А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Преданность и предательство" (страница 6)

   – Итак, Лар Элий Север увел своих людей рано утром. – Вождь даков не выглядел слишком рассерженным, но все же в голосе прозвучало недовольство.
   – Римляне выполнили свое обещание, каструм построен, – спокойно проговорила Титания. – Осталось только обеспечить крепость защитниками.
   – Я прикажу разместить там пару десятков человек, – благодушно махнул рукой Тит.
   – Отец, – ласково, но настойчиво обратилась к нему Титания. – Каструм должна защищать и обслуживать целая когорта, не меньше.
   – Откуда столь глубокие познания? – вмешался Клев. – Или все же ты выведала кое-какие секреты?
   – Как я уже сказала тебе, это больше не секреты, и Лар Элий Север добровольно и подробно все мне рассказал. Если бы ты взял на себя труд сопровождать меня во время моих… визитов, то ты бы тоже все это знал.
   – Почему-то мне кажется, что со мною римлянин не был бы столь разговорчив. – Клев скривил губы, и они изогнулись, словно толстые дождевые червяки.
   – У женщин есть свои преимущества, – пожала плечами Титания, ничуть не смутившись. – Как бы там ни было, в каструме стоит разместить сотню людей – и регулярно сменять гарнизон. Мне не удалось заполучить в качестве наставника Луция Веллия, но, думаю, я достаточно узнала от Лара Элия, чтобы научить наших людей.
   – Тогда пусть будет сотня. – Тит Патулус слушал дочь лишь краем уха, уделяя основное внимание плотному завтраку.
   – Сотня, которая будет меняться каждую неделю. Через месяц у нас будет полностью готовая когорта. Через полгода – легион. – Титания давно уже обдумала этот план, еще до того, как предложила отцу восстановить каструм.
   – Ты думаешь, что способна подготовить легион, лишь поболтав перед этим три дня с бывшим префектом лагеря? Да он наверняка только в землеройных работах и разбирается! – Клев, как всегда, слишком горячился. Может быть, некоторые люди воспринимают горячность как уверенность в своих словах, Титания же считала, что это всего лишь означает неумение сдерживать свои эмоции.
   – Клев Лонгин, – спокойно и ровно проговорила девушка, – префект лагеря – третье лицо в легионе, он способен вести когорты в бой, если это понадобится. И уж точно он знает, как защищать каструм.
   – Допустим. – Выражение лица у него было кислое. – Но что ты знаешь о тренировке легионеров?
   – Перестань передергивать, Клев, – рассмеялась Титания. – Нам не нужно готовить легионеров. Мы и так все способны держать в руках оружие и сражаться. Нам требуется только выучить, как все устроено в каструме, а на это даже ты способен.
   Лицо Клева побурело, оскорбление достигло цели, но поделать с этим он ничего не мог, так что пришлось проглотить. Все же не решился грубить дочери вождя, позлорадствовала про себя Титания.
   – Ох, прекратите спорить, – подал голос Тит, отвлекшись от завтрака. – И съешьте уже что-нибудь, на голодный желудок никакие хорошие мысли в голову прийти не могут.
   Титания не стала возражать: нужное ей решение Тит Патулус принял, а остальное – не важно. С Клевом можно поругаться и потом. Или еще лучше – не обращать на него ни малейшего внимания. Что, если предложить отцу жениться еще раз? Пусть он не молод, но все еще крепок и способен зачать сына. Это бы решило кучу проблем. Например, она, Титания, могла бы полностью посвятить себя заботе о делах подвластных Титу Патулусу даков, а не отбиваться от регулярных и настойчивых ухаживаний потенциальных женихов, в особенности от притязаний Клева Лонгина.

   Глава 5

   Проблемы пришли оттуда, откуда и ожидались, только вот гораздо раньше, чем предполагали. Приблизительно через десять дней по завершении строительства каструма у ворот Патависсы появился небольшой отряд готов. Всего с десяток человек, но это был, без всяких сомнений, военный отряд. Одетые в грубые одежды, обвешанные золотом и оружием, верхом на низкорослых лошадках, готы не казались грозными, однако это было лишь начало, начало нашествия.
   Готы – народ не столь древний, как даки, и культурой он не блистал. Они пришли с севера, с продуваемых ветрами ледяных просторов, и завоевывали территорию за территорией, медленно, но неуклонно продвигаясь к югу. Если так пойдет дальше, если некому будет им противостоять, скоро они грязной волной хлынут на богатые римские земли. И устоит ли Рим?
   Титания знала о готах много, так как слушала разговоры на советах. У пришлого народа были странные и жестокие боги, их язык коверкал нёбо, и готы смотрели чуть исподлобья, словно примериваясь, куда воткнуть меч. Двадцать лет назад готское войско уже частично разграбило Босфорское царство, а точнее, Пантикапей и Нимфей; захватив флот, готы отправились к берегам Малой Азии, где уничтожили скифское царство. Они разграбили Халкедон и Никею, а несколько лет назад достигли Коринфа и Афин. И наконец, семь лет назад, после столкновения с готами у города Ниш, Аврелиан отступил, оставив Дакию. Пока готы не трогали Патависсу, обходя ее стороной. Но всему когда-либо приходит конец. Потому Титания так хотела, чтобы был построен каструм. Каструм есть – но остановит ли это готов? И действительно ли они уже пришли с войной?
   Титу сразу же доложили о появлении готов, как и всегда при их визитах в город. Но в этот раз все было несколько иначе: гости, вместо рынка и термополий, направились прямиком к дому вождя даков. У дверей их встретила охрана, но по приказу Тита не стала препятствовать, а лишь проводила в атрий.
   Тит Патулус сидел на возвышении в кресле хозяина дома, Клев Лонгин и другие приближенные расположились подле него. Готам пришлось обходить бассейн, чтобы приблизиться.
   Титания находилась в палестре, тренировалась с мечом, когда к ней прибежала верная Милия и доложила о визитерах.
   – Проклятие, отец не послал за мной. – Девушка вернула меч на оружейную подставку и отвела от потного лица прилипшие волосы. – Демоны и преисподняя, я не могу выйти к «гостям» в таком виде…
   – Тебе не нужно спешить, госпожа, уверена, что готы останутся на ужин, – сообщила служанка.
   – Я все равно должна все услышать! Клянусь всеми демонами подземного царства, я бы все сейчас отдала, чтобы быть мужчиной! – Титания поморщилась. – Пойдем послушаем с балкона.
   Предводитель готов был невысок ростом, но столь широк в плечах, что казался почти квадратным.
   – Меня послал вождь Спанторих, дак. – Голос варвара оказался неожиданно высоким. – Меня зовут Аларих. Я говорю его голосом.
   Титания осторожно выглянула из-за колонны, чтобы увидеть, кто находится рядом с отцом. Конечно же Клев. Чтобы он провалился прямо в царство Плутона! Вот прямо в сию секунду: сквозь мраморный пол, землю, камни и воды Стикса. Клев между тем проваливаться не собирался, а склонился к уху Тита Патулуса и что-то прошептал.
   – Что же… – проговорил наконец Тит. – Я выслушаю, что ты хочешь мне сказать… за ужином. А пока что тебя и твоих людей проводят в комнаты, где вы сможете отдохнуть. Термы также в вашем распоряжении.
   – Слава богам! – прошептала Титания. – До вечера я смогу настроить отца на нужный лад.
   – Тогда тебе нужно подготовиться к ужину, госпожа, – напомнила Милия.
   – В первую очередь мне нужно поговорить с отцом.
   Готы в сопровождении слуг отправились в комнаты для гостей, так что Титания без помех могла спуститься в атрий и переговорить с Титом.

   Вечер выдался прохладным, так что стол накрыли в обеденной зале, освещенной подвешенными к потолку на толстых цепях светильниками. Титания вышла в триклиний вместе с отцом. Все остальные, приглашенные к столу, уже заняли свои места. Готов Тит приказал посадить по левую руку, следуя подсказкам Титании. Это у римлян левая сторона триклиния считалась самой почетной, а вот у готов все было наоборот. Сама Титания села в ногах у отца, разделив Тита Патулуса и Клева Лонгина. С одной стороны, это было тактически верно: Клев не сможет нашептывать отцу глупости, а с другой… с него станется начать высказываться вслух. Титания постаралась устроиться так, чтобы при необходимости можно было пнуть Клева под столом.
   Закуски сегодня сервировали весьма странно: хоть и обильно, но однообразно. Кажется, Тит Патулус так и не смог решить, принимать ли готов как почетных гостей или же как незваных. Все мужчины пили много неразбавленного вина, громко переговаривались, в основном обсуждая еду и достоинства разного оружия, причем готы принимали в беседе активное участие. Вскоре все расслабились – и пир покатился по наезженной колее.
   Подали десерт: сушеный виноград, груши, каштаны и орехи. Вино лилось рекой, скифосы ни мгновения не стояли пустыми. Наконец Тит Патулус решил, что пора перейти к делу.
   – Так какое послание ты принес от вождя Спанториха, Аларих?
   Предводитель готов положил на блюдо грушу, все мгновенно замолчали.
   – Вождь Спанторих весьма впечатлен Патависсой и окружающими землями. И не хочет предавать тут все мечу и огню.
   Титания почувствовала, что Клев собрался что-то сказать, и изо всех сил пнула его в голень. Он крякнул и промолчал. Вот и славно.
   – Это объявление войны? – проговорил Тит.
   – Это предупреждение.
   Титания решила, что пора вмешаться.
   – Обычно за предупреждением следует предложение.
   Аларих оскалился:
   – Женщина! Не вмешивайся!
   – По нашим обычаям я имею право говорить, гот. – Титания встала и взглянула на Алариха сверху вниз. Коротышка гот вынужден был смотреть на нее снизу вверх. – Я – Титания Корва, дочь вождя и его наследница.
   Тит молча сделал глоток из своего скифоса и предпочел хранить молчание.
   – Так какое предложение тебе приказано передать, Аларих? – Титания вложила достаточно смысла в слово «приказано». Знай свое место.
   – Спанторих ведет за собой двадцать сотен воинов. Вы можете выставить не больше семи. Спанторих предлагает вам свою защиту и обещает не разрушать город, если вы подчинитесь, – не показывая больше раздражения проговорил Аларих.
   – Мы можем выставить пятнадцать сотен – и ты видел каструм. – Титания пожала плечами. – Не думаю, что вы сможете добиться того, на что притязаете.
   – Половина из этих пятнадцати сотен – женщины! – фыркнул Аларих.
   Титания сделала шаг к Алариху, потом еще и еще. Гот, не понимая того, что происходит, отступил, наткнулся на клинию и едва не рухнул на пол.
   – Женщины, гот? – Титания, быстрая, как огонь, выдернула кинжал из ножен, скрытых складками туники, и метнула его так быстро, что никто даже дернуться не успел. Нож вонзился в клинию, пригвоздив рукав Алариха. – Не говори о том, чего не знаешь. В бою нет женщин и мужчин. Патависса способна выставить пятнадцать сотен.
   Аларих, к его чести, даже не вздрогнул, просто выдернул клинок и аккуратно положил на стол.
   – Я не буду оспаривать твои боевые навыки, Титания Корва. Я наслышан, что ты сражаешься, как мужчина. Но Спанторих приведет двадцать сотен, с осадными машинами – и сожжет здесь все дотла. Вы можете отсидеться в каструме, не высовывая оттуда носа.
   – Вы умрете от голода и холода, когда придет зима, – парировала Титания.
   – К зиме вы будете уже мертвы, – пожал плечами Аларих.
   – Что ж… – Титания видела, что говорить больше не о чем. Нужно обсудить все с отцом и с членами совета. – Наслаждайся пиром, Аларих. Тит Патулус даст ответ завтра в обед.

   Титания покинула триклиний. Во-первых, ей нужно подумать. Во-вторых, все, что должно быть сказано, уже было сказано. Еще до начала пира она договорилась с отцом, что любое решение они примут лишь после совета – и на свежую голову. Тем не менее совсем покидать пир Титания не спешила. Отсутствуя в зале, иногда можно узнать гораздо больше, чем присутствуя. Укрывшись в нише в тени колонн, девушка внимательно слушала.
   – Вы, даки, смогли воспользоваться благами Рима, как я посмотрю. – Аларих, как и Тит Патулус, видимо, решил, что не стоит портить хороший пир сложными политическими вопросами. Завтра они могут перерезать друг другу глотки, но сегодня – сегодня с радостью вместе напьются, как свиньи.
   – Вы, готы, тоже не брезгуете ими. Ваши люди, попав в город, прямиком отправляются в термополии, – напомнил Тит Патулус.
   – Вино, доступные женщины… радости города, я бы сказал. Удивительно, как такие неженки, как римляне, смогли создать Империю. – Видимо, Аларих сам лично не сталкивался с Римом, поэтому и высказывал столь сомнительные суждения.
   – Далеко не все они такие. – Тит Патулус жестом потребовал еще вина. – Легионы никому не по зубам. Мы, даки, пытались выгнать их отсюда почти двести лет.
   – А мы, готы, заставили их уйти, даже не вступив с нами в сражение.
   – Кто знает, почему Рим ушел, – подал плечами Тит.
   – Говорят, что кое-кто остался, – намекнул Аларих.
   – Да, в Патависсе осело достаточно римлян. Они подчинились нашей власти. – Тит Патулус не стал упоминать людей Лара Элия, как они с Титанией договорились еще днем.
   – Не все, как я слышал. – Аларих не проявил излишнего любопытства, просто спросил, так, к слову. Но Титания видела, что поселение Лара Элия Севера очень интересует готов. Конечно, Патависса – лакомый кусок, город стоит на пересечении торговых путей и контролирует богатые земли, но золотые рудники – это еще более заманчиво.
   – Да, есть горстка ветеранов в горах, у истоков реки. Они живут тихо и ни во что не вмешиваются. – Лгать тоже смысла не имело, это бы еще больше привлекло внимание гота.
   – Понятно. – Аларих хотел бы развить тему, но тогда пришлось бы вернуться к вопросам политики, а это было неразумно.
   Титания задумалась. Интересно, что готам известно про римлян? Может быть, стоит сделать вид, что Лар Элий – союзник даков и придет на помощь, если понадобится?
   – Я видел, вы восстановили каструм. – Несомненно, внезапное появление крепости оказалось для готов сюрпризом.
   – Да. – Тит Патулус произнес это таким голосом, что любой сообразил бы, что развивать эту тему не стоит. Аларих и не стал.
   Мужчины переключились на обычные застольные темы, так что Титания решила, что можно уходить. Все были уже достаточно пьяны – и собирались напиться еще сильнее.

   Совет собрался сразу после завтрака в личных покоях Тита Патулуса. Отец не изменил здесь практически ничего, все оставалось таким же, как было при римлянах. Иногда Титания задавалась вопросом, что произошло с римским наместником, но все предпочитали не говорить об этом. Посредине комнаты был длинный мраморный стол, окруженный креслами. Во главе стола, на возвышении, стоял трон с высокой спинкой – единственный предмет мебели, принадлежащий дакам, а не римлянам. На троне развалился Тит Патулус, рядом устроился Клев Лонгин. Остальные члены совета, четверо пожилых, но все еще крепких мужчин, расположились вокруг стола. Титания заняла свое место справа от отца.
   – Итак, – начал Тит Патулус, – нам нужно решить, что ответить на требование и предложение готов.
   – А что тут думать? – Титания не была настроена на долгое обсуждение. – Пусть убираются.
   – Пусть убираются? Их двадцать сотен! Они уже давно приходят в Патависсу и все тут изучили. Город не удержать! – Клев, кажется, уже струсил.
   – У нас есть каструм. И мы можем перебраться туда при первых признаках опасности. Крепость готам не по зубам.
   – Но как быть с городом? – вмешался один из членов совета, рыжий седеющий Туллий. – Готы его сожгут.
   – Вряд ли, – возразила Титания. – Им нужен город, а не руины.
   – Этим варварам ничего не нужно. – Клев вскочил и забегал вдоль стола. – Они возьмут все ценное – и покатятся дальше. Или уберутся туда, откуда пришли. Они всегда так делают. Сколько раз римляне сталкивались с ними на границах – всегда одна и та же история: набег – грабеж – отступление.
   – Ты прав. Что мы будем делать, оказавшись без домов, под постоянной угрозой нападения? – поддержал Клева Туллий.
   – Клев, – проговорил Тит Патулус. – Я не верю своим ушам. Что ты предлагаешь?
   – Он предлагает трусливо сдаться, поджав хвост, сдаться на волю кучки варваров в шкурах! – вскочила Титания, она готова была прирезать Клева на месте. – У нас есть каструм! У нас пятнадцать сотен воинов! И ты предлагаешь сдаться? Римляне из этого каструма прикрывали всю долину от гор и до Дунаре!
   – У римлян был легион. – Клев не собирался отступать. Он остановился напротив Титании и схватил ее за руку. – У нас нет легиона.
   – Мы сможем отбиться. – Титания вырвала руку и вернулась на место. – Сдаться – это точно не выход. Нас просто перережут, как цыплят.
   – Есть другой выход. – Клев подошел к трону и встал по левую руку.
   – Какой? – Тит Патулус был явно изумлен. Он-то никакого выбора, кроме сражения или сдачи, не видел. И, похоже, Клев раньше не озвучивал при нем своих соображений, какими бы они ни оказались.
   – Мы можем захватить крепость, в которой можно жить.
   Титания похолодела.
   – Что ты имеешь в виду, Клев? – удивился Туллий. – Какую крепость?
   – Долину в горах, где поселились римляне. Я был там, как и многие из вас. Там нам ничего не угрожает.
   – Клев Лонгин. – Титания наконец совладала с приступом гнева, от которого у нее перехватило горло. – Лар Элий Север – наш союзник.
   – Союзник? – прошипел Клев. – Он не придет нам на помощь.
   – Он построил для нас каструм, ничего не попросив взамен, – напомнила Титания.
   – Но он не придет к нам на помощь. Он собирается сидеть у себя в горах и смотреть, как мы будем умирать от голода и болезней в каструме, пока готы примутся грабить и жечь Патависсу. – Клев снова горячился, что безмерно раздражало Титанию.
   – Мы сами должны за себя постоять. И мы можем за себя постоять. Не становясь презренными предателями! – возразила она.
   – Предателями? – Клев рассмеялся. – Между нами нет договора! И не мы в этом виноваты. Лар Элий Север сам отказался стать нашим союзником. Сам не захотел. Мы отправили ему дары – в обмен на помощь в строительстве каструма. Мы в расчете. И ничего ему не должны. Нам нужно подумать о себе, о своем народе. Римляне столетиями нас угнетали, столетиями были нашими врагами. Почему теперь нас должна волновать их судьба?
   – Там же наши сестры и дочери! Наши внуки! – Титания в отчаянии взглянула на отца. Тот слушал с непроницаемым лицом, и девушка вдруг поняла, что предложенная идея ему нравится. Очень нравится. – Как ты вообще можешь говорить о том, чтобы напасть на Лара Элия?
   – Мы возьмем нашу родню под свою защиту. И всех тех римлян, что согласятся принять нашу власть. – Тит Патулус оглядел всех собравшихся.
   Титания не могла поверить тому, что происходило у нее на глазах. Только что ответы на все вопросы казались очевидными – нельзя поддаться готам, нельзя отступать; но дикая идея, предложенная Клевом, словно разбудила и в Тите, и в его советниках самое темное, что таилось на дне их душ. Так околдовывает блеск золота того, кто жаден до богатства. Им все равно, что за эту идею придется заплатить множеством жизней. Лар Элий Север не станет церемониться с теми, кто нападет на его лагерь. Неужели это не понятно?
   Однако было поздно. Ответы посыпались, словно бобы из дырявого мешка:
   – Согласен.
   – Согласен.
   – Согласен.
   – Согласен.
   – Согласен, – подвел итог Клев Лонгин.
   – Отец! – Титания упала на колени перед троном. Последняя попытка переубедить… – Это нас погубит. Поступки мудрых людей продиктованы умом, людей менее сообразительных – опытом, самых невежественных – необходимостью, животных – природою. Не будем же уподобляться животным! Римляне не сдадутся, произойдет самоубийственная резня! Победителей не будет, а Спанториху останется только прийти и взять то, что останется!
   Тит Патулус нахмурился. Казалось, он колебался.
   – Лар Элий не ожидает нападения, – подал голос Клев. – Мы можем застать римлян врасплох.
   – Как можно застать врасплох крепость с единственными воротами? Единственными постоянно и хорошо охраняемыми воротами?
   – У меня есть план, – улыбнулся Клев. – У меня есть план.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация