А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "К свету" (страница 7)

   Второй выстрел вдребезги разнес толстяку башку. Щупальце тотчас отцепилось от трупа, втянувшись обратно в логово. Пересилив страх, мальчик ринулся следом. Озираясь на трещину в потолке, вскинул оружие. «Пернач» ожил в его руках, даруя упокоение другим живым мертвякам.
   Только покончив с последним из них, Глеб вдруг осознал, что щупалец-кишок больше не было видно. В проклятой трещине тоже ничего не шевелилось.
   Зато из центрального коридора донесся пронзительный стрекот… Глеб медленно обернулся и увидел ее… тварь.
   Нечто висело на потолке, присосавшись щупальцами к бетону перекрытия. Отталкивающее, невозможное, невероятное животное… Чудовище. Помесь осьминога с богомолом. Из каких болот приползла эта тварь в бункер? Что послужило толчком к появлению на свет подобного недоразумения? Жвала на морде твари мерно шевелились, выпуклые темные глаза неподвижно смотрели на мальчика… Разум отказывался воспринимать это как что-то реальное…
   Но бестия не собиралась исчезать. Она неподвижно висела посреди коридора, распространяя вокруг себя невыносимую тошнотворную вонь.
   Глеб стоял словно вкопанный, не в силах двинуться с места. Стоял в ступоре, глядя в лицо собственной смерти. По ногам потекла теплая влага. Пистолет выпал из трясущейся руки. Предательская вялость в мышцах заставила рухнуть на колени. Мальчик обреченно уронил голову на грудь…
   – На пол!
   Таран вынырнул из-за угла, словно черт из табакерки. Вскинул «калаш», нажимая на курок. Но захлебывающийся огнем автомат выдернуло из руки, выстрелы ушли «в молоко». Монстр оказался на редкость метким и умным противником, оценив заключавшуюся в оружии угрозу. Таран попятился. Кукловод неспешно двинулся следом, сноровисто орудуя присосками. Автомат был вне досягаемости.
   Уводя мутанта подальше от склада, сталкер припустил по коридору. Новую атаку твари он не увидел… только почувствовал удар по ногам и, как подкошенный, рухнул на пол. Кукловод изготовился… и ударил опять. Щупальце шваркнуло по голому бетону – человек успел откатиться в сторону. Сгруппировавшись, Таран прыгнул в дверной проем, кидая назад гранату. Грянул взрыв. Уши заложило. Бок заныл от удара куском бетона, что рикошетом прошил пространство. Из коридора валили густые клубы дыма вперемешку с пылью.
   Сталкер перевел дух, приподнялся, нашаривая револьвер. Сквозь дым, цепляясь за косяк двери, в помещение вполз Кукловод. Тело бестии местами обуглилось. Несколько щупалец безжизненно свисали дымящимися плетьми, еще больше оказалось оторвано. Таран открыл огонь. Стена озарилась яркими вспышками. Девятимиллиметровые пули, изрыгаемые «Носорогом», нещадно молотили по бетону, выбивая фонтаны каменного крошева. Монстр не мог выжить в этом аду… не мог… если бы остался на прежнем месте. Метнувшуюся тень сталкер заметил слишком поздно. Дымящаяся туша сбила сталкера с колен, противники покатились по полу, яростно рыча. Уворачиваясь от щелкающих жвал, Таран откинул опустевший револьвер, дотянулся до ножа и со всей силы всадил лезвие в тушу Кукловода. Живучая тварь никак не отреагировала, цепляясь за жертву остатками щупалец и пытаясь добраться до горла. Сталкер ударил еще… и еще. Попробовал пробить череп, но лезвие беспомощно соскользнуло, лишь оцарапав голову хищника. Силы быстро таяли. Жвала нетерпеливо щелкали у самого лица. От тошнотворной вони мутилось сознание.
   Трясясь от ужаса, в отсек вполз Глеб. Ноги его еле скребли по полу. Тело отказывалось повиноваться, но мальчик, срывая ногти на руках, отчаянно полз к своему наставнику. Забытый «Пернач» остался где-то позади.
   Таран напрягся, натужно застонал и перекинул бестию через голову. Оказавшись сверху, ударил ножом в визжащий комок плоти… еще… и еще… Тварь не хотела подыхать… Хлестала обрубками щупалец по бронежилету, клацала пастью. Увернувшись от очередного выпада, сталкер поскользнулся в луже крови и тотчас снова был сбит с ног. Рука коснулась холодного пластика… С искаженным от страха, зареванным лицом Глеб толкнул в ладонь наставника перфоратор… Забытый, брошенный древними строителями механизм. Провидение? Судьба? Удача? Гадать было некогда.
   Таран потянул перфоратор на себя, почему-то твердо веря, что инструмент заработает. Собрав остатки сил, прижал брыкающуюся тварь каблуками армейских ботинок к стене и нажал «пуск». Перфоратор взвыл, раскручивая длинное крупнокалиберное сверло. Тварь задергалась, пытаясь освободиться, но сверло уже вошло в пасть, разбрызгивая ошметки мяса, ввинчиваясь в мозг.
   – Сдохни! Сдохни! Сдохни! – орал сталкер, щурясь под кровавым душем. – СДОХНИ!!!
* * *
   Потом они лежали. Просто лежали, молча, без сил. Лежали, отрешенно разглядывая потолок. Мальчика колотило. Тихо всхлипывая, он свернулся клубком, уткнувшись в плечо взрослого, и просто плыл в нахлынувшем ощущении безопасности. В тот момент Глеб ясно осознал – что-то в их отношениях изменилось. Напряжение, все это время державшее мальчика в тисках, исчезло. Испарилось… Таран больше не вызывал у него страх и неприязнь.

   Часть вторая
   Потери

   Глава 7
   Джунгли

   – Ты понимаешь, что покинул пост? – Кондор прохаживался вдоль строя бойцов, вкрадчивым опасным голосом распекая виновника «торжества». – Из-за тебя, Звереныш, мы бы тут все могли откинуться!
   – Братская могила! – шепнул Окунь Фариду и залыбился.
   – Фамильный склеп! – не отставал Ксива с другого края.
   – Разговорчики! – Кондор встал напротив Глеба. – Значит, так, пацан… Повторять не буду. Еще раз ослушаешься приказа, лично вышибу мозги! Не побрезгую.
   У лица мальчика замаячил внушительных размеров кулак. Глеб с надеждой покосился на наставника, и тот не заставил себя ждать:
   – А я соберу ошметки обратно в черепушку и вышибу еще раз…
   Утренняя выволочка не особо повлияла на настроение мальчика. Ведь он остался жив, и это было чертовски здорово. А фингал под глазом пройдет. В конце концов, за сломанный ПНВ еще и не такое мог огрести…
   Завершив сборы, отряд продолжил переход по Санкт-Петербургскому шоссе. Легкая поземка струилась по остаткам асфальта, увлекая за собой палую листву и мельчайшую песочную взвесь. Сталкеры ровным строем продвигались в глубь диких нехоженых территорий. Растительность вокруг становилась все гуще и гуще. Разлапистые зеленые исполины перемежались буйными зарослями мутировавшего кустарника, из глубины которого до путников то и дело доносились вопли неведомых хищников. Ближе к территории бывшего Михайловского парка Таран увел отряд с тропы – назвать остатки шоссе дорогой на данном участке можно было лишь с большой натяжкой. Дозиметры беспокойно пощелкивали, поэтому проводник забирал все левее, пока отряд не вышел к череде двухэтажных домиков, утопавших в ковре густой высокой травы.
   – Михайловка. Элитный поселок. – Проводник сверился с картой. – Пройдем насквозь. Дальше пустырь – там гольф-клуб строили.
   Сталкеры осторожно миновали россыпь покосившихся коттеджей. Глеб попытался представить себе, какая такая сила могла посрывать крыши с прочных на вид домов. Одиноко стоящие, причудливые конструкции донельзя удивили мальчика. В метро самая налаженная и безопасная жизнь – на людных центральных станциях, поближе к кормежке и охране. На заброшенных и окраинных станциях обитали в основном те, кто не мог себе позволить жить в центре. Должно быть, в этом месте жили совсем бедные люди, раз уж селились так далеко от города…
   «Не забыть бы спросить потом, что такое „элитный“, – подумал Глеб.
   За размышлениями он не заметил, как поселок остался позади. Далеко вокруг простиралось поле, густо заросшее травой. Из-за туч на несколько мгновений показалось ослепительное солнце, озарив местность ярким, долгожданным светом. Путники ошалело глядели вокруг, наслаждаясь неестественно красивым, умиротворяющим пейзажем.
   – Что скажешь, Таран? – нарушил молчание Кондор.
   – Плохое место. Слишком спокойно…
   Первым полоску перепаханной земли заметил Фарид. Таран тут же остановил отряд. Бойцы стояли, напряженно следя за проводником. Тот, постояв с минуту, опустился и приник ухом к земле.
   – Разворачиваемся. Будем искать другой путь.
   – Ты чего, сталкер? Какой другой? И так уже от побережья удалились. – Кондор пошел вперед. – Никого ж вокруг, сам посмотри.
   – Разворачиваемся!
   – Не истери, Таран. Ты, конечно, мужик грамотный, но иногда слиш…
   Никто толком не успел отреагировать, когда земля вдруг вспучилась и на свет Божий вылезло огромное конусовидное рыло, покрытое лоснящейся серой кожей. Под вопли брызнувших в стороны бойцов застучал «калаш» Фарида. Дым остервенело дергал застрявшую патронную ленту. Кондор, матерясь, выкрикивал приказы.
   – Что за дрянь?! Что за дрянь?! – вопил Ксива, озираясь по сторонам.
   Земля вокруг взрывалась фонтанами грязи, дыбилась в страшных корчах. Откуда-то изнутри нарастал мерный гул.
   – Кроты!!! – Наставник, надрываясь, орал сквозь маску противогаза. – Стоять всем! Не рыпаться! Стоять, говорю!
   Сталкеры, наконец, опомнились и замерли на местах. Из дыры в земле, метрах в семи от группы, загребая грунт когтистыми лапами, резво выбиралась объемная туша прожорливого хищника. Повернув вытянутую морду в сторону визитеров, животное шумно втянуло воздух. Еще раз. Слепо зашарив носом, словно щупом, крот-гигант рывками пополз вперед.
   – Не стрелять. Не двигаться. Они слепые.
   Хищник остановился в паре метров от Бельгийца, неуверенно поводя мордой из стороны в сторону. Боец стоял ни жив, ни мертв. Винтовка в его руках мелко подрагивала.
   – Не убоюсь мрака в сердце своем… – судорожно бормотал брат Ишкарий, стиснув в дрожащих руках молельную книгу. – Да обойдут стороной напасти слугу «Исхода». Ибо верую…
   Раздвигая бурьян, на поляну выполз еще один крот. Первый, учуяв конкурента, коротко взрыкнул и оскалил пасть. Бельгиец не выдержал. Вскинув оружие, полоснул очередью. Пули застучали по щетинистой морде, проламывая роговые наросты. Крот, замычав, шарахнулся в сторону. Зато второй исполин слепо ринулся на шум. Дым дернулся в сторону, разминувшись с резвой тварью на какие-то сантиметры. «Утес» в его лапах задергался подобно отбойному молотку, раздирая массивную тушу нещадными ударами бронебойно-зажигательных.
   – Нет! Не стрелять! – Таран пытался докричаться до бойцов, но его голос потонул в оглушительном гвалте выстрелов. Отряд палил по вылезающим на поверхность монстрам.
   Пару минут отряду удавалось сдерживать натиск разъяренных созданий, но земля вдруг стала проседать под ногами, покрываясь паутиной трещин. Бойцы ринулись прочь. Пыль стояла сплошной пеленой. Глеб несся за наставником, огибая гигантские дыры. Левее него бежал Бельгиец. Казалось, еще мгновение назад он был рядом, как вдруг земля ушла у того из-под ног. Боец провалился в глубокую яму, выронив винтовку. Тварь вынырнула совсем рядом. Энергично загребая лапами рыхлый грунт, крот рывками приближался к жертве.
   Все произошло очень быстро. Пока Глеб звал сталкеров, вытаскивая «Пернач», Бельгиец выудил из земли свою FN F2000. Щелкнул спусковой механизм. Сложная винтовка, «наглотавшись» грязи, не сработала. Мелькнула когтистая лапа, сбивая бойца с ног. Огромные челюсти лязгнули, молниеносно перекусив сталкера пополам.
   – Саня! СА-А-АНЯ!!!
   Подбежавший Окунь с ходу ринулся в воронку, но Дым успел перехватить бойца у самого края обрыва. Он буквально выдернул Окуня наверх и крепко прижал к себе, не давая вырваться:
   – Все, брат, все! Буде! Ему уже не поможешь!
   Окунь забился в могучих объятиях мутанта, а затем как-то разом сник, бессильно опустился на землю, запричитав:
   – Говорил же ему, идиоту, бросай эту цацку импортную. «Калаш» сподручнее… А он, гад, уперся…
   Только мальчик этого уже не видел и не слышал. Пока туша внизу дергалась, разжевывая добычу, Глеб орал что-то злое и беспорядочно палил, понимая, что уже ничего не изменить. Палил, вдруг ощутив забытое чувство утраты близкого человека, хотя с Бельгийцем был знаком всего несколько дней. Потом из пылевой взвеси вынырнул наставник и потащил мальчика прочь.
   – Ходу отсюда, ходу!
* * *
   Обратно на шоссе вышли уже ближе к Петродворцу. Отряд двигался в полном молчании. Даже болтливый обычно Ксива прикрыл «варежку». У Кондора с Тараном состоялся еще один неприятный разговор. Глеб прокручивал в голове их горячие реплики, и, как всегда, его коробило от жестких слов наставника:
   «Делал бы, что говорю, жил бы дальше. Не захотел – его воля. Остальные умнее будут».
   Жестоко. Но справедливо… Возможно, именно поэтому притихшие сталкеры теперь в точности следовали указаниям проводника. На подходе к городу пришлось ускориться. Около километра бежали по узкой просеке вдоль стен густого леса. Между обломками асфальта бугрились узловатые корни деревьев. Ядовито-зеленые ветви хлестали по шлемам. В густых зарослях постоянно что-то шевелилось, мелькали странные тени. Глебу стало не по себе. Он жался ближе к наставнику, не забывая поглядывать по сторонам.
   Впереди наконец-то показались постройки. Вернее, то, что от них осталось. Растительность наступала со всех сторон, и сейчас город в точности походил на картинки из книжки про индейцев майя и их храмы, которая была у хромоногой Глебовой подружки с Московской. В какой-то момент Таран оставил отряд, нырнув в ближайший подъезд. Следуя полученным инструкциям, путники не спеша двинулись дальше. Через пару минут мальчик заметил наставника на крыше. Сталкер привинчивал к снайперке продолговатый цилиндр глушителя. Глеб принялся озираться, но ничего опасного вокруг так и не заметил. С крыши соседнего здания донесся шум, заставивший бойцов вскинуть автоматы. К ногам брата Ишкария рухнуло тело подстреленного волколака. Сектант испуганно отпрыгнул и запричитал.
   Мальчик оглянулся. Таран снова кого-то выцеливал. Огромная винтовка дернулась раз, другой… Сталкер отлип от окуляра и исчез в чердачном окне. Пока путники перебирались через глубокую траншею, пересекавшую проспект, проводник нагнал отряд.
   – Дозорные… – пояснил он Кондору. – Если их не убрать, вся стая сбежится. А так, может, тихо проскочим.
   Они двинулись дальше, пока слева по курсу не показалось высокое причудливое сооружение, гордо возвышавшееся над буйной растительностью. Глеб впервые видел подобное чудо. Четыре башенки окаймляли центральную, самую крупную. На верхушках трех даже сохранились маковки куполов с потемневшей от времени позолотой. Несмотря на грязно-серый налет на стенах, праздничный красно-зеленый окрас здания притягивал взгляд.
   – Собор святых апостолов Петра и Павла. – Таран с благоговением смотрел ввысь. – Войну с немцами пережил. Катастрофу пережил. Воистину святое место…
   – Кто такие апостолы? – тихо спросил Глеб.
   Ишкарий оживился, выступив вперед:
   – Брат Савелий – апостол новой веры, веры «Исхода» в…
   – Рот свой поганый закрой, богохульник! – Таран взорвался, схватив сектанта за ворот и поднимая в воздух.
   Под внимательным взглядом Кондора проводник опустил Ишкария на землю. Сектант юркнул за спины сталкеров.
   – А этот собор действительно такой древний? – попыталась сменить тему Ната.
   – Еще в царские времена заложен был. – Проводник снова глядел на сооружение. – В Великую Отечественную досталось ему. Били по собору прицельно, когда корректировщик немецкий наверх залез и следил за нашими кораблями… И за Кронштадтом.
   Повисла долгая пауза. Потом Кондор с Тараном одновременно взглянули друг на друга и, не сговариваясь, пошли к входу. Глеб поспешил следом, а остальным Кондор приказал ждать внизу.
   Довольно легко им удалось отыскать лестницу, ведущую на колоннаду. Решетка, перегораживавшая коридор когда-то, сиротливо валялась на пыльных ступенях. Поднимаясь все выше, Глеб осторожно касался пальцами стен величественного храма. От сооружения почти ощутимо веяло древней силой. Какие тайны хранят эти стены? Каким еще страстям человеческим станет храм немым свидетелем? На одной из стен, на куске, очищенном от потрескавшейся штукатурки, Глеб заметил текст, начертанный мелкими кривыми буквами:
...
   «…произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь.
   И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незрелые смоквы свои.
   И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих.
   И цари земные, и вельможи, и богатые, и тысяченачальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор…»[4]
   Дальше было не разобрать. Как ни вглядывался мальчик в шершавую поверхность стены, пытаясь узнать что-то еще о тех ужасных днях Катастрофы, большего храм ему не открыл. Глеб не раз пробовал расспрашивать Палыча о том, как случилось ЭТО. Старик всегда отмалчивался и лишь однажды выдавил из себя несколько скупых фраз о реве сирен, криках, панике, толчее при эвакуации, голоде и лишениях первых месяцев под землей… Вспоминать об этом Палыч не любил. То ли по утерянной родне тосковал, то ли еще чего… Чаще о людях говорил. О тех, кто своими распрями и амбициями довел мир до Катастрофы, и тех, кто, поддавшись панике, по головам других лез в спасительное лоно метрополитена… Жестко говорил, зло. Будто на весь мир обиду затаил. А после разговоров этих всегда уходил в свой угол – горькую пить.
   Таран окрикнул ученика. Глеб, прыгая через две ступеньки, поднялся к сталкерам. У мальчика дух захватило от ошеломительного вида, открывшегося с верхотуры. Разглядывая панораму покинутого мира, Глеб испытывал и восторг – от бескрайности расстилавшегося вокруг пространства, и горечь – от его заброшенности и безжизненности. Мальчик не в силах был понять, насколько велики должны быть ненависть и безрассудство человеческое, чтобы принести в жертву все живое – природу… воду… землю…
   Взглянув в другую сторону, Глеб обомлел. Точно такое, как в его сне, за деревьями простиралось…
   – Море…
   – Ну почти. Финский залив. А вон та полоска земли и есть Кронштадт. – Таран указал рукой вдаль.
   Кондор достал бинокль и принялся внимательно изучать далекий берег.
   – Ну что там, видно чего?
   – Тишь да гладь… Сигналов тоже не наблюдаю.
   Вдоволь налюбовавшись бликующим водным пространством, Глеб прошел по периметру галереи на противоположную сторону. Внизу раскинулось заболоченное озеро. На илистой поверхности булькали пузыри. Белесая дымка испарений, поднимаясь с воды, обволакивала два островка, заросших кустарником. Присмотревшись, мальчик заметил там какое-то движение и позвал наставника.
   «Вдруг там люди! – подумал Глеб. – Вот на Московской удивятся, когда узнают, что именно я…»
   – Опа. – Бывалому сталкеру хватило одного взгляда в прицел винтовки. – Старые знакомые. Ольгин пруд облюбовали.
   Подбежал Кондор. Глянул в бинокль и выругался. Глеб, сгорая от любопытства, довольно бесцеремонно выдернул аппарат из его рук и приник к окулярам. В прибрежной растительности мелькали серые головы волколаков. На мгновение Глебу показалось, что одна из морд уставилась прямо на него. Мутант задрал голову вверх и протяжно завыл. Среди кустов зашевелились горбатые широкие спины его сородичей. И, откликаясь на зов, вся серая масса вдруг тронулась с места и двинулась к мостику, соединявшему острова.
   – Что делать, сталкер? Ждать? Прятаться? – зачастил Кондор, наблюдая за тем, как волколаки тягучими скачками несутся по второму острову. Самые резвые из тварей уже выскочили на мост, соединявший острова с берегом.
   – Тикать надо…
   Они слетели по ступеням. Остальные, похватав с асфальта оружие, побежали за ними.
* * *
   Мерный стук тяжелых ботинок по мостовой немного успокаивал нервы. Взмокшая под резиной противогазов кожа неприятно зудела.
   – Все бегаем и бегаем, как сайгаки… – подал голос Дым. – Шмальнули бы чуток по собачкам, и вся недолга.
   – Бельгийца тебе мало, Гена? Не наигрался еще? – огрызнулся командир. – Живее, живее, Ната!
   – В парк! – рявкнул Таран.
   Дым, не останавливаясь, на полном ходу врезался в кованые ворота. Створки, жалобно звякнув, распахнулись настежь. Одна из них, не устояв перед натиском мутанта, слетела с петель. Пролетев по верхнему парку, сталкеры обогнули руины дворца и спустились вдоль широких ступеней Большого каскада. Погони пока не было.
   Внизу Глеб увидел статую – голый мускулистый человек врукопашную боролся с диковинной тварью.
   – Это кто? – не удержался от вопроса мальчик.
   – Самсон.
   – Он тоже сталкер?
   – Еще какой! – ухнул Ксива. – Только «химзу»[5] не носил. Принципиально.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация