А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Преданность и предательство" (страница 13)

   И еще… Она поддалась чувствам, не обдумала то, что сделала, и в итоге оказалась в лесу, одна, без нужного снаряжения, без сменной одежды (а парадный комплект боевого облачения вряд ли сможет долго служить в качестве походного костюма), без лошади, без еды – и без планов на будущее.
   Да и о каком будущем вообще можно говорить? Титания покачала головой, словно отрицая очевидное. Нет. Нет никакого будущего. Вся ее жизнь, все ее будущее – все это связано с ее племенем. А она сбежала. Сбежала, не выполнив свой главный и единственный долг, не назвав мужа, который станет вождем. С другой стороны, назвать вождем Клева – означает дать племени негодного предводителя, подлеца и двуличную тварь. Конечно, даже сейчас совет племени может назвать Клева вождем, но в таком случае положение его окажется весьма шатким. И останется таким, пока жива Титания, наследница Тита Патулуса. Ее муж будет иметь право бросить узурпатору вызов. И Клеву придется его принять. Так что… Побег вполне может оказаться разумным решением, только вот сбегать все же стоило, прихватив снаряжение и лошадь.
   Хорошо, с этой моральной проблемой, кажется, разобрались. А если так, пора переходить к практическим вопросам.
   Титания взглянула на небо, потом по сторонам, чтобы определить, где она находится. Вчера она ушла на юг от лагеря даков, так что если продолжить путь в этом же направлении, можно выйти к Красному озеру. Конечно, придется немного потрудиться, забираясь повыше в горы, но это того стоит. В тех краях самая хорошая охота, так что подстрелить что-нибудь на обед можно будет даже из наспех изготовленного лука. Кроме того, не мешало бы все же искупаться, смыть с себя пыль, грязь и пот. Естественно, довольно прохладное горное озеро не может сравниться с термами, но это все же лучше, чем ничего. К тому же чем дальше Титания уберется от лагеря даков, тем лучше. С Клева станется отправить людей на ее поиски, сочинить что-то вроде «она не в себе от горя, ушла в лес, заблудилась»… Бред, конечно, но, кажется, Клев умеет буквально завораживать людей.
   Титания встала и зашагала в сторону гор на юге. Ковер из еловых игл мягко пружинил под ногами, в воздухе разливалось птичье пение, все усиливавшееся с каждым новым лучом солнца, и еще витали прекрасные запахи влажной земли, росистой травы и цветов. Лес успокаивал, лес подбадривал, и Титания шагала все легче. Она всегда любила природу, покой громадных гор, неторопливые тайны ущелий и шум деревьев. Лес поможет ей успокоиться, а вода в Красном озере смоет ненужные мысли, оставив только четкое, жесткое решение, ответ на вопрос – как жить дальше.
   Как бы там ни было, бегство теперь не выглядело такой уж плохой идеей: во-первых, у нее есть время подумать, во-вторых, что бы Титания ни решила, Клев не сможет чувствовать себя в безопасности, даже заняв место вождя. И к тому же есть шанс, что совет и члены племени не станут беспрекословно подчиняться Клеву, если тот не получит это право через брак с Титанией. Может, у кого-нибудь проснется благоразумие, и даки вернутся в Патависсу, оставят в покое Лара Элия. А там… жизнь – штука непредсказуемая. Во всяком случае, теперь у Титании есть время и свобода. Теперь Клев не сможет вынудить ее принять его в качестве мужа.

   – Луций! – Лар Элий вышел из палестры, надеясь догнать друга. Может быть, он не слишком далеко сбежал?
   – Что? – Луций Веллий стоял в двух шагах от двери. Кажется, он и не думал никуда уходить.
   – Э-э-э… – Лар Элий не ожидал такой скорой встречи, поэтому пришлось быстро перейти с мыслей о розысках друга к мыслям о том, что ему сказать. – Я отправляюсь в разведку. Лично. А ты остаешься за главного. Смотри, чтобы тут не разгорелась полномасштабная война, пока я… выясняю обстановку.
   – Не слишком разумно командиру покидать крепость, когда враг у ворот, – заметил Луций.
   – Надеюсь, что все же не враг, – вздохнул Лар Элий. – И, чтобы выяснить обстановку точно, я должен все увидеть сам.
   – Понятно, – Луций нахмурился. – Надеюсь, ты вернешься. Я как-то уже привык, что ты всегда рядом и всегда раздаешь приказы. Я, видишь ли, простой сельский парень…
   – Не начинай, – поднял руку Лар Элий. – Я вернусь. И надеюсь, с хорошими новостями.
   – Куда конкретно ты отправишься?
   – Во-первых, я хочу взглянуть на Патависсу. А во-вторых, я постараюсь переговорить с Титанией.
   – Даки могут просто пристрелить тебя, едва увидев.
   – Я не собираюсь к ним соваться. Я взгляну издалека и решу, что делать дальше. – Лар Элий помолчал и добавил, словно мечом рубанул: – Знаешь, ты опять оказался прав. Как и много лет назад. Я не допущу, чтобы она стала женой другого.
   – Даже если она этого хочет? – прищурился Луций Веллий.
   – А вот это я и собираюсь выяснить.
   – Удачи.

   Глава 13

   Лар Элий вернулся в свои комнаты и приступил к сборам. Давненько он не собирался в разведку, да и вообще – на боевое задание. Кажется, с тех самых пор, как стал префектом лагеря. Но все нужные знания и навыки сохранились, словно и не прошло стольких лет. Высокие грубые башмаки, шерстяная туника с длинными рукавами, плотные штаны длиной до колен, едва выглядывающие из-под туники, теплый плащ с капюшоном, мешок для припасов, меч, кинжал, лук и стрелы, мех с водой. Вот, кажется, и все. На кухне Лар Элий прихватил головку твердого сыра, несколько луковиц, сухари и кусок холодного вареного мяса. Вполне хватит на весь день, а дольше задерживаться он не собирался.
   Покончив со сборами, Лар отправился к руднику. Проход через пещеры, выводившие на гребень скал над ущельем и в лес неподалеку от Красного озера, начинался именно там. Хотя Лар и считал, что для процветания поселения необходимо и сельское хозяйство, и золотой рудник, пока что основную прибыль и средства для поддержания жизни, полной почти римских удобств, давал именно рудник. Золото через Патависсу расходилось по всем окрестным землям, уплывало по Дунаре в Понт и дальше, на восток, часть шла и на запад, в метрополию. Труд в руднике был тяжелым, но ветераны не боялись работы. Кое-кто даже предпочитал ломать руду, вывозить ее на поверхность и промывать, а не возиться на полях. Что ж, хорошо, что у всех разные предпочтения. Хотя люди постоянно сменялись на работах, кое-кто уже выбрал себе дело по вкусу и получил от Лара Элия и Луция позволение заниматься именно им. Одним из таких людей был и Красс Пален, еще один центурион. Высокий, кряжистый и мускулистый, он походил, скорее, на профессионального борца, чем на легионера. Впрочем, он происходил из семьи кузнецов, так что работа в руднике была ему в чем-то близка.
   – Командир, – отсалютовал Красс.
   – Центурион, – ответил салютом Лар Элий, прежде чем вспомнил, что давно уже распорядился оставить все военные приветствия в прошлом.
   Красс постарался спрятать улыбку, но вышло плохо.
   – Собрался воспользоваться нашими кротовыми норами?
   – Да, нужно увидеть собственными глазами, что происходит в Патависсе и в лагере даков. Хотелось бы найти способ избежать войны. Мы уже достаточно пролили крови, своей и чужой.
   – Что бы ты ни решил, мы пойдем за тобой.
   – Спасибо, – просто ответил Лар Элий.

   Пещеры, промытые когда-то водой, начинались на третьем ярусе рудника, в самой его глубине. Лар Элий снял факел с подставки у входа, зажег его и отправился к лестнице, ведущей вниз. В отличие от Красса, Лар терпеть не мог подземелья. Стены и потолок давили на него, воздух казался спертым и попахивающим чем-то отвратительным, хотя на такой небольшой глубине этого просто не могло быть. Дойдя до входа в пещеры, Лар Элий отодвинул засов на массивной двери, обитой медью и стянутой железными обручами, и вошел внутрь. Изнутри засова не имелось, дверь можно было открыть ключом, спрятанным в тайнике. Лар поднял факел повыше и пошел знакомым путем.
   Пещеры римляне обнаружили почти сразу же, как начали разрабатывать рудник. Вначале люди не знали, что через подземелье можно выйти в лес и на хребет, но потом Лар Элий распорядился изучить подземный лабиринт и составить карту. Сначала из любопытства, а потом, когда нашли выход к скалам, уже из практических соображений. В результате жители долины получили надежный тайный выход, который можно было использовать для разведки и, в крайнем случае, бегства. Когда пещеры исследовали, на стенах оставили множество отметок, но потом Лар приказал их уничтожить, чтобы устранить даже малейшую возможность того, что этим путем сумеет пройти чужак. Все, кто пользовался подземным ходом, знали карту наизусть. Таких было всего пятеро: Луций, Лар Элий, Красс и еще два бывших центуриона. Пробираться пещерами приходилось достаточно долго, в особенности если выйти надо было именно к Красному озеру, а не на скалы, так что Лар шел быстрым шагом, не желая терять времени. На сегодняшний день у него были большие планы.
   Выбравшись на поверхность, Лар быстро, но тщательно замел следы, чтобы никто даже случайно не заинтересовался дырой в скале. Впрочем, в такую глушь мало кто забирался, разве что редкие охотники. Жаль, что пещерами нельзя провести лошадь, тогда бы путь до Патависсы занял гораздо меньше времени. Вздохнув, Лар Элий закинул мешок с припасами за спину, определил направление по выглянувшему между двумя плотными тучами солнцу и быстро зашагал вниз с горы, наискось спускаясь в долину. Придется достаточно долго пробираться лесом, вероятно, до самого города, на дороге можно запросто нарваться на даков.
   Лар Элий много лет прожил в каструме Потаисса, так что все подходы к городу знал наизусть, вот только знания ему не особо пригодились.

   Патависса была в осаде. А если точнее, то в осаде оказался свежепостроенный каструм. Город же выглядел совершенно пустым. Очевидно (судя по их одежде и повадкам), осаждающими были готы, а в крепости укрылись даки. Пока что каструм держался весьма достойно, варварам даже не давали подойти к воротам, хотя те предпринимали такие попытки, судя по стоящим на полпути таранам. Готы хотели подкатить осадные приспособления к воротам, чтобы постараться их выбить. Достаточно бесполезное занятие: створки открывались наружу и висели так, что при попытках выбить лишь прочнее оседали на подвесах, такие ворота можно только сломать, что тоже сложно – из-за толщины дерева и медных стягивающих обручей.
   – Кажется, у меня появился неоспоримый довод в пользу союза, – пробормотал Лар Элий, изучая представшую перед его взором картину. Римлянин укрылся на опушке леса, подбираться ближе не было нужды, все и так предельно ясно.
   Стоявшее недалеко от стен каструма войско готов казалось отсюда плотной колышущейся массой. Интересно, Спанторих тут или же он пока прислал на разведку часть своих сил? Готов определенно больше, чем даков, раза в два, а то и в три. Лар Элий подозревал, что видит только часть войска варваров. Город пока не выглядел разграбленным, над ним не полыхали пожары, не струился черный дым; по всей видимости, Спанторих или его военачальники приняли решение не разрушать Патависсу, а воспользоваться предлагаемыми ею благами, как и даки в свое время после ухода римлян. Только вот римляне не все ушли. Лар Элий хмыкнул. Будь Спанторих умнее, то выяснил бы, кто живет в золотоносной долине в горах, и попытался выслать переговорщиков к префекту лагеря. Или вождь готов настолько самоуверен, что не считает римлян достойной угрозой? Ну, тогда ему же хуже. Не то чтобы Лар Элий принял бы условия посланцев Спанториха, коль скоро их ему предложили, однако хотя бы знал, умен вождь или нет. А так, кажется, – не очень.
   Что же, можно теперь наведаться в лагерь даков у ущелья и попытаться донести до них простую истину: когда за спиной орда готов, полезнее дружить с римлянами, а не воевать. Лар покинул свое убежище, быстро прошел опушкой леса и выбрался на дорогу, ведущую к лесопилке и его поселению. Теперь было важнее добраться до даков, а не укрыться от их глаз. Однако вскоре он понял, что совершил ошибку: на дороге виднелись следы достаточно большого отряда, недавно проехавшего верхом. Кажется, готы выслали разведку. Вернувшись в лес, Лар Элий осторожно, но быстро двинулся к лагерю даков.
   Сам Лар еще не видел этого лагеря, так что хотел сначала изучить его со стороны, а потом уже принять решение, как туда лучше попасть, не привлекая излишнего внимания. Возможно, разумнее было бы и вернуться в долину, а оттуда уже навестить даков в сопровождении солидного отряда, однако Лар все еще питал надежду, что проще попытаться еще раз поговорить с Титанией, а не демонстрировать силу, что может привести к очередной схватке.
   Даки в лагере явно готовились выступать. Но куда? Может быть, они узнали, что Патависса в осаде? Вскоре все прояснилось. Войско, ведомое Клевом Лонгином, выстроилось в плотную фалангу и двинулось в сторону ущелья. И где же Титания? Девушки нигде не было видно, да и быстрый марш в сторону поселения римлян совсем не выглядел свадебной процессией. Как это понимать? Титании не удалось убедить совет племени принять его предложение о союзе? Или же… Лар Элий почувствовал неприятный холодок где-то под ребрами. Или же девушка вынуждена была подчиниться приказу нового вождя племени. При мысли, что трусливый подлец Клев каким-то образом вынудил Титанию стать его женой, Лар Элий сжал кулаки и едва не застонал. Не успели даки скрыться в ущелье, как на дороге показался отряд готов верхом на низкорослых лошадках. Они повертелись на опушке леса и повернули назад. Видимо, их заданием было выяснить, где находятся основные силы даков. Вполне возможно, этот отряд был не единственным, посланным в разведку. Лар Элий проводил готов взглядом и решил, что можно попытаться наведаться в лагерь. Если никто не прореагировал на появление готов, то вероятно, что все даки ушли к стене поселения, и лагерь теперь никто не охраняет. А вдруг удастся выяснить что-нибудь о Титании. Что, если она где-то в одном из шатров – по своей воле или по принуждению?
   В лагере действительно никого не оказалось. Лар Элий быстро сориентировался, в какие из шатров стоит заглянуть в поисках Титании. Первый же из них оказался ее: на низком походном ложе лежал ее доспех и меч, а на одном из двух сундуков – пара гребней. Девушки в шатре не было. Лар Элий осмотрелся, надеясь на какую-нибудь подсказку. Где Титания? Что произошло? Почему теперь всем заправляет Клев Лонгин? Лар Элий обошел помещение, заглядывая во все уголки. Ничего и никого. Ни следов борьбы, ни следов… любви. Только… В стене шатра, обращенной к лесу, обнаружился длинный разрез, явно сделанный мечом. Лар выбрался через него наружу и всмотрелся под ноги, пытаясь различить следы. Это оказалось нетрудно: несколько человек, явно нетрезвых, прошли этим путем в сторону опушки леса. Осмотревшись по сторонам, Лар Элий тоже двинулся туда. У первых деревьев следы пьяной компании резко поменяли направление и вернулись в лагерь почти параллельно тем, что привели сюда Лара. Римлянин вошел в лес, по-прежнему внимательно глядя под ноги. Одинокий след уводил в чащу. Кто-то бежал здесь напрямую, не разбирая пути, стремясь уйти как можно дальше от лагеря. Титания? Размер отпечатков обуви вполне подходил женщине. Но как это объяснить? Она вспорола шатер, убежала в лес, пьяная компания попыталась ее преследовать, но не стала. Испугались темноты? Бред какой-то. Решив, что логичнее будет пройти по одинокому следу, Лар Элий углубился в лес.

   Красное озеро выглядело как всегда – дико и прекрасно. Его звонкая гладь казалась громадным серебряным зеркалом, отражающим хмурое небо, где в разрывах облаков изредка мелькал жаркий лик солнца. По краям, на серых обветренных скалах, словно стражи, стояли высоченные ели и сосны; их сладкий смолистый запах струился над водой. На камнях тут и там виднелись пятна мха и лишайников, в трещинах прятались юркие ящерки, разбегавшиеся при появлении незваной гостьи. Какая-то птица села на ветку над головой остановившейся ненадолго Титании, просвистела звонкую трель, сорвалась с места и канула в лесной полутьме.
   Первым делом девушка спустилась к воде и ополоснула лицо; эта немудреная процедура заставила ее почувствовать себя лучше. Титания присела на плоский пористый камень и, щурясь, вгляделась в лесную и озерную даль. Все спокойно. Изредка колышутся под порывом ветра кроны деревьев, за спиной иногда раздается шорох – это мелкие зверьки снуют в траве. Красное озеро было местом труднодостижимым, жить на его берегах невозможно – слишком обрывисты, слишком густой на них лес. Титания встала и пробралась между скалами дальше вдоль берега. Через некоторое время она отыскала крохотный пятачок у самой воды, укрытый с двух сторон отвесными скалами. Прекрасно. Тут можно будет отдохнуть, но позже.
   Посмотрев на солнце, девушка решила потратить остаток дня на охоту. Есть хотелось уже просто невыносимо. По пути сюда она наткнулась на малинник, но пара пригоршней ягод – совсем не то, чего жаждал изголодавшийся желудок. Титания быстро соорудила достаточно сильный и надежный лук, найдя подходящую прямую ветку и натянув тетиву из шнура, который служил завязкой для ее кожаных штанов. Вот теперь-то она была рада, что они ей тесноваты, не свалятся даже без дополнительной поддержки. Несколько веток потоньше пошли на три стрелы, наконечники Титания соорудила из заостренных булавок фибул, удерживающих плащ. Сам плащ она оставила на камне у озера. На охоте он только помешает. Конечно, с таким луком и стрелами оленя не завалишь, а вот кролика или куропатку – запросто. Титания помнила, что где-то здесь, неподалеку, была отличная поляна, где мирно проживала достаточно обширная колония длинноухих.
   Память ее не подвела, с первого же выстрела удалось подбить кролика, так что к сумеркам Титания уже развела костер (мелкие щепки и куски коры пришлось поджигать, выбивая искры, ударяя кинжалом по мечу: такое обращение с оружием заставляло девушку морщиться, но другого выхода она не видела), собрала побольше дров на ночь, выпотрошила кролика, нанизала его на вертел и решила искупаться, пока еще не стало совершенно темно. Все равно надо ждать, пока костер прогорит, жарить ужин все же лучше на углях, чтобы он не оказался подгорелым снаружи и сырым внутри.
   Титания быстро разделась, разложив одежду на камне у костра: приятно будет выбраться из студеной воды горного озера и надеть согретые жаром огня вещи. Кажется, жизнь налаживается. А завтра можно хорошенько обдумать, что же делать дальше. Пока что мыслей по этому поводу не было, слишком уж она устала и проголодалась.
   Вода оказалась не такой холодной, как думала Титания, так что купание доставило ей искреннее удовольствие. Она тщательно промыла волосы, чтобы избавиться от пыли и застрявших в густых прядях бесчисленных еловых иголок, а потом просто плавала, наслаждаясь той ни с чем не сравнимой приятной легкостью, что придает телу вода. Сумерки, как всегда в горах, быстро и незаметно превратились в ночь. Костер на берегу почти прогорел, лишь багрово-пепельные угли слегка светились, почти не раздвигая тьму. Пора приниматься за приготовление ужина. Титания подплыла к берегу, встала, нащупав дно, и побрела к своему лагерю, выжимая по пути волосы. И замерла, не дойдя несколько шагов. Что-то шевельнулось позади костра. Что-то или кто-то.
   Оружие, как и вся одежда, лежало на камнях у костра – и до меча было слишком далеко. Прежде чем девушка успела даже испугаться, пять теней двинулись к ней, отрезая ее и от оружия, и от одежды.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация