А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Чего не сделаешь ради любви" (страница 11)

   Глава 8

   Доктор сказал Мэри Энн, что сердечный приступ был не слишком сильный, но бабушке необходимо остаться в больнице под наблюдением врачей. Возможно, ее даже отвезут в Чарльстон на консультацию у кардиолога.
   Мэри Энн ненадолго пустили к бабуле. Она спала. Люсиль сидела в коридоре с вязаньем, разговаривала с матерью Камерон, Луизой. Но когда приехала Мэри Энн, она собралась домой, решив, что в ее помощи больше не нуждаются.
   – А Камерон знает? – спросила Мэри Энн.
   – Да. Она тоже приезжала сюда, но потом ушла, – ответила ее тетя. – Ее вызвали в центр, подменить дежурную на телефоне доверия. Мне не нравится, что она этим занимается. Там по большей части такая неприятная публика.
   Тетя Мэри Энн была очень похожа на ее мать. Они обе одевались в свитера, брюки и трикотажные рубашки. Обе были непритязательны, хорошо воспитаны и ангельски терпеливы. И очень не любили признавать, что в мире случаются ужасные вещи или что кто-то из членов семьи способен повести себя безнравственно. То, что ее дочь защищает женщин, имеющих нескольких детей от разных мужчин, часто алкоголиков и наркоманов, глубоко беспокоило Луизу – главным образом потому, что она боялась за Камерон.
   – А мама знает? – спросила Мэри Энн.
   – Еще нет. Я ей позвоню. – И Луиза зашарила в сумке, отыскивая мобильный.
   – Я сама позвоню, – остановила ее Мэри Энн.
   Она вернулась домой и оттуда позвонила маме, сообщить о внезапной бабушкиной болезни. Пока она разговаривала, взгляд ее упал на стоявшие на столике пунцовые розы. Свободной рукой она выудила из них карточку.
   «Думаю о тебе. Есть новости. Д.».
   У нее промелькнула мысль, что подписывать послание инициалом – это слишком претенциозно. Но они на работе часто так подписывают свои записки. А что это за «новости»? Сердце ее екнуло. А вдруг?.. Разве станет помолвленный мужчина посылать розы другой женщине? Что, если он разорвал помолвку с Анджи?
   – Господи! – воскликнула мама. – Надо позвонить Каролине.
   Она имела в виду третью из сестер Биллингам.
   – Если хочешь, я позвоню, – предложила поглощенная своими мыслями Мэри Энн.
   Мама сделала вид, что не слышит:
   – Мэри Энн, я не хочу, чтобы эта тема снова обсуждалась.
   Прошло несколько секунд, прежде чем Мэри Энн поняла, о чем говорит мама. Характерной чертой Биллингамов было категорическое нежелание признавать или обсуждать все тяжелое и неприятное. Когда последний раз семейство собиралось вместе, Мэри Энн и Камерон решили проявить инициативу и поговорить с отцом Мэри Энн о его алкоголизме, волокитстве и о том, как это отражается на семье. Отец, как всегда, слезливо каялся, ходил в церковь. Но возвращение на путь истинный было очень кратковременным.
   – Мы же не хотим расстраивать бабушку, – продолжала мама, что было просто смешно, потому что бабуля в инициативе не участвовала.
   – Мам, я живу с бабулей и, естественно, ни в коей мере не хочу ее расстраивать. Мне и в голову не придет говорить с ней об отцовских выкрутасах, – ответила Мэри Энн сухо. Опустила трубку она с чувством досады. Особого желания видеться с родными она не испытывала, а они непременно в ближайшее же время слетятся в бабушкин дом в Миддлебурге.
   Она с неловкостью подумала о Грэхеме, которому обещала позвонить утром и сообщить о состоянии бабушки. Ну, по крайней мере, она его не поощряла. Но с Камерон поговорить придется. Необходимо рассказать, как Грэхем вел себя с ней. Ей вдруг пришло в голову, что все будет значительно проще, если Камерон сама разрешит ей встречаться с Грэхемом.
   «Но разве я хочу с ним встречаться? Что за нелепая мысль? Ведь мне только что прислал розы Джонатан Хейл!»
   И еще у него были для нее какие-то новости.
   Она снова подумала о скором и неизбежном прибытии родных. Ей следовало бы гордиться родителями и желать, чтобы люди познакомились с ними. Но она не чувствовала ничего подобного. Мама была хорошей женщиной, действительно хорошей, но такой мелочно щепетильной, что Мэри Энн выросла с глубоко укоренившимся сознанием своей испорченности, и это чувство только недавно стало ослабевать, когда она поняла, что ведет себя именно так, как того ждали от нее мама и бабуля.
   Нет, она не испытывала безумного желания познакомить Джонатана Хейла – или Грэхема Корбета – со своей семьей.

   В восемь утра ее разбудил телефонный звонок.
   – Алло! – проговорила она сонно и тут же со страхом подумала, что звонят из больницы по поводу бабули.
   – Мэри Энн! Это Джонатан.
   – Спасибо за цветы, – поблагодарила она. – Они прелестные.
   – Как ты, – ответил он. – И я хотел кое-что тебе сказать. Чтобы ты первая узнала… Мы с Анджи расторгли помолвку.
   Сердце Мэри Энн пропустило один удар, а потом понеслось вскачь. Это все-таки случилось… После всего, что она перепробовала, после последнего отчаянного шага – эксперимента со снадобьем… И он решил сообщить это ей первой?
   Она знала, что должна была бы прийти в исступленный восторг. Но она не пришла. Кровь Биллингамов твердила ей, что разрушить чужую помолвку – почти то же самое, что разрушить семью. Теперь она непоправимо запятнала свою репутацию. Можно было и заранее догадаться, что, если это произойдет, ее одолеют сомнения. И разве Клара Курье ее не предостерегала? Но Мэри Энн не верила, что это произойдет, не верила, что приворотное зелье подействует, к тому же выпил его другой человек.
   Но что, если его чувство к Анджи на самом деле было недостаточно глубоким…
   – Вот неожиданность, – наконец выговорила она. – Вы это оба решили?
   Он помедлил, перед тем как ответить.
   – Нет. Но я понял, что поступил опрометчиво и должен был покончить с этим, чтобы не зайти слишком далеко.
   Мэри Энн попыталась уверить себя, что не она стала причиной разрыва и что если Джонатан испытывал сомнения, то все произошедшее – к лучшему.
   – Анджи нормально это приняла? – спросила она.
   – Конечно. Конечно. – Он словно пытался убедить себя в этом. Мэри Энн сказала ему про бабушку, и он тут же спросил, может ли чем-то помочь. А потом поинтересовался, будет ли она свободна вечером.
   – Может быть, – ответила Мэри Энн, стараясь не думать о том, что вечером приедут ее родители. – А ты хотел что-то предложить?
   – Хотел угостить тебя ужином собственного приготовления.
   Это значит, что ей предстоит побывать у него дома!
   – Если мне не понадобится быть с бабушкой, то я с удовольствием, – ответила она. И, повесив трубку, задумалась, почему Клара Курье так подчеркивала, чтобы зелье непременно выпил тот, кто надо? Ведь ясно же, что Джонатан увлекся ею без вмешательства снадобья. И вообще – о снадобье пора уже забыть. И хорошо бы убедить Камерон и всех, кто знал о нем – а в этот список теперь входил, по крайней мере, один из детей Клары Курье, – сделать то же самое.
* * *
   В этот день Мэри Энн прежде всего заехала в больницу к бабушке. Там она застала Камерон. Они по очереди недолго посидели с бабулей, после чего зашли в кафе на Страттон-стрит, устроились у окна и заказали по эспрессо. Первым делом Мэри Энн рассказала кузине о расторжении помолвки Джонатана и Анджи.
   – Шутишь! Он не сказал – почему? – воскликнула Камерон.
   – Не сказал ничего определенного, но сегодня вечером мы встречаемся.
   Кажется, Камерон это обрадовало, но она все-таки спросила:
   – А как прошло свидание с Грэхемом?
   Мэри Энн хорошо понимала, что стоит за этим вопросом. Ей хотелось успокоить кузину, но, увы, к этому не было оснований. Грэхема не интересовала Камерон, его интересовала она сама. И Мэри Энн решила не лгать, а открыть правду:
   – Замечательно. – Она уже собралась добавить: «Хотя он для меня ничего не значит». Но это было не совсем так. И она сказала: – Не хочу встречаться со знаменитостями. Хотя он и не Брэд Питт, как он сам сказал, но все равно мне это не по душе.
   – Но он же не виноват в этом, – заметила Камерон.
   – Я тоже не виновата, что чувствую так, а не иначе.
   Но правда ли это? Грэхем не кинозвезда, не кумир молодежи. И что немаловажно, он не страдает алкоголизмом, как ее отец. Он вроде бы человек скромный, без вредных привычек. Правда, и у него был срыв после смерти жены. Судя по словам Джонатана, его поведение тогда напоминало поведение ее отца, у которого, правда, не было к тому никаких серьезных оснований…
   – Значит, тебе он по-прежнему нисколько не нравится? – спросила Камерон.
   Мэри Энн собралась сказать, что нет, не нравится, но… это не вполне соответствовало бы действительности. И Камерон, кажется, правильно истолковала ее заминку.
   – Послушай, если он заинтересовал тебя, не стесняйся! Если ты его отвергнешь, он все равно не прибежит ко мне.
   Получив от кузины разрешение на свободу действий, Мэри Энн сказала:
   – Даже если Джонатан стал свободен, у меня с Грэхемом ничего не может быть.
   Камерон задумчиво покивала:
   – Все это не слишком говорит в пользу Клариного снадобья! Хотя, кажется, на Грэхема оно подействовало…
   Мэри Энн внезапно рассердилась:
   – Как ты можешь всерьез думать, что безобидный состав действует? Это просто смешно.
   – Я вообще-то не думаю, – произнесла Камерон с таким видом, словно всей душой желала бы согласиться с Мэри Энн. – Но Пол клянется, что всякий раз, как кто-нибудь пользуется снадобьем, люди в конце концов соединяются.
   – Ну, если это и правда, сама история все же свидетельствует против, – сказала Мэри Энн. – Наверное, самый известный в мире случай с неудачным применением приворотного зелья – история Тристана и Изольды, и они не соединились! Не так, как ты имеешь в виду. Они просто умерли вместе, но это, знаешь ли, совсем не то же самое. В жизни люди часто соединяются «не с теми», с кем бы следовало. —
   Она подняла вверх согнутые два пальца каждой руки, изображая кавычки. – Все-таки на жизнь не повлияешь любовными снадобьями, как и на человеческие чувства.
   – Хотелось бы и мне не сомневаться, – кисло выговорила Камерон.
   Мэри Энн понимающе вздохнула:
   – Он и до того, как выпил приворотное зелье, заигрывал со мной, Камерон! Снадобье не повлияло на него.
   – Согласна. Но оно повлияло на тебя.
   Мэри Энн замерла, не донеся чашку с кофе до рта.
   – О чем ты говоришь?
   – Ты его поощряешь.
   – Ты же сама мне только что это разрешила!
   – Ну да. Но я подумала, что ты тоже им увлеклась, – объяснила Камерон.
   – Да ничего подобного, – заверила ее Мэри Энн. – Ну, нельзя сказать, что теперь он мне так же неприятен, как раньше, но для меня он все-таки слишком популярная фигура… и говорят, что одно время он вел себя совсем как мой отец. – Она не стала говорить об обстоятельствах, сопутствовавших упомянутому времени, – о гибели его молодой жены.
   – Ладно, поживем – увидим, – проговорила Камерон без обычного для нее оптимизма. Мэри Энн хотелось сказать что-нибудь, чтобы развеять промелькнувшую между ними тень, но на самом деле лишь время было способно исцелить Камерон от ее безнадежной страсти к Грэхему Корбету.
   – Я сейчас думаю только о том, как увижусь сегодня с Джонатаном и узнаю все, что касается его и Анджи.
* * *
   Когда Мэри Энн вернулась домой, то увидела на дорожке видавший виды ярко-бирюзовый автомобиль, который хорошо знала. Припарковываясь у тротуара, она испытала сложную гамму чувств. Тетю Каролину Мэри Энн всегда любила и даже одно время в юности мечтала, чтобы та была ее мамой. Но приезд Каролины предвещал и прибытие родителей Мэри Энн, которого она ожидала безо всякого нетерпения.
   Едва она вышла из автомобиля, как дверь дома открылась, и на крыльце появилась знакомая фигура – пышные формы и высокие каблуки, короткая стрижка, безупречный макияж и общее впечатление полного благополучия. В руках тетя держала ухоженную мальтийскую болонку.
   – Привет, цыпленочек! – воскликнула тетя Каролина хриплым дребезжащим голосом заядлой курильщицы, поспешно сбегая вниз по ступенькам.
   Мэри Энн тоже кинулась навстречу тете, которая была такого же высокого роста, как и сама Мэри Энн, чтобы обнять ее и погладить собачку.
   – Привет, Парис! Как поживаешь, маленькая принцесса?
   – Как сыр в масле! Я тебе говорила, что Париска стала у нас чемпионкой? Все заводчики просто ахнули.
   – Феноменально! – сказала Мэри Энн.
   Если бы бабуля была дома, она ворчала бы по поводу собаки, хотя и мирилась с ее присутствием. Мэри Энн никогда не понимала сути проблемы. Парис была такой чистенькой и воспитанной, что ее и собакой-то назвать было трудно.
   Мэри Энн знала, что Каролине исполнилось уже пятьдесят, но выглядела она, как всегда, превосходно. На ней был зеленовато-коричневый костюм из плотного шелка в стиле сороковых годов, идеально облегающий тело. Лишь одно выдавало возраст. Умело наложенный макияж, белокурые вьющиеся волосы, но кожа… кожа выдавала пристрастие Каролины к курению. Она и сейчас держала в руке сигарету.
   – Мэри Энн, ты с каждым разом все хорошеешь.
   – Ты тоже, тетя Каролина.
   Тетя фыркнула.
   – Я только выскочила покурить, но надо было захватить пальто.
   Мэри Энн мягко потрясла ее за плечи:
   – Когда же ты, наконец, бросишь!
   – Цыпленочек, это одно из моих главных жизненных удовольствий.
   Когда Мэри Энн была ребенком, тетя Каролина наезжала к ним в гости раз в год и привозила ей в подарок роскошных кукол, которых мама считала слишком дорогими и отказывалась покупать. Потом Каролина отправлялась с ней в Орландо за нарядами, которые мама считала чересчур вызывающими. Каролина пробудила у Мэри Энн желание посмотреть мир. Каролина осталась богатой вдовой и потом еще три раза разводилась, о чем бабуля не упоминала ни разу. Мэри Энн знала, что ее мама не одобряла первый развод, слышала, как она вздыхает по поводу второго, видела, как поджимает губы при известии о третьем. Все это волновало Мэри Энн, а еще поговаривали, что не Катарина, а Каролина Биллингам была несколько десятилетий назад первой избранницей Джона Клайва Дрю.
   – Я сейчас возьму пальто. Посидишь со мной?
   – А тогда я тоже стану соучастницей твоего курения? – спросила Мэри Энн.
   – С тобой или без тебя, я все равно выкурю эту сигарету.
   – Тогда я, конечно, побуду с тобой. – Внутри Мэри Энн уже начала расти защитная раковина, которая появлялась всегда, когда собиралась вместе ее семья. Конечно, Камерон была здесь исключением. Но в последнее время даже она вызывала у Мэри Энн неловкость.
   – Вот, – сказала Каролина, опуская собачку на крыльцо. – Подержи пока ее за поводок. Сейчас курну и выгуляю ее.
   Они уселись на веранде.
   – Ты уже видела бабулю? – спросила Мэри Энн.
   – Да. И для человека, перенесшего сердечный приступ, она выглядит неплохо. – Тетя помолчала, потом спросила озабоченно: – Ну что же, появился в твоей жизни, наконец, симпатичный молодой человек?
   Мэри Энн помялась:
   – Я не уверена. – Она рассказала тете Каролине про Джонатана и, спохватившись, добавила: – Да, и еще я встречалась с Грэхемом Корбетом.
   – Это который ведет программу на радио?
   – Да. Ты его слушала? Я буду участвовать в его передаче несколько недель. В качестве эксперта по личным отношениям.
   – А с ним у тебя намечаются отношения?
   – Мы встречались только один раз. Он вообще-то нравится Камерон… – Мэри Энн спросила поспешно: – А как ты?
   – Я поняла, что люблю жить одна. То есть вдвоем с Париской. Я ни разу не встречала мужчину, который сравнился бы с собакой в умении быть товарищем… Мама собиралась приехать?
   – По-моему, они оба собирались, – ответила Мэри Энн, а в голове пронеслось: «И бог знает, что выкинет отец, пребывая в городе».
   Каролина словно услышала ее мысли:
   – Джон Клайв – неисправимый гуляка.
   – Мне интересно, когда-нибудь он был другим? – вздохнула Мэри Энн.
   В голосе Каролины появилась горечь, наверняка она подумала о печальной судьбе младшей сестры.
   – Нет, никогда не был. По крайней мере, с тех пор, как я его знаю.
   И все же Катарина Биллингам стала его женой. И так же, как ее мать до нее, не допускала мысли о разводе. Мэри Энн попыталась вспомнить ситуации, когда ее отец проявлял ответственность, когда она могла бы гордиться им. Но нет. Вместо этого – бесконечные попойки, распутство напоказ и затем – публичное покаяние.
   Может быть, на то время, пока здесь будут родители, ей уехать из города?
   – Цыпленочек, если папашино поведение тебя так донимает, тебе хорошо бы поговорить со специалистом. Многим помогает, знаешь ли, – сказала Каролина.
   – Я провела у психотерапевта больше часов, чем в колледже, – отрезала Мэри Энн. Но тут же поспешила вернуться к нейтральному тону: – А ты сама обращалась когда-нибудь к психотерапевту?
   – Как же, милая, и не единожды. А твой Грэхем Корбет, кажется, как раз по этой части?
   – Я не могу воспользоваться его услугами потому, что мы вместе ведем передачу. И вообще, я же знаю его лично. И он вовсе не мой Грэхем Корбет. Я же сказала, что сегодня встречаюсь с Джонатаном Хейлом.
   – И все-таки особенно не спеши, как-никак он только что разорвал помолвку, – предостерегла Каролина. – Не нравится мне, что он не успел порвать с невестой, как тут же принялся ухаживать за тобой. И я вообще-то не предлагала тебе обратиться к Грэхему Корбету как к психотерапевту, – засмеялась Каролина. – Просто мне хочется узнать о нем побольше.
   – Его жизнь – открытая книга, как у всякой другой знаменитости.
   Каролина закатила глаза и погасила окурок.
   – Как-то быстро она выкурилась. Пойду положу ее в пепельницу, и поведем Парис на прогулку. А когда вернемся, выпьем по коктейлю и поищем что-нибудь на ужин.
   – Ужинаю я сегодня у Джонатана.
   – Ах ну да, я и забыла.
   Каролина и Мэри Энн спустились с веранды, а Парис изящно, хотя и довольно энергично, засеменила вперед, натянув поводок.
   Каролина направилась в глубь Миддлебурга, она всегда водила гулять свою собачку по улицам поселка, когда гостила в Логане. Значит, им неизбежно предстояло миновать дом Грэхема. Мэри Энн вовсе не собиралась скрывать от тети, где он живет. Каролины она никогда не стеснялась. Вот от родителей она инстинктивно пожелала бы это скрыть. Они уже прошли мимо его дома, когда навстречу им выехал его автомобиль. Мэри Энн вспыхнула. А если он решит, что она специально показывает его дом тетушке? Или что она прогуливается возле его дома, потому что в него влюбилась?
   «Глупости, Мэри Энн, ничего подобного он не подумает. Ведь он первый пригласил тебя на свидание».
   Грэхем остановил машину у тротуара, вышел и замахал рукой, а потом через газон направился прямиком к ним. Присев на корточки перед Парис, он дал ей обнюхать свою ладонь, после чего погладил малышку по спинке. Потом встал и представился:
   – Я Грэхем Корбет, – и протянул Каролине руку.
   – Грэхем, это моя тетя, Каролина Джексон. – Каролина оставила фамилию первого мужа и больше ее не меняла.
   – Очень рад познакомиться с кем-то из родных Мэри Энн.
   – При желании вы скоро получите шанс увидеть нас во множестве, – засмеялась Каролина. – Когда приезжают родители, Мэри Энн? – повернулась она к племяннице.
   «Черт, зачем она заговорила об этом при Грэхеме?»
   – Сегодня вечером, – ответила Мэри Энн.
   – Они прилетят в Чарльстон? – спросил Грэхем.
   – Думаю, уже прилетели, – торопливо проговорила Мэри Энн. – А сюда приедут на машине.
   – Надеюсь, что смогу встретиться с ними, – вежливо улыбнулся Грэхем. – А как чувствует себя ваша бабушка?
   – Выглядит так, словно готова несколько раз обежать вокруг Миддлебурга, – ответила Каролина за Мэри Энн и внезапно предложила: – Приходите завтра к нам ужинать, Грэхем. Расскажете о вашей увлекательной работе…
   Нет! Нет! Нет! Мэри Энн едва сдержалась, чтобы не закричать. Выставить напоказ перед Грэхемом личную жизнь родителей? Немыслимо!
   – Я с удовольствием. Мне захватить что-нибудь?
   – Ну, может быть, бутылочку хорошего вина. Такого, которое подойдет к цыпленку.
   – Чудесно, – ответил он.
   Мэри Энн редко молилась, но сейчас она от всей души воззвала к Господу: «Только бы мое семейство не опозорило меня перед этим человеком!»

   Мама позвонила сказать, что из-за плохой погоды во Флориде вылет самолета был отложен.
   – Мы прождали несколько часов и решили ехать автомобилем. Но Каролина сказала, что состояние мамы стабилизировалось, так что выедем мы завтра утром. Со свежими силами.
   – Хорошо, – согласилась Мэри Энн, надеясь, что в Миддлебурге они появятся только после ужина, когда Грэхем уже уйдет. Она извинилась перед тетей, что покидает ее в первый же вечер. Каролина заверила, что обещала зайти Камерон, зная, что Мэри Энн уходит.
   – И мы с ней устроим девичник!
   – Прекрасно, – сказала Мэри Энн, отчего-то слегка встревоженная этими планами.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация