А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Преданность и предательство" (страница 5)

   Вот и сейчас Луций ловко свернул в сторону, сделав вид, что должен что-то проверить у восточных ворот. Пусть наследница даков и Лар Элий прогуляются вдоль стены без сопровождения.
   Сегодня Титания приехала одна, без слуг, так что одета девушка была не в длинную тунику и гиматий, а в короткую, лишь прикрывающую бедра камизу поверх белоснежной нижней туники и плотно облегающие стройные ножки штаны из тонко выделанной оленьей кожи. На перевязи, надетой через левое плечо, висел короткий меч, на поясе – кинжал, а к седлу лошади был приторочен легкий, но мощный лук и колчан со стрелами. Длинные черные волосы были заплетены в косу, несколько раз обвивавшую голову. Титания прибыла во всеоружии, во всех смыслах. Женщины даков часто одевались так, те женщины, которые умели сражаться. Титания умела – даже не зная ее, можно было сделать этот вывод, глядя лишь на ее движения, на то, как непринужденно она себя чувствует, нося оружие.
   – Завтра все работы будут закончены. – Лар Элий пропустил девушку вперед, когда пришлось разминуться с тяжело груженной телегой, везущей камни из каменоломни.
   – Я вижу. – Титания остановилась, ожидая спутника.
   – Мы сразу же вернемся к себе в долину, скоро сбор урожая, мы не можем задерживаться. – Лар Элий понимал, что это может показаться неуважением, но и не боялся задеть чувства даков.
   – Я понимаю. Но отец захочет устроить праздник по поводу завершения строительства. – Титания не стала настаивать на том, чтобы римляне остались.
   – Я не хочу его обижать, но дела – прежде всего. – Это было не извинение, а просто констатация факта.
   Титания скрестила руки на груди.
   – Я попробую убедить Тита Патулуса переехать в каструм. Так будет разумнее и безопаснее.
   – Здесь хватит места не только для вождя и его окружения, но и для половины Патависсы, – согласился Лар Элий.
   – Вряд ли наши горожане захотят жить в казармах, – с сожалением вздохнула Титания.
   – Вряд ли. Но при необходимости…
   – При необходимости мы уведем за стены крепости все население. – Титания явно была уверена, что все даки подчиняться.
   – Это опасно. Колодец рассчитан на определенное количество людей. Склады для припасов – тоже. – Каструм строился с расчетом на легион, а никак не на население целого города.
   – Я не думаю, что нам придется выдержать в каструме долгую осаду. Нам всего лишь нужно показать готам, что нас так просто не взять. Спанторих отправится искать более легкую добычу, – объяснила она.
   – Я понимаю, – согласился Лар Элий. План Титании не был лишен недостатков, но он казался разумным и выполнимым.
   – По последним сведениям, основная масса готов двинулась севернее. Пока, – сообщила Титания. Лар Элий знал об этом, его разведчики не зря ели хлеб.
   – Надеюсь, в наш захолустный уголок, спрятанный за горами, никто особо и не соберется.
   – Если мы сможем дать отпор Спанториху. Он-то точно сунется. Его люди достаточно узнали в Патависсе. И особенно их заинтересовали рассказы о долине в горах, полной золота. – Последние слова Титания намеренно выделила.
   – Титания, девочка…
   – Почтенный Лар Элий Север, – отчеканила Титания, положив руку на рукоять меча. – Я не девочка.
   – И мне теперь придется смыть оскорбление кровью? – Лар улыбнулся столь открыто и искренне, что Титания едва смогла совладать с внезапно забившимся сердцем.
   – Я не стану так рисковать. Твое расположение для Патависсы гораздо важнее, чем моя гордость. Я переживу. – Смирения, однако, в ее голосе не ощущалось.
   Лар Элий остановился и внимательно осмотрел девушку с головы до ног.
   – Я помню, что ты всегда много времени уделяла тренировкам в воинском искусстве.
   – Удивительно, что постоянно занятый серьезными делами префект лагеря обращал внимание на ребенка, бегающего по двору. – Она постаралась, чтобы это прозвучало нейтрально, но все же не смогла скрыть легкого разочарования.
   – Я все замечаю, – пожал плечами Лар Элий. – Так уж я устроен.
   – Да, я много занималась и занимаюсь. Я – дочь вождя, – напомнила она.
   – Ты левша. – Это было утверждение, а не вопрос. Перевязь с мечом Титания носила через левое плечо.
   – Я одинаково владею обеими руками, но, да, ты прав, я – левша. – Титания положила руку на рукоять меча.
   – Давно мне не приходилось встречать левшу в бою.
   – Разве среди легионеров нет тех, кто предпочитает левую руку? – удивилась Титания. У даков считалось преимуществом уметь держать оружие в левой руке.
   – Нет. В строю все должны действовать, как один человек. Так что левша в строю не нужен, – объяснил Лар Элий.
   – В таком случае я погорячилась, когда сказала, что не смогу заставить тебя заплатить кровью. – Улыбка Титании была одновременно чувственной и хищной.
   Она снова взялась за рукоять меча.
   – Не думаю, что это хорошая мысль. – Лар Элий был вооружен лишь длинным тяжелым ножом, это скорее инструмент, а не оружие. – Кто-нибудь может пострадать.
   – Уверена, что от небольшой разминки никто не пострадает. Мы же не новички.
   Лар Элий на мгновение прикрыл глаза. Титания явно поддразнивала его, но отступать была не намерена. Это было… волнующе. Ни разу в жизни он не вступал в схватку, даже тренировочную, с женщиной. Пусть Титания была крепкой и высокой, пусть она с детства обучалась воинскому искусству – это ничего не значит. Он, римский легионер, за время службы участвовал в таком множестве реальных сражений, что по большей части даже тренироваться было некогда. Разве что будучи новобранцем, в первое время после вступления в легион. Да, он-то точно не новичок. Интересно, разумнее будет проиграть или выиграть этот бой?
   – И если ты думаешь, стоит ли мне поддаться, то знай – не стоит.
   Титания вынула меч из ножен: изготовленный по образцу римского гладиуса, короткий и широкий, он на поверку выглядел не намного серьезнее, чем одновременно оказавшийся в руке нож Лара Элия.
   Схватка оказалась короткой, но более трудной для Лара Элия, чем он ожидал. Титания двигалась очень быстро, левая стойка не позволяла отвечать на нападение не задумываясь, а парировать быстрые удары, не имея привычного щита, было довольно сложно. Тем не менее опыт в очередной раз одержал победу над молодостью. Лар Элий, не дрогнув, принял мастерски направленный сверху вниз удар, шагнул вперед, перехватывая все еще продолжавшую замах руку Титании, дернул на себя – и девушка рухнула на колени у его ног.
   – Спасибо за урок, – проговорила Титания, не меняя позы, глядя на Лара Элия снизу вверх. Ее губы приоткрылись, грудь тяжело вздымалась, натягивая тонкую ткань камизы. Смотреть на нее так было даже более… волнующе, чем заглядывать в ее завораживающе черные глаза.
   Лар Элий протянул руку, помогая девушке встать.
   – Как видишь, заставить меня заплатить кровью тебе все же не удастся, так что придется пропускать мимо ушей, если я вдруг опять назову тебя девочкой.
   – Хм, одно могу сказать точно – я не мальчик. Так что… – Она вернула меч в ножны. – Я постараюсь смириться. Иногда смирение – добродетель.
   – От кого ты услышала такую глупость? – хмыкнул Лар.
   – Вместе с греческими купцами иногда приходят проповедники-христиане. От них и услышала, – коротко объяснила Титания.
   – А, эти. – Лар Элий слишком давно не был в метрополии, но знал о существовании верящих в нового бога. Правда, никаких их постулатов или идей до сих пор не слышал. – Все равно глупость несусветная. Смирение – для рабов.
   – Ах, оставь эту теологию! Сегодня прекрасный день, мы чудесно размялись – не надо этих умствований, это способно все испортить.
   – Согласен, – кивнул он.
   Титания, поднявшись с колен, так и не сделала шаг назад, осталась стоять, почти касаясь груди Лара Элия своей грудью. Он посчитал, что отступить было бы разумным, но… что-то во взгляде Титании заставило его думать, что та сочтет это проявлением слабости. А ему почему-то ужасно не хотелось показать хоть ячменное зернышко слабости этой амазонке.

   Глава 4

   На следующий день, на рассвете, римляне покинули законченный каструм и вернулись в свою долину. С одной стороны, Лар Элий хотел избежать намечавшегося благодарственного пира, а с другой – действительно пора было собирать урожай ячменя, варить пиво. К тому же Лар подозревал, что Титания еще не раз попробует добиться от него помощи, а он совершенно не был уверен, что ему так уж хочется постоянно отказывать неожиданно оказавшейся столь взрослой и искушенной девушке. А он, Лар Элий Север, в свою очередь чувствовал себя неожиданно неготовым иметь с ней дело. Кажется, он вообще не приспособлен иметь дело с женщинами. Конечно, Лар никому и никогда в жизни бы не признался, но, кажется, он боится женщин. В особенности молодых, красивых и уверенных в себе. В общем, имелось много причин, как разумных, так и личных, поскорее убраться подальше от Патависсы.
   Дорога пробежала по лесу, вышла на простор долины, лежащей в предгорьях, и уперлась в открытые, но хорошо охраняемые ворота, прорезавшие стену, перекрывавшую узкое ущелье; оно вело в долину, укрытую в горах.
   Выходя семь лет назад в отставку, Лар Элий Север сам выбрал для себя эту долину. Уже тогда было понятно, что Рим постепенно оставляет Дакию, легионы отходили один за другим, Пятый Македонский оставался среди последних. Что ж, Лар Элий и его люди решили, что способны и сами постоять за себя – и с тех пор ни разу не пожалели о принятом решении. Их поселение процветало, надежно укрытое непроходимыми горами и высокой несокрушимой стеной, которую защищали сменяющиеся раз в неделю центурии[13]. Сначала в долине поселилась лишь когорта[14] ветеранов, чуть более четырех сотен человек, но вскоре население резко возросло: старые солдаты пользовались определенной популярностью среди дакийских женщин. Еще бы, ведь каждый из них имел дом, часть от доходов, получаемых поселением, надел земли и еще и пенсию, полученную единовременно при выходе в отставку. Года через три холостых почти не осталось, разве что редкие исключения, такие, как Луций Веллий. Впрочем, тот не сильно томился своим холостяцким положением, ведь он, в отличие от большинства ветеранов, регулярно выезжал по делам в Патависсу, где было полно благосклонных девушек и вдовушек.
   За стеной, слева от ворот, стояла казарма, в которой размещалась дежурная центурия: невысокое длинное каменное здание, крытое черепицей. Сама стена, построенная на манер стены каструма, была толщиной около двух шагов[15], и каждые тридцать шагов над ней возвышалась башня, где постоянно несли караул несколько человек, помимо тех, кто постоянно патрулировал стену. Конечно, такое положение дел кому-то могло показаться излишней перестраховкой, но именно так все было устроено в каструме – и отказываться от этого Лар Элий Север был не намерен.
   Дальше дорога вилась по ущелью, повторяя все его повороты. Высоко вздымались могучие скалы, иногда формами напоминавшие вставших на дыбы хищных зверей. Горы поросли еловым и сосновым лесом, ниже переходящим в смешанный – дубовый, березовый и буковый. Места тут были прекрасные, охота отличная. Зверья видимо-невидимо: дикие кабаны, волки, рыси, лисы, медведи, серны, горные козлы и олени; по ветвям деревьев сновали упитанные белки, в долине было полно заячьих нор. Рыбаки то и дело притаскивали выловленных в реке щук, осетров, лососей, окуней и угрей… Чтобы умереть с голоду в этой долине – нужно очень сильно постараться.
   Вскоре теснина гор расступилась, и маленький отряд выехал на простор засеянных полей: здесь росли ячмень и пшеница, а также овес для скота. Чуть дальше потянулись поля льна. Овощи и фрукты выращивали на огородах, расположенных поближе к домам, так что здесь были лишь отлично обработанные и разбитые поля. Те самые, на которых скоро начнется сбор урожая.
   – Если дело так пойдет и дальше, – удовлетворенно отметил Луций Веллий, – то мы сможем продавать пиво и муку.
   – А почему не ячмень и пшеницу? – поинтересовался Лар Эллий.
   – О, мой друг, торговать товаром гораздо выгоднее, чем сырьем, – блеснул познаниями Луций.
   – Да, помню, ты мне уже говорил, – кивнул Лар Элий.
   – Да, говорил, но тебе не обязательно во все вникать самому, для таких вопросов у тебя есть я, – напомнил Луций.
   – Хм… А чем тогда я должен заниматься?
   – О, ты у нас что-то вроде императора, – пояснил Луций.
   – Не богохульствуй.
   Однако Луций и не думал шутить.
   – Знаешь, что бы ты ни говорил, но для ветеранов ты почти равен божеству. Без тебя у них бы не было ни дома, ни дохода.
   – Без них у меня бы тоже не было ни дома, ни дохода, – заметил Лар Элий.
   – Ты мог бы прекрасно устроиться и в Риме, – напомнил Луций.
   – И чем бы я там занялся? – При мысли о том, что нужно было бы весь остаток жизни провести в Городе, Лар Элий помрачнел. Как всегда. Он думал об этом. Если бы он покинул Дакию тогда, возможно, Верания осталась бы жива. Но нет, об этом не стоит размышлять сейчас, все уже передумано. И он не мог поступить иначе, никак. – Земли там нет, как и рудников с золотом. Ветераны или живут на пенсию, или занимаются мелким ремеслом. Это не для меня.
   – И не для меня. Но, как бы там ни было, мой друг, это ты заполучил для всех нас столь лакомый кусочек, и только благодаря тебе нам удалось его удержать и устроиться со всеми удобствами.
   – Но процветаем мы только благодаря тебе и твоим познаниям в сельском хозяйстве. – Лар Элий не собирался узурпировать всю славу.
   – Рудники – тоже неплохое подспорье.
   – Вряд ли мы смогли бы их удержать, не имея собственной еды. Мы бы быстро попали в зависимость от Патависсы. – Такой вариант явно не устраивал Лара Элия.
   – О, политика, – поднял руки в отстраняющем жесте Луций. – Я – простой сельский парень, не надо мне этого.
   – Что ж, как скажешь, простой сельский парень.
   За полями и огородами начинался поселок, выстроенный по образцу каструма: пересекающиеся крест-накрест две главные улицы, площадь-плац на их пересечении (теперь это был скорее не плац, а торговая площадь, где иногда проходили собрания жителей). Второстепенные улицы разбивали лагерь на ровные прямоугольники, где по плану должны были находиться казармы, но теперь стояли группы по нескольку отдельных домов.
   Главный дом, где в каструме размещался командир легиона, занимал Лар Элий Север, а дом префекта лагеря – Луций Веллий.
   Одна казарма все же осталась, она использовалась в качестве гостевого дома, когда в поселение заезжали почетные гости: Тит Патулус или другие важные торговые партнеры. Позади главного дома и казармы разместился термополий.
   Личные бани были лишь у Лара Элия.
   Когда маленький отряд выехал на площадь, народ оживился, приветствуя своего командира. Лар Элий отвечал на поклоны, а Луций Веллий охотно сообщал всем желающим новости и сплетни, так что последние десятки шагов до дома пришлось преодолевать достаточно долго. Впрочем, спешить некуда.
   Лар Элий рад был вернуться домой, хотя и отсутствовал всего лишь неделю. Теперь, когда у него появился дом, которого не было два с лишним десятка лет, Лар стал замечать, что превращается в ужасного домоседа.

   Лар Элий Север уехал не попрощавшись. Титания несколько раз дернула гребень, застрявший в волосах, и прошипела ругательство сквозь зубы. Опять. Опять уехал, не сказав ни слова. Вот вам: каструм готов, прощайте, благодарностей не надо. Римляне! В такие моменты Титания даже в чем-то понимала Клева: они до сих пор ведут себя так, словно у них за спиной – вся мощь метрополии, словно их не меньше пяти сотен, а несколько легионов.
   Титания вздохнула: конечно, больше всего ее расстроило, что ее попытки добиться обещания чего-то большего, чем строительство каструма, остались бесплодными. Лар Элий, казалось, лишь один раз обратил на нее внимание – когда скрестил с ней оружие. Все остальное время она и ее слова значили для него не больше, чем щебетание птиц в кустах. Он оставался все таким же вежливым, как обычно, и не проявлял особой заинтересованности. Иногда Титании казалось, что он смотрит сквозь нее или же видит в ней все ту же девочку-подростка, бегающую с деревянным мечом по двору.
   Как странно. Годы прошли, а ничего не изменилось. Со стороны Лара Элия не изменилось. Титания стала другой, стала старше, умнее, многому научилась – а он до сих пор ведет себя так, будто она… прозрачна. Как призрак. Как утренний туман, который вот-вот рассеется.
   Все желают жить счастливо, но никто не знает верного способа этого добиться. Достичь счастливой жизни трудно, ибо чем быстрее старается человек до нее добраться, тем дальше от нее оказывается. Сбиться с пути легко. До тех пор, пока мы бродим там и сям, пока не проводник, а разноголосый шум кидающихся во все стороны толп указывает нам направление, наша короткая жизнь будет уходить на заблуждения, даже если мы день и ночь станем усердно трудиться во имя благой цели. Вот почему необходимо точно определить, куда нам нужно и каким путем туда можно попасть; нам не обойтись без опытного проводника, знакомого со всеми трудностями предстоящей дороги; ибо это путешествие не чета прочим: там, чтобы не сбиться с пути, достаточно выйти на наезженную колею или расспросить местных жителей; а здесь чем дорога накатанней и многолюдней, тем вернее она заведет не туда. И Титания сейчас стояла на распутье. Снова.
   Хорошо еще, что она не пообещала отцу добиться определенных гарантий от римлянина. Иначе сейчас Клев не преминул бы воспользоваться возможностью укрепить свое влияние на вождя. Титании все же удалось выпутать гребень из волос. Проклятие, придется все же звать служанку, а так не хочется никого видеть!
   С помощью расторопной светловолосой и веснушчатой Милии дело пошло быстрее, так что к завтраку Титания вышла в светло-зеленой тунике и бледно-розовом гиматии, с тщательно уложенными волосами.
   Клев уже был в триклинии, а отец пока еще не вышел. Титания попыталась тихо ускользнуть: разговаривать с Клевом не было ни малейшего желания. Но ничего не вышло: он ее заметил. Высокий, какой-то нескладный, светловолосый и бледнокожий, словно его в детстве постирали, а потом отбелили на солнышке, Клев тем не менее пользовался успехом у девушек, особенно с тех пор, как стал доверенным советником Тита Патулуса.
   – Титания! Рад тебя видеть! – Не разберешь: то ли действительно рад, то ли умело это изображает. Титания не исключала мысли, что Клев вправду в нее влюблен. – Где ты пропадала несколько дней?
   – Наблюдала за строительством каструма. – Скрывать правду не имело смысла.
   – И как? Удалось выведать что-нибудь интересное? – полюбопытствовал Клев.
   – Мне не пришлось ничего выведывать, Клев Лонгин. Почтенный Лар Элий Север ничего не скрывает от своих соседей и союзников.
   – Римляне всегда что-то прячут в рукаве, – проворчал Клев. – Поверь мне.
   – А почему ты вдруг возомнил себя большим знатоком Рима? – Собеседник раздражал Титанию, но из вежливости она сдерживалась. Временами.
   – Римляне почти две сотни лет держали нашу страну в железных тисках, какие еще доказательства их злокозненности тебе нужны? – напыщенно произнес Клев Лонгин.
   – Лично меня никакие римляне в тисках не держали. И лично мне знакомые римляне даже безвозмездно отдали в наши руки несокрушимую крепость, – Титания начинала злиться.
   – Каструм несокрушим, лишь когда в нем находится легион. – Этот упрямец еще осмеливался с ней спорить!
   – Ты хочешь сказать, что мы, даки, ни на что не годные крестьяне, не способные держать в руках оружие? – процедила Титания. – Не говори глупостей!
   – Кто тут говорит глупости? – пророкотал Тит Патулус, вплывая в триклиний.
   – Отец, – слегка поклонилась Титания, Клев же согнулся едва не до земли.
   – Так о чем вы тут опять спорили? – Тита Патулуса несказанно раздражали все споры и ссоры.
   – Неважно, – пожала плечами Титания.
   Тит Патулус хотел было возразить, но в это время слуги внесли завтрак и принялись расставлять блюда на столе. Тут же, словно по команде, в триклинии появились приближенные вождя и прочий люд, удостоившийся чести столоваться у Тита Патулуса. Завтрак, как и все трапезы в этом доме, был если не роскошным, то весьма изобильным: пшеничные лепешки с моретумом[16], а также сырная паста с солью, яйцами, медом; фрукты, финики, оливки, холодное мясо и нарезанная тонкими ломтиками свежезасоленная рыба с лимонным соком, молоко и чистая вода. Тит Патулус устроился на клинии и потребовал разбавленного вина.
   Титания слегка поморщилась – вино на завтрак… Но высказывать свое мнение не стала, сейчас не стоит противоречить отцу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация