А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Преданность и предательство" (страница 15)

   Глава 15

   – Я мечтала об этом с детства. – Титания легла на спину и позволила воде держать свое тело, создавая ощущение полета.
   – Это звучит как-то… странно. – Голос Лара звучал, как всегда, спокойно, но небольшие паузы между словами выдавали, что он все еще не восстановил дыхание.
   – Зато чистая правда. – Титания приподняла голову и взглянула на него. – Я мечтала об этом с детства. Мечтала о тебе. И, знаешь…
   – Я не могу сказать, что мечтал о тебе с детства. Даже с твоего детства. Но должен сказать тебе, что в последние дни я тоже думал о тебе. Почти постоянно.
   – О! – Ей было удивительно это слышать. Лар Элий всегда казался непрошибаемым. Только там, ночью в ее комнате, во время пира…
   – И… Я искал тебя, чтобы… В общем, я не мог допустить, чтобы раздор между нашими племенами продолжался. И я не позволю, чтобы ты стала женой Клева Лонгина. Впрочем, я думаю, что я не позволю, чтобы ты стала чьей-либо еще. Только моей.
   – О, всеблагая Юнона! – Она едва не окунулась, забыв, что нужно держаться на воде, но, к счастью, вовремя встала на дно.
   – Есть еще кое-что, – сказал Лар Элий.
   – Подожди, нет, подожди! – Титания махнула рукой, подняв каскад драгоценных брызг. – Больше всего меня интересует та часть, где… «только моей».
   – Э… да. – Он пожал плечами. – И что тут непонятного?
   Как же ему объяснить? Он, по всей видимости, действительно не понимает. Медленно, тщательно подбирая слова, Титания заговорила:
   – Знаешь, ты никогда меня не замечал. Я всегда была очарована тобой. И теперь, можно сказать, без всякого повода, ты заявляешь, что я должна стать «только твоей»?
   – Да. – Лар Элий, по всей видимости, и вправду не видел в этом ничего странного.
   – И это у тебя всегда так? – ехидно прищурилась Титания.
   – Что «это»? – не понял он.
   – Тебя внезапно озаряет, что девушка – твоя судьба? Впрочем, мнение девушки тебя, по всей видимости, совсем не интересует.
   – Да. Но всегда – это слишком сильно сказано. Второй раз в жизни.
   Она помолчала, затем обронила:
   – Верания.
   – Да.
   – Прости.
   – Ничего.
   Становилось прохладно. Титания подплыла к берегу, вышла, села на камень и принялась выжимать волосы.
   – Холодно.
   – Я разожгу костер. – Лар Элий тоже выбрался из воды; струи стекали по его совершенному телу.
   Титания оглянулась на берег.
   – Демоны и неуспокоенные души, – выдохнула девушка. – Я совсем забыла.
   – Мы можем сменить место, – предложил Лар Элий. – Или провести ночь в моем доме.
   – В твоем доме? Мы до утра будем добираться. Или… – Он молчал, и Титания сообразила. Ну конечно же, это очевидно, как она не догадалась раньше! – У вас есть тайный путь. Так ты узнал о планах Клева. Но постой. Я просто не могу вот так встать и пойти с тобой. Все это… словно во сне. Словно я бежала куда-то изо всех сил, бежала, бежала – и вдруг… все кончилось. – Она покачала головой. – Ты, наверное, думаешь, что я сошла с ума.
   – Нет, не думаю. Но тебе нужно многое мне объяснить. Как и мне тебе.
   – Нет, подожди, – возразила она. – Ты снова говоришь не о том. Я боюсь, что сейчас проснусь – и окажется, что я сплю у прогоревшего костра, меня поливает мелким дождиком, я страшно замерзла… И все это просто сон.
   – Это не сон, уж поверь. Совсем не сон.
   Она упрямо покачала головой и собрала рассыпавшиеся по плечам мокрые волосы. Как объяснить Лару Элию, откуда это ощущение нереальности? Он может подумать, что это оттого, что Титания несколько дней плохо спала и почти ничего не ела. Мужчины устроены проще. Она всю свою жизнь провела преимущественно среди мужчин и выяснила, что хотя может сражаться не хуже их, мыслит иначе, чем они. Для мужчин казалось неочевидным то, что могло тревожить ее. Они без колебаний отбрасывали сомнения, размышления, чувства. Как Лар Элий: он решил, что Титания нужна ему, и все. Как дать ему понять: это не так просто? Даже сейчас, когда они были вместе в мерцающих водах озера. Даже сейчас, когда их связало нечто более сильное, чем добрососедские обязательства…
   Титания все-таки попыталась:
   – Всего пару дней назад я готовилась напасть на тебя и твоих людей. День назад я похоронила своего отца и сбежала, чтобы меня не вынудили принять в мужья Клева Лонгина. Кстати, я не выполнила свой долг только потому, что не могла даже представить, что разделю постель с кем-то, кроме тебя.
   – Титания… – Лар Элий подошел ближе и опустился рядом с ней на колени. – Хотел бы я сказать, что мечтал, что ты скажешь эти слова, но… у меня как-то не было шансов мечтать о тебе. Ты… удивительная и единственная.
   Она почувствовала, что еще немного – и расплачется. Лар Элий произнес свои слова так искренне, что даже невозможно было представить, будто он обманывает. Да и когда он ее обманывал? Всегда оставался честен.
   – Это… самые чудесные слова, которые я слышала в жизни.
   – Если ты сейчас скажешь, что мечтала услышать их от меня всю свою жизнь… – По его губам скользнула легкая улыбка.
   – М-м-м… – Девушка тоже улыбнулась и встала с камня. – Наверное, мечтала. Давай уйдем отсюда. Очень холодно и очень хочется есть.
   Забытый на костре кролик сгорел, так что рассчитывать на него не приходилось.
   Пока Лар Элий собирал свою одежду, разбросанную по всему берегу, Титания успела одеться.

   – Я должен завязать тебе глаза.
   – Все-таки я права, есть тайный проход.
   – Да, есть. – Не стал отрицать очевидное Лар Элий.
   – Тогда завязывай мне глаза, и пойдем быстрее, я хочу есть.
   Сначала Титания спотыкалась, не видя, куда ступает, но потом расслабилась и доверилась Лару, который уверенно поддерживал ее под локоть и вел куда-то по лесу. Оказалось, что такой способ передвижения очень удобен для того, чтобы погрузиться в размышления. До сих пор, со времени своего побега в ночь, Титания так и не успела как следует обдумать, что же ей делать дальше. Все стало только запутанней. Раньше она просто не включала в список вариантов для рассмотрения возможность того, что ее мечта о Ларе Элии может сбыться. Теперь же, когда она исполнилась, девушка не знала, что с этим делать. То, что Лар Элий фактически заявил, что желает получить ее в жены, не облегчило положение, а еще больше все усложняло. Допустим, римлянин действительно испытывает к ней сильные чувства (каким бы странным ни выглядело его объяснение о внезапном озарении). Как же это ее радует! Титания глубоко вздохнула, пытаясь успокоить внезапно забившееся сердце. Это все хорошо, просто прекрасно, как прекрасно было и то, чем они занимались в озере. Но до этого девушка в первый раз в жизни собственноручно убила человека. Двух человек. И ничего – кроме небольшого приступа тошноты. Что ж, значит, она – хладнокровная убийца, не так уж плохо, если принять во внимание, что ее готовили к этому всю свою жизнь. Кажется, эти слова про «всю свою жизнь» – просто красная нить сегодняшнего вечера.
   Неожиданно вместо мягкого ковра хвои под ногами оказался камень, а эхо заметалось вокруг, отражаясь от стен.
   – Пещеры! – воскликнула Титания. – Они должны выводить в ваш рудник.
   – Гм… – отозвался Лар. – Вообще-то, это тайна, видишь ли.
   – Не вижу, но понимаю. Но ведь это так очевидно: если это пещеры, то они ведут в рудник. Можешь развязать мне глаза, я обещаю не запоминать повороты.
   – Я верю тебе на слово, но все же предпочту вести тебя за руку.
   – Мы можем держаться за руки, даже если я буду идти с открытыми глазами.
   – Потерпи немного, – мягко, но настойчиво попросил Лар Элий.
   – Как скажешь.
   Действительно, идти пришлось недолго, но Титания снова погрузилась в размышления. Искушение – вот название того, что теперь беспокоило ее все сильнее. Искушение, настолько сильное, что мешало думать о чем-либо еще. Ей хотелось забыть обо всем на свете: о своем народе, о Клеве, о готах, о войне, вставшей между ней и Ларом, – и уснуть в его объятиях, положив голову на его плечо. Уснуть – и проснуться утром, когда все проблемы, все неразрешимые и неразрешенные проблемы исчезнут, растворятся, как сны, что приходят на рассвете и не оставляют после себя воспоминаний, лишь смутное ускользающее ощущение. Но как можно поддаться этому искушению? Прийти вместе с Ларом к изображениям его предков, принести клятвы – и стать хозяйкой его дома, его женой. А Клев пусть сам разбирается с тем, что заварил. В поселении римлян, за несокрушимой стеной, под защитой когорты ветеранов – ее ждала бы простая жизнь, простая и безопасная. Но это означает – отринуть все, что является сущностью Титании с ее рождения, по праву крови и по воспитанию. Она – дочь вождя, часть своего народа. И, чтобы там ни полагал Клев, какие бы козни ни строил, девушка чувствовала, что в ответе за своих людей, за их судьбы и жизни. И сейчас она оставила их на волю Клева, в его распоряжении. Кажется, нужно остановиться, отбросить на время тот потрясающий факт, что Лар Элий желает разделить с ней жизнь, собственность и постель, и подумать, как решить проблему с Клевом и с этой глупой войной, в которую он вверг и даков, и римлян. А еще: не стоит забывать о готах.
   – Мы пришли.
   Погрузившись в свои мысли, Титания послушно шла туда, куда ее вела твердая рука Лара Элия, поэтому не заметила, как они покинули пещеры и даже оказались в поселке. Тут уже можно было снять повязку и следовать за префектом по тихим улицам. Видимо, Лар провел гостью каким-то одному ему известным путем, поэтому никто не встретился им по дороге. Никем не замеченные, они оказались на пороге главного дома.
   – Надеюсь, твои слуги хорошо знают свою работу – и на кухне мы найдем что-нибудь съедобное, – произнесла девушка, оглядываясь.
   – Честно говоря, – сознался Лар Элий, – кое-что съедобное у меня есть в мешке.
   – О! – воскликнула Титания осуждающе. – И ты молчал!
   – Я просто хотел, чтобы ты пришла сюда, – бесхитростно объяснил он.
   – Да, хорошего же ты обо мне мнения, если считаешь, что я пошла с тобой только ради еды.
   – Я заметил, что ты очень задумчива. И я так и не успел выяснить у тебя, почему ты оказалась в лесу. Одна и без снаряжения.
   – Я сейчас все расскажу. Только доберусь до кровати и расчешу наконец волосы. И поем.
   Лар Элий протянул ей руку, приглашая в дом.
   Титания вошла в спальню Лара Элия и с любопытством осмотрелась: большая комната, окно, высокая широкая кровать, несколько сундуков, мраморный пол с гипокаустом (который, кстати, работал, наполняя комнату сухим приятным теплом). Все очень просто, очень… по-мужски. Или даже по-походному.
   Титания села на край кровати и вздохнула.
   – Как же мне хочется привести себя в порядок!
   – Термы скорее всего горячие, гипокауст работает, – заметил Лар Элий.
   – Нет, на термы у меня совершенно нет сил.
   – Я могу помочь тебе раздеться и расчесать волосы.
   – Пожалуйста, – попросила Титания.
   Избавиться от доспеха и прочей одежды удалось достаточно быстро, а вот расчесывание волос заняло гораздо больше времени. Лар был терпелив и нежен, но ему явно не хватало опыта, тем не менее Титания закрыла глаза, наслаждаясь его прикосновениями.
   – Расскажи, что произошло с того утра, когда мы встречались в последний раз.
   Титания встряхнула волосами. Кажется, можно уже заплетать косу, но прерывать Лара, старательно водившего гребнем, ей совершенно не хотелось. Придется рассказывать.
   Когда она закончила, Лар Элий отложил гребень и задумчиво уставился в потолок.
   – Конечно, я рад, что ты убежала. Но что же теперь делать…
   – Я пытаюсь найти решение, только ничего не получается, – созналась Титания. – Я должна была назвать вождя и мужа, но не сделала этого, потому что пришлось бы назвать Клева. Я много лет знала, что мне предстоит, каков мой долг, но никогда не предполагала, что у меня не будет выбора. Я глупо позволила загнать себя в угол. И кому? Клеву!
   – Что же, он оказался умнее, чем я… чем мы предполагали. Теперь я еще больше жажду его крови. – Холодный голос Лара Элия был ровным, однако интонация, с которой он сказал это, заставила Титанию поежиться. – Кажется, труп Клева станет решением всех проблем.
   – Не думаю, что совет племени согласится с тобой, – вздохнула она. – И уж точно ты не остановишь войну, убив того, кто занимает место вождя, пусть и не совсем законно. Два вождя за одну декаду – это как-то слишком.
   – Ты винишь меня в смерти Тита Патулуса. – Лар Элий не спрашивал, он утверждал.
   – Нет! – покачала головой Титания. – В этом виноват Клев. Я должна была понять, что он заполучил слишком большое влияние не только на отца, но и на членов совета.
   Девушка замолчала, а затем жалобно простонала:
   – О, боги, как же я хочу есть!
   – Прости, я опять забыл. – Лар Элий развязал мешок и достал сыр, мясо и воду. – Еще есть сухари и лук.
   – Нет, без лука мы, пожалуй, обойдемся, – мечтательно улыбнулась Титания, набрасываясь на сыр и мясо.
   Девушка старалась есть медленно, но все равно делала это быстрее, чем Лар Элий. Он отрезал кусок сыра и сжевал медленно, будто бы неохотно, затем съел кусок мяса, и все это время не спускал глаз с Титании. Она кожей чувствовала этот обжигающий взгляд. Казалось бы! Она уже была близка с Ларом Элием, там, в водах озера (при этом воспоминании щеки ее подернулись румянцем), но сейчас, когда они оказались вдвоем в его комнате, все было, если можно так выразиться, более настоящим. Ночь походила на сказку, и Титания уже не могла понять, произошло ли это все в действительности. А сейчас, когда все прозаично, непохоже на стихи какого-нибудь римского поэта, нет ни озера, ни свидетелей-елей, ни лунного серебра (в окно Лара Элия луна не заглядывала), а есть такие обычные дела, разговоры и мужчина рядом – вот, пожалуй, это и убеждает.
   Лар Элий терпеливо подождал, пока Титания сама отложит еду, насытившись, и, ни слова не говоря, ни спрашивая девушку ни о чем, потянулся к ней. И она потянулась к нему в ответ, понимая, что вновь сбываются самые заветные мечты – и так теперь будет всегда.

   Титания уснула, обняв подушку и завернувшись в одеяло, как в кокон. Лар Элий встал, накинул тунику и выскользнул из комнаты. Нужно срочно найти Луция и обсудить с ним положение дел: что в итоге предприняли даки, что нужно и можно предпринять по поводу осады Патависсы. Лар не сказал Титании, что орда Алариха уже здесь, но она вполне могла и сама догадаться, ведь те пятеро нападавших были готами. Лар Элий остановился и с трудом втянул воздух сквозь стиснутые зубы. Когда он увидел девушку и этих варваров, он едва не бросился на них с голыми руками, позабыв про лук, стрелы, меч… То, что мир не утонул в багровом приливе, было чудом. Как чудом оказалось и то, что Титания мечтала о нем, Ларе Элии Севере, с детства. Женщины – удивительные создания, совершенно таинственные и абсолютно… иные. Что бы он делал, если бы оказалось, что Титании он абсолютно безразличен? Как хорошо, что не придется решать еще и эту проблему. Кажется, и других достаточно.
   Луций был у себя. Он сидел за столом над какими-то бумагами, задумчиво в них уставившись, и поднял голову при виде Лара Элия. В глазах старого друга мелькнула радость.
   – Ты вернулся!
   – Да. Что не спишь? Уже скоро рассвет.
   Луций неопределенно махнул рукой, указывая на исписанные листы, и поинтересовался:
   – Что ты узнал?
   – Я привел Титанию. И, знаешь, оказывается, она мечтала обо мне с детства.
   Луций хмыкнул, но собрал всю волю в кулак, чтобы не рассмеяться в голос. Иногда Лар настолько слеп, что это уже даже не смешно. Правда, слепота его весьма избирательна и распространяется только на отношения с женщинами.
   – Что же, хоть что-то пошло так, как надо, – дипломатично высказался Луций Веллий.
   – Не уверен.
   – А что пошло не так?
   – Я видел, что даки всем отрядом направились в ущелье, но это было уже под вечер, так что я не понял, что именно они планировали.
   – Попробовали отвлечь стражу на стене, обстреливая их из луков, а тем временем забраться на скалы, чтобы попытаться найти обходной путь. Нескольким нападавшим удалось пробраться на гребень, они обстреляли стражу на крайней башне, двое раненых. На этом их удача иссякла, они вернулись в лагерь.
   – Так. – Лар побарабанил пальцами по столу. – Патависса осаждена готами. Все население укрылось в каструме и пока что успешно держит оборону. Разведчики готов вчера были здесь и видели лагерь даков. Мне кажется, наши соседи не знают, что оказались между Сциллой и Харибдой.
   – Да уж, новости ты принес такие, за которые один из наших недоброй памяти императоров рубил головы.
   – И что теперь делать?
   – У тебя нет плана? – удивился Луций.
   – Пока нет. По словам Титании, Клев устроил маленький переворот – и теперь он у даков за главного. Договариваться с этим мерзавцем, во-первых, бесполезно, во-вторых, я не хочу этим заниматься.
   – Ну, есть идея… Ты, помнится, ее раньше одобрял. Пусть даки и готы перережут друг друга, а мы потом позаботимся об оставшихся.
   – Луций, многие из наших женаты на женщинах из Патависсы. Ты думаешь, удастся сохранить мир и покой в долине, если мы позволим убить родственников наших людей, а сами будем спокойно наблюдать за этим со стены?
   – Да, об этом я как-то не подумал, – признался помощник.
   – И я раньше не задумывался, а теперь, видишь ли, я тоже в некотором роде связан с женщиной из Патависсы.
   – Что же. Дождемся утра. Если даки появятся у стены, пусть с ними поговорит Титания. Может быть, к ее словам они прислушаются. Готы у ворот Патависсы должны сделать более сговорчивым даже Клева Лонгина.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация