянись ты мне в любви,
милый мой изменщик.


Ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ
Ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ нэ-нэ


Как синеют небеса,
как цыганка пляшет,
Только кто тебе в глаза
правду всю раскажет.
И с чего бы в сердце
кровь вдруг похолодела,
Я про бедную любовь
спела как сумела.
И с чего бы в сердце кровь
вдруг похолодела,
Я про бедную любовь
спела как сумела.


Ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ
Ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ нэ-нэ


Не клони ты головы,
милый мой дружочек,
Ну куда ты без любви,
сизый голубочек.
Можно розу разорвать,
по ветру развеять,
Можно в губы целовать
и в любовь поверить.
Можно розу разорвать,
по ветру развеять,
Можно в губы целовать
и в любовь поверить.


Ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ
Ай нэ-нэ ай нэ-нэ ай нэ-нэ нэ-нэ

* * *

Не корите меня, не браните,
Не любить я его не могла,
Полюбивши же все, что имела,
Все ему я тогда отдала.


Посмотрите, что стало со мною,
Где девалась моя красота,
Где румянец, что спорил с зарею,
Где волнистых волос густота.


Где девичий мой смех серебристый,
Где беспечная резвость моя,
Все ему одному безраздельно
Отдала безрассудная я.


Я готова забыть свое горе
И простить ему все его зло,
Не корите ж меня, не браните,
Мне и так тяжело, тяжело.
Не корите ж меня, не браните,
Мне и так тяжело, тяжело.

* * *

Однозвучно гремит колокольчик,
И дорога пылится слегка,
И уныло по ровному полю
Разливается песнь ямщика.
И уныло по ровному полю
Разливается песнь ямщика.


Столько грусти в той песне унылой,
Столько чувства в напеве родном,
Что в груди моей хладной, остылой
Разгорелося сердце огнём.
Что в груди моей хладной, остылой
Разгорелося сердце огнём.


И припомнил я ночи другие,
И родные поля, и леса,
И на очи, давно уж сухие,
Набежала, как искра, слеза.
И на очи, давно уж сухие,
Набежала, как искра, слеза.


Однозвучно гремит колокольчик,
И дорога пылится слегка,
И умолк мой ямщик, а дорога
Предо мной далека, далека.
И умолк мой ямщик, а дорога
Предо мной далека, далека.

* * *

Ой, вы, ветры-ветерочки,
Полудёны вихарёчки.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.


Вы не дуйте, не бушуйте,
Сине море не волнуйте.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.


Я по сенечкам ходила,
Я милому говорила:
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.


Не целуйся при народе,
Не ласкайся в хороводе.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.


С поцелуя загораюсь,
На народ смотреть стесняюсь.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.


Меня милый не послушал,
Обещание нарушил.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.


Целовал он при народе,
Обнимал при хороводе.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.


Ой, вы, ветры-ветерочки,
Остудите мои щёчки.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.
Ой-ли лё-ли лё-ли ле-ли.

* * *

Ехали цыга-а-ане,
Да с ярмарки да до-омой, до-омой,
И остано-овилися
Под ябло-о-онькой густой.


Эх, загулял, загулял, загулял
Парнишка молодой, молодой,
В красной руба-ашоночке,
Хоро-оше-енький такой.


Потерял он ули-ицу,
Потерял он дом свой родной
Потерял он деву-ушку,
Плато-оче-ек голубой.


Ехали цыга-а-ане,
Да с ярмарки да до-омой, до-омой,
И остано-овилися
Под ябло-о-онькой густой.


Эх, загулял, загулял, загулял
Парнишка молодой, молодой,
В красной руба-ашоночке,
Хоро-оше-енький такой.

* * *

Ой, на горе калина,
Ой, на горе малина.
Ой, жаль моя, жаль моя
Калина.
Ой, жаль моя, жаль моя
Малина.


Там девчонка гуляла,
Там девчонка гуляла.
Ой, жаль моя, жаль моя
Гуляла.
Ой, жаль моя, жаль моя
Гуляла.


Калинушку ломала,
Калинушку ломала.
Ой, жаль моя, жаль моя
Ломала.
Ой, жаль моя, жаль моя
Ломала.


Во пучочки вязала,
Во пучочки вязала.
Ой, жаль моя, жаль моя
Вязала.
Ой, жаль моя, жаль моя
Вязала.


На дорожку бросала,
На дорожку бросала.
Ой, жаль моя, жаль моя
Бросала.
Ой, жаль моя, жаль моя
Бросала.


А потом плясать пошла,
А потом плясать пошла.
Ой, жаль моя, жаль моя
В пляс пошла.
Ой, жаль моя, жаль моя
В пляс пошла.


Ой, на горе калина,
Ой, на горе малина.
Ой, жаль моя, жаль моя
Калина.
Ой, жаль моя, жаль моя
Малина.

* * *

Окрасился месяц багрянцем,
Где волны бушуют у скал.
Поедем, красотка, кататься,
Давно я тебя поджидал.


Кататься я с милым согласна,
Я волны морские люблю,
Дай парусу полную волю,
Сама же я сяду к рулю.


Ты правишь в открытое море,
Где с бурей не справиться нам.
В такую шальную погоду
Нельзя доверяться волнам.


Нельзя, почему ж, дорогой мой,
А в горькой минувшей судьбе
Ты помнишь, изменщик коварный,
Как я доверялась тебе.


Меня обманул ты однажды.
Сегодня тебя провела.
Ты чувствуешь гибель,
презренный,
Как трус, побледнел, задрожал.


Всю ночь волновалося море,
Кипела морская волна,
А утром качались на волнах
Лишь щепки того челнока.

* * *

Плывут туманы белые,
С моей тоской не знаются.
Так отчего ж несмелые
Девчонкам меньше нравятся.


Свиданья были нежными
Грустиночки нисколечко
Лишь камыши прибрежные
Шептались потихонечку.


Пришла пора весенняя,
Одни березки видели:
Мою любовь хорошую
Твои глаза обидели.

* * *

По Дону гуляет, по Дону гуляет,
По Дону гуляет казак молодой.
По Дону гуляет казак молодой.


А дева там плачет, а дева там плачет,
А дева там плачет над быстрой рекой.
А дева там плачет над быстрой рекой.


О чем, дева, плачешь, о чем, дева, плачешь,
О чем, дева, плачешь, о чем слезы льешь?
О чем, дева, плачешь, о чем слезы льешь?


А как мне не плакать,
а как мне не плакать,
А как мне не плакать,
слез горьких не лить?
А как мне не плакать,
слез горьких не лить?


Цыганка гадала, цыганка гадала,
Цыганка гадала, за ручку брала.
Цыганка гадала, за ручку брала.


Не быть тебе дома, не быть тебе дома,
Не быть тебе дома замужней женой.
Не быть тебе дома замужней женой.


Потонешь, девица, потонешь, девица,
Потонешь, девица,
в день свадьбы своей.
Потонешь, девица,
в день свадьбы своей.


Не верь, дорогая, не верь никому,
Поверь, дорогая, лишь мне одному.
Поверь, дорогая, лишь мне одному.


Поедем венчаться, я выстрою мост,
Я выстрою мост на тысячу верст.
Я выстрою мост на тысячу верст.


Вот слышу-послышу мосточки гудут,
Наверно, наверно, невесту везут.
Наверно, наверно, невесту везут.


Вот конь спотыкнулся
и сшибся с моста,
Невеста упала в круты берега.
Невеста упала в круты берега.


Сперва закричала:
«Прощай, мать, отец».
Второй раз вскричала:
«Прощай белый свет».
Второй раз вскричала:
«Прощай белый свет».


И в третий вскричала:
«Прощай, милый мой,
Наверно, наверно, не жить нам с тобой.
Наверно, наверно, не жить нам с тобой».

* * *

По-над Доном заря загорается,
Слышен шум вековых тополей.
С давних пор казаками Дон славился,
Он течёт среди русских полей.
С давних пор казаками Дон славился,
Он течёт среди русских полей.


По-над Доном хлеба
спелым колосом,
Зашумит, заиграет волна,
И поют казаки громким голосом,
Эх, донская моя сторона.
И поют казаки громким голосом,
Эх, донская моя сторона.


Льётся песня широкая вольная
Над простором донских берегов,
О тебе, степь родная, раздольная,
И о славе донских казаков.
О тебе, степь родная, раздольная,
И о славе донских казаков.


Белой чайкой кораблик проносится,
Берег, плещет седая волна,
Где б я ни был,
к тебе сердце просится,
Эх, донская моя сторона.
Где б я ни был,
к тебе сердце просится,
Эх, донская моя сторона!

* * *

По улице мостовой,
по широкой столбовой
Шла девица за водой,
за холодной ключевой,
Шла девица за водой,
за холодной ключевой.
Шла девица за водой,
за холодной ключевой.
За ней парень молодой,
кричит: «Девица, постой!»
За ней парень молодой,
кричит: «Девица, постой!»
За ней парень молодой,
кричит: «Девица, постой!
Красавица, подожди,
белы ручки подожми,
Красавица, подожди,
белы ручки подожми,
Пойдём вместе за водой,
веселей идти с тобой,
Пойдём вместе за водой,
веселей идти с тобой!»
Эх! Эх!
«Эх, ты, парень-паренёк,
твой глупенький разумок:
Не кричи во весь народ —
мой батюшка у ворот!
Пойдём вместе за водой,
веселей идти с тобой
По улице мостовой,
по широкой столбовой!»
«Твой батюшка у ворот,
я ж подарочек принёс,
Подарочек дорогой,
перстенёчек золотой.
Подарочек дорогой,
перстенёчек золотой!»
Ой!

* * *

Под дугой колокольчик поет,
Под дугою да под вязовою
Удалой парень девицу ведет,
Девицу чернобровую.
Улестил парень девку скромную,
Уманил ее за собою
В ширь степную ночью темною.
Ну прижмись ко мне, лапушка, тесней,
Прокачу я что хватит силушки,
Разгоню вороных своих коней
Я для зазнобы милушки.
Эй, целиною по степи
полетим, касатка.
То ли будет щечкам жарко, сердцу
станет сладко.
Здесь, в степи, только ветер видит нас.
Не стыдись же, моя желанная,
Для любви нашей выдалась сейчас
Порушка долгожданная.
Улестил парень девку скромную,
Соблазнил ее жаркой лаской,
Этой ночкою, ночкой темною
Он прижал свою лапушку тесней,
Прокатил, что хватило силушки,
Разогнал вороных своих коней
Он для зазнобы милушки.
Эй, целиною по степи
полетим, касатка,
Стало девке щечкам жарко,
было сердцу сладко.

* * *

Задумал да старый дед
Другой раз жениться.
Сидел, думал, думал, думал —
Другой раз жениться.
Сидел, думал, думал, думал —
Другой раз жениться.
Если стару жену взять,
Работать не станет.
Сидел, думал, думал, думал —
Работать не станет.
Сидел, думал, думал, думал —
Работать не станет.
Молодую жену взять —
Его не полюбит.
Сидел, думал, думал, думал —
Его не полюбит.
Сидел, думал, думал, думал —
Его не полюбит.
А коли полюбит,
То не поцелует.
Сидел, думал, думал, думал —
То не поцелует.
Сидел, думал, думал, думал —
То не поцелует.
А коль поцелует —
Отвернётся, плюнет.
Сидел, думал, думал, думал —
Отвернётся, плюнет.
Сидел, думал, думал, думал —
Отвернётся, плюнет.
Другой раз жениться —
Дело не годится.
Сидел, думал, думал, думал —
Дело не годится.
Сидел, думал, думал, думал —
Дело не годится.
Сидел, думал, думал, думал —
Дело не годится!

* * *

Под окном черемуха колышется,
Опуская лепестки свои,
За рекой знакомый голос слышится
Да поют всю ночку соловьи.
За рекой знакомый голос слышится
Да поют всю ночку соловьи.


Ах ты, песня, песня соловьиная,
До чего ж ты за душу берешь,
Ведь к любви ведет дорожка длинная,
Чуть отстал – и вовсе не дойдешь.
Ведь к любви ведет дорожка длинная,
Чуть отстал – и вовсе не дойдешь.


А дойдешь, от счастья не надышишься,
От объятий жарких, от любви,
Пусть тогда черемуха колышется
И поют всю ночку соловьи.
Пусть тогда черемуха колышется
И поют всю ночку соловьи.

* * *

Пойду ль я, выйду ль я, да.
Пойду ль я, выйду ль я, да.
Во дол, во долинушку, да
Во дол во широкую.


Сорву ль я, вырву ль я, да.
Сорву ль я, вырву ль я, да.
С винограда ягодку, да
С винограда винную.


То ли мне не ягода, да.
То ли мне не винная, да.
Я цветочек сорвала, да
Я веночек совила.


Кинуся брошусь я, да.
Кинуся брошусь я, да.
Ко молодцу на колени,
Ко молодцу на колени.


Я у молодца сижу, да.
Я на молодца гляжу, да.
Скажи, душа, скажи, свет, да,
Скажи, любишь али нет.


Скажи, душа, скажи, свет, да.
Скажи, любишь али нет, да.
Я любить-то не люблю, да,
Наглядеться не могу.


Пойду ль я, выйду ль я, да.
Пойду ль я, выйду ль я, да.
Во дол во долинушку, да
Во дол во широкую.


Сорву ль я, вырву ль я, да.
Сорву ль я, вырву ль я, да.
С винограда ягодку, да
С винограда винную.

* * *

Сама садик я садила,
Сама буду поливать,
Сама милого любила,
Сама буду забывать.


Ах, что это за садочек,
За зелененький такой,
Ах, что это за мальчишка,
Разбессовестный такой.


Пустил славушку худую,
Все соседи говорят,
За глаза меня ругают,
А в глаза меня хвалят.


На гулянье при народе
Стал он девку целовать,
А девчонке стыдно стало,
Стала плакать и рыдать.


И мальчишке жалко стало,
Стал ее он утешать,
Купил шелковый платочек,
Начал слезы утирать.

* * *

Мне не спится, не лежится,
И сон меня не берет,
Я сходил бы к Саше в гости,
Да не знаю, где живет.


Попросил бы я товарища,
Мой товарищ доведет.
Мой товарищ лучше, краше,
Боюсь, Сашу отобьет.


Светит месяц, светит ясный,
Светит белая заря,
Осветила путь-дорожку
Вдоль до Сашина двора.


Подхожу я к Саше, к дому,
А у Саши нет огня,
Постучал я под окошком,
Моя Саша крепко спит.


Стыдно, стыдно тебе, Саша,
Со вечера рано спать.
А тебе, мой друг, стыднее
До полуночи гулять.


Не пора ль тебе жениться,
Законную жену взять,
Законную жену взять,
Закон-правду соблюдать.

* * *

Что ты веселишься,
милый мой дедочек,
Что ты веселишься,
сизый голубочек?
От ста граммов, бабка,
от ста граммов, любка
От ста граммов, ты моя сизая голубка.
От ста граммов, бабка,
от ста граммов, любка
От ста граммов, ты моя сизая голубка.


А куда собрался, милый мой дедочек
Ты куда собрался, сизый голубочек?
Да на дело, бабка, да на дело, любка,
На разборки, ты моя сизая голубка.
Да на дело, бабка, да на дело, любка,
На разборки, ты моя сизая голубка.


А тебя поймают, милый мой дедочек
А тебя поймают, сизый голубочек.
Не волнуйся, бабка, не волнуйся, любка,
Не волнуйся, ты моя сизая голубка.
Не волнуйся, бабка, не волнуйся, любка,
Не волнуйся, ты моя сизая голубка.


А тебя посадят, милый мой дедочек,
А тебя посадят, лысый голубочек.
Спекулируй, бабка, спекулируй, любка,
Спекулируй, ты моя сизая голубка.
Спекулируй, бабка, спекулируй, любка,
Спекулируй, ты моя сизая голубка.


Кому это надо? Никому не надо.
Кому это нужно? Никому не нужно.
Кому это надо? Никому не надо.
Кому это нужно? Никому не нужно.
Кому это надо? Никому не надо.
Кому это нужно? Никому не нужно.


А когда вернешься, милый мой дедочек,
А когда вернешься, сизый голубочек?
Погуляем, бабка, погуляем, любка,
Погуляем, ты моя сизая голубка.
Погуляем, бабка, погуляем, любка,
Погуляем, ты моя сизая голубка.


Хватит ли нам денег,
милый мой дедочек,
Хватит ли нам денег,
лысый голубочек?
Да расслабься, бабка,
да расслабься, любка,
Хватит даже вну-укам, сизая голубка.
Да расслабься, бабка,
да расслабься, любка,
Хватит даже вну-укам, сизая голубка.


Кому это надо? Никому не надо.
Кому это нужно? Никому не нужно.
Кому это надо? Никому не надо.
Кому это нужно? Никому не нужно.
Кому это надо? Никому не надо.
Кому это нужно? Никому не нужно.

* * *

Славное море – священный Байкал,
Славный корабль – омулевая бочка.
Эй, баргузин, пошевеливай вал,
Молодцу плыть недалечко.
Эй, баргузин, пошевеливай вал,
Молодцу плыть недалечко.


Долго я тяжкие цепи носил,
Долго скитался в горах Акатуя,
Старый товарищ бежать подсобил,
Ожил я, волю почуя.
Старый товарищ бежать подсобил,
Ожил я, волю почуя.


Шилка и Нерчинск
не страшны теперь,
Горная стража меня не поймала,
В дебрях не тронул
прожорливый зверь,
Пуля стрелка миновала.
В дебрях не тронул
прожорливый зверь,
Пуля стрелка миновала.


Шел я и в ночь и средь белого дня,
Вкруг городов озираяся зорко,
Хлебом кормили крестьянки меня,
Парни снабжали махоркой.
Хлебом кормили крестьянки меня,
Парни снабжали махоркой.


Славное море – священный Байкал,
Славный мой парус —
кафтан дыроватый,
Эй, баргузин, пошевеливай вал,
Слышатся грома раскаты.
Эй, баргузин, пошевеливай вал,
Слышатся грома раскаты.

* * *

Топится, топится
В огороде баня.
Женится, женится
Мой милёнок Ваня.


А у кого какая баня,
У меня с белой трубой.
У кого какой залётка,
А мой самый дорогой.


Не успела моргануть,
Да убежал уже к другой.
До свиданья, Ванечка,
Да я тебе не парочка.


Тебе тридцать, тридцать, вот,
А мне семнадцатый идёт.
Да у тя рожа бородата,
Я девчонка молода.


Тебя, милый, за измену
Лихорадка затрясит,
Да на четырнадцать недель,
Да по четыре раза в день.


Топится, топится
В огороде баня, ох!
А мне Ваня изменил,
Да и опять ко мне пришёл.


Дорогая Наденька,
Да лучше тебя не нашёл, ох!
Истопилась, изгорела
В огороде баня.


Женился на мне
Да мой милёнок Ваня.
Женился на мне
Да мой милёнок Ваня!

* * *

Тройка мчится, тройка скачет,
Вьется пыль из-под копыт,
Колокольчик, заливаясь,
Упоительно звенит.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.


Кто сей путник запоздалый,
Путь куда лежит ему,
Видно, он с большой охотой
Мчится к дому своему.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.


Вот село уж показалось,
Ямщик песню затянул,
Песню звонкую, родную,
Про зазнобушку свою.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.
Едет, едет, едет, к ней,
Едет к любушке своей.


Динь-динь-динь, и тройка стала,
Ямщик спрыгнул с облучка,
Красна девка подбежала
И целует ямщика.
Вот приехал прямо к ней,
Прямо к любушке своей.
Вот приехал прямо к ней,
Прямо к любушке своей.
Вот приехал прямо к ней,
Прямо к любушке своей.
Вот приехал прямо к ней,
Прямо к любушке своей.

* * *

Ты воспой, ты воспой в саду, соловейко,
Ты воспой, ты воспой в саду, соловейко.
Ох, я бы рад тебе воспевать,
Ох, я бы рад тебе воспевать.
Я бы рад, я бы рад тебе воспевати,
Я бы рад, я бы рад тебе воспевати,
Ох, мово голосу не стало,
Ох, мово голосу не стало.
Потерял, растерял я свой голосочек,
Потерял, растерял я свой голосочек,
Ох, по чужим садам летая,
Ох, по чужим садам летая.
По чужим по садам, по садам летая.
По чужим по садам, по садам летая.
Ох, горьку ягоду всё клевал,
Ох, горьку ягоду всё клевал,
Горькую ягоду, ягоду калину,
Горькую ягоду, ягоду калину.
Ох, сладкую малину,
Ох, сладкую малину.
Ты воспой, ты воспой в саду, соловейко,
Ты воспой, ты воспой, в саду, соловейко.
Ох, я бы рад тебе воспевать,
Ох, я бы рад тебе воспевать…

* * *

Ты река ль, моя реченька.
Ты течёшь, не колыбнешься.


Ты дитя ль, моё дитятко,
Ты сидишь, не улыбнешься.


Вы сестрицы:, подруженьки,
Для чего же мне радоватися.


У нас коней то, полон двор,
А гостей то полна горница.


Ты река…

* * *

У зари-то, у зореньки
Много ясных звёзд,
А у тёмной-то ноченьки
Им и счёту нет.


Горят звёздочки на небе,
Пламенно горят,
Моему-то сердцу бедному
Что-то говорят.


Говорят о радостях,
О прошедших днях,
Говорят о горестях,
Жизнь разбивших в прах.


Звёзды, мои звёздочки,
Полно вам сиять,
Полно, жизнь прошедшую
Мне напоминать!

* * *

Эх вдоль по Питерской,
по Тверской-Ямской, да ох,
По Тверской-Ямской
с колокольчиком, ох.
Едет миленький сам на троечке, ох да.
Едет батюшка во поддевочке.
Во пиру я была во беседушке.
Ох да я пила молода сладку водочку.
Сладку водочку, все наливочку, ох да.
Я пила молода из полуведра,
народ, где, что,
Не лед трещит да не комар пищит,
Это кум до кумы судака тащит.
Эх, ох, эх, ой кумушка да ты голубушка,
Свари, кума, судака, чтобы юшка была,
Эх, ох, эх, ой юшечка да и петрушечка.
Поцелуй ты меня, кума-душечка.
Не лед трещит да не комар пищит,
Это кум до кумы судака тащит.
Эх, ох, эх, ой кумушка да ты голубушка,
Свари, кума, судака, чтобы юшка была,
Эх, ох, эх, ой юшечка да и петрушечка.
Поцелуй ты меня, кума душечка.
Ну поцелуй, ну поцелуй, кума душечка.

* * *

Ах, утушка моя, луговая,
Молодушка моя молодая.
Ой люли люли люли люли молодая.
Ой люли люли люли люли молодая.
Где ты быль, быль, побывала,
Где всю ночку ты да ночевала.
Ой люли люли люли люли ночевала.
Ой люли люли люли люли ночевала.


Ночевала да я во лесочке,
Под ракитовым да под кусточком.
Ой люли люли люли
люли под кусточком.
Ой люли люли люли
люли под кусточком.


Как шли-пришли парни молодые,
Два молодчика да удалые.
Ой люли люли люли
люли удалые.
Ой люли люли люли
люли удалые.


Они срезали да по пруточку,
Они сделали да по гудочку.
Ой люли люли люли
люли по гудочку.
Ой люли люли люли
люли по гудочку.


Вы, гудочки, ой, да не гудите,
Мово батюшку да не будите.
Ой люли люли люли люли не будите.
Ой люли люли люли люли не будите.


Ах, утушка, моя луговая,
Молодушка моя молодая.
Ой люли люли люли люли молодая.
Ой люли люли люли люли молодая.

* * *

Две гитары, зазвенев,
Жалобно заныли.
С детства памятный напев,
Старый друг мой, ты ли?
Квинты резко дребезжат,
Сыплют дробью звуки,
Звуки ноют и визжат,
Словно стоны, муки.


Вновь унылый перебор,
Звуки плачут снова,
Для чего немой укор,
Вымолви хоть слово.
Шумно скачут сверху вниз
Звуки врассыпную,
Зазвенели, заплелись
В пляску круговую.


Перебор и квинта вновь
Ноет, завывает,
Приливает к сердцу кровь,
Голова пылает.
Пусть больнее и больней
Завывают звуки,
Чтобы сердце поскорей
Лопнуло от муки.

* * *

Шумел камыш, деревья гнулись,
А ночка темною была.
Одна возлюбленная пара
Всю ночь гуляла до утра.


Поутру пташечки запели,
Уж наступил прощанья час,
Пора настала расставаться,
И слезы полились из глаз.


Сам весь в слезах своей любезной
Он так учтиво говорил:
«О чем ты плачешь, дорогая,
Быть может, я тебе не мил?


Уж я и плачу и горюю,
Все по тебе, мой друг, тужу.
А без тебя я через силу
Ох по земле сырой хожу».


Шумел камыш, деревья гнулись,
А ночка темною была.
Одна возлюбленная пара
Всю ночь гуляла до утра.

* * *

Ой мороз, мороз, не морозь меня,
Не морозь меня, моего коня.
Не морозь меня, моего коня.
Моего коня белогривого.


У меня жена ох ревнивая.
У меня жена ох красавица,


Ждет меня домой, ждет печалится.
Я вернусь домой на закате дня,


Обниму жену, напою коня.
Обниму жену, напою коня.


Ой мороз, мороз, не морозь меня.
Не морозь меня, моего коня.
Не морозь меня, моего коня.

* * *

Эй, ухнем! Эй, ухнем!
Ещё разик, ещё да раз!
Эй, ухнем! Эй, ухнем!
Ещё разик, ещё да раз!
Мы по бережку идём,
Песни солнышку поём.
Ай-да-да ай-да.
Ай-да-да ай-да.
Песни солнышку поём.
Песни солнышку поём.
Эй, ухнем! Эй, ухнем!
Ещё разик, ещё да раз!
Волга-Волга, мать-река,
Широка и глубока.
Ай-да-да ай-да.
Ай-да-да ай-да.
Широка и глубока.
Эй! Эй!
Что нам всего милей?
Волга-Волга, мать-река.
Эй, ухнем! Эй, ухнем!
Ещё разик, ещё да раз.
Эй, ухнем! Эй, ухнем!
Ещё разик, ещё да раз.

* * *

Эх, яблочко,
Да куда котишься?
Ко мне в рот попадешь —
Да не воротишься!
Ко мне в рот попадешь —
Да не воротишься!


Эх, яблочко,
Да ананасное!
Не ходи за мной, буржуй,
Да я вся красная!
Не ходи за мной, буржуй,
Да я вся красная!


Эх, яблочко,
Да огородное!
Прижимай кулаков —
Да все народное!
Прижимай кулаков —
Да все народное!


Эх, яблочко,
Да цвета зрелого.
Любила красного,
Любила белого.
Любила красного,
Любила белого.


Эх, яблочко,
Да цвета ясного.
Да ты – за белого,
А я – за красного.
Ты – за белого,
А я – за красного.


Эх, яблочко,
Да и не спелое!
А буржуйское дело
Да прогорелое!
А буржуйское дело
Да прогорелое!


Эх, яблочко,
Да на завалинке!
Да продает офицер
Да стары валенки!
Продает офицер
Да стары валенки!


Эх, яблочко,
Да не докотится.
Буржуйская власть
Да не воротится!
Буржуйская власть
Да не воротится!

* * *

Посею лебеду на берегу,
Посею лебеду на берегу,
Мою крупную рассадушку,
Мою крупную, зеленую!


Погорела лебеда без воды,
Погорела лебеда без воды,
Моя крупная рассадушка,
Моя крупная, зеленая!


Пошлю казака по воду,
Пошлю казака по воду.
Ни воды нет, ни казаченьки,
Ни воды нет, ни казаченьки!


Кабы мне, младе, ворона коня,
Кабы мне, младе, ворона коня,
Я бы вольная казачка была,
Я бы вольная, молоденькая!


Скакала, плясала по лугам,
Скакала, плясала по лугам,
По зеленым лес-дубравушкам,
По зеленым лес-дубравушкам.


Со донским с молодым казаком,
Со донским с молодым казаком,
Со удалым добрым молодцем,
Со удалым добрым молодцем!


«Раздушечка, казак молодой,
Раздушечка, казак молодой,
Что не ходишь,
что не жалуешь ко мне,
Что не ходишь,
что не жалуешь ко мне?»

* * *

Светит, светит месяц
Далеко, не близко,
То-то, люли, то-то, люли,
То-то, люлюшки мои!
Далеко – не близко,
Высоко – не низко.
Как во поле, поле
Девка просо полет,
Девка просо полет,
Белы руки колет
Жалко мне девицы —
Снял бы рукавицы.
Снял бы рукавицы —
Подарил бы их девице:
Пускай просо полет,
Белых рук не колет.
Зашлю к ней свата —
За себя посватать.
А поп-то не венчает —
За сыночка чает.
А дьякон не служит —
По девице тужит.
А дьячок-то говорит,
Сам за сына норовит.
Пономарик не поет, —
Грусть-тоска его берет.
Поедемте, братцы,
Да в лес по охоту,
Наловимте, братцы,
Разных зверьков много.
Убьемте зверьков, братцы,
Всем-то им по зверю:
Попу-то – куницу,
Дьякону – лисицу,
А дьячку-то бедному —
Белу горностайку,
Пономарю-то горюну —
Хоть серого зайку,
Просвирне-горюше —
Хоть заячьи уши.
Чтоб они не мешали,
С девкой обвенчали.

* * *

Вдоль по улице молодчик идет,
Вдоль по широкой удалый идет!
Ой, жги, ой, жги, говори!
Вдоль по широкой удалый идет.
Как на молодце-то смурый кафтан,
Опоясочка-то шелковая,
Рукавички-то барановые,
А сапожки-то сафьяновые.
На нем шапочка-то бархатная,
А околышек черна соболя.
Под полой несет дуду-загулу,
Под другой-то он гусли несет.
Как струна-то загула, загула,
А другая выговаривала:
«Пора б молодцу женитьбу давать,
Холостому время свататься.
Стару бабу за себя б ему взять,
Стару бабу на печи бы держать,
Старой бабе калачи б покупать,
Стару бабу киселем бы кормить,
Молоком бабу подпаивать.
Кабы бабе калача, калача,
Стала б баба горяча, горяча.
Кабы бабе киселя, киселя,
Стала б баба весела, весела.
Кабы бабе молока, молока,
Стала б баба молода, молода.
Кабы бабе сапоги, сапоги,
Пошла б баба в три ноги, в три ноги.
Затянула б тогда песню она,
Тонким, звонким голосочком своим:
«Ты любимая ли песня моя!
Я любила тебя в девках певать…»

* * *

Последний час разлуки
С тобой, мой дорогой,
Не вижу, кроме скуки,
Отрады никакой.
Ничто меня не тешит,
Ничто не веселит,
Одно лишь утешенье —
Мил плакать не велит.
Гуляла я в садочке,
В дубраве зеленой,
Искала те следочки,
Где мил гулял со мной.
Садилась под кусточек
На мягкую траву,
Сидели две голубки
На яблоньке в саду.
Одна из них вспорхнула
И скрылась вдалеке.
А я, млада, вздохнула
О миленьком дружке.
Ты где ж, моя отрада,
Сережа-пастушок?
Ходил ко мне от стада
На крутый бережок,
Играл он, моя радость,
В серебряный рожок,
И сладко целовался
Со мною мой дружок.
Прощай, мой друг Сережа.
И вспомни обо мне
В последний час разлуки
На дальней стороне!

* * *

«Что ты, соловеюшко,
Корму не клюешь,
Вешаешь головушку,
Песен не поешь?»
«Пелося соловьюшку
В рощице весной…
Вешаю головушку,
В клетке золотой!
На зеленой веточке
Весело я жил…
В золотой же клеточке
Буду век уныл!..
Зеленой-то веточке
К песням приучать;
В золотой же клеточке
Соловью молчать.
Зеленая веточка
Сердце веселит;
Золотая клеточка
Умереть велит!..
Подружка на веточке
Тужит обо мне, —
Стонут милы деточки,
До пенья ли мне?»
«Отперто окошечко
К родине твоей, —
Будь счастлив, мой крошечка,
Улетай скорей!»

* * *

Гляжу, как безумный, на черную шаль,
И хладную душу терзает печаль.


Когда легковерен и молод я был,
Младую гречанку я страстно любил;


Прелестная дева ласкала меня,
Но скоро я дожил до черного дня.


Однажды я созвал веселых гостей;
Ко мне постучался презренный еврей;


С тобою пируют (шепнул он) друзья;
Тебе ж изменила гречанка твоя».


Я дал ему злата и проклял его,
И верного позвал раба моего.


Мы вышли; я мчался
на быстром коне;
И кроткая жалость молчала во мне.


Едва я завидел гречанки порог,
Глаза потемнели, я весь изнемог…


В покой отдаленный вхожу я один…
Неверную деву лобзал армянин.


Не взвидел я света; булат загремел…
Прервать поцелуя злодей не успел.


Безглавое тело я долго топтал
И молча на деву, бледнея, взирал.


Я помню моленья… текущую кровь…
Погибла гречанка, погибла любовь!


С главы ее мертвой, сняв черную шаль,
Отер я безмолвно кровавую сталь.


Мой раб, как настала вечерняя мгла,
В дунайские волны их бросил тела.


С тех пор не целую прелестных очей,
С тех пор я не знаю веселых ночей.


Гляжу, как безумный, на черную шаль,
И хладную душу терзает печаль.

* * *

Старый муж, грозный муж,
Режь меня, жги меня:
Я тверда, не боюсь
Ни ножа, ни огня.


Ненавижу тебя,
Презираю тебя;
Я другого люблю,
Умираю любя.


Режь меня, жги меня,
Не скажу нечего;
Старый муж, грозный муж,
Не узнаешь его.


Он свежее весны,
Жарче летнего дня;
Как он молод и смел!
Как он любит меня!


Как ласкала его
Я в ночной тишине!
Как смеялись тогда
Мы твоей седине.

* * *

Сижу я в неволе, в темнице темной,
Ко мне прилетает орел молодой.
Он крыльями машет и в окно стучит:
«Товарищ, товарищ, давай улетим!
Улетим с тобою в дальние края,
За теплые воды, за синие моря,
Товарищ, товарищ, скроемся с очей,
Где нет рук коварных, где нет палачей.
Улетим с тобой мы,
где есть светлый рай.
Где красное знамя,
где свободный край.
Товарищ, товарищ,
вылетай скорей!
Отворились ворота,
и открылася дверь…
Товарищ, товарищ,
вот наш светлый рай.
Вот красное знамя,
вот свободный край!»

* * *

Вот мчится тройка удалая
Вдоль по дорожке столбовой,
И колокольчик, дар Валдая,
Звенит уныло под дугой.


Ямщик лихой —
он встал с полночи, —
Ему взгрустнулося в тиши,
И он запел про ясны очи,
Про очи девицы-души.


Вы, очи, очи голубые,
Вы сокрушили молодца,
Зачем, о люди, люди злые!
Вы их разрознили сердца?


Теперь я горький сиротина!
И вдруг махнул по всем по трем,
И тройкой тешился детина —
И заливался соловьем.

* * *

Не брани меня, родная,
Что я так люблю его,
Скучно, скучно, дорогая,
Жить одной мне без него.


Я не знаю, что такое
Вдруг случилося со мной,
Что так бьется ретивое
И терзается тоской.


Все оно во мне изныло,
Вся горю я, как огнем;
Все не мило, все постыло,
Все страдаю я по нем!..


Мне не надобны наряды,
И богатство всей земли…
Кудри молодца и взгляды
Сердце бедное зажгли…


Сжалься, сжалься же, родная,
Перестань меня бранить,
Знать, судьба моя такая,
Что должна его любить!..

* * *

Меж высоких хлебов затерялося
Небогатое наше село,
Горе-горькое по свету шлялося
И на нас невзначай набрело.


Ой, беда приключилася страшная,
Мы такой не знавали вовек;
Как у нас – голова бесшабашная —
Застрелился чужой человек!


Суд наехал… допросы… – тошнехонько!
Догадались деньжонок собрать,
Осмотрел его лекарь скорехонько
И велел где-нибудь закопать.


И пришлось нам нежданно-негаданно
Хоронить молодого стрелка
Без церковного пенья, без ладана,
Без всего, чем могила крепка…


Без попов!.. Только солнышко знойное,
Вместо ярого воска свечи,
На лицо непробудно спокойное,
Не скупясь, наводило лучи.


Да высокая рожь колыхалася,
Да пестрели в долине цветы,
Птичка божья на гроб опускалася
И, чирикнув, летела в кусты.


Меж двумя хлебородными нивами,
Где прошел неширокий долок,
Под большими плакучими ивами
Успокоился бедный стрелок.


Будут песни к нему хороводные
Из села по заре долетать,
Будут нивы ему хлебородные
Безгреховные сны навевать.

* * *

Степь да степь кругом,
Путь далек лежит.
В той степи глухой
Умирал ямщик.


Умирая, он,
Чуя смертный час,
Он товарищу
Отдавал наказ:


«Ты, товарищ мой,
Не попомни зла,
Здесь, в степи глухой
Схорони меня.


Ты лошадушек
Сведи к батюшке,
Передай поклон
Родной матушке.


А жене младой
Ты скажи, друг мой,
Чтоб она меня
Не ждала домой.


Передай словцо
Ей прощальное
И отдай кольцо
Обручальное.


Пусть она по мне
Не печалится,
С тем, кто сердцу мил,
Пусть венчается.


Про меня скажи,
Что в степи замерз,
А любовь ее
Я с собой унес».

* * *

«Хас-Булат удалой,
Бедна сакля твоя,
Золотою казной
Я осыплю тебя;


Саклю пышно твою
Разукрашу крутом,
Стены в ней обобью
Я персидским ковром;


Дам коня, дам кинжал,
Дам винтовку свою,
И за это за все
Ты отдай мне жену!


Под чинарой густой
Мы сидели вдвоем;
Месяц плыл золотой
Все молчало кругом.


Лишь играла река
Перекатной волной
И скользила рука
По груди молодой.


Она мне отдалась
До последнего дня
И аллахом клялась,
Что не любит тебя.


«Князь, рассказ ясен твой,
И напрасно ты рек:
Вас с женой молодой
Я вчера подстерег.


Полюбуйся поди,
Князь, игрушкой своей:
Спит с кинжалом в груди
Она в сакле моей.


Я кинжал ей вонзил,
Утопая в слезах,
Поцелуй мой застыл
У нее на устах».


Тут рассерженный князь
Саблю выхватил вдруг,
Голова старика
Покатилась на луг.


Долго молча стоял
Князь над трупом столбом
Сам себя укорял,
Но решил на своем.


Скоро пала роса,
Свежий ветер подул,
Смолкли птиц голоса
Лишь с реки слышен гул.


С ревом бешеным вдруг,
Ударяясь в скалу,
Князь-убийца прыгнул
И пошел он ко дну.

Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация