А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чего не сделаешь ради любви" (страница 18)

   Глава 13

   Как видно, в ноябре исследовать пещеры желающих не нашлось, – бодро подвела итог Мэри Энн. Они с Камерон сидели в машине на стоянке у Центра помощи женщинам, где Камерон назначила сбор экскурсанткам. – Подумать только!
   – Подождем еще, – сказала Камерон. – Я расклеила объявления где только можно.
   Мэри Энн надеялась, что никто так и не объявится и ей не придется спускаться в пещеру Большого Джима. Пришла она главным образом затем, чтобы поддержать Камерон. Это во-первых. А во-вторых, ей нужно было добиться от Камерон признания.
   Не отрывая глаз от въезда на стоянку, она спросила:
   – Ну, сознайся же, наконец, сестренка! Ведь это Пол, да?
   – Что? – резко повернулась к ней Камерон. – Что – Пол?
   Мэри Энн посмотрела на нее с глубоким сочувствием.
   – Если ты хоть кому-нибудь расскажешь… – пробормотала Камерон.
   – Но ему-то ты собираешься сказать?
   – Мне придется сказать. Он же не дурак, и, если увидит меня на седьмом месяце, ему может прийти в голову, что он как-то к этому причастен.
   – Моя маленькая племянница, – улыбнулась Мэри Энн, – будет очень красивым ребенком. Мне почему-то кажется, что это будет девочка и что она унаследует от своей бабушки необыкновенные способности.
   – Пожалуйста, никогда больше не заговаривай об этом, – попросила Камерон.
   – Я просто пошутила! Ведь подобные средства конечно же не действуют, и то, что ты забыла Грэхема, едва ли связано с ухищрениями Бриджит. И еще, – добавила она, прежде чем Камерон успела что-то сказать, – если ты хочешь убедить меня, что снадобье, которое ты выпила, заставило тебя лечь в постель с ее братом, я в это тоже не поверю.
   – Можешь верить во что хочешь, – огрызнулась Камерон и открыла дверцу, потому что на стоянку въехал чей-то автомобиль. Мэри Энн смотрела, как Камерон подходит к автомобилю, а водитель опускает окно. Камерон нагнулась к нему и что-то сказала водителю, потом повернулась к Мэри Энн и подняла большой палец вверх, что означало: «Экскурсия в пещеры состоится!»
   Только после этого Мэри Энн разглядела сидевшую за рулем женщину. Это была Анджи Уокман.

   К большому облегчению Грэхема, его мать больше не заговаривала о Брионии и о целесообразности повторного брака. В пятницу они вместе поехали в центр города, пообедали, выпили кофе, купили кое-что для гостиной. Это напомнило Грэхему о Мэри Энн и о мебели из каталога, которую они так и не выбрали, потому что слишком стремились лечь в постель. И ему вдруг очень захотелось встретить в праздничной толчее Мэри Энн…
   Впрочем, к субботе он совсем успокоился. Мама надела спортивный костюм, а сам он – плотные холщовые брюки и сапоги, о которых упоминал на День благодарения, – хотя сейчас все змеи в окрестностях должны были уже погрузиться в глубокую спячку, – и они вместе отправились в заповедник.
   – Давай в этом году пройдем по Кирпичной тропе весь маршрут до конца. Всего-то какие-то три мили. Я чувствую, что сил у меня хватит, кроме того, мне очень хочется еще раз посмотреть на те гранитные скалы.
   Грэхем попытался вспомнить, какую пещеру Мэри Энн и Камерон собирались исследовать в выходные и не вела ли к ней Кирпичная тропа. Он мог только строить догадки. Но мама отчего-то настаивала именно на этом маршруте. В конце концов, им с Мэри Энн предстояло вести вместе еще три передачи. Не то чтобы он не хотел ее больше видеть… Будет он видеть ее или нет – в любом случае со временем он с собой справится. И точка.
   – Решено, идем по Кирпичной тропе.

   Мэри Энн обнаружила, что в обществе Анджи Уокман ей вовсе не так неловко, как она себе воображала. Они отправились в заповедник все вместе в автомобиле Мэри Энн. Похоже, ее присутствие было для Анджи такой же неожиданностью, какой присутствие самой Анджи стало для Мэри Энн.
   Пока они ехали, Камерон допытывалась у Анджи, почему она решила принять участие в экскурсии.
   – Ты ведь повесила объявление на моем магазине, и мне оно постоянно попадалось на глаза. В детстве я обожала ходить в пещеры, но однажды чуть не заблудилась и с тех пор побаивалась. Вот я и решила попытаться снова, только на этот раз научиться правилам безопасности.
   – И правильно! – воскликнула Камерон с одобрением.
   Мэри Энн была рада, что решила пойти в пещеры, рада, что Камерон устроила эту вылазку. И ей, и Камерон было необходимо отвлечься хотя бы ненадолго от собственных проблем. В общем, помогая Анджи усвоить азы спелеологии, как не почувствовать себя увереннее и сильнее?
   Когда они спустились в первый отсек пещеры Большого Джима, Мэри Энн чувствовала себя с Анджи так комфортно, словно они никогда и не соперничали из-за мужчины. Все трое были облачены в комбинезоны – Камерон одолжила один из своих Анджи, ведь они носили одинаковый размер – и шлемы с шахтерскими фонариками и несли рюкзаки, из которых самый большой был у Камерон. Мэри Энн спросила, не слишком ли он тяжелый для нее, на что Камерон только засмеялась, но взглядом дала понять, что не хотела бы больше поднимать эту тему.
   У Камерон была с собой карта пещеры, и она заранее отметила на ней маршрут.
   – Мы пройдем по Каменному ущелью, но не бойтесь, там не придется протискиваться в узкие щели. Главное – пробуйте ногой сомнительные камни, прежде чем на них наступить.
   Они двинулись в глубь пещеры по сухой тропе, на которой хорошо отпечатывались следы. Камерон велела им шагать след в след.
   По пути они увидели поселение летучих мышей, которые свешивались с потолка Белого туннеля, а на берегу маленького озерца Анджи заметила слепую саламандру.
   – Какие все-таки удивительные зверьки есть на земле! – воскликнула она.
   Пещеры приводили ее в восторг. Мэри Энн вспомнила однажды пришедшую ей в голову мысль, что у Анджи и Джонатана нет совсем ничего общего. Она все больше убеждалась в этом. Ее собственные встречи с Джонатаном сводились к совместному просмотру фильмов и его попыткам затащить ее в постель. Анджи она находила более возвышенной.
   Мэри Энн как раз размышляла над этим, когда следом за Камерон и Анджи ступила на первый громадный валун Каменного ущелья.
   – Справа уклон, – сказала Камерон. – Будьте осторожны. Здесь множество трещин, а под нами – тоже туннели. Я думаю, их исследовали…
   Но тут камень под Мэри Энн покачнулся, и она хотела было отскочить влево, но другой камень, которого она коснулась ногой, тоже зашатался. И она полетела назад, в темноту, и с размаху упала навзничь, явственно услышав, как что-то треснуло. К горлу подступила тошнота. Боль, пронзившая бедро, была дикой, ни с чем не сравнимой, ее вырвало, после чего она замерла, боясь пошевелиться. И тут поняла, что и с плечом тоже что-то не так. Она попробовала им подвигать, и тошнота нахлынула с новой силой.
   Вокруг в темноте слышались какие-то звуки, словно гудел пчелиный улей. Фонарь слетел со шлема и валялся в нескольких шагах от нее, но Мэри Энн не стала даже пытаться до него дотянуться, боясь вызвать новый приступ тошноты.
   – Мэри Энн! – Сверху в лицо ей, ослепив, ударил свет фонаря – он горел, наверное, шагах в двух-трех от нее, но ей показалось, что за целых сто. А рядом что-то шевелилось. Что-то живое.
   Господи! Кажется, пещерная змея или что-то такое же ужасное. Гул приутих, затем возобновился снова. Мэри Энн отвернулась от бившего в глаза света и увидела то, что осветил луч фонаря.
   Гремучие змеи! И не одна-две. Их было не сосчитать. Огромное лежбище счастливого змеиного семейства, тесно сплетенного в клубок. Мэри Энн увидела блестящие кольца в шаге от своего лица.
   – Сейчас зима, – проговорила Камерон сверху чужим голосом. – Не двигайся, и они ничего тебе не сделают. Я тебе клянусь, Мэри Энн. Помнишь парня из Южной Африки, который провел полгода в пещере с кобрами и черными мамбами? Просто лежи спокойно. Они спят.
   – Тогда почему они гремят? – еле выговорила Мэри Энн.
   – Сейчас я спущу тебе веревку, – пообещала Камерон.
   – Нет! Я не могу пошевелиться. Кажется, я вывихнула плечо, а ногу придавило камнем.
   – Нет никакого камня, – твердо сказала Камерон.
   Мэри Энн всмотрелась в темноту, но ей не надо было видеть – она и без того чувствовала камень.
   – Нет, камень тут.
   – Тогда я сейчас спущусь.
   – Нет! – вскрикнула Мэри Энн.
   – Лучше я, – предложила Анджи. – Вот через эту щель.
   – Я первая, – не уступала Камерон.
   – Нет, – повторила Мэри Энн. – Пусть Анджи. Если спустишься ты…
   – Ну хорошо, – сказала Камерон. – Анджи, нам нужен рычаг, чтобы сдвинуть камень. У меня с собой есть шесты, но боюсь, они тонковаты.
   Анджи уже успела спуститься поближе к Мэри Энн и остановилась в полуметре над ней. Ее фонарь осветил пространство вокруг. Оно было плотно устлано змеями.
   – Дай-ка мне шест, – попросила она Камерон. – Я попробую отодвинуть парочку этих ребят подальше.
   Мэри Энн вспомнила все, что думала раньше об Анджи Уокман. Как же она недооценивала эту девушку! Она считала ее и недалекой, и скучной, а вот почему-то не разглядела в ней отчаянной смелости.
   Прошла, наверное, целая вечность, прежде чем змея приблизительно в руку толщиной (Мэри Энн, не выдержав, зажмурилась) вяло обвилась вокруг шеста. Она, наверное, весила целую тонну, но Анджи медленно передвинула шест со змеей в темноту и там осторожно стряхнула змею на ее подруг, которые загудели с новой силой.
   – Мэри Энн, я думаю, этих, которые совсем рядом, лучше не трогать.
   – Девочки, я почти не чувствую ногу. Как бы не пришлось ее отрезать, – простонала Мэри Энн. – Но все равно вам не сдвинуть камень. Пожалуйста, идите скорее за помощью, со мной тут ничего не случится.
   Анджи направила фонарь на Камерон и сказала:
   – Зови на помощь, я побуду с ней.

   «Мэри Энн погибнет! Мэри Энн погибнет, и по моей вине! Она пошла сюда из-за меня, потому что я забеременела, как последняя дура, и теперь она погибнет или лишится ноги».
   Камерон бежала по туннелям, по которым они проходили совсем недавно, – бежать было опасно, это противоречило всем правилам поведения в пещерах, но ситуация была чрезвычайной. Мобильный лежал у нее в рюкзаке, но он заработает только наверху, на стоянке. Может быть, там окажется кто-нибудь из смотрителей заповедника, или лучше сразу позвонить в зоопарк? Нет, она позвонит 911, а потом уже в зоопарк.
   Камерон вытащила телефон из рюкзака и бросила рюкзак у выхода из пещеры, а потом из последних сил побежала на стоянку, на бегу открыв телефон, в нетерпении ожидая сигнала.
   – Ого, не так быстро!
   Она с разбегу налетела на какого-то высокого мужчину. Господи, да это Грэхем Корбет. Испытывающий ужас перед змеями Грэхем Корбет и с ним его матушка.
   – Грэхем, случилось несчастье! Мэри Энн придавило камнем. Я жду, когда заработает чертов мобильник!
   – Где она?
   – В пещере Большого Джима. Но не ходите туда. Вы все равно не сможете помочь.
   Он смотрел, как она бежит дальше и длинные волосы, выбившиеся из-под шлема, летят за ней, словно знамя.
   – Может быть, все же можно помочь? – спросила мать. – Что нам делать?
   – Я пойду, – проговорил он и услышал свой голос словно бы издалека. – Камерон вызовет спасателей и вернется. – Почему он не спросил ее, где находится пещера? Он плохо знал эти пещеры. В детстве он никогда в них не ходил из-за своего безотчетного страха перед змеями. Ему казалось, что в пещерах они просто кишат.
   – Ступай вперед, – сказала его мать, – а я пойду за тобой следом. Пещеры ведь помечены, да? Ты только не потеряйся, Грэхем.
   – Ни за что, – обронил он и двинулся в путь.
   Когда на дороге ему попался рюкзак Камерон, он сообразил, что у него с собой нет даже фонарика. Но Камерон должна была захватить лишний, ведь это одно из правил спелеолога.
   Фонарик нашелся в наружном кармане рюкзака, Грэхем включил его и вошел в пещеру. Сразу же ему бросились в глаза свежие следы нескольких ног, ведущие в глубь пещеры. Грэхем направился туда и крикнул:
   – Эй!
   Вроде бы издали послышались голоса. Грэхем шел вперед, продолжая окликать девушек. Вот и белый известковый туннель, и летучие мыши на потолке, словно гроздья винограда…

   Мэри Энн придавило камнем.
   Вид у Камерон был ужасный, а в том, как она сказала: «Вы все равно не сможете помочь», ему послышалось что-то жуткое. Что-то бесповоротное, непреодолимое. Он продолжал идти вперед и время от времени кричал: «Эй!»
   И вдруг совсем рядом заговорила женщина:
   – Мы здесь! Сейчас я посвечу, – но голос был не Мэри Энн.
   – Я уже иду! – крикнул Грэхем в ответ. Он вышел на широкую площадку, заваленную камнями разной величины, и увидел свет фонарика. Потом различил среди валунов хрупкую фигурку девушки – она махала ему фонарем.
   – Стойте там, – приказал он.
   – Слава богу, это мужчина!
   Никогда еще Грэхему не приходилась слышать, чтобы кто-то так горячо превозносил его пол. Ему показалось, что он расслышал другой голос, что-то тихо говоривший.
   – Мэри Энн? – окликнул он.
   Мэри Энн сразу узнала его голос. Блестящие кольца рядом с ней шевельнулись, но она снова сказала себе, что Камерон права. Змеи не воспринимали ее как добычу. Если только лежать неподвижно, у них не возникнет желания ее ужалить.
   А теперь здесь Грэхем! Он сможет сдвинуть камень.
   Вдруг ей пришло в голову, что он не отважится спуститься на дно пещеры из-за змей. «И тогда я, наверное, разлюблю его», – промелькнула глуповатая мысль.
   – Только не свети мне в лицо фонарем, – попросила она.
   Он молча отвел фонарь, и по выражению его лица, едва различимого в темноте, она поняла, что он увидел змей.
   – Ей придавило ногу камнем, а мне его никак не сдвинуть, – объясняла Анджи ситуацию. – Я только отодвинула парочку змей, чтобы расчистить место, но до самого конца еще не спускалась. Если мы спустимся вместе, я отодвину и других.
   – Хорошо.
   Мэри Энн увидела, как луч фонаря осветил спуск на дно пещеры, который Анджи уже преодолевала дважды. Грэхем передал фонарь Анджи.
   – Посветите, чтобы я видел, куда наступаю.
   И он опустил ногу.

   Он спускается в змеиное логово! Конечно, вовсе не из-за нее. Это всего лишь джентльменское поведение. А она лежит на камнях, страдая от боли и собственного недомыслия, и даже пошевелиться не может, потому что тогда ее сразу же вырвет. И вдруг ногу уже не спасти?..
   Но Мэри Энн не плакала и не собиралась плакать. Вместо этого она сказала:
   – Камерон считает, что они сейчас все сонные, потому что зима. Они почти не шевелятся. Только иногда начинают шуметь.
   Грэхем и сам заметил, что гремучие змеи производят немалый шум.
   – Не бойтесь, ребята, я постараюсь не нарушать ваш сон.
   Он старался не вспоминать когда-то виденную фотографию змеи с открытой пастью и двумя смертоносными, странно изогнутыми клыками. Известно, что, если змея решает напасть, она делает это молниеносно…
   Хотя едва ли ядовитые зубы прокусят его сапоги, да и холщовые брюки достаточно крепкие.
   Впрочем, с ним происходило нечто странное, нечто не имеющее отношения к его страху перед змеями. Змеи были тут, и много, но они не имели значения. Кроме одной, большой, у самой головы Мэри Энн, бренчавшей, как и другие, своей погремушкой.
   Одно плечо Мэри Энн было как-то неестественно подогнуто. Анджи Уокман, которой оказалась вторая девушка, говорила без умолку: что Мэри Энн думает, что нога сломана, что плечо вывихнуто… Он прервал ее:
   – Дайте мне ваш фонарь.
   Фонарь оказался в его руке, и он осветил устланное змеями скальное основание. Если они не поползут, он сможет встать на горку камней как раз между ними. Грэхем посветил на камень, придавивший ногу Мэри Энн. Тот был размером примерно с ведро, и Грэхем прикинул, что сумеет с ним справиться.
   Он ступил на поверхность между двумя блестящими клубками и схватился за камень.
   – Детка, если я его приподниму, ты сможешь из-под него выбраться?
   – Не знаю…
   – Может быть, я тоже спущусь и попробую оттащить ее, когда вы приподнимете камень? – спросила Анджи.
   Вот храбрая девчонка!
   – Хорошо.
   – По-моему, вам двоим тут не хватит места, – сказала Мэри Энн. – Я лучше сама. Я… себя заставлю.
   Он встретился с ней глазами, пытаясь понять, насколько она в силах это сделать.
   – Ладно. Тебе придется поднапрячься, потому что мне не хочется уронить его обратно на тебя.
   – Да… – пробормотала Мэри Энн, нервно сглатывая.
   Он подошел к ней вплотную, осторожно, чтобы не потревожить змей. Что, если змея только и ждет, чтобы он начал поднимать камень?..
   «Мне придется сдвинуться с места, – твердила себе Мэри Энн. – Придется, несмотря ни на что».
   – Я откачусь вправо, – с трудом выговорила она. – В твою сторону.
   – Хорошо. – Он схватился за камень и сразу с тревогой отметил, что это известняк, который крошится и может вскользнуть из рук. – Ну – раз, два, три!
   Мэри Энн со стоном дернулась всем телом, волоча за собой ногу. Невыносимая боль пронзила ее, и все поглотила тьма.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация