А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Пролетая над Вселенной" (страница 30)

   Вместо эпилога

   – Алло, привет!
   – Привет!
   – Как дела?
   – Спасибо, хорошо.
   – Миша дома?
   – Миша? Нет.
   – А где он?
   – Понятия не имею!
   – Когда будет?
   – Я не в курсе.
   – Он не сказал, когда вернется?
   – Да я и не спрашивала…
   – Но он должен прийти?
   – Не знаю. Сама жду.
   – Давно ждешь-то?
   – Очень. Можно сказать, всю жизнь.
   – Это Света?
   – К сожалению, нет.
   – Почему, к сожалению?
   – Потому что Света наверняка его дождется.
   – Ничего не понимаю. Когда он ушел?
   – Дело в том, что он даже не приходил.
   – Как это – не приходил? Сегодня не приходил? Или вчера?
   – Да нет же, он вообще сюда не приходил.
   – Никогда?
   – Никогда.
   – Прикольно.
   – Да уж…
   – Но он в курсе, что ты его ждешь?
   – Вряд ли.
   – Догадывается хотя бы?
   – Откуда я знаю…
   – А тогда чего вообще ждать-то?
   – Сама не понимаю. Живу себе спокойно, ни о чем таком не думаю. А потом вдруг как задумаюсь да как запричитаю: «Миша, приходи! Приходи, Миша!»…
   – И чего, приходит?
   – Не приходит!
   – Прикольно. Как долго ждать собираешься?
   – До тех пор, пока не появится!
   – Слушай, а может, нам разные Миши нужны?
   – Возможно.
   – Или один и тот же?
   – Кто знает, кто знает…
   – Интересно живешь. Нестандартно.
   – Не жалуюсь.
   – Как звать-то тебя?
   – Александрой звать.
   – Слушай, Александра, а тебе Николай не подойдет?
   – Боюсь, что нет.
   – Почему это?
   – Видишь ли, я уже нацелилась на Мишу.
   – Но он сегодня вряд ли появится.
   – Ты так думаешь?
   – Чувствую. Короче, предлагаю вместо какого-то неясного Миши конкретного Коляна!
   – Нет-нет. Так резко перестраиваться я не умею.
   – Но мы толкуем с полчаса, могла бы уже ко мне привыкнуть. Верно?
   – Верно.
   – Давай встретимся в центре, ну скажем, в двенадцать? Хочется глянуть на такую прикольную девчонку!

   Я завезла Димку в Александровский сад, где прогуливалась Марьяна с дочками, а сама отправилась на встречу с ранее незнакомым, «конкретным» Николаем. Чем-то меня заинтриговал этот звонок. Пригрезилось спросонья, что он не был случайным. Романтическая авантюристка, вот кто я. Неисправимая романтическая авантюристка!
   Крепкоголовый парень, в красном спорткостюме марки Adidas, с борсеткой, болтающейся на кисти правой руки, упруго вышагивал в том самом месте, где мне было назначено свидание. Я встала напротив, раздумывая, окликнуть его или подождать, пока он сам сообразит, что я – это я. Кроме нас двоих никто никого там не ждал. Парень несколько раз прошел мимо меня, поглядывая исподлобья, и, внезапно «притормозив», произнес:
   – Женщина, а у вас время есть?
   От неожиданности я поперхнулась, но, тут же сообразив, ответила:
   – Есть!
   Выразительно поднеся наручные часы к лицу, бойко констатировала:
   – Двенадцать двадцать две!
   Затем развернулась и стремительно пошла прочь, оставив своего несостоявшегося кавалера разочарованно стоять на месте.

   – Ну и где наш очередной жених? – поинтересовалась Марьяна.
   – Ошибочка вышла, – пожала плечами в ответ. – Снова я приняла желаемое за действительное!
   – И вечный поиск, – усмехнулась Марьяна, – покой нам только снится!
   Мы медленно прошли насквозь Александровский сад, наслаждаясь ясным погожим деньком. Людей вокруг было не слишком много. Подобно нам, все неспешно и вдумчиво разгуливали, впитывая прощальное августовское тепло.
   Никуда из города мы с Димкой так и не уехали за все лето. Необходимо было интенсивно врастать в новую – старую жизнь: решать квартирный вопрос, искать работу, выкручиваться, придумывая на ходу, как нам жить дальше.
   – Мам, мы что, уже возвращаемся домой? – недовольно спросил Димка. – Но я же не наигрался!
   – Тёть Саш, а можно Димка сегодня пообедает у нас? – заверещали девчонки.
   – Можно! – легко уступила я.
   Завершить многообещающе начавшийся день, «не наигравшись», мне тоже не хотелось!

   Спустились в подземный переход под Манежной площадью. Откуда-то издалека доносился чародейственный голос скрипки. Я прислушалась, невольно сбавив шаг.
   – Что за музыка? – полюбопытствовал Димка.
   – Тсс, – прошептала я, силясь вспомнить название мелодии. В гулком переходе она звучала особенно завораживающе. Кто же это сочинил? Завернув за угол длинного каменного коридора, мы увидели высокого светловолосого музыканта, извлекающего из инструмента божественную мелодию.
   «Глюк», – неожиданно выстрелила память.
   – Глюк, – произнесла я вслух. Мне показалось, что скрипач кивнул. Он был похож на юного Олега Видова.
   Марьянины дочки проплыли мимо него с приоткрытыми ртами.
   – Подождите, – встрепенулась Марьяна, – у меня есть куча мелочи, – и судорожно принялась вытаскивать из карманов деньги, – идите-ка, положите музыканту за его работу.
   Девочки радостно рванули к раскрытому скрипичному чехлу и, со звоном высыпав из ладошек мелочь, остались стоять напротив него, безотрывно наблюдая за искусной работой смычка.
   – И мне дай денежку, – потребовал Димка.
   Я достала бумажную купюру и протянула ему.
   – Ого, – одобрил сын и отнес ее музыканту.
   Скрипач плавно развернулся вместе со скрипкой и, не прекращая играть, улыбнулся мне.
   – Ну, ты даешь, – ревниво выдохнула подруга и с легким вызовом добавила: – Вот взяла бы и пригласила мальчика к нам на обед!
   Она забыла, видно, кого решила «взять на понт»! Со мной такие штучки с детства не проходили! Тут же, уверенно шагнув к скрипачу, я произнесла, пленительно улыбаясь:
   – Здравствуйте! Вы так замечательно играете, что мы хотели пригласить вас…
   – Конечно-конечно, – не дослушав меня, ответил тот, проворно укладывая скрипку в чехол.
   – Ты ж не объяснила человеку, куда мы его приглашаем, – подскочив к нам, сказала Марьяна.
   – … на обед, – спокойно закончила я.
   – Конечно-конечно, – повторил парень, преданно заглядывая мне в глаза. – Куда скажете, туда и пойду!
   – Мы не нанимаем вас, – зачем-то уточнила Марьяна. – Обед означает всего лишь обед!
   – Я понял, понял, – скрипач застегнул свой футляр и поднялся, – я готов.
   Он смотрел на меня с каким-то щенячьим восторгом. Сердце сжалось от такого доверчивого взгляда. Где-то я видела его. Точно видела!
   – Сколько вам лет, молодой человек?
   – Двадцать.
   Боже! Да он совсем дитя.
   – Как вас зовут?
   – Олег. А вас?
   – Меня – Саша. Это – Марьяша. А это наши дети.
   По дороге мы зашли в магазин, купили большую курицу, кило картошки и рулет с джемом. Пока Марьяна колдовала на кухне, я развлекала Олега беседой. Димка, периодически в нее встревая, крутился рядом.
   – Ваш ребенок? – спросил Олег, с интересом разглядывая Димку.
   – Да, мой сынок.
   – У него музыкальные пальцы.
   Я только плечами пожала, не зная, что сказать на это. Олег подозвал Димку:
   – Ты на каком инструменте учишься играть, парень?
   – Ни на каком, – развел руками Димка, – но всегда хотел играть на скрипке!
   Я уставилась на него изумленно. Вот новость так новость.
   – Так в чем же дело, – улыбнулся Олег, – я с удовольствием позанимаюсь с тобой.
   – Ура, – завопил Димка, – ура!
   Я отправилась к Марьяне на кухню, оставив их за беседой. Олег, чтоб не казаться голословным, тут же принялся обучать Димку нотной грамоте, набрасывая на разлинованный лист бумаги скрипичный ключ и прочие музыкальные знаки.
   – Сашка, какой чудный мальчик, – возбужденно зашептала Марьяна. – Как думаешь, он нам чего-нибудь сыграет?
   – Кажется, кто-то обещал его не эксплуатировать? Не нанимаем, мол, только обед, мол…
   – Не ехидничай. Девчонки мои просто ошалели от восторга, полюбуйся, как пялятся на него. Пусть поиграет, а? Попроси его, ладно?
   – Попрошу, – кивнула я, – только после того, как мы его хорошенько накормим.
   – Ну да. Проголодался, наверное, бедненький, – жалостливо покачала головой Марьяна. – Видала, как шустро скрипку сложил, едва мы его обедом приманили.
   Олег по нашей просьбе не только повторил восхитительную мелодию Глюка из оперы «Орфей и Эвридика», но и исполнил мои любимые – «Каприз» Паганини и «Чардаш» Монти. Дети под него принялись танцевать как заведенные, мы же с Марьяной внимали, затаив дыхание. Живое звучание скрипки и облик стройного, светлоглазого скрипача взволновали меня не на шутку. Возникло ощущение, что в жизнь мою входит что-то чудесное. Нечто такое, что должно расшевелить мои застывшие чувства. Едва уловимая, нежная вибрация соскальзывала со скрипичного смычка и стремительным музыкальным потоком проникала прямо в душу. До чего удивительный день. Спасибо тому странному утреннему звонку, который вытащил меня в нужное время в нужное место!
   – Ты не голоден, Олежек? Может, скушаешь что-нибудь еще, – заботливо поинтересовалась Марьяна, когда он закончил играть. – В переходе-то, наверное, с раннего утра стоял?
   – Нет-нет, я пришел всего за час до вашего появления!
   – Странно тогда, почему так резко сорвался, – пробормотала Марьяна, собирая тарелки и вынося их на кухню.
   – А, по-моему, ничего странного, – возразил ей вслед Олег. – Не каждый день такие симпатичные девушки на обед приглашают. – Он многозначительно посмотрел на меня.
   – Учишься в консерватории? – спросила я, делая вид, что его взгляд никак меня не трогает.
   – Да, перешел на третий курс, – ответил Олег.
   – Часто приходится подрабатывать в переходе?
   – Два раза в неделю. Меняюсь с другими музыкантами.
   – Этого достаточно? – поинтересовалась я.
   – На карманные расходы – вполне. Ну и маме на хозяйство подкидываю, – похвастался он.
   – Живешь вдвоем с мамой? – Меня определенно прорвало на интервью.
   – С мамой и с братом. Отца похоронили двенадцать лет назад.
   Мне стало неловко за свои бесцеремонные вопросы, и я замолчала.
   После небольшой паузы Олег неожиданно спросил:
   – Саша, а как ты относишься к Агате Кристи?
   – К писательнице? – уточнила я.
   – Нет, к рок-группе! – улыбнулся Олег.
   – Если честно, не понимаю даже, о чем ты говоришь. Сейчас их столько развелось, групп этих.
   – «Агата Кристи» – особенная, – промолвил Олег. – Хочешь убедиться?
   – Каким образом? – не поняла я.
   – Сегодня вечером они будут выступать в Парке Горького. Пойдем?
   В комнату вошла Марьяна:
   – Куда это вы собрались?
   – Марьяша, Олег зовет нас в ЦПКиО сегодня вечером. Как ты на это смотришь?
   – Смотрю так: вы идёте, а я остаюсь с детьми. – Она вздохнула. – Куда я их дену в таком количестве?
   – Здорово! – обрадовался Олег. – А можно тогда я у вас оставлю скрипку? А то с ней будет неудобно в толпе.
   – Оставляйте, всё оставляйте, – меланхолично махнула рукой подруга, – и Димку, и скрипку… – Она взглянула на меня и великодушно произнесла: – Хорошо вам потусоваться!

   Олег сбегал в кассу за билетами на вход в ЦПКиО им. Горького и пригласил меня внутрь. Мы шли по парку, и я веселила Олега воспоминаниями о том, как любила ходить сюда в детстве со старшей сестрой и ее друзьями. Как умудрялась, просочившись без очереди, протаскивать всю компанию на всевозможные аттракционы.
   У ворот Зеленого театра, где в режиме нон-стоп проходил концерт, оказалось вдруг, что денег нам хватает лишь на один билет.
   – Мы слишком рано встретились, – грустно констатировал Олег.
   – В каком смысле? – не поняла я.
   – Сегодня я не успел заработать, чтобы хватило на всё, – пояснил он, с завистью глядя на счастливчиков, продвигающихся внутрь.
   – Подожди-ка, – сказала я и пошла навстречу людям, выходящим из ворот театра.
   Через минуту с пригласительными билетами на руках я вернулась к Олегу:
   – Вот, держи!
   – Ух ты, – обрадовался он, – как это тебе удалось?
   – Не все могут выдержать такое представление больше двух часов. Некоторые устают и уходят. Мне повезло встретить именно таких. Вместо того чтоб выбросить билеты в урну, они отдали их мне!
   – Здорово! – восхитился Олег. – Теперь нам даже на пиво хватит!
   Он радостно купил в палатке две охлажденные емкости. Я вдруг почувствовала себя пацанкой и, весело чокнувшись с Олегом, бодро заглотнула горький шипящий напиток прямо из горлышка.
   Концерт, после выпитого пива, показался мне довольно занятным. Поначалу. Но скоро я стала одуревать от шума и ослепляющего света. Грохочущие ритмы, блуждающие световые снопы, сменяющие друг друга на сцене чумовые музыканты из неизвестных мне групп, беснующиеся подростки под сценой – все казалось противоестественным. Как-то мимо меня прошла эта молодежная тусовка.
   – Тебе тут нравится? – прокричал Олег.
   Я неопределенно качнула головой. Казаться несовременной не хотелось!
   – Мне такое тоже не шибко интересно, – признался Олег. – Но подожди, скоро все изменится.
   Когда «Агата Кристи» вышла на сцену, и правда что-то изменилось. Даже не поняла, что. Вроде та же публика, но реакция на их песни была иной. Никто не орал, не бесился, все просто приплясывали в такт, дружно подпевая музыкантам.
   – Видишь, – сказал Олег, положив мне руку на плечо, – они всегда по-особому воздействуют на зрителя.
   На меня тут по-особому воздействовало всё. Я словно помолодела на десяток лет рядом с этим мальчиком. Захотелось даже потанцевать вместе со всей подростковой толпой под популярную песенку «Агаты Кристи».
   Время летело незаметно. Народ продолжал входить и уходить. Уходило, правда, значительно меньше людей, чем прибывало. Становилось тесно. Олег постепенно двигался и меня продвигал к выходу. Выступление любимой группы было позади, остальное его не волновало.
   – Ты не обидишься, если я не поеду тебя провожать? – спросил он, взглянув на часы. – Я не успел предупредить маму, что загуляю допоздна.
   – Конечно, не обижусь, – сказала я, скрывая разочарование, – маму волновать нельзя. – Мне почему-то захотелось прибавить – «малыш», но я сдержалась.

   Утром, когда я уже собиралась к Марьяне за Димкой, неожиданно позвонил Олег. Он сказал, что едет за своей скрипкой и может привезти мне ребенка, чтоб я никуда не моталась. Я подумала и согласилась.
   – Сашка, ты сумасшедшая! – воскликнула Марьяша. – Доверять ребенка малознакомому человеку я бы поостереглась.
   – Человеку, который не побоялся оставить в чужом доме дорогущую скрипку, я вполне могу доверить ребенка, – спокойно возразила я.
   Мне хотелось увидеть Олега еще раз. Даже несмотря на то, что он не поехал меня провожать. Чувство, что я давно его знаю, не оставляло…
   – Ты все-таки на редкость романтическая… – Марьяна подбирала слово.
   – …идиотка? – помогла ей я. – Возможно. Но что-то меня к нему тянет, сама не пойму, что именно.
   – Он хорошенький, – вздохнула Марьяна.
   – Не в этом дело, – сказала я, – совсем не в этом… дело…
   Ребята приехали к обеду. У них по дороге уже сформировался какой-то особый язык, на котором они продолжали болтать, пока я их кормила.
   – Жаль, что у меня нет старшего брата, – промолвил Димка, прихлебывая суп, – ну, как у тебя.
   – Да-а, – протянул Олег, – брат это здорово. А хочешь, я стану тебе старшим братом?
   Я перевела взгляд с одного на другого, и сердце мое нервно забилось: у обоих были одинаковой формы светло-зеленые глаза.
   – Смотри-ка, как похожи у нас с тобой руки, – сказал Олег, – я сразу это отметил!
   – Точно, – обрадовался Димка, прикладывая свою ладошку к руке Олега.
   – Просто твоя пока что маленькая, но пальцы все равно вон какие длинные.
   – А когда я вырасту и выучусь играть на скрипке, мы будем вместе зарабатывать в переходе? – с надеждой спросил Димка.
   Я непроизвольно расхохоталась.
   Олег окинул взглядом комнату:
   – Вы давно здесь живете?
   – С моих четырех, – важно изрек Димка. – Это комната бабули, мы раньше все вместе в ней спали. Зато теперь у меня есть собственная комната, своя кровать и даже письменный стол – пойдем покажу. – Он взял Олега за руку и повел показывать своё новое владение…

   Как только я поняла, что ни в какую Америку не уезжаю, тут же объявила риелтору, что планы мои изменились – продавать единственную недвижимость я передумала. Риелтор был страшно недоволен. Ведь вместе с бабушкиной комнатой он намеревался быстренько пристроить и другую, долго пустовавшую после старичка-соседа, который следом за своей женой тихо покинул этот мир. Детей у них не было, из родственников никто за полгода так и не объявился. При оформлении приватизации неожиданно выяснилось, что мы с Димкой являемся их единственными наследниками.
   – А вы счастливчики, – промолвил риелтор, когда на законных основаниях мы оказались владельцами двухкомнатной квартиры. Пусть запущенной, неухоженной, но своей…

   – Да, – озадаченно произнес Олег после «экскурсии» по квартире. – А вы о ремонте не думали?
   – Думали, – досадливо отмахнулась я, – вот только найду хорошую бригаду, которая сделает всё на совесть и не сдерет втридорога. А это проблема.
   – Я помогу тебе, – уверенно сказал Олег.
   – Сделать ремонт? – удивилась я.
   – Сам вряд ли, но мне есть кого порекомендовать.
   – Спасибо, Олежек, – сказала я, тронутая такой неожиданной заботой.
   По радио зазвучала тема Осени из «Времен года» Вивальди. Я предложила Олегу кофе.
   – Хочу запомнить этот момент, – сказал Олег, мечтательно глядя на меня. – Ароматный кофе, любимая музыка, симпатичная девушка напротив…
   Приятно. Хотя, пожалуй, чересчур романтично. Переросла я подобный романтизм. Уже не получается с ходу принимать такие ухаживания! Почему-то во всем слышится обман, фальшь, ну а в данном случае просто наив. Этот мальчик, милый, очаровательный мальчик… Он мне нравится, конечно, нравится. Одни глаза чего стоят и скрипка… но не роман же с ним начинать крутить? Это просто смешно. И совершенно ни к чему. Тогда почему я предлагаю ему кофе, вместо того чтоб предложить уйти? Почему слушаю эту трогательную чушь и делаю вид, что верю, зачем поддерживаю эту игру? Душу греет его взгляд. Я не хочу его отпускать. Почему? Что же в нем такого особенного… что именно… я пытаюсь понять…
   – Какие у тебя планы на ближайшие выходные? – прерывает он мои раздумья.
   – Никаких, – пожимаю плечами я.
   – Я хочу позвать вас за город.
   – За город? Куда именно?
   – На Истру. Там очень красиво – лес, вода, чистый воздух. На моторке вас покатаю. Наш дом стоит почти на берегу.
   – Ура! – услышав его, вопит Димка. – Мы же поедем, мам? Ты все лето обещаешь свозить меня на какую-нибудь речку! И никак не довезешь!
   – Хорошо-хорошо, поедем, – быстро соглашаюсь я, пытаясь унять сердцебиение. Почему снова внутри все сжалось – понять не могу.
   – Вот и отлично, – говорит Олег, – я заеду за вами послезавтра утром, да, Димыч?
   – Да, Олежич, – подмигивает в ответ Димка.
   Электричка была забита дачниками. Я смотрела на пролетающие за окном запыленные пейзажи и пыталась постигнуть себя, свои движения и поступки. Меня снова куда-то необратимо несло.
   – Почему ты такая задумчивая, Саша? Смотри, как нам повезло с погодой.
   – Ты предупредил свою маму о нашем приезде? – запоздало поинтересовалась я.
   – А никого сегодня, кроме нас, не будет. Брат позавчера отвез ее в Москву – помыться там, постираться, к врачу сходить. Дача в нашем распоряжении! Мама вернется только на следующей неделе.
   Я достала из сумки бутерброды и поделила их между Димкой и Олегом.
   – Отлично, – обрадовался Олег, – а то я не успел позавтракать.
   Дитё. Похоже, придется его усыновлять. Как можно уезжать на целый день из города, не подкрепившись и не взяв с собой ничего съестного? Как это – не продумать, чем мы будем питаться, кроме красоты природы и вкусноты свежего воздуха? Я же основательно подготовилась. Целый рюкзак набила провиантом, ведь на воздухе аппетит всегда становится неуёмным. Особенно у детей.
   – Ты когда увидишь наш дом, не пугайся сразу, – предостерег Олег. – Его строил отец, за столько лет он просел и покосился, а вот снести его, чтоб построить новый, рука не поднимается.
   Домик и правда выглядел сильно обветшалым снаружи, но внутри оказался уютным и чистым. Тюлевые занавески на окнах, большой стол в центре комнаты, покрытый гобеленовой скатертью, а над ним – огромный, низко свисающий абажур с бахромой. Мы сбросили вещи и сразу же отправились гулять.
   Обещанная красота здешних мест, упоительный воздух и особенно вид призывно мерцающей на солнце реки покорили меня с первого мгновения. Мы катались на старенькой моторной лодке, она шумела, гремела и подбрасывала нас на поворотах. Речные брызги, пронизанные солнечными лучами, казались хрустальными. Искрясь, они весело разлетались во все стороны.
   – Давай-давай, – кричал Димка, – жми на газ! Еще-еще, быстрей, быстрей!

   Истра была совсем не похожа на океан. Даже на его залив. Грохочущая моторка никак не напоминала белоснежную комфортабельную яхту, на которой я плавала несколько месяцев назад. Но почему-то именно теперь я отчетливо вспомнила водную прогулку со Стилом в Южной Каролине и невольно сравнила свои тогдашние ощущения с сегодняшними. Тут меня всё наполняло необъяснимой радостью. Пьянило чувство раздолья, легкости, свободы, которых там не было в помине! Хотя там все выглядело безупречно. Мне б тогда наслаждаться мгновением, а я зачем-то напряженно думала об обгоревших участках тела, мучительно пытаясь подогнать себя под образ идеальной леди. Рядом сидел человек, который мечтал сделать из меня свою жену. А во мне не было легкости, не выходило расслабиться, не получалось упиваться окружающей действительностью, я лишь фиксировала ее, как робот…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 [30] 31 32

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация