А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чего не сделаешь ради любви" (страница 14)

   Мэри Энн пренебрежительно рассмеялась:
   – А вы сами-то как полагаете, Джесс?
   Он тоже рассмеялся, принимая ее ответ:
   – Ну да. Глупо было спрашивать. У меня вопрос к вам обоим. Что вы думаете о человеке, который хочет увести чужую девушку или невесту? По-вашему, это нормально?
   Грэхем веско произнес:
   – По-моему, все зависит от обстоятельств. Если пара живет вместе, это часто равносильно законному браку. Я определенно не стал бы пытаться соблазнить чужую жену.
   – А по-моему, невозможно «увести» чужого парня или девушку, – высказалась Мэри Энн. – Звучит так, словно бы человек, который меняет партнера, совсем не имеет собственной воли.
   – Здравое суждение, – соглашаясь, кивнул Грэхем.
   Показалось ли ей, или он намеренно старался не смотреть на Джонатана? Джесс тем временем принялся излагать собственную историю.
   Его неудержимо тянуло к подружке другого мужчины, и он дал ей понять, что очень заинтересован в том, чтобы она снова стала свободна. На это Грэхем ответил, что не видит тут ничего плохого.
   Затем позвонил мужчина и заявил, что нечестно со стороны женщины трижды встретиться с ним, но так и не согласиться переспать. Мэри Энн подумала, что если мама и слушала передачу, то после этого наверняка выключила радио. Сама Мэри Энн не была любительницей передач такого рода, так что вполне ее понимала. Она только понадеялась, что, когда вернется домой, на нее не обрушатся мамины комментарии на этот счет.
   Вдруг ей пришло в голову, что ее родные, вполне возможно, слышали предъявленные ей обвинения в покупке приворотного зелья. Хотя само приобретение снадобья едва ли расстроит маму так, как предположение, что Мэри Энн пыталась отбить чужого жениха.
   К концу передачи она чувствовала, как капельки пота покрывают не только ее верхнюю губу, но и все лицо. Едва лишь передача закончилась, она схватила бутылку с водой и жадно напилась.
   Когда они вышли из кабинки, Джонатан встретил Мэри Энн взглядом полным сочувствия и любопытства.
   – Прости, что я принял звонок Элинор. Она сказала мне, что ее зовут Джуди, а голос я, честно говоря, совершенно не узнал. Все в порядке?
   – Все просто замечательно, – быстро проговорила Мэри Энн.
   – Откуда взялась эта чушь про приворотное зелье? – поинтересовался Джонатан.
   Вот, все начинается снова! Но на этот раз Мэри Энн не собиралась лгать. Ей захотелось вдруг сказать обоим мужчинам правду. Ведь все это такая глупость, и, кроме того, приворотное зелье не действует.
   Но вместо этого она приняла озадаченный вид:
   – Кажется, подобные снадобья готовит бывшая жена Дэвида Курье? Клара? Она травница и акушерка. Но я не могу представить, чтобы Элинор с ней общалась. Впрочем, кто знает?
   «А я – классная актриса», – подумала она, всей душой надеясь, что на этом неудобный разговор закончится.
   Грэхем взглянул на нее:
   – Вы завтра вечером свободны?
   Джонатан изумленно воззрился на него.
   – Ты что – хочешь пригласить ее на свидание? – проговорил он.
   – А почему я не могу это сделать? – спросил Грэхем.
   Хейл произнес веско:
   – Мы с Мэри Энн встречаемся.
   Мэри Энн покраснела… от гнева. С какой стати он вдруг сделал такой вывод? Ну да, они виделись пару раз. Не будь тут Грэхема, она бы непременно возразила. Но вместо этого она ответила Грэхему:
   – Завтра день рождения тети. У нас будет маленький семейный праздник.
   Мельком взглянув на Джонатана, Грэхем сказал:
   – Прежде чем Джонатан меня просветил, я хотел пригласить вас в кино. В «Олд Вик» идет «Моя прекрасная леди».
   «Олд Вик», недавно отреставрированный театр, теперь использовали и для показа любительских спектаклей, и для демонстрации старых фильмов.
   – Ой, я бы с удовольствием, – воскликнула Мэри Энн. Зная, что ей придется объясняться с Джонатаном, едва они останутся одни, она решила тут же внести в ситуацию определенность и обратилась к Грэхему: – Хотите присоединиться к нам?
   Едва она выговорила это, как тут же пожалела о сказанном. Не из-за Джонатана, а потому, что Грэхему тогда не избежать близкого общения с ее родителями.
   – Да, – ответил он. – Я с радостью.
   Она добавила с надеждой:
   – Правда, мы сядем за стол, наверное, слишком рано для вас. В половине шестого.
   – Прекрасно. – Он бросил на Джонатана торжествующий взгляд и откланялся: – Желаю приятной ночи в эфире. – И ушел, крутя на пальце ключи от машины.
   Джонатан в упор посмотрел на Мэри Энн:
   – С чего вдруг ты решила его пригласить? И я что-то не помню, чтобы ты приглашала меня.
   – Я тебя и не приглашаю, – с вызовом ответила она и тут же вспомнила, что им предстоит меньше чем через час выйти в эфир. – Мы встречались с тобой только два раза и…
   – Три раза, – поправил он, видимо посчитав и ужин в ресторане, когда он еще был помолвлен с Анджи.
   – …и, – продолжала Мэри Энн, словно бы он не перебивал ее, – мне жаль, если ты решил, что у нас возникли какие-то особенные отношения. Я и не знала, что ты сделал такой вывод. – И тут же поразилась собственным словам. «Разве я не мечтала об особых отношениях с Джонатаном Хейлом?» – Почему ты вообще вдруг мной заинтересовался?
   Выражение заносчивости сбежало с его лица, он словно бы даже растерялся.
   – Видимо, я заметил, как Грэхем проявляет к тебе интерес, и взглянул на тебя повнимательнее. И решил, что был просто слепцом. – Это прозвучало почти жалобно. Джонатан смотрел на нее, что-то усиленно обдумывая, и вдруг резко сменил тему: – Пойдем перекусим что-нибудь перед эфиром.

   Глава 10

   Во время их ужина в единственном в Логане ресторане индийской кухни Джонатан проявил себя интересным и милым собеседником. Мэри Энн заметила, что он не делал попыток очернить Грэхема в ее глазах, не расспрашивал, как она относится к Грэхему, и больше не намекал на то, чтобы она пригласила его самого на день рождения тети Каролины.
   Они обсуждали, штаб-квартиры каких местных кандидатов посетят ближайшим вечером – обычно это были рестораны или бары, гостеприимством которых пользовались группы кандидатов. На местных выборах преимущество демократов или республиканцев не имело значения. Просто одни кандидаты в городской совет предлагали городу одну программу, а другие – другую.
   Джонатан отдавал предпочтение тем же кандидатам, каким и Мэри Энн, но их личные пристрастия не влияли на характер работы. За полчаса до закрытия избирательных участков им предстояло побывать в местах сбора кандидатов и их сторонников, взять интервью у прохожих на улицах, у людей, выходящих из участков.
   Вскоре Мэри Энн обнаружила, что они с Джонатаном работают очень слаженно. Сообщив свое местонахождение, Джонатан расспрашивал окружавших его людей, затем передавал микрофон Мэри Энн, и она комментировала происходящее. Каждый час они вкратце объявляли, как проходят всеобщие выборы, но тут же возвращались к местным логанским выборам, где страсти все больше накалялись.
   Мэри Энн приятно удивило то, что Джонатан не выказывал никакой обиды по поводу их недавнего столкновения. Если бы он надулся и ходил с мрачным видом, это наверняка убило бы всякое чувство, которое она к нему питала. Большинство мужчин обязательно обиделись бы, но, похоже, Джонатан был не из таких.
   В половине десятого они подъехали к итальянскому ресторану «У Джузеппе», где результатов голосования ожидали Дэвид Курье и еще трое кандидатов в городской совет. Мэри Энн вошла в ресторан настороженно, надеясь, что Дэвида Курье не окружает сейчас его семейство, которое знало подробности о приворотном зелье и болтало о нем налево и направо. После передачи с Грэхемом она так и не успела выяснить отношения с Камерон, но намеревалась позвонить ей завтра с утра.
   Но оказалось, что Камерон находится как раз здесь, в ресторане. Видимо, в качестве подруги Пола или поклонницы его группы, с которой Пол обеспечивал сейчас живую музыку. Пол с Камерон часто использовали такие вот общественные мероприятия, чтобы показать всему Логану, что они – пара, хотя каждый из них и уверял другого, а также ближайших друзей и семью, что это не так. Мэри Энн всегда считала, что это чересчур сложный способ продемонстрировать свою недоступность. Она подозревала, что на самом деле Пол и Камерон втайне абсолютно преданы друг другу, но не хотят ничего менять. И Мэри Энн понимала почему. Страх забеременеть у Камерон переходил в паранойю. А Пол так же сильно боялся связать себя обязательствами.
   Тут Мэри Энн, к своему ужасу, увидела отца, который сидел среди сторонников Дэвида Курье. Но поддерживал он не столько Дэвида Курье, сколько бар, и флиртовал не с кем иным, как Элинор Свифт, которая сидела рядом с ним на высоком табурете и упивалась вниманием мужчины на тридцать лет ее старше. А чтобы сделать катастрофу полной, на другом конце зала с Дэвидом Курье сидел Грэхем.
   Отец сразу же заметил Мэри Энн. Она увидела, как он слегка смутился, словно маленький мальчик, запустивший руку в коробку с конфетами и пойманный за этим. Он встал и пошел к ней навстречу, лавируя между столиками.
   – Вижу, твоя работа в самом разгаре? – спросил он и чмокнул ее в щеку, дохнув парами виски.
   Пол подошел к микрофону, взял гитару и сел на стул.
   – Не могу начать, пока не расскажу, что сегодня произошло у меня днем на работе, – сказал он. – К нам в зоопарк привезли двух приматов, а это для наших скромных возможностей немного чересчур.
   – Чуть погодя мы споем с Полом дуэтом, – шепнул ей отец. – Я уже сказал ему, и он сразу за это ухватился.
   Пол заиграл вариацию на тему Гарфункеля «В зоопарке», выражая музыкой свои проблемы с молодыми обезьянками, а Мэри Энн спохватилась, что должна познакомить отца с коллегой.
   – Джонатан, это Джон Клайв Дрю, мой отец. Папа, это Джонатан Хейл.
   – Рад знакомству, – оживился отец. – Я очень горжусь ею, – доверительно обратился он к Джонатану. – Я всегда знал, что она многого добьется. Она и редактор газеты, и корреспондент на радио, и в Нью-Йорке тоже редактировала журнал. Журнал мод это был. Как одна из красоток в «Дьявол носит Падма».
   О господи. Прада! Мэри Энн едва не завизжала.
   – Неудивительно, что она вышла такой хорошенькой. Моя мать в свое время завоевала титул мисс штата.
   «Замолчи, – пронзительно думала Мэри Энн. – И уходи. Пожалуйста, уйди отсюда».
   – Я тоже думаю, что она необыкновенная, – сказал Джонатан, что заставило Мэри Энн напрячься еще сильнее.
   – Всегда за ней парни бегали, – продолжал отец. – А все потому, что она – истинная леди, как и ее мать. Такой мы ее воспитали.
   Мэри Энн пробормотала Джонатану:
   – Хочу забежать в дамскую комнату, перед тем как начнем.
   – Ну конечно, – кивнул он, продолжая с любопытством смотреть на ее отца.
   «Не позволяй ему завести разговор о шахте».
   Да, ее отец, выходец из Западной Вирджинии, стал кинозвездой, но любил вспоминать, как в течение одного лета работал на шахте. В его изложении это был смертельно опасный труд длиною в жизнь. Особенно он любил рассказывать, как он и его сотоварищи по шахте разыгрывали друг друга – в основном плоско и неумно. Например, мазали чужой бутерброд мазутом или приклеивали сапог к потолку раздевалки. Глупо, вульгарно! Потом он попросит всеобщего внимания, потребует гитару – даже если за ней кому-нибудь придется пробежать полмили – и сыграет «Мою темницу». За этим последует душераздирающая история о том, как одного шахтера завалило в забое. А потом он заплачет.
   Мэри Энн долго не выходила из дамской комнаты, надеясь, что отец вернется к Элинор Свифт и сосредоточит свое внимание на ней. Конечно, это было эгоистично с ее стороны – желать, чтобы он распутничал с молодой женщиной, но она предпочитала, чтобы он делал лучше это, чем позорил ее перед Джонатаном.
   Сейчас она ненавидела отца.
   Покинув наконец дамскую комнату, она столкнулась с Грэхемом, который в этот момент покидал мужскую.
   – Привет, – сказал он и посмотрел на нее с сочувствием.
   Джонатан был просто вежлив с ее отцом. Однако теперь Мэри Энн увидела действительно нормальную реакцию, которой заслуживало поведение Джона Клайва. И поняла, что перед ней человек, способный догадаться, что она сейчас чувствует.
   И это открытие потрясло ее. Осознание того, насколько Грэхем Корбет – человек проницательный и зрелый, поразило ее, словно током.
   – Привет, – пробормотала она.
   Ей послышался доносившийся из бара голос отца. Единственное, что утешало, – они с Джонатаном заехали сюда ненадолго. Когда отец отберет у Пола микрофон, она будет уже в другом месте.
   Грэхем заглянул ей в глаза, словно хотел спросить – может ли чем-то помочь.
   – Мы слушали радио, – заявил он. – У вас замечательно получается.
   – Спасибо.
   – Парень, я видел волны выше, чем дома на этой улице, – раздался из зала голос отца, перекрыв пение Пола.
   Мэри Энн вздохнула с некоторым облегчением. Отец расписывает свое любимое увлечение – рыбалку. Рыбацкие истории были несколько лучше, чем шахтерские байки. Слегка махнув рукой Джонатану, она направилась к бару. И оказалась лицом к лицу с Элинор Свифт.
   – Как мило вы лжете по радио, Мэри Энн, – произнесла Элинор и перевела глаза на Грэхема. —
   Она купила приворотное зелье, чтобы дать Джонатану Хейлу. Ну… для кого оно предназначалось – мне вообще-то никто не говорил, но она его точно покупала. Мне рассказала это Бриджит Курье.
   Итак, Бриджит выболтала тайну! Мэри Энн опасалась чего-то в этом роде, правда, скорее со стороны Пола, из-за его поддразниваний. Но опасаться – это одно, а убедиться, что твои опасения оправданны, – другое.
   – Я не лгала, – отчеканила Мэри Энн, искренне веря в правоту своих слов. Она просто постаралась сбить с толку слушателя, а это совсем другое.
   – Вы давно хотели его заполучить! Он даже шутил об этом с Анджи.
   Мэри Энн почувствовала, как ее лицо заливает краска. Значит, Джонатан все знал? И шутил со своей невестой над влюбленной в него Мэри Энн?
   – Ну а теперь он знает, почему вдруг увлекся вами. Я только что ему сказала, и он мне поверил, не сомневайтесь! Я сказала, что, если он мне не верит, может спросить Пола Курье.
   Мэри Энн резко разочаровалась в Анджи. Как она может дружить с этой ужасной особой! Она призвала на помощь всю свою выдержку:
   – Как бы то ни было, Элинор, меня ждет работа. – У нее не было сил взглянуть в лицо Грэхему, и она просто обошла Элинор и вернулась в ресторан.

   Мэри Энн и Джонатан вели передачу, а на заднем плане пел и играл Пол Курье.
   – Доктор Курье, – говорил Джонатан, – мы слышали от избирателей, что для них очень важна честность кандидата в обращении с финансами. Часть их полагает, что вы обладаете этим качеством и можете контролировать ситуацию, но кое-кто озабочен некоторыми действиями членов совета. Что вы собираетесь предпринять, чтобы предотвратить в будущем поступки, которые мы наблюдали этой осенью?
   – Вы говорите о неправомочных тратах, допущенных членами совета на их собственные нужды? – уточнил Дэвид Курье. – Я полагаю, Джонатан, что развитие демократии и гласности сведет эту проблему на нет. Виновному члену совета было предложено подать в отставку, что он и сделал. Граждане Логана твердо знают, чего хотят.
   Отец Мэри Энн протиснулся мимо музыкантов и приобнял за плечо Пола Курье.
   – А мы хотим Дэвида Курье! – выкрикнул он и добавил западно-вирджинское футбольное приветствие, которое подхватили несколько выпивох, сидевших в баре.
   «Господи, помоги! – думала Мэри Энн. – Только Ты один можешь спасти ситуацию и предотвратить катастрофу».
   Все детские страхи разом нахлынули на нее, напомнили, что она не имеет права сейчас цепенеть, а должна отвлечь от отца внимание. Она спросила:
   – Доктор Курье, на всех ваших плакатах я заметила символ «семья». Вы могли бы рассказать об этом?
   – Это придумала моя дочь Бриджит. Она сделала семью из детских игрушек, чтобы подкрепить нашу убежденность, что Логан – прекрасное место для детей, что здесь любят детей и заботятся о них. Практически каждое решение, принимаемое советом, сводится к вопросу: «А полезно ли это детям?»
   – Это хорошо – детишки… и все такое! – выкрикнул Джон Клайв.
   Мэри Энн не знала, что плакат придумала Бриджит. Оказывается, она умеет не только трепать языком с Элинор Свифт.
   Она увидела, как Грэхем положил руку на плечо ее отца, наклонился к его уху и что-то прошептал. Тот встрепенулся:
   – Пьяница, вы сказали?
   – Я недавно встретил на улице вашу жену и свояченицу, – закивал Грэхем. – Они хотели поиграть. Мы на вас рассчитываем.
   Затея Грэхема восхитила Мэри Энн. Но неужели это правда? Он встретил маму и тетю Каролину, когда после передачи заезжал к себе? Иначе откуда он мог узнать про их увлечение этой незамысловатой карточной игрой? Кроме того, ей было интересно, правда ли, что Грэхем сам придумал отвезти ее отца домой? Она с радостным удивлением глядела, как отец идет следом за своим молодым спутником к выходу из ресторана. Вдруг на глаза ей навернулись слезы, а душу переполнила глубокая благодарность. Кажется, никто в жизни не пожалел ее так, как это сделал сейчас Грэхем!
   Некоторое время спустя, когда они с Джонатаном вышли из ресторана и грузили аппаратуру в машину, Джонатан сказал:
   – В общем, Элинор все мне рассказала про любовное снадобье.
   Там, в ресторане, Мэри Энн пропустила несколько своих реплик, потому что мысленно готовилась к этому разговору. Но сейчас она вдруг поняла, что мнение Джонатана ее очень мало волнует и страх потерять лицо полностью покинул ее. Когда Джонатан выпрямился, захлопнув багажник своего «субару», она прямо посмотрела ему в глаза, даже сумев улыбнуться.
   – Ты поверил, что я опоила тебя приворотным зельем и поэтому тебя потянуло ко мне? – спросила она, словно желая уточнить сделанный им вывод.
   – Элинор предложила спросить подтверждения у Пола Курье.
   – Ну и ты спросил?
   – Не успел.
   Мэри Энн кивнула:
   – Могу тебе сообщить кое-что, Джонатан. Я точно знаю, что ты не пил никакого снадобья.
   Он недоверчиво взглянул на нее.
   – А ты сам-то веришь, что находишься под воздействием приворотного зелья? – спросила она как можно веселее.
   Он вдруг усмехнулся:
   – Почти готов поверить. Где Элинор откопала эту байку?
   – Почему же ты у нее не спросил?
   – Она сослалась на Бриджит Курье, сказала, что ее мать изготовляет такие средства.
   – Элинор и мне сказала, что ты рассказывал невесте о том, как я в тебя страстно влюблена. – Мэри Энн произнесла это с таким выражением, словно находила подобное абсолютно невозможным. Хотя на самом деле… было наоборот.
   – Это отчасти правда, – признал Джонатан. – Мне казалось, что я тебе нравлюсь. Прости, если я ошибался.
   Его честность ее обезоружила. И она почувствовала, что он заслуживает ответной честности с ее стороны.
   Он между тем распахнул дверцу возле пассажирского сиденья, и Мэри Энн села в машину. Когда он занял водительское место, Мэри Энн призналась:
   – Я действительно покупала любовное снадобье. Но дала его не тебе.
   – Ты дала его кому-то другому? – изумленно уставился он на нее.
   Она мило кивнула, пытаясь принять беззаботный вид.
   – И оно подействовало? – спросил он. – Зачем ты это сделала?
   – Ради эксперимента. И я не верю, что оно вообще способно дать результаты.
   – Ты ожидала, что этот человек влюбится в тебя?
   Мэри Энн подумала о Камерон, напомнила себе, что Камерон, похоже, никому не говорила, что снадобье на самом деле выпил Грэхем. Но разве это не по ее вине Пол узнал про снадобье? Камерон сказала, что вроде бы это Клара проболталась при сыне. «Завтра я обо всем узнаю из ее собственных уст», – снова сказала она себе.
   – Конечно нет, – ответила она Джонатану. Потому что снадобье выпил Грэхем. Она нисколько не хотела, чтобы в нее влюбился Грэхем. Она надеялась на то, что Джонатан…
   И наверное, она бы этого добилась – если бы захотела. Но сейчас она думала только о том, как Грэхем увел ее отца из ресторана прежде, чем тот запел дуэтом с Полом. Ей казалось, что еще никто не делал для нее ничего более ценного.

   – О чем только думала Бриджит, когда рассказала все Элинор? – спрашивала Мэри Энн у Камерон на следующее утро. Она позвонила кузине в девять часов, так рано, как только находила приличным позвонить в воскресное утро.
   – Кажется, она страшно зла на Пола.
   – Кто? – не поняла Мэри Энн. – И при чем тут вообще Пол?
   – Бриджит иногда свойственно пассивно-агрессивное поведение. Они с Полом поссорились в зоопарке, по крайней мере, он считает, что она взъелась на него. И это совершенно в ее духе, рассердясь на Пола, как бы случайно сказать что-то такое, что потом причинит ему неприятности.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация