А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чего не сделаешь ради любви" (страница 16)

   – Каролина, представляешь, кого я вчера видела? Дина Миллигана! Помнишь, как мы все ездили в открытый кинозал смотреть «Челюсти»?
   – Я прекрасно помню, – сказал отец. – На тебе, Каролина, был тогда зеленый свитер и легинсы, они тогда только-только входили в моду. И тебе в самом деле было что обтягивать!
   – Разве ты ездил тогда с нами, Джон Клайв? – нахмурилась Луиза.
   Мэри Энн поняла, что отец, видимо, по ошибке проговорился, вспомнил одно из своих свиданий с Каролиной, до того как он переключился на мать Мэри Энн. Она едва не закатила глаза.
   – Я этот фильм так и не смотрела, – вздохнула миссис Дрю. – Помню, маме он очень не нравился.
   – Грэхем, вы нальете нам вина? – спросила тетя Каролина.
   – Конечно, – ответил Грэхем и поднялся.
   – Господи, какая я глупая, с нами же была тогда Сью Лейн. Не знаю, Каролина, с чего я решила, что это была ты? – заторопилась Луиза.
   – Наверное, потому, – пробормотала Мэри Энн, – что это она сначала встречалась с отцом, до мамы.
   – Даже странно, Луиза, что ты ходила на этот фильм, – нахмурилась миссис Дрю. – Ты же прекрасно знала, какого мама о нем мнения.
   В это время Камерон, сидевшая на противоположном конце стола, открыла маленький флакончик и вылила его прозрачное содержимое в свой бокал, который тут же поднесла к губам и выпила до дна. Мэри Энн даже разинула рот от изумления и едва удержалась от того, чтобы не вскрикнуть: «Что ты делаешь?»
   Флакончик в руке Камерон был точной копией того, который дала ей некогда Клара Курье. Он содержал любовное снадобье.

   Глава 11

   Минут пятнадцать спустя Мэри Энн перехватила кузину в ванной, куда та зашла попудриться.
   – Что это было – во флаконе? То, что ты выпила за ужином?
   Камерон закинула за спину длинные пряди волос и пожала плечами:
   – Не любовное снадобье, не бойся. Я попросила Бриджит дать мне что-нибудь, чтобы эмоционально перестроиться.
   – Как это? – Мэри Энн вгляделась в темные глаза кузины и увидела на их дне страдание. Ей стало не по себе.
   – Вы с Грэхемом все равно будете вместе, – сказала Камерон. – И это правильно. Я искренне говорю. Я для него никогда не существовала. Бриджит просто приготовила один составчик, который поможет мне с этим справиться, снова стать собой.
   – Я бы ни у кого из их семейки не взяла никакого питья, – пробормотала Мэри Энн и вдруг со всей очевидностью осознала, что идея дать мужчине приворотное зелье была просто ужасной. – Я вообще не хочу иметь с ними дела. Как ты думаешь – Бриджит теперь всем все растрезвонит?
   – Я как раз так не думаю, – ответила Камерон. – Мы с ней все обговорили. Я страшно разозлилась на нее из-за того, что она рассказала про снадобье Элинор, и все ей высказала, что об этом думаю. Бриджит признала, что я права, и извинилась. Она согласилась, что виновата. На самом деле она совсем не плохая.
   – Так у нее что – такие же будто бы способности, как у ее матери?
   – Между прочим, это правда! Даже Пол так считает. Однако он думает, что моя сестра не должна ими пользоваться.
   Мэри Энн вздохнула и порывисто обняла свою миниатюрную кузину.
   – Прости меня, Камерон. Прости за все.
   – Перестань, Мэри Энн, это такая чушь. – Камерон на мгновение отвернулась, и Мэри Энн поняла, что она хочет скрыть слезы. – А история с Грэхемом… Ты в самом деле моя лучшая подруга. И хватит об этом. Иди, я скоро приду.
   Преисполненная чувством благодарности к кузине, Мэри Энн вернулась за стол. До чего Камерон великодушна! Хоть бы она утешилась поскорее. Этот разговор странно успокоил девушку, и она утвердилась в мысли, что теперь смотрит на Грэхема по-новому.
   «А ведь он все равно знаменитость, Мэри Энн! Так что не случайно вы оба попали в этот дурацкий журнал».
   Ну а что, собственно, они такого делали? Ну, встретились, поужинали вместе. Бар не поджигали, гонки на машинах не устраивали, пьяными не напивались, к стриптизеркам не приставали.
   «Я это переживу», – думала она, слушая, как Грэхем беседует с мамой о ее работе в церкви. Все вдруг разом изменилось. Она отчетливо поняла, что больше не влюблена в Джонатана Хейла и не жаждет встречаться с ним.
   Грэхем Корбет – вот кто имел для нее значение!

   После десерта, когда все сидели в гостиной, Грэхем сказал:
   – Мэри Энн, может, это глупо звучит, но я хотел попросить вас посмотреть кое-какие мебельные каталоги. На День благодарения приедет моя мать, и мне нужно обставить гостевую спальню.
   Камерон, усердно запивавшая вином лекарство от несчастной любви, полученное от Бриджит, вдруг брякнула:
   – А почему бы вам не показать ей коллекцию насекомых?
   Мэри Энн не удержалась от смеха. Грэхем тоже засмеялся. Тетя Каролина только покачала головой и взяла сигарету, собираясь, очевидно, выйти на улицу.
   – Я с удовольствием помогу выбрать подходящую мебель, – заверила Мэри Энн.
   Камерон вытащила из кармана зазвонивший мобильный, и Мэри Энн расслышала, что она шептала:
   – Нет, Пол, сегодня я не смогу прийти. Просто скажи ей, что у тебя уже есть девушка, и она отстанет. В любом случае я вести машину сейчас не в состоянии, я выпила. – Она вздохнула. – Джейк за мной заедет? О господи! Ну, скажи ему, что я буду ждать его на мосту.
   Очевидно, Камерон никого не собиралась знакомить со своей семьей.
   – Учти, что теперь ты у меня в большом долгу, – напомнила Камерон своему лжебойфренду.
   Грэхем встал, приподнял брови и кивнул в сторону прихожей.

   – Слава богу, – сказала Мэри Энн, когда они вышли на улицу. – Спасибо вам.
   Он улыбнулся:
   – Я все придумывал подходящий предлог, чтобы пригласить вас к себе домой, но ваша кузина меня раскусила.
   – Да, она очень проницательная.
   – Зато я сразу понял, что самый подходящий момент заманить вас к себе – это когда вся ваша семья соберется вместе. Может быть, вы даже раздумаете возвращаться.
   Мэри Энн засмеялась и почувствовала легкий трепет в области солнечного сплетения, который охватил и все тело. Она взглянула в его лицо, освещенное фонарем, пытаясь угадать, насколько он серьезен.
   И решила, что это всего лишь флирт.
   – Так мило с вашей стороны было отвезти вчера отца домой.
   – Мы было с ним интересно.
   Разумеется, Мэри Энн ему не поверила, но все равно оценила эти слова.
   – На следующие выходные в Чарльстоне будут играть блюз. Малоизвестный музыкант, но я слушал, и мне понравилось. Как вы?
   – С удовольствием послушаю. Спасибо.
   Грэхем, видимо, все же догадался, что они с Джонатаном не встречаются в том особенном смысле, на который тот намекал.
   – Очень хорошо, – улыбнулся Грэхем. – Я рад, что не надо будет пристраивать билеты.
   Он мельком взглянул на нее, на ее очаровательный профиль, и ему неудержимо захотелось прикоснуться губами к ее темным густым бровям, ресницам, пухлой верхней губке. Из глубин памяти выплыл образ Брионии и тяжелые месяцы, последовавшие за ее смертью. Разве нельзя встречаться с Мэри Энн, не влюбляясь в нее по уши? Не обязательно привязываться к ней так же сильно, как к жене…
   Она внезапно рассмеялась:
   – Не могу дождаться, когда они все уедут!
   – Ваши родные?
   – Да.
   – Могу предоставить вам убежище, – предложил он с улыбкой.
   – Тогда разразится вселенский семейный скандал.
   Они оба посмеялись и поднялись по ступеням к его двери.
   – Хотите кофе или чего-нибудь покрепче, перед тем как взяться за каталоги?
   – Так вы действительно хотите выбрать мебель? – спросила Мэри Энн.
   – Конечно. Но если вы предпочитаете, чтобы я снова обыграл вас в шахматы…
   – Я чемпионка мира по покупке мебели, – ответила Мэри Энн.

   В доме Грэхема в самом деле была одна пустая комната, которую он намеревался обставить к приезду матери. Только на окне с жалюзи висели легкие белые шторы и у стены стояла узкая кровать.
   – Ее заберут в благотворительное учреждение, – пояснил Грэхем. – Дэвид Курье как раз спрашивал, нет ли у меня ненужной мебели.
   – Симпатичный человек, – сказала Мэри Энн, переворачивая страницы одного из каталогов, который они захватили с собой наверх.
   Грэхем сел рядом с ней на кровать и с любопытством посмотрел на нее.
   – Расскажите-ка мне о приворотном зелье. Или это плод воображения Элинор Свифт?
   Мэри Энн сама не знала, от чего пришла в большее замешательство – от вопроса или от близости его тела.
   «Как это я до сих пор не замечала, насколько он привлекателен физически?»
   Она лихорадочно придумывала, что ответить.
   Может быть, правду?
   И выбрала линию поведения, которой придерживалась и с Джонатаном.
   – Приворотное зелье действительно было. Мы с Камерон приобрели его просто ради шутки. Но Джонатан Хейл его не пил.
   – Вы дали его кому-то еще?
   Мэри Энн молча порадовалась тому, что он сформулировал вопрос именно так, а не иначе. Она никому не давала снадобье. Грэхем сам выхватил бокал у нее из рук.
   – Нет.
   – Что же вы с ним сделали?
   Она сжала губы, помедлила.
   – С ним случилось нечто непредвиденное. – И, посмотрев на него, девушка не смогла удержаться от улыбки. – Я вам обязательно расскажу, только в другой раз.
   – В другой раз?
   Ответ, кажется, очень его обрадовал. Он внезапно наклонился и поцеловал ее в губы. Теплая волна пробежала по телу Мэри Энн и как бы подтолкнула его к Грэхему. Она сама не заметила, как ответила на его поцелуй, и это было сладко и приятно. Он слегка отодвинулся от нее – дюйма на два, не больше, – и произнес:
   – Мне так давно этого хотелось.
   – Давно? – переспросила она недоверчиво.
   – Наверное, с тех пор, как я вас впервые увидел. Хотя потом долго спорил сам с собой.
   – Почему?
   – Было так очевидно, что вы меня недолюбливаете, что питаете чувство к Хейлу.
   Мэри Энн залилась краской.
   – Не один вы это заметили. – Она почему-то вдруг сильно разнервничалась, но ее тянуло к нему все сильнее. И она неожиданно для себя выпалила: – А я и не знала, что вы были женаты – до того вечера, когда вы зашли к нам домой.
   Он молчал, и она заглянула в его карие глаза. Он явно собирался что-то сказать. Но так и не сказал, и Мэри Энн снова заговорила:
   – Джонатан сказал, что вы очень тяжело перенесли смерть жены…
   Грэхем кивнул, прикусил нижнюю губу:
   – Да. Это самое плохое, что со мной было. Не сама ее смерть, а что произошло потом. Я почти разрушил свою жизнь. Мне казалось, что ничего уже не имеет смысла, и я вел себя… соответственно. – Он уставился в пространство перед собой. – Иногда надо всего лишиться, чтобы научиться ценить то, что имел.
   – Я надеюсь, мне не придется узнать это такой ценой, – пробормотала Мэри Энн.
   – Есть хоть малейший шанс, что ты согласишься остаться здесь на ночь? – спросил он.
   В глубине души Мэри Энн знала ответ. Странно, но несколько ее встреч с Грэхемом стали казаться самыми важными в ее жизни. И самыми лучшими.

   Спальню заливал лунный свет. Грэхем смотрел на спящую Мэри Энн. До чего она прекрасна! Он помнил взгляд, каким она смотрела на него в миг их соединения. Они словно заглянули друг другу в душу. Но оказывается, он не был к этому готов.
   Он и правда любил ее. Хотя и не ждал любви, не стремился к ней. То, что произошло сейчас между ними, потрясло его сильнее, чем все испытанное когда-то с Брионией. И казавшееся теперь несказанно далеким.
   «Но мы не можем быть вместе. Время еще не пришло».
   Частью души Грэхем понимал, что это просто предлог, и чувство, которое он ощутил к этой женщине, уже перечеркнуло его прошлое «я», необратимо изменило его.
   Надо было поспать, и он решительно отвернулся от нее. Больше не будет никаких свиданий.
   Но радиошоу? Они будут видеться во время передачи.
   «Ну так что, Грэхем? Это твоя работа. Ты справишься. Главное для тебя – твои слушатели».
   Он нахмурился, вспомнив Элинор Свифт, ее звонок по поводу приворотного зелья и слова, сказанные ею Мэри Энн в ресторане. Но выходит, Джонатан не пил снадобье, и Мэри Энн больше никому его не дала. Как она сказала? Произошла какая-то непредвиденная случайность…
   И тут, словно в замедленной съемке, в памяти воскресло воспоминание. Вечеринка по поводу помолвки Джонатана Хейла… Бокал с вином… Вот ножка отломилась… И он пьет это вино!
   Смешно! Уж конечно, он не пил никакого снадобья! Он никогда не верил в подобную чушь.
   Но какая непредвиденная случайность могла произойти?
   Грэхем попытался в подробностях припомнить случившееся тем вечером. Мэри Энн отошла, чтобы наполнить вином бокал Хейла, так? На него это подействовало как красная тряпка на быка, и он решил подразнить ее…
   Ну что же, если он все-таки выпил приворотное зелье, это любопытно, и больше ничего. Его давно влекло к Мэри Энн, давно раздражала ее влюбленность в Хейла. Впрочем, раньше в его намерения не входило затевать с ней роман.
   Он и сейчас не планировал зайти так далеко, просто не смог сдержать себя. Почему он лег с ней в постель? Его тянуло к ней, сильно тянуло. Он принялся уверять себя, что случившееся ничего в общем-то не изменит. И все будет прекрасно. Но чувствовал, что почва уходит у него из-под ног.
   Ну хорошо, он добился сегодня от нее физической близости, и ему предстоит общаться с ней дальше, хотя бы по работе. «Что ты скажешь ей, Грэхем, чтобы не ранить ее чувства? Мол, для меня это случилось несколько преждевременно?»
   А ведь он сам предложил ей остаться! Ему вдруг захотелось, чтобы всю его последующую жизнь она была с ним рядом каждую ночь…
   Правда покажется ей бессмысленной, но для него она представляла смысл. Он любил ее. Но собственная жизнь была ему дороже, и он не хотел рисковать всем тем, что воссоздал буквально по кусочкам.

   На следующее утро Мэри Энн медленно возвращалась к себе домой, озадаченная поведением Грэхема.
   После того как ночью Грэхем вел себя словно безумно влюбленный, утром он держался почти холодно. Он был мил, вежлив, но… равнодушен.
   Можно подумать… Прошлой ночью ей казалось, что он любит ее! И сама она чувствовала то же. Но это утро заставило ее предположить, что она слишком поторопилась с выводами. Она только хотела, чтобы он любил ее, и, наверное, вообразила, что так оно и есть.
   Она едва не спросила у него: «Что-то не так?» Но вопрос так и замер на губах.
   «Ты торопишь события, Мэри Энн. Вы провели вместе ночь, и для тебя это кое-что значит, но для него все по-другому».
   Она поднялась на крыльцо и открыла входную дверь. Едва она шагнула в нее, как в прихожую вышла мама, нервно улыбаясь и сжимая руки.
   – Привет, мам, – выговорила Мэри Энн с кислой улыбкой.
   Она предвидела, что сейчас последует, но именно в данный момент не готова была это вынести. Если бы она вернулась домой уверенная в любви Грэхема, то радостно приветствовала бы свое семейство и все мамины упреки пропустила мимо ушей. Но теперь даже сама мысль о нравоучениях вызвала тошноту. Она устала притворяться, что жизнь сейчас такая же стерильно чистая, как в романах сороковых годов. Устала притворяться, что никогда не целовалась с мужчиной и уж тем более не спала с ним.
   – Мы собираемся навестить бабулю, – объявила мама. – Ты пойдешь? Мы не скажем ей, где ты была ночью. Но я хочу, чтобы ты знала, Мэри Энн, – я этого не одобряю.
   – Я нисколько не сомневаюсь, – ответила Мэри Энн как можно беспечнее. – Но в больницу пойти не смогу, у меня неотложные дела в редакции.
   – Ты знаешь, что если живешь с мужчиной, то очень маловероятно, что он женится на тебе.
   Мэри Энн никогда не слышала о статистических данных, которые могли бы подтвердить или опровергнуть это утверждение, но все-таки заметила:
   – Ну, поскольку я на самом деле не живу с ним, то по этому поводу нам волноваться, видимо, не стоит. – И добавила поспешно: – Мне надо подняться наверх, чтобы переодеться.
   – Мне очень неприятно видеть, что ты являешься домой в той же одежде, в которой была накануне вечером.
   Мэри Энн притворилась, что не слышит этих слов. На лестнице она столкнулась с Каролиной.
   – Привет, цыпленочек, – приветствовала та племянницу. – Мы едем в больницу. Ты как?
   – Сегодня нет, – ответила Мэри Энн. – Как ты думаешь, бабушку еще долго там продержат?
   – Думаю, скоро выпишут. И тогда ты наконец от нас избавишься. Твой отец точно не захочет здесь задерживаться, когда мама вернется.
   Мэри Энн удивленно взглянула на нее. Она никогда не слышала, чтобы отец плохо отзывался о бабуле. А та делала вид, что не замечает его пьянства.
   – Твоя бабуля любит, когда горизонт чист, – весело сказала Каролина.
   – Все-таки это ты ходила с отцом на «Челюсти»? – спросила Мэри Энн.
   – Если честно, то я абсолютно не помню, цыпленочек.
   «Ох уж эта щепетильность южан!» – усмехнулась про себя Мэри Энн.
   – Я думаю, он хотел пойти на этот фильм с твоей мамой, – продолжала тетя Каролина. – Но она его так и не видела. А теперь поцелуй меня, и до встречи.

   Мэри Энн верстала колонку общественной жизни, когда позвонил Грэхем.
   – Я только хотел сказать, что очень рад, что ты была со мной этой ночью. И еще благодарю за чудесный вечер.
   – Спасибо, – ответила Мэри Энн. – Я тоже рада.
   Она ждала, что он что-нибудь добавит, может быть, предложит снова провести вместе ночь, но он не предложил. Вместо этого произнес:
   – Ну, в общем, это я и хотел сказать.
   – Хорошо, – произнесла Мэри Энн как можно жизнерадостнее.
   – Удачного дня, – пожелал он.
   – Спасибо. – Его звонок несколько утешил ее, но это было не то, на что она надеялась. Он так и не предложил снова встретиться.
   «Не торопи события, Мэри Энн. Все идет чудесно».
   Но на душе у нее было совсем не радостно.
* * *
   Бабуля вернулась домой на следующий день, но, вопреки предсказаниям тети Каролины, родители не уехали. Уехала только сама Каролина.
   Неожиданно для Мэри Энн атмосфера в доме воцарилась на редкость мирная. Отец, судя по всему, прилагал усилия, чтобы ограничивать себя в алкоголе, – по крайней мере, Мэри Энн пьяным его больше не видела. Общаться с ним трезвым было вполне приятно, а в четверг – последний день, который родители планировали провести в Логане, – он даже поехал с ней на велосипедную прогулку.
   В этот день Мэри Энн также впервые после проведенной вместе ночи встретилась с Грэхемом на радио. Накануне она очень нервничала. После того звонка, когда он коротко поблагодарил ее за совместную ночь, он так больше и не позвонил. И с Камерон Мэри Энн тоже не могла поделиться своими переживаниями – она пока не была готова рассказать кузине, что спала с Грэхемом. Им удалось поговорить после дня рождения тети Каролины один-единственный раз, и тогда Камерон вроде бы была чем-то озабочена и сильно занята. Мэри Энн спросила, все ли в порядке, и Камерон ответила неопределенно: «Вроде да». И добавила, что завалена работой.
   Утром, когда они с отцом отправились на велосипедную прогулку, было очень холодно, и отец предположил, что к вечеру выпадет снег. Они свернули с шоссе на грунтовую дорогу, вдоль которой тянулась высоковольтная линия, и Мэри Энн спросила:
   – Так кто на самом деле ездил тогда смотреть «Челюсти»?
   И услышала, как заскрежетали тормоза дедушкиного велосипеда, пятискоростного, очень удобного для езды в гору. Она тоже остановилась, и ветер разметал ее выбившиеся из-под шлема волосы. Мэри Энн заставила себя посмотреть на отца. Он глядел куда-то поверх деревьев. Потом перевел взгляд на дочь:
   – Почему ты спрашиваешь, Мэри Энн?
   – Прости. Наверное, просто по глупости.
   Но отец покачал головой и взглянул на нее, как ей показалось, с сочувствием. И в это мгновение Мэри Энн простила ему многое: его пьянство, приторные сцены раскаяния. Сейчас перед ней был ее настоящий отец, человек, умеющий с мудрым пониманием взглянуть на людей с их слабостями. В такие минуты она ничего так не хотела, как его любви, одобрения, уважения.
   Он облокотился о руль велосипеда и склонил голову на ладони.
   – Мы все ездили смотреть этот фильм, Мэри Энн. Включая твою мать. Просто некоторые события она по непонятным для меня и всего мира причинам не хочет признавать. И она вовсе не лжет, когда говорит, что не видела фильма. Мы выпили тогда коктейль, который смешал брат Дина Миллигана, и твою маму ужасно тошнило. Я тогда всерьез испугался, что она умрет. Все три сестры остались тогда у подруги, и Луизе пришлось позвонить твоей бабушке и предупредить, что они не приедут ночевать. Это воспоминание для твоей мамы смерти подобно.
   – Мама напилась?
   Он выпрямился:
   – И ты никогда, никогда не станешь напоминать ей об этом.
   Мэри Энн запрокинула голову и, глядя на небо, попыталась представить, как мама в молодости напилась в стельку пьяной. Ее мама, которая, как Мэри Энн считала, никогда в жизни не совершила ничего постыдного!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация